Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Аваков П. А. Элита Войска Донского в 1738 году: борьба за войсковую насеку // Донской временник. Год 2013-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2012. Вып. 21. С. 118-124. URL: http://donvrem.dspl.ru//Files/article/m5/2/art.aspx?art_id=1196

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2013-й

История войска Донского

Пётр Аваков

ЭЛИТА ВОЙСКА ДОНСКОГО в 1738 ГОДУ: БОРЬБА ЗА ВОЙСКОВУЮ НАСЕКУ

Часть 2

Но победа Д. Е. Ефремова в борьбе за войсковую насеку была неполной. И. М. Краснощёкову всё же удалось обойти своего младшего товарища и в полной мере реализовать свои лидерские амбиции: в тот же день, 4 марта 1738 году, ему был пожалован чин армейского бригадира. Сообщение об этом также было напечатано на страницах «Санкт-Петербургских ведомостей». В подписанном императрицей патенте на чин отмечались «долговременныя и ревностныя службы» Ивана Матвеевича, а также его «особливо храбрые поступки». В соответствии с новым высоким статусом за ним было юридически закреплено особое положение в структуре войсковой иерархии. В отправленной на Дон грамоте Военной коллегии от 16 марта 1738 года подчёркивалось первенство Краснощёкова «над всеми протчими старшинами» как старшего по званию, а также констатировалось, что он, «яко действительный армейский бригадир, под командою войскового атамана быть не может», и поэтому во всех предстоящих походах «главным командиром» донских соединений должен быть он. Войсковой атаман был обязан почитать его «за действительного армейского брегадира» и советоваться с ним по важным войсковым делам. То же самое подчёркивалось в адресованном Д. Е. Ефремову указе Кабинета министров от 14 марта. В нём, между прочим, Краснощёков фигурировал как «Донского Войска первый старшина» и с которым войсковой атаман должен поступать «яко к действителному армейскому брегадиру всегда с надлежащею характеру его честию». Субординационным отношениям между бригадиром и атаманом уделялось внимание и в грамоте последнему от 18 апреля. «Також де ты сам по справедливости признать можешь, – обращалась императрица к Ефремову, – что старшина Иван Краснощёков яко старший пред тобою в помянутом чину войскового атамана обойден и пожалован от Нас брегадиром армейским, то тебе в нынешнем своем чине пред ним… при всяких случаях к раздражению его себя превозносить и к неудоволству и озлоблению оного никакой причины оному показывать не надлежит, но наипаче имеешь ты тщание прилагать его по пристойности ласкать и всегда со особливою с ним учтивостию поступать и первую руку дать…» [17. Л. 746а–746об., 751–751 об.; 22. С. 161, 188– 188 об.; 28. Л. 103а–103а об., 104–104 об., 106–106 об.; 32. № 23. С. 182–183; 1. Т. 2. Ч. 1. С. 191; 27. Л. 2 об., 4 об. – 5].

С датой присвоения И. М. Краснощёкову бригадирского чина в историографии также существует путаница. Многие авторы ошибочно относят данное событие к 16 марта 1738 года [4. С. 16–17; 34. С. 144], так как именно этим числом датирована грамота Военной коллегии Войску Донскому, напечатанная в 1894 году в сборнике актов, выявленных А. А. Лишиным. Между тем, в этом же документе от лица императрицы говорится: «Сего марта 4 дня пожаловали Мы Войска Донского старшину Ивана Краснощёкова… действительным армейским брегадиром…» [1. Т. 2. Ч. 1. С. 191]. Именно 4 марта Анна Иоанновна подписала патент Ивана Матвеевича на бригадирский чин, текст которого был впервые опубликован в 1905 году в «Сборнике Императорского Русского исторического общества». 9 марта Кабинет министров послал соответствующие указы в Сенат и в Военную коллегию [17. Л. 746а–746а об.; 28. Л. 103а–103а об., 104–104 об.; 22. С. 161].

6 апреля сенатский курьер прапорщик Тихон Новгородцев доставил в Черкасск грамоты Кабинета министров, Сената и Военной коллегии, адресованные Д. Е. Ефремову и Войску Донскому. О том, как происходила передача власти в Войске, мы можем узнать из донесений новоиспечённого войскового атамана и его предшественника в Кабинет министров, отправленных соответственно 18 и 23 апреля 1738 года. Ефремов писал: «…бывшай наказной атаман Иван Фролов и все старшины и станищные атаманы и всё Войско Донское, по древнему нашему обыкновению, были в собрании в войсковом кругу, и по прочтении оных… грамот, я, всеподданнейший раб, правление по указом Вашего Императорского величества над всем Войском Донским настоящее войсковое атаманство удостоился принять…». И. И. Фролов сообщил, что он имевшуюся у него «для управления всего Войска Донскаго войсковую насеку, и печать, и команду всего Войска Донскаго… новопожалованному настоящему войсковому атаману Даниле Ефремову отдал все в сохранении и в целости…». В донесении от 17 апреля Ефремов благодарил императрицу за оказанную ему честь, и обещал со «старшинами Фраловыми с надлежащим порядком и дружеским обхождением, так и особливо з брегадиром Краснощоковым всегда ласкательно и з достойною учтивостию поступать…» [28. Л. 125 об. – 126; 13. Л. 20–21 об., 28–28 об.].

