Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
 
Ликунов Иван Сергеевич // Герои Дона : биобиблиографический справочник / Донская государственная публичная библиотека ; сост. Н. Н. Зайцева. Ростов-на-Дону, 2017 – . URL: http://donvrem.dspl.ru/archPersonaliiArtText.aspx?pid=32&id=946

Ликунов Иван Сергеевич

Ликунов Иван Сергеевич1911, село Вознесенка ныне Родинского района Алтайского края – 16.01.1943, хутор Красновка Тарасовского района Ростовской области, командир 2-й стрелковой роты 130-го гвардейского стрелкового полка 44-й гвардейской стрелковой дивизии 1-й гвардейской армии Юго-Западного фронта, Герой Советского Союза

Родился в крестьянской семье. Трудился в родном селе. В 1933–1936 годах был на срочной службе в армии, после чего работал кладовщиком в совхозе «Рассвет». 28 августа 1941 года вновь призван Родинским райвоенкоматом.

В боях Великой Отечественной войны с августа 1941 года. Сведений о боевом пути Ивана Сергеевича Ликунова, до боя в Красновке на Юго-Западном фронте, где был совершен подвиг, к сожалению, найти не удалось.

Войска Юго-Западного фронта, прорвав оборону противника на Верхнем Дону, двинулись на юг, выходя в тыл фашистским армиям. Оборонительный рубеж немцев на Нижнем Дону находился по железнодорожной линии Ростов – Москва. Здесь немцы пытались организовать оборону на подступах к Донбассу, по этой линии через станцию Красновка и поселок Донской Ростовской области непрерывным потоком из Миллерово отступали войска противника.

В районе станции Донская (в настоящее время – Красновка) гитлеровцы соорудили из соломы и снега высокий вал, полили его водой, установили проволочные заграждения. Десятки пулеметных гнезд, минометные батареи, противотанковые пушки и батарея тяжелых гаубиц прикрывали все подступы к станции и пристанционному поселку.

Командиру 44-й гвардейской стрелковой дивизии гвардии генерал-майору Дмитрию Андреевичу Куприянову было приказано овладеть опорным железнодорожным узлом станции Красновка и тем самым перерезать коммуникации противника.

О том, как выполнялся приказ и какими силами, собраны архивные данные военным историком, научным сотрудником ЮНЦ РАН Владимиром Ивановичем Афанасенко.

«…После длительных боев и маршей в условиях снежной и морозной зимы в частях дивизии был большой некомплект личного состава, боевой техники. Склады и станции снабжения остались далеко в тылу, и подвоз боеприпасов всех видов, продовольствия был крайне затруднен. В полках насчитывалось лишь четверть положенного по штату личного состава. Особенно поредели стрелковые подразделения. В ротах оставалось по 25-30 бойцов. <…>

Около полуночи 13 января командир 130-го стрелкового полка гвардии подполковник Тишаков получил из штаба дивизии боевой приказ за номером восемь, где пункт пятый гласил: 130-му гвардейскому краснознаменному стрелковому полку наступать на поселок Донской с севера с задачей овладеть Донским, в дальнейшем к исходу 15.01.43 выйти в район Волошино. Начало атаки - в 14-00 14 января. Времени на подвоз боеприпасов, подтягивания орудий и минометов, оборудования огневых позиций и разведку сил и средств противника к обозначенному в приказе времени атаки не хватило, и вечером 14 января поступил новый боевой приказ (орфография документа сохранена): «Вследствие неподтянутости своевременно всех огневых средств к переднему краю и на огневые позиции для подавления огневой системы противника в Донской, а таrже не вполне выясненной системы огня противника и инженерных сооружений, атаку, назначенную на 14-00 14.01.43, отменить и назначить на 8-00 15.01.43».

<…>

Не имея достоверных свеений о силах и средствах противника, о системе его обороны, с минимальным количеством патронов и снарядов (по два диска на ручной пулемет и по четыре ленты на станковый), по колено, а местами и по пояс в снегу, малочисленные стрелковые подразделения гвардейской дивизии утром 15 января атаковали станцию и пристанционный поселок. …. За день боя полки понесли потери: 133 СП - убито 6, ранено 86; 130 СП - убито 18, ранено 63; 128 СП - убито и ранено 183 человека».

