Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Жиров М. С. Картины былого Тихого Дона // Донской временник. Год 2011-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2010. Вып. 19. С. 78-91. URL: http://donvrem.dspl.ru/Files/article/m20/0/art.aspx?art_id=755

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2011-й

Рецензии на краеведческие книги

Штавдакер Л. А. Труды М. С. Жирова

Штавдакер Л. А. Книга Петра Краснова глазами Михаила Жирова и Сергея Гонтаря

М. С. Жиров

КАРТИНЫ БЫЛОГО ТИХОГО ДОНА

В нынешнем году отпечатан и поступил в продажу краткий очерк истории донских казаков под заглавием «Картины былого тихого Дона». Очерк этот составлен по распоряжению бывшего войскового наказного атамана Войска Донского, генерал-лейтенанта Самсонова, с целью дать донским казакам полезную книгу для чтения как в семье и школе, так и в частях воинских.

Кроме прекрасно выполненных портретов Государя Императора Николая Александровича, Наследника Цесаревича и царствовавших Государей, в книге «Картины былого тихого Дона» дано много других приложений, перечисление которых составило бы очень длинный перечень.

Я остановлюсь лишь на некоторых приложениях, но прежде всего считаю нужным заметить, что среди портретов Императоров прошлого столетия, помещённых в рассматриваемой книге, нет, к сожалению портрета Императора Павла Петровича, даровавшего, как известно, тем офицерам Донского войска, которые имели войсковые чины, права офицеров регулярной армии.

Полагая, что интересная для донских казаков книга «Картины былого тихого Дона» быстро разойдётся, так что в скором времени потребуется и второе издание той книги, нельзя не пожелать, чтобы во втором её издании не было уже тех исторических неточностей, какие встречаются в первом её издании.

Рассмотрение приложения начну с картинки, помещённой на обложке книги.

1) Под этою картиною подпись: «М. И. Платов в 1812 г.». Все казаки, несущиеся за Платовым в атаку, одеты в мундиры Атаманского полка (образца второй половины XIX столетия). Эта форма одежды – исторически не верна. Такого мундира атаманские казаки в 1812 г. не имели [1].

2) Картина «Из набега» (С. 50). Непонятно: кто это возвращается из набега? Казаки, черкесы, курды или кто другой.

3) Картина «В Финляндии», к статье «Донские казаки в Финляндии 1808 и 1809 годы» (С. 244) На этой картине изображены не донские казаки начала ХIХ столетия, а скорее современные – сибирские [2].

4) Во время японской войны донские казаки имели фуражки с козырьками, а потому и картина, представляющая атаку казаков (С. 408, не совсем точна).

5) Совершенно непонятно, почему к статье «Войско Донское при Императрице Екатерине Великой и Императоре Павле I» (С. 214) – приложен снимок: «Табун в степи» (зимовник Подкопаева в 1908 г.). И почему именно табун Подкопаева попал в «Картины былого тихого Дона», а не табун кого-либо из коннозаводчиков донских казаков?

6) Под картиною «На пути к Барбошскому мосту» (С. 381) следует исправить подпись, так как в захвате этого моста участвовал 29-й полк (Пономарёва), а не 21-й.

7) На странице 93 представлен «Старый донец в одежде времён борьбы за Азов». У Ригельмана [3] в такой же одежде показан донской казак времён гораздо позднейших.

8) Сомнительно, чтобы тот всадник, который помещён на странице 194, действительно представлял собою донца времён Императрицы Екатерины II. Судя по головному убору, который мы видим на этом всаднике, его скорее можно принять за польского кавалериста.

9) Очень жаль, что вместо современных казачек «Берёзовской станицы» (С. 310 и 312), в «Картинах былого тихого Дона» – не помещены низовые казачки былых времён, в их особых донских костюмах [4].

10) Кроме дома казака в «Правоторовской станице» (С. 136), следовало бы показать и дома казаков низовых станиц.

11) Непонятно, зачем (вероятно, по неведению художника) на обложку второй части книги попал казак в мундире с пуговицами? (C. 143).

12) Рисунок герба Войска Донского (С. 220) по размеру очень мал; то же самое следует сказать и о снимке с грамоты Императрицы Екатерины II (С. 151): эта грамота для донских казаков настолько важна, что её следовало бы приложить отдельно, а не в тексте. На том же снимке, какой помещён в «Картинах былого тихого Дона» – ни одного слова прочесть нельзя.

