Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
 
Ломакин Анатолий Георгиевич // Герои Дона : биобиблиографический справочник / Донская государственная публичная библиотека ; сост. Н. Н. Зайцева. Ростов-на-Дону, 2017 – . URL: http://donvrem.dspl.ru/archPersonaliiArtText.aspx?pid=32&id=925

Ломакин Анатолий Геоpгиевич

Ломакин Анатолий Георгиевич9.04.1921, Таганpог Донецкой губернии Украины (в настоящее время - Ростовской области) – 25.01.1944, Волосовский район Ленинградской области, заместитель командира эскадрильи 21-го истребительного авиационного полка (8-я минно-торпедная авиационная дивизия, Военно-воздушные силы Краснознамённого Балтийского флота), Геpой Советского Союза

Георгий Петрович Ломакин, отец Анатолия, работал экономистом на заводе. Его мать, Мария Максимовна, - в промышленных мастерских. Анатолий был старшим сыном. Учился в школе № 3 (1929-1936, ныне - № 8). С юности увлекаля теорией воздухоплавания. После окончания школы поступил в Таганрогский авиационный техникум и в городской аэроклуб. Но в 1937 году неожиданно был арестован отец. Как сын «врага народа» Анатолий был отчислен из аэроклуба и техникума. Получив в ФЗУ специальность слесаря, работал на Таганрогском инструментальном (впоследствии – комбайновый) заводе, потом в мастерских техникума. Через два года отпустили отца. Анатолий смог вернуться в аэроклуб, вечерами учился в школе рабочей молодежи. В 1940 году Ломакин окончил 10-й класс и одновременно аэроклуб, совершил свой первый самостоятельный полет в небе над Таганрогом. В этом же году стал курсантом Ейского военно-морского авиационного училища имени И. В. Сталина. Здесь и застала его война. В декабре 1941 года окончил училище морских лётчиков и получил назначение в ВВС Краснознамённого Балтийского Флота (КБФ). Служил пилотом в 11-м истребительном авиационном полку КБФ.

На фронтах Великой Отечественной войны с марта 1942 года. Боевую деятельность начал в должности старшего лётчика. В августе 1942 года направлен в 21-й истребительный авиационный полк КБФ. С октября 1942 года - командир звена, с января 1943 года - заместитель командира 3-й эскадрильи. Летал на И-16 и Як-7.

За мужество и отвагу, проявленные в воздушных боях при защите Ленинграда старший лейтенант Ломакин награжден орденами Ленина (21.10.1942) и Красного Знамени (19.01.1943, 23.08.1943).

Заместитель командира эскадрильи 21-го истребительного авиационного полка старший лейтенант Ломакин к сентябрю 1943 года совершил 452 боевых вылета, сбив лично 7 самолётов противника и 19 в групповых боях (на все сбитые самолеты имеются подтверждение).

В Наградном листе на присвоение звания Героя Советского Союза заместителю командира эскадрильи 21-го истребительного авиационного полка старшему лейтенанту Анатолию Георгиевичу Ломакину командир 8-й минно-торпедной авиационной дивизии ВВС КБФ полковник Александр Николаевич Суханов, подводя итог всем перечисленным подвигам летчика, резюмировал: «За 452 боевых вылета, за 36 полетов на штурмовку, в результате которой нанесен большой ущерб противнику, за 19 полетов на разведку в тыл противника, за лично сбитые 7 и в группе 19 самолетов противника. За умение, прекрасные деловые качества командира-летчика, отличного воздушного бойца, за исключительный героизм, мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами нашей Родины старший лейтенант Ломакин Анатолий Георгиевич заслуживает присвоения звания Героя Советского Союза».

1 января 1944 года назначен на должность командира 3-й эскадрильи.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 января 1944 года Ломакину Анатолию Георгиевичу присвоено звание Героя Советского Союза.

25 января 1944 года для выполнения задания по уничтожению железнодорожной станции Волосово вылетела труппа пикирующих бомбардировщиков под командованием Героя Советского Союза В. И. Ракова. Группу прикрытия возглавлял Анатолий Ломакин. На обратном пути самолёт В. И. Ракова был атакован Ме-109. Атаку врага отразил А. Г. Ломакин и самоотверженно ринулся преследовать его, уйдя за ним в облака, висевшие совсем низко. Существует несколько версий гибели летчика.