Из боевого донесения 130- го гвардейского стрелкового полка к 18-00 15 января: “Противник продолжает упорно оборонять рубеж Донской, вел сильный ружейно-пулеметный огонь из ДЗОТов, расположенных на северной окраине ДОНСКОЙ, минометный огонь из района водонапорной башни и из района станции, артогонь из пушек, стоящих на прямой наводке в районе школы, и из района станции с закрытой позиции. 130-й гв. СП, согласно приказу штадива, с 8-00 15.01.43 наступал на сев. окраину ДОНСКОЙ. Встретил сильное сопротивление противника, как оружейно-пулеметный огонь, так и минометно-артиллерийский огонь. Роты понесли большие потери и залегли, после чего поднять роты не удалось. Полк залег и окопался в 100 метрах севернее ДОНСКОЙ. Потери личного состава: убито 18, ранено 63, обморожено 16”…» (Афанасенко В. Тринадцать героев Красновки // Молот. 2014. 28 марта. С. 7).

Поднять бойцов навстречу ливню пуль и осколков удалось командиру роты 130-го гвардейского стрелкового полка лейтенанту Ивану Ликунову. Рота гвардии лейтенанта Ликунова окопалась в глубоком снегу в полукилометре от ледяного вала, а через некоторое время короткими перебежками гвардейцы подобрались к валу, который оказался высоким и скользким, не за что было зацепиться. Солдаты штыками прорубали себе дорогу во льду. Противник начал забрасывать смельчаков гранатами. Это не остановило продвижение гвардейцев.

В итоге вал был взят, но очень дорогой ценой. От роты в живых осталось только 13 человек: командир роты лейтенант И. С. Ликунов, командир взвода младший лейтенант И. В. Седов, сержанты В. А. Васильев, Н. М. Севрюков, Т. К. Кубакаев, красноармейцы Е. П. Котов, А. А. Курбаев, Н. Н. Немировский, И. А. Полухин, К. И. Поляков, Н. И. Сирин, И. И. Тарасенко, З. Т. Утягулов. Гвардейцы заняли оборону в трех хатах неподалеку и на каждую атаку врага отвечали дружным огнем. Лейтенант Ликунов с четырьмя бойцами занял крайнюю слева хату. В средней засели сержант Николай Севрюков, рядовые Константин Поляков, Николай Сирин, Тимирай Кубакаев. Оборону в крайней справа возглавил комсомолец младший лейтенант Иван Седов. Бойцы удерживали эти дома в течение дня.

Однополчане не раз пытались прорваться на помощь горстке храбрецов, но губительный артиллерийский огонь врага преграждал им путь.

Бой продолжался до тех пор, пока у бойцов не закончились боеприпасы. Гитлеровцы подкатили станковый пулемет и открыли огонь по хатам в упор. В группе появились раненые. Под прикрытием темноты немецкие солдаты подобрались к хатам со стороны глухих стен, обложили их соломой и подожгли. Гвардейцы попытались штыками прорвать кольцо окружения. Однако силы оказались неравны, и вся группа погибла смертью храбрых.

Когда наступающие советские войска к исходу 17 января ворвались в поселок Донской и на станцию Красновка, на краю поселка догорали три хаты, вокруг которых лежало около ста немецких солдат и офицеров,

Командир 2-й стрелковой роты 130-го гвардейского стрелкового полка 44-й гвардейской стрелковой дивизии Иван Сергеевич Ликунов погиб в этом бою. Похоронен в братской могиле.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 марта 1943 года за образцовое выполнение заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками гвардии лейтенанту Ликунову Ивану Сергеевичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

В течение долгих лет подвиг гвардейцев находился в забвении, и только в результате поисковых работ в 1955 году, в одном из захоронений обнаружили медальоны с фамилиями погибших воинов. Среди них оказался медальон рядового Котова — Героя Советского Союза. В результате дальнейших поисковых работ были найдены другие погибшие воины и было принято решение о создании музея на станции Красновка. Еще в 1958 году в местной печати командира роты лейтенанта И. С. Ликунова называли Иваном Лукиным.

В 1957 году 16 апреля официально началась работа по созданию музея тринадцати Героев, а 5 ноября на перроне станции был установлен памятник «Братская могила погибших воинов-освободителей ст. Красновка». Спустя десять лет было построено здание для музея и заложена Аллея Героев, торжественное открытие которых состоялось 12 октября 1968 года. На торжество приезжали маршал Советского Союза Андрей Иванович Еременко, мать Героя Советского Союза Евгения Петровича Котова, сестры Героя Советского Союза Константина Илларионовича Полякова, командир 130-го гвардейского стрелкового полка Александр Иванович Тишаков.