Таким образом, с апреля 1738 года высшая войсковая власть на Дону представляла собой дуумвират: функции военного предводителя Войска взял на себя бригадир Краснощёков, а в ведении войскового атамана Ефремова остались административно-хозяйственные дела. Причем иерархическое старшинство принадлежало всё же Краснощёкову, находившемуся вне юрисдикции войскового атамана.

По сравнению с назначением Ефремова войсковым атаманом, милости, оказанные верховной властью Краснощёкову, явно «зашкаливали». Кроме патента на бригадирский чин Иван Матвеевич получил в награду обложенную алмазами золотую медаль с изображением коронации императрицы, 700 рублей за приезд, а также лошадь и старинное седло с убором (аналогичное седло тогда же было пожаловано десятилетнему принцу Карлу-Эрнсту Курляндскому – младшему сыну всесильного герцога Бирона). За бригадиром также были закреплены особые привилегии: в качестве адъютанта и писаря при нём находились два казака по его выбору, а во время пребывания дома он мог требовать от Войска 50 казаков «для выезда». Бригадирское жалование Краснощёкову выплачивали в расположенной близ Черкасска крепости Святой Анны [28. Л. 147а, 182а, 183, 184 об.; 1 Т. 2. Ч. 1. С. 192, 193; 22. С. 163, 180]. Получение старшиной армейского чина, да ещё 5 класса, – случай, небывалый за весь предшествующий период истории донского казачества. Войти в ряды российского генералитета, бесспорно, было намного почётней, чем получить очередной серебряный ковш или золотую медаль. Однако в прошлом уже имелись прецеденты оказания российскими монархами подобного рода милостей представителям иррегулярных войск, в частности – украинского казачества. Так, в 1700 и 1731 годах два гетмана Войска Запорожского – Иван Мазепа и Данила Апостол – стали кавалерами двух российских орденов – Святого Андрея Первозванного и Святого Александра Невского [35. С. 60, 123].

Согласно 15 пункту «Табели о рангах» 1722 года, производство в бригадирский чин должно было автоматически сделать Краснощёкова потомственным дворянином [31. Т. 6. № 3890]. Однако переход новоиспечённого бригадира в дворянское сословие не был юридически оформлен соответствующим образом в Герольдмейстерской конторе, и поэтому считать его первым донским дворянином можно лишь с известной условностью. По крайней мере, сыновья Ивана Матвеевича не были потомственными дворянами, так как родились задолго до производства отца в бригадиры. Старший и средний из них – Фёдор и Андрей, – стали дворянами только после получения ими чинов соответственно бригадира и полковника в 1755 году, а младший сын Алексей выше иррегулярного чина старшины не поднялся [36. Л. 79; 37. Л. 11 об.; 38. Л. 1138 об.; 1. Т. 2. Ч. 2. С. 739; 39. С. 5]. Первым представителем рода Краснощёковых, официально признанным в правах дворянского достоинства, был праправнук бригадира – отставной подполковник Павел Александрович Краснощёков [40. Л. 29; 48].

Карьера бывшего войскового наказного атамана И. И. Фролова оборвалась так же стремительно, как и началась. Утверждение некоторых авторов о том, что в 1740 году он был произведён в бригадиры [41. С. 11–12, 13; 6. С. 134], ошибочно. В апреле 1738 года, сразу после получения отставки, оставшийся не у дел Иван Иванович обратился сначала к фельдмаршалу Ласси, а затем к императрице с прошением о назначении его походным атаманом в действующую армию. Исчезновение имени этого баловня судьбы из источников говорит о том, что в атаманство Д. Е. Ефремова он уже не играл в жизни Войска важной роли. В декабре 1738 года по ордеру графа Миниха И. И. Фролов был отправлен во главе двух тысяч казаков в район Луганской станицы для защиты границы от крымских татар [13. Л. 109, 112–113, 132 об., 194 об. – 195]. Вероятно, в ближайшие годы после этого он скончался. В 1743 году его вдова Евдокия (по другим данным, её звали Евфимия) Андреевна вышла замуж за старшину Степана Даниловича Ефремова, сына войскового атамана [42. С. 42; 42. С. 8, 13].