Участник того памятного полёта на Волосово в звене В. И. Ракова, лётчик А. Ф. Калиниченко видел, что Ме-109, атаковавшего В. И. Ракова, Ломакин вскоре сбил, но, увлекшись стрельбой, не заметил, как сзади появился другой «Мессер». Его жертвой и стал Ломакин. Загоревшийся «Як» упал в лес и взорвался. Настойчивые поиски А. Г. Ломакина продолжались две недели, но закончились безрезультатно. Не удалось обнаружить никаких следов.

Следующая версия представлена поисковиками Кикеринской средней школы под руководством преподавателя истории Т. И. Алексеевой. Самолет Ломакина упал на оккупированную территорию между поселками Волосово и Кикерино Ленинградской области. Еще до приезда гитлеровцев туда прибежали жители, наблюдавшие за воздушным боем. Из кармана куртки мертвого летчика вынули и спрятали документы. Затем по приказу появившихся фашистов завернули тело в парашют и перенесли в Кикерино. Там возле церкви произошло захоронение летчика. Выступивший немецкий генерал заявил, что солдаты фюрера умеют ценить храбрость, и поэтому хоронят вражеского асса с воинскими почестями как героя.

Вот что пишет о тех событиях дважды Герой Советского Союза В. И. Раков:

 

<…>

Погода позволяла вылетать только малыми группами — звеном или двумя в лучшем случае.

Я повел одну группу, Усенко, быстро выросший молодой командир, — вторую. Цели распределили так: он — на Елизаветино, моя группа — на Волосово. Следующий вылет — наоборот, чтобы взаимно друг друга и дополнить и проконтролировать.

Облачность нависла десятибалльная на триста метров.

Нам предстояло проникнуть сравнительно глубоко во вражеский тыл, и поэтому истребители прикрытия, которые обычно высылались к цели заранее, чтобы они там барражировали и отгоняли вражеские самолеты, пока действуют бомбардировщики, на этот раз пошли вместе с нами. Но если в других случаях истребители прикрытия сопровождали бомбардировщики до цели и проходили от нее немного в стороне, чтобы лишний раз не подвергаться зенитному обстрелу, то сейчас, из за малочисленности нашей группы и крайне низкой облачности, им, чтобы не оставить бомбардировщики в самый критический момент в одиночестве, предстояло пройти вместе с нами над целью, не обходя ее и не рассредоточиваясь.

Раньше, до наступления, мы проложили бы маршрут к цели от Малой земли, откуда до Елизаветина и Волосова было ближе всего. Тем же путем возвратились бы сперва к Малой земле, а оттуда на свой аэродром.

Сейчас предосторожности были отброшены. Мы пошли напрямик, хотя это увеличивало путь над территорией, еще занятой противником.

Тут был свой расчет. Проходя линию фронта в местах ожесточенных боев, мы одним своим появлением, тем более на такой малой высоте, когда отчетливо видны звезды на крыльях и фюзеляже, воодушевляли наших солдат и угнетающе действовали на противника. Пусть фашисты видят, что в воздухе хозяева мы.

Противовоздушной обороне врага было трудно преградить нам путь. Зенитчики, правда, оставались на своих местах и стреляли если не навстречу — этого они не успевали сделать, мы шли очень низко, — то вдо гонку. Истребители противника вряд ли были способны найти цель в воздухе при такой погоде, когда трудно отыскать даже свой аэродром, тут им и радиолокационные станции наведения особенно помочь не могли. Какое уж там наведение: на этой высоте самолеты проскакивали их зону буквально за секунды. Перехват мог быть только случайным. Но, к сожалению, такая случайность и произошла возле Волосова.

Мы благополучно миновали линию фронта. Она, собственно, уже не была линией. Разобраться, где наши, где враги, стало почти невозможно. Некоторые наступавшие части вырвались вперед, а сзади оставались еще не взятые дзоты противника. Ориентироваться можно было по поведению солдат. Появление самолетов с севера или с востока было для наших верным признаком, что самолеты свои. А уж разглядев звезды на крыльях, они не только не спешили укрыться, но начинали радостно махать руками: в одной автомат или винтовка, в другой шапка, снятая несмотря на ветер, холод и снег. С высоты 200—250 метров это было отчетливо видно.

Но если пункт был в руках врага, его солдаты при нашем появлении бросались врассыпную, как лягушки от брошенного в болото камня. Откуда-то со стороны, обычно с опозданием, направлялась к нам белая трасса пулеметной очереди и, так и не догнав, оставалась позади. А наши грозные птицы стремительно неслись вперед, к своей цели.