В поселке Тарасовский 18 мая 1975 года состоялось открытие мемориала 13 Героям. Авторы мемориала ростовские архитектор Ян Семенович Занис и художник Виктор Петрович Дубовик.

В поселках Весеннем хутора Красновка и Тарасовском в честь тринадцати Героев названы улицы.

В Москве в Центральном музее Вооруженных Сил оборудован стенд «Тринадцать героев Красновки».

Подвиг тринадцати героев нашел отражение в повести Михаила Андриасова «Штурм ледяного вала» (1973).

 

Литература

  1. Память о героях живет / П. Миронов // Новая жизнь. Пос. Тарасовский, 1958. 1 мая. С. 2.
  2. Не иссякнет память народная / В. Кравченко // Новая жизнь. Пос. Тарасовский, 1968. 16 янв. С. 2.
  3. На приз имени 13 Героев / В. Хрестин ; фото автора // Новая жизнь. Пос. Тарасовский, 1968. 24 авг. С. 4.
  4. Сюда не зарастет народная тропа : митинг на земле подвига 13 героев / В. Кравченко ; фото В. Хрестина // Новая жизнь. Пос. Тарасовский, 1968. 15 окт. С. 3.
  5. Подвиг не меркнет, подвиг зовет! : торжественный митинг на станции Красновка / В. Макарова; фото Е. Недери // Молот. Ростов н/Д., 1968. 15 окт. С. 3.
  6. Их подвиг бессмертен / В. Хрестин ; фото автора // Новая жизнь. Пос. Тарасовский, 1970. 9 мая. С. 1.
  7. Герои Красновки / А. Черненко // Операция «Малый Сатурн». Ростов н/Д. : Кн. изд-во, 1973. С. 200-221.
  8. Верность памяти : 1. Иван Ликунов - в рабочем строю / В. Тарасов // Труд. Каменск, 1970. 26 февр. С. 2.
  9. Тринадцать : бессмертный подвиг советских воинов на станции Красновка / Михаил Андриасов // Молот. Ростов н/Д., 1975. 12 апр. С. 3, 13 апр. С. 3.
  10. Тринадцати героям : открытие памятника в посёлке Тарасовском / В. Кравченко // Молот. Ростов н/Д., 1975. 20 мая. С. 3.
  11. Память о Героях священна / В. Кравченко // Новая жизнь. Пос. Тарасовский, 1975. 20 мая. С. 1.
  12. Штурм ледяного вала / М. Андриасов // Бессмертные героев имена: очерки о воинах, удостоенных звания Героя Советского Союза за подвиги в сражениях на Дону. Ростов н/Д. : Кн. изд-во, 1978. С.73-84.
  13. Подвиг тринадцати / Михаил Андриасов // Молот. Ростов н/Д., 1981. 8 апр. С. 3, 9 апр. С. 3.
  14. Золотые Звезды Алтая / И. И. Кузнецов; И. М. Джога. Барнаул : Алт. кн. изд-во, 1982. С. 127-128.
  15. В Красновке опаленной… / М. А. Андриасов // В боях за Дон. 1941-1943. Ростов н/Д. : Кн. изд-во, 1983. С. 178-188.
  16. Подвиг тринадцати / Г. Гринев // Блокнот агитатора. Ростов н/Д., 1985. № 3. С. 28-30.
  17. Герои Советского Союза : крат. биогр. слов. / редкол. И. Н. Шкадов и др. М.: Воен. изд-во, 1988. Т. 1. С. 868.
  18. Сталинградская битва : Хроника. Факты. Люди : [В 2 кн. / В.А. Жилин (рук.), В.А. Греджев, О.В. Саксонов и др.]. М. : ОЛМА-ПРЕСС, 2002. Кн. 1. С. 95-96.
  19. «Гвардия не сдается!» / И. Т. Рысенко // Родная сторона. Пос. Тарасовский, 2003. 11 янв. С. 2.
  20. Улица Победы : участники Великой Отечественной войны, именами которых названы улицы городов и сёл Дона. Ростов н/Д. : [Альтаир], 2013. С. 211-212.
  21. Тринадцать героев Красновки / В. Афанасенко // Молот. Ростов н/Д., 2014. 28 марта. С. 7-8.