Карьера И. В. Фролова, отличившегося на войне с Турцией, оказалась более успешной. Вскоре ему даже удалось потеснить своих соперников И. М. Краснощёкова и Д. Е. Ефремова на вершине войсковой иерархии: 5 сентября 1739 года императрица по представлению графа Миниха произвела его в бригадиры. Однако второй донской бригадир недолго почивал на лаврах – 4 апреля 1742 года он неожиданно умер в Воронеже, по дороге в Петербург [43. Л. 89 об.; 15. Ч. 3. С. 198, 237; 38. Л. 243 об, 246 об.]. 12 августа того же года на войне со Швецией в далёкой Финляндии погиб в сражении престарелый бригадир Краснощёков [44. С. 122–123; 4. С. 20]. Своеобразный «триумвират» распался, и Ефремов остался единственным руководителем Войска Донского.

Рассмотренные факты не только расширяют наше представление о том, как завершился начавшийся в 1708 году, после разгрома Булавинского восстания, процесс ликвидации института выборных войсковых атаманов на Дону, но и позволяют сделать ряд новых выводов. Погрязшие в борьбе за желанный атаманский пост донские старшины, стремясь из эгоистических побуждений обратить на себя внимание верховной власти и привлекая её в качестве арбитра, повышали тем самым степень вмешательства имперского правительства во внутренние дела Войска и способствовали ограничению его автономии.

Именно в 1738 году приобрела постоянный характер практика назначения войскового атамана Войска Донского российским монархом, которая продолжалась вплоть до февральской революции 1917 года. До Д. Е. Ефремова такой милости удостоился один А. И. Лопатин в 1723 году [9. Л. 184, 191 об. – 192.; 4. С. 8], что скорее являлось исключением, чем правилом. В 1708–1723 годах всех предшественников Лопатина на атаманском посту (И. Г. Зерщикова, П. Е. Емельянова (Рамазана), М. Ф. Кумшацкого (Фролова), В. Ф. Фролова, И. М. Краснощёкова) избирало Войско, правительство лишь утверждало их в должности [45. С. 149–150].

Самодержавие, с 1708 года проводившее политику постепенной ликвидации демократических институтов донского казачества, в 1738 году впервые ограничило власть войскового атамана как военно-политического руководителя Войска, делегировав функции командующего казачьими формированиями в военное время другому лицу и повысив его статус присвоением ему регулярного армейского чина бригадира. Такой принцип разделения властей на Дону был вторично использован императрицей Елизаветой Петровной в 1753 году, когда она подчинила нового войскового атамана Степана Ефремова его отцу Даниле, который при увольнении с этой должности получил чин генерал-майора [11. С 158–160; 45. С. 151–152].

Став в 1738 году абсолютно независимым от воли войскового круга правительственным назначенцем, донской атаман не превратился в самовластного «окраинного сатрапа», как полагал С. Г. Сватиков и многие другие авторы [45. С. 147]. Данный тезис нуждается в корректировке, так как в 1738 году компетенция атамана значительно сузилась из-за передачи части его прежних полномочий командующему Войском Донским (причём эта практика продолжалась и в следующее атаманство С. Д. Ефремова, до 1764 года). Поддерживая одновременно двух конкурирующих друг с другом донских лидеров, правительство сохраняло баланс сил внутри старшинской элиты, и таким образом обеспечивало её лояльность и стабильность своих позиций на Дону.

 