Случалось, немецкие зенитчики успевали открыть огонь нам навстречу. Тут, конечно, нельзя было зевать. Уходили «горкой» в облака: ведущий — прямо, ведомые — несколько в стороны расходящимся веером, чтобы затем, проскочив за несколько секунд полкилометра и оставив зенитки позади, пойти опять вниз. Заниматься ими мы не имели права: нас ждала другая, более важная цель.

Между Гатчиной и Волосовом населенных пунктов было немного, и проскочили их мы быстро. Взяв километра на два-три южнее железнодорожного полотна и дождавшись по времени, когда Волосово будет у нас справа, звено развернулось курсом на северо- запад.

Оправа от меня шел молодой летчик Журин, слева — капитан Колесников.

Чтобы не проскочить станцию, мы пересекли железную дорогу под углом приблизительно 45 градусов. В этом месте она шла строго на запад, а наш курс был на северо-запад. Если бы при подходе к дороге мы сразу не обнаружили станцию, то пошли бы вдоль путей. Они бы уж привели к станции обязательно. Менять расчеты не было нужды — с этой высоты бомбили с ходу, серией, которая перекрывала цель.

На станцию мы выскочили точно, но цели, которые с большой высоты были бы все под нами, здесь выглядели разбросанными, и разбросанными порядочно. Пришлось уточнить наводку. «На водокачку»! — мелькнула мысль. Водокачка оказалась ближе всего и, главное, лежала прямо по курсу.

«Разворотим полотно, будет пробка!»—подумал я. Мы намеревались положить серию бомб поперек железнодорожных путей, в самом широком месте, где, кроме двух главных, было еще и три запасных.

Давыдов словно прочитал мои мысли.

— Курс на водокачку! — крикнул он и прильнул к прицелу.

С этой высоты сразу поймать объект было трудно. Не выпуская прицела из рук, штурман то и дело отрывал от него голову и бросал быстрый взгляд вперед через козырек, боковое стекло или нижнее окно. Все мелькало очень быстро.

— Смотри только в прицел! Не отрывайся! — крикнул я Давыдову по ларингофону. — Наведу сам.

Сергей склонился над прицелом и застыл вместе с ним. Двигались лишь пальцы, вращавшие картушку визира.

— Поторапливайся! Подходим!

«Если не успеет прицелиться, сброшу на глаз! — решил я и снял предохранительную скобу с кнопки бомбосбрасывателя на штурвале самолета. — Все равно попадем!»

— Хо-ро-шо! — Зто раздельно, по складам почти запел Сергей.

— Хорошо! — последовало повторение. — Внимание! — предупредил он. В этот момент не должны изменяться ни курс, ни скорость.

Изменение высоты сейчас было несущественным, значительных колебаний здесь произойти не могло, а на скорости, например, больше расчетной мы могли перенести бомбы через цель.

Самолет вздрогнул.

— Сбросил! — крикнул Давыдов и, обернувшись, стал смотреть, куда упали бомбы.

Я, нажав на гашетки, пустил длинную очередь из пушек. Давыдов, не ожидавший этого, повернул ко мне встревоженное лицо, на котором сразу расплылась улыбка.

— Фу, черт! Напугал!

Он забыл, что мы шли не только бомбить, как обычно.

Впереди виднелись здания, внизу — машины, бегущие люди. Вто могли быть только гитлеровцы. Заложив небольшой вираж вправо, чтобы за моим маневром могли угнаться ведомые, я периодически нажимал на гашетку, пуская струи огня куда только мог. Мы все-таки не штурмовики и на второй заход не рассчитывали, все надо было успеть за один раз.

К рыканью моих пушек добазился стук крупнокалиберного пулемета Давыдова. Он был обращен назад и рассеивал свои очереди по целям, над которыми мы прошли.

Снизу вторила пушка Спартака, нашего стрелка-радиста.

— Поберегите для истребителей! — предупредил я, видя, как они щедро расходуют боезапас.

На свои пушки я не рассчитывал. На встречных курсах при этой высоте истребителей нечего бояться, они могли появиться лишь сзади.

Я как в воду глядел.

— Истребитель! — закричал Сергей.

Волосово осталось позади. Немецкий истребитель налетел на нас случайно. Он неожиданно возник слега под прямым углом, и едва я успел его увидеть, как он стремительно проскочил буквально в нескольких метрах подо мной, чуть не задев верхушки деревьев, и начал разворот влево.