В Красновке опаленной…

М. А. Андриасов

<…>

На рассвете 15 января 44-я гвардейская стрелковая дивизия перешла в наступление. После короткого артиллерийского налета в атаку поднялся 130-й полк. Главный удар наносила вторая рота гвардии лейтенанта Ликунова, которому было приказано захватить станцию Красновка — важный узел сопротивления, ключевую позицию врага.

Наступавшим предстояло преодолеть сильно укрепленную оборонительную полосу. Подступы к Красновке были опоясаны проволочными заграждениями, прикрыты десятками дотов и дзотов, густо заминированы...

Из-за ледяного вала фашисты вели яростный огонь. Поле перед гвардейцами было перепахано взрывами. То и дело вздымались груды черной земли, перемешанной со снегом. Клубился густой, удушливый дым...

— Знает кошка, понимаешь, чье сало съела, — вглядываясь в оборону противника, отрывисто говорил мариец, младший сержант Кимарай Кубакаев.— Смотри, какой шум поднял... Пугает нас, а мне не страшно.

Недалеко от Кимарая в снегу лежал командир взвода, совсем еще юный, красивый офицер Иван Седов. Оба они зарылись в глубоких сугробах и ждали того мгновения, когда по сигналу кинутся на ближние рубежи.

В сумрачное небо взлетела зеленая ракета. И сразу, заглушая огонь противника, дружно ударила наша артиллерия. Вздрогнула, загудела земля. Со всех сторон — и с фланга, и сзади — одновременно вспыхнули орудийные выстрелы и в то же мгновенье они слились со вспышками от разрывов снарядов.

Передний край противника был окутан густой пеленой. Все выше поднималась завеса дыма и бурой от снега земли: очень сильным и точным оказался огонь артиллеристов. А еще раньше, пользуясь темнотой, неплохо поработали саперы. Незаметно подобравшись к фашистским заграждениям, они разрезали колючую проволоку, снимая мины, открывали проходы.

В центре боевого порядка находился взвод младшего лейтенанта Седова. Двадцатилетний волжанин, казалось, был из кремня. Под стать комвзвода и бойцы. Поблизости лежал удалой гармонист гвардии сержант, командир отделения Володя Васильев. Он хотел служить на флоте. Ушел на фронт добровольцем, но судьба привела его в пехоту. И здесь, в пехоте, гвардии сержант не расставался с тельняшкой. Володю любили в роте, да и во всем полку, за отвагу, за удаль, за веселый нрав.

Недалеко от Васильева занимал позицию студент Николай Немировский — одаренный скрипач. Теперь вместо смычка у него — автомат. На нем он «играл» не хуже, чем на скрипке,— не один фашист лег в землю, сраженный меткой очередью Немировского.

За Немировским перед глазами Ликунова были краснощекий украинский хлопец Иван Тарасенко, еще дальше — юный (всего восемнадцать!), бедовый сибиряк Иван Полухин, жизнерадостный Николай Спирин, бывший директор школы в Башкирии Зубай Утягулов... Дальше лежали бойцы отделения гвардии сержанта Николая Михайловича Севрюкова из Серпухова...

Кончилась артподготовка. Пора!

Ребята! Помните, самое главное — быстрота!..— Ликунов встал, поднял автомат. — Вперед, на Красновку!

Бежать было трудно. Мешал глубокий снег. К счастью, сильный мороз превратил его в белый сыпучий песок, и ноги не увязали. Яростное «ура» перекатывалось над степью. Рота уже пробилась в полосу проволочных заграждений.

Немцы усилили огонь. Расположенные где-то за ледяной горой, еще яростнее били орудия и минометы. Бушевал смертельный ливень из амбразур дотов.

Бойцы приблизились к ледяному валу. Решили брать его в лоб под лютым вражеским огнем. Ненавистный, проклятый фашистский вал. Гладкий, скользкий, он блестел, словно зеркало.

Солдаты бросились на лед и тут же скатились вниз. Упавшие поднимались, снова лезли на отполированную стену и снова валились к подножию. Что делать?!

В ход пустили ножи, саперные лопаты, штыки. Все было тщетно. Ломались ногти. В кровь изрезали руки. Немецкий вал словно смеялся над нашими солдатами. Но ведь не зря у русских есть поговорка: смеется тот, кто смеется последним.

Коммунисты, вперед! Комсомольцы, вперед! — Это командир роты, сняв шинель, бросился на ледяную крепость, энергичным взмахом уложив шинель на лед. Примеру комроты последовали другие воины. Евгений Котов и Кимарай Кубакаев связали две шинели и, распластав их на скользкой глади, взобрались выше всех.