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

  1. Акты, относящиеся к истории Войска Донского, собранные генерал-майором А. А. Лишиным. Т. 2. Ч. 1–2; Т. 3. Новочеркасск, 1894.
  2. Попов Х. Войсковой атаман Войска Донского Д. Е. Ефремов // Дон. вестн. 1867. 6 февр. (№ 31).
  3. Савёлов Л. Донские дворянские роды. Вып. 1. М., 1902.
  4. Богаевский Л. Бригадир Иван Матвеевич Краснощёков : (памяти знаменитого донца) // Сб. ОВДСК. Вып. 3. Новочеркасск, 1902.
  5. Краснощёков Иван Матвеевич // Русский биографический словарь. Т. Кнаппе – Кюхельбекер. СПб., 1903.
  6. Астапенко М. Донские казачьи атаманы : ист. очерки-биогр. (1550–1920 гг.). Ростов н/Д, 1996.
  7. Корягин С. В. Ефремовы и другие. М., 2002. (Генеалогия и семейная история дон. казачества. Вып. 26).
  8. Корягин С. В. Косовы и другие. М., 2008. (Генеа логия и семейная история дон. казачества. Вып. 78).
  9. РГВИА. Ф. 2. Оп. 5. Д. 15.
  10. РГВИА. Ф. 13. Оп. 1. Д. 3.
  11. Ригельман А. И. История о донских казаках. Ростов н/Д., 1992.
  12. Курукин И. В. Персидский поход Петра Великого : Низовой корпус на берегах Каспия (1722– 1735). М., 2010.
  13. РГАДА. Ф. 177. Оп. 1. 1738 г. Д. 116.
  14. Материалы, относящиеся к истории донских дворянских родов // Дон. войсковые ведомости. 1864. Ч. неофиц. 16 июня (№ 13).
  15. Всеподданнейшие донесения гр. Миниха. Ч. 1. // Сб. ВИМ. Вып. 10. СПб., 1897; Ч. 2. // Там же. Вып. 11., 1899; Ч. 3. // Там же. Вып. 13., 1903.
  16. РГВИА. Ф. 846. Оп. 16. Д. 47.
  17. РГАДА. Ф. 248. Оп. 8. Кн. 467.
  18. Фелицын Е. Д. Сборник архивных документов, относящихся к истории Кубанского казачьего войска и Кубанской области. Т. 1. Екатеринодар, 1904.
  19. Журнал, ведённый при Главной армии Ея Императорского величества императрицы Анны Иоанновны во время кампании 1737 года и Инструкция для действия против турок // Сб. ВИМ. Вып. 15. СПб., 1904.
  20. Материалы для истории Войска Донского: Грамоты. Новочеркасск, 1864.
  21. Акты о татарских набегах на землю Войска Донского // Труды ОВДСК. Вып. 2. Новочеркасск, 1874. Отд. 2.
  22. Бумаги Кабинета министров императрицы Анны Иоанновны 1731–1740 гг. Т. 7 // Сб. Имп. Рус. ист. о-ва. Т. 120. Юрьев, 1905.
  23. Масловский Д. Ф. Материалы к истории военного искусства в России. Вып. 2. М., 1890.
  24. Баиов А. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны : Война с Турцией в 1736– 1739 гг. : Первые три года войны. СПб., 1906.
  25. ГАРО. Ф. 46. Оп. 1. Д. 11.
  26. Андреев И. А. Материалы для истории Войска Донского. Новочеркасск, 1886.
  27. РГАДА. Ф. 177. Оп. 1. 1738 г. Д. 114.
  28. РГВИА. Ф. 13. Оп. 1. Св. 6.
  29. РГАДА. Ф. 177. Оп. 1. 1738 г. Д. 20.
  30. Соловьёв С. М. История России с древнейших времен. Т. 19–20 // Соловьёв С. М. Сочинения в 18 кн. Кн. 10. М., 1993.
  31. Полное собрание законов Российской империи, с 1649 года. Т. 6; Т. 10. СПБ., 1830.
  32. Санкт-Петербургские ведомости. 1738. 20 марта (№ 23); 23 марта (№ 24).
  33. Астапенко М. П. История донского казачества с древнейших времён до 1920 года. Ростов н/Д, 2004.
  34. Агафонов А. И. Донские казаки. Грудь в крестах… : (из истории пожалований, наград и знаков отличия дон. казачества XVI – начало ХХ вв.). Ростов н/Д, 2009.
  35. Бантыш-Каменский Н. Н. Списки кавалеров четырёх российских императорских орденов Св. Андрея Первозванного, Св. Екатерины, Св. Александра Невского и Св. Анны с их учреждения до установления в 1797 году орденского капитула. М., 2006.
  36. ГАРО. Ф. 55. Оп. 1. Д. 797а.
  37. ГАРО. Ф. 338. Оп. 5. Д. 70.
  38. РГВИА. Ф. 13. Оп. 1. Св. 37.
  39. Савёлов Л. М. Несколько родословий. СПб., 1899. (Отд. оттиск из «Дворянского адрес-календаря» за 1899 год).
  40. ГАРО. Ф. 304. Оп. 1. Д. 3831.
  41. Савёлов Л. М. Донское дворянство. [Ч.] 2. М., 1914.
  42. Сулин И. Справка о войсковом атамане Степане Даниловиче Ефремове // Дон. 1887. № 7–8.
  43. РГВИА. Ф. 489. Оп. 1. Д. 7006.
  44. [Tiburtius]. Historia om Finsca kriget aren 1741 o ch 1742. Stockholm, 1817.
  45. Сватиков С. Г. Россия и Дон (1549–1917) : исслед. по истории гос. и адм. права и полит. движений на Дону. [Белград; Вена], 1924.
  46. Здесь и далее все даты даются по старому стилю.
  47. Войсковая насека – символ власти войскового атамана Войска Донского, пожалованный царем Петром I в 1704 году: деревянная трость с серебряным навершием и окончанием [1. Т. 3. С. 296].
  48. Автор выражает благодарность З. А. Чумаковой, указавшей на данный документ.

 




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2020 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"