Видимо, истребителем управлял опытный летчик (да в такую погоду молодой и неопытный не вылетел бы). Начни он делать разворот вправо, мы через две секунды на расходящихся курсах так оторвались бы друг от друга, что вторично он бы нас не нашел. Здесь же истребитель не терял наш самолет из виду.

Раньше, когда он только выскочил, мы были не в состоянии что-либо сделать друг другу. Просто не успевали. Истребитель не мог предпринять и тарана, хотя был над своей территорией: таран возможен только на попутных курсах и на почти уравненных скоростях. В свою очередь, и мы не имели времени открыть огонь. Давыдову развернуть свой пулемет навстречу или вдогонку было невозможно: мешали крылья самолета, под которые нырнул фашист. Спаривак же хотя и глядел вниз, но его не видел: секунда — и немецкий ас ушел в сторону.

Но за ним на своем истребителе бросился наш телохранитель, старший лейтенант Ломакин.

На фюзеляже ломакинского самолета было нарисовано свыше десятка красных звезд по числу сбитых им самолетов противника. Незадолго перед тем Ломакин стал Героем Советского Союза.

Чем закончилось его самоотверженное преследование — неизвестно. Или он таранил немецкий истребитель и упал вместе с ним. Или он, наверняка сбив фашиста, задел на выходе из атаки верхушки деревьев, ведь все происходило на очень малой высоте. Тогда Ломакин пережил своего противника лишь на несколько секунд.

Третий вариант, что сбили только его, представляется маловероятным. Гитлеровец не успел бы развернуться и зайти Ломакину в хвост, а наш истребитель вполне мог это сделать. Он устремился в атаку, а не его атаковали.

Бой мог, конечно, и не дать результата, но тогда, отогнав фашиста, Ломакин вернулся бы вслед за нами.

А он не вернулся...

<…>

 

В память о А. Г. Ломакине названы улицы в городе Таганроге, посёлке Кикерино Волосовского района и в посёлке Лебяжье Ломоносовского района Ленинградской области.

В музее Кикеринской средней школы под руководством преподавателя истории Т. И. Алексеевой оформлена экспозиция, посвящённая А. Г. Ломакину. Его имя носила комсомольская организация школы.

В Таганроге на здании школы № 8, которой присвоено его имя, установлена мемориальная доска.

Памятники Ломакину установлены в Таганроге, Борках Ленинградской области.

Имя Героя Советского Союза Анатолия Георгиевича Ломакина увековечено на обелиске в память о погибших лётчиках ВВС Краснознамённого Балтийского флота, чьи могилы остались неизвестными (1977, поселок Мурино Ленинградской области ).

 

Литература

  1. Защищая город Ленина / В. Старовойтов // Отважные сыны Дона : очерки о Героях Советского Союза. Ростов н/Д. : Кн. изд-во, 1963. С. 167-169.
  2. Школьники пишут историю Героя / Лиза Удовенко, Оля Мышникова // Таганрогская правда. 1967. 8 февр. С. 3.
  3. Герой Балтики / Владимир Юрьев // Таганрогская правда. 1967. 9 июля. С. 2.
  4. Крылья над морем : записки военного летчика / В. И. Раков. Л. : Лениздат, 1974. С. 415-420.
  5. Истребитель крылатых хищников / В. Старовойтов // Они прославили Родину : очерки о героях Советского Союза. Ростов н/Д : Кн. изд-во, 1975. Кн. 2. С. 238-240.
  6. Герои Советского Союза : крат. биогр. слов. / редкол. И. Н. Шкадов и др. М.: Воен. изд-во, 1987. Т. 1. С. 886.
  7. Верный сын народа – таганрожец / М. Киричек // Грани месяца. Таганрог, 1996. № 3 (март). С. 7.
  8. Здравствуй, Толя Ломакин! / В. Бояджи // Таганрогская правда. 1997. 31 июля. С. 3.
  9. Он бил асов Геринга / В. Ратник // Таганрогская правда. 2001. 6 апр. С. 11.
  10. Памятник советскому асу восстановлен / С. Вахонин // Наше время. Ростов н/Д., 2004. 16 апр. С. 2.
  11. Таганрог = Taganrog : энцикл. / члены редкол.: ... Г. М. Бондаренко (отв. ред.), ... В. И. Тимошенко (отв. ред.) [и др.]. Таганрог : Антон, 2008. С. 463.
  12. Улица летчика Ломакина / И. Сдатчикова // Таганрогская правда. 2015. 20 мая. С. 4.




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2019 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"