13) Как войсковые, так и полковые знамёна – необходимо бы было представить в другом виде, а не так, как показаны они на 133 странице.

К числу приложений, помещённых в книге, в тексте и отдельно, относятся и несколько карт и план города Черкасска. Относительно карт нужно заметить следующее: на некоторых из них с большим трудом можно разобрать наименование того или другого пункта. Кроме того:

1) На карте «Земля Войска Донского и юг Pocсии во времена Императрицы Екатерины II» (C. 169) границ этой «земли» не видно, а потому нельзя и судить о том, как велика была в указанное время земля Донского Войска. Из населённых мест на этой карте показаны лишь г. Черкасск да станица Зимовейская, да и та почему-то – на левой стороне Дона.

2) На карте турецких войн XVIII столетия (C. 154) неверно показан г. Новочеркасск, а г. Хотин попал на левую сторону р. Днестра.

3) На современной карте Области войска Донского допущены ошибки в названиях станиц: Егорьевской (вместо Егорлыцкой), Крыженской (Ярыженская), Дочетовской, Киссергеневской, Магавской, Усть Калитвенской, слободы Скасыргинской (Скасырская), сел. Ашютку (Атюкта) и т. п.

На реке Сал находятся слобода Верхне-Себряковская и посёлок Нижне-Себряковский, а на этой карте показаны: посёлок Верхне-Себряков и посёлок Верхне-Севряков. Такие неправильные наименования необходимо исправить.

4) На С. 141 помещён план г. Черкасска. Было бы лучше приложить тот план этого города, который имеется в соч. Ригельмана, так как на этом плане отчётливо показаны все станицы, составлявшие старый город. В числе приложений к книге «Картины былого тихого Дона» мы не находим снимков с древних войсковых печатей, а также плана г. Новочеркасска.

Перейду теперь к указанию тех неточностей и пропусков, какие замечены мною в исторических очерках «Картины былого тихого Дона». Конечно, указания мои далеко будут не полны и лица, более меня знающие прошлую жизнь донского казачества, найдут в этих указаниях также, в свою очередь, немало пропусков.

1) Гл. 2. С. 21. Донские казаки Жученковы происходят не от жида. Предок их был чистейший малоросс, по прозванию Жук. Сын этого жука – прозывался уже Жученко, а с зачислением в донские казаки стал Жученков [5].

2) Гл. 6. С. 40 и 41. Для точности описания боя Ермака Тимофеевича с полчищами царя Кучума у Чувашьей горы, следовало бы указать, что вместе с «полком донских казаков» сражались и разноплемённые воины, которыми Строгоновы усилили дружину Ермака [6].

3) Гл. 13. На С. 76, по устарелым данным, говорится, что при взятии в 1637 г. Азова «всю артиллерию тогдашнего войска Донского составляли четыре лёгкие пушки фальконета». А между тем, из отписки атамана Татаринова Царю Михаилу Фёдоровичу мы видим, что в то время у донских казаков было 94 пушки, из которых и были разбиты в Азове «многие башни и стены» [7].

4) Гл. 19. «Пожалование Войску Донскому первого царского знамени в 1645 году». Во-первых, знамя это было пожаловано в 1646 г. («лета 7154») [8], а, во-вторых, оно не первое; как о том и сказано на С. 104 этой же главы: первое знамя было дано в 1614 г., а на С. 68 приложен и снимок с картины художника Кардовского с обозначением: «пожалование знамени в 1614 г».

5) Гл. 20, С. 109. В выноске сказано, что «Кагальницкий городок находился тогда в верховьях Дона у реки Донца». Совсем не верно. Городок этот находился на острове реки Дона, не в далёком расстоянии от бывшей станицы Кагальницкой [9].

6) Гл. 27 о некрасовцах, на странице 137, между прочим, говорится, что будто «во время последней турецкой войны они были гребцами на лодке, перевозившей Государя через Дунай». Когда же это случилось? До сих пор нам было известно, что Императора Александра П через Дунай, из с. Зимницы в Систово, перевезли на катере моряки гв. экипажа, имея на руле лейтенанта Полтавцева [10]. С. 137. «Казаки не были в Полтавской битве 27 июня 1709 г. Они опоздали к ней, и виною тому – Булавин». Те несколько сотен донских казаков, которые находились в отряде Шереметева, не могли опоздать к битве 27 июня 1709 [11].