—Ребята! Связывай шинели! — крикнул Иван Седов.

Все выше поднимались солдаты второй роты. Сраженные валились вниз, сбивали с ног других. Кто-то остался под горой. Живые тянулись к вершине. Солдаты перебрасывали соединенные шинели еще выше и через силу тянулись вверх, вверх, вверх, только вверх... На крутом и скользком скате лежали уже десятки шинелей. Тернистая, кровавая лестница образовалась к вершине...

Губительный огонь врага дробил ряды. Желание овладеть фашистским валом так распалило солдат, что они не чувствовали ядреного степного мороза.

 

4.

Нет, ни за что гитлеровцы не поверили бы, если бы им сказали, что их пресловутую «неприступную» крепость преодолела одна советская рота.

Впереди, метрах в ста, наши солдаты увидели на окраине станционного поселка три одинокие, зияющие пустыми окнами хаты. Фашисты, не удержавшие ледяного вала, в бешен­стве огрызались, пытались контратаковать.

Что делать, лейтенант? — спросил Седов.

Надо брать эти домики.

Взгляды встретились.

Ты знаешь, Иван, людей осталось мало. Очень мало,— повторил Седов.

Знаю, иного пути нет. Надо идти.

А пройдем?

Надо пройти, Седов.

«Надо пройти. Надо пройти...» Эти слова, произнесенные командиром роты, сверлили сознание Седова. «Надо пройти. Надо взять эти три хаты».

В штыковую атаку! — скомандовал Ликунов.

В штыки их, ребята! — подхватил приказ командир взвода.— Бегом!

Обессиленные в боях за ледяной вал, измотанные, с окро­вавленными руками, едва переводя дыхание, гвардейцы снова поднялись в атаку. Спотыкаясь и падая, осыпая проклятия­ми врага, они бежали за офицерами, и нельзя было не поди­виться тому, откуда бралась у них эта чудодейственная сила.

— За мной! — во всю мощь крикнул Кимарай. — Бей паразитов!

Только он, рукопашный бой, мог утолить обнаженную ярость гвардейцев. В неукротимом порыве они кололи врагов штыками, забрасывали гранатами, убивали ножами, били прикладами, саперными лопатами, сапогами, бросали гитлеровцев на снег, и не было фашистам спасения от этой карающей грозы.

Евгений Котов ударами приклада уложил фашистского офицера. Бывший колхозный тракторист Кимарай ревел, как буря, и тот, кто попадал под здоровенный кулак марийца, мог смело считать себя покойником... Беспощадным был в атаке и башкир Зубай Утягулов. Этот добрый человек убивал фашистов, чтобы жили дети России, ребятишки Украины, чтобы никогда не полыхало смертью небо над его башкирским селом Юлдашево, где в тот горький час, далеко-далеко от него, не по-детски озабоченно шли в родную школу его маленькие ученики, с тревогой ожидавшие вестей от любимого учителя.

Враг не выдержал рукопашного натиска русских и отступил. Гвардейцы закрепились в трех хатах.

...Еще меньше людей было у Ликунова. Неоплатной ценой достались вал и эта кровоточащая дорога к хатам. Огляделись. Пересчитали: в строю было тринадцать человек. Четверо коммунистов: комроты Иван Ликунов, гвардии сержант Владимир Васильев, гвардии сержант Николай Севрюков, гвардии красноармеец Афанасий Афанасьевич Курбаев. Четверо комсомольцев: младший лейтенант Иван Седов, младший сержант Кимарай Кубакаев, гвардии красноармеец Константин Поляков, гвардии красноармеец Николай Немировский. И еще пятеро таких же, достойных воинов: гвардии красноармейцы Зубай Утягулов, Иван Тарасенко, Евгений Котов, Иван Полухин, Николай Сирин... Два офицера, три младших командира, восемь рядовых.

Тринадцать. Каждому из них было ясно, что предстоит жесточайшая схватка с численно превосходящим противником. Надо насмерть держать этот, быть может, последний рубеж второй роты, проходящий через только что отбитые у врага три небольших домика и через... солдатские сердца.

<…>

В Красновке опаленной… / М. А. Андриасов // В боях за Дон. 1941-1943. Ростов н/Д. : Кн. изд-во, 1983. С. 180-183.





 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2019 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"