7) Гл. 29. С. 145. В выноске дано неправильное определение чину «бригадира». Этот чин был выше чина полковника, но ниже генерала.

8) Гл. 31. С. 153. «И до сих пор в станицах Быстрянской и Нижне-Каргальской (теперь Мариинская)…..» Мариинская станица составлена из двух этих станиц, а не из одной Нижне-Каргальской.

9) Гл. 32. С. 154. «В 1738 г. казаки первый раз выступили в поход, вооружённые копьями (пиками и дротиками), вместо луков и стрел». Указание очень важное для истории донских полков, но, к сожалению, нет ссылки на тот источник, из которого это сведение почёрпнуто. Такое же бездоказательное указание дал и Броневский [12].

10) Гл. 34. Семилетняя война. С. 160. «Война длилась семь лет. За эти семь лет в немецкой земле перебывало 16 тыс. казаков и калмыков, под командою генерал-майора Данилы Ефремова». Это не совсем точно. Данила Ефремова, как видно из грамоты Императрицы Елисаветы Петровны от 8 мая 1759 г., находился в армии очень недолго. Получив за отличие в 1759 г. чин тайного советника, он отбыл на Дон, где в 1760 г. – скончался [13].

С. 163. Во время Цорндорфского сражения «Краснощёков с донцами… забрался в тыл к неприятелю, зажёг деревню, отнял обоз, оставленный под защиту крестьян, и отдал его на разграбление казакам». Если здесь говорится о бригадире Краснощёкове, то он в это время находился в корпусе гр. Румянцева, который в бою при Цорндорфе не участвовал [14].

С. 165. Описание набега казаков на г. Ландсберг заканчивается так: «получаса не прошло, как уже казаков не было в Ландсберге, но не было и моста, по которому должна была наступать немецкая армия». К сожалению, мост этот казаки основательно разрушить не успели, так как вынуждены были оставить г. Ландсберг, в виду подхода к нему значительных неприятельских сил [15].

С. 165. К числу полков, показанных па этой странице, нужно добавить ещё нижеследующие: Андрея Краснощёкова, Поздеева, Орлова, Сулина, Лащилина, Бобрикова, Гаврилы Грекова и Колпакова [16].

С. 165. 10-й Донской казачий полк имеет шефом не Гаврилу Луковкина, а Амвросия, героя войны 1812–1814 гг.

11) Гл. 37. С. 177. Перед описанием битвы на реке Калалах. «В это время на Кубань шёл обоз. Везли казакам на линии провиант и припасы, ехали переселенцы на новые места, гнали скот, верблюдов. Этот огромный обоз вёл полковник Бухвостов с двумя полками казаков Матвея Платова и Ларионова и 2-мя пушками. В авангарде шли Платов и Ларионов».

О том же самом Сенюткин говорит так: в начале апреля месяца 1774 г. (а не 1773 г.) русский пристав у татар, полковник Стремоухов, находившийся в г. Ейске, снарядил для продовольствия наших войск (а не одних казаков), расположенных на Кубани большое количество провианта и для доставления его назначил в прикрытие донские полки Ларионова и Платова при одном орудии. Полковник же Бухвостов при транспорте не находился, он в это время с гусарами и Донским Уварова полком стоял на реке Калалах. Почему такое противоречие?

С. 178. После описания битвы на р. Калалах. «Казачьи полки остались на линии (?). В 1770 году к ним приехал генерал Суворов». Очевидно, это описка.

С. 179 и 180. Разгром ногайских орд Суворовым и атаманом Алексеем Иловайским был произведён в 1783 году, а не в 1782-м.

С. 180. «Все старшины произведены в полковники». Это совсем неверно. Сенюткин совершенно правильно указал, что и все прочие старшины «были награждены штаб-офицерскими чинами». Это понятно [17].

12) Гл. 39. С. 185. В числе донских полков, участвовавших в бою под Кинбурном, в 1787 году, в реляции Суворова показан полк Сычёва, а полка Иловайского (Павла) в этой реляции нет, хотя в послужном списке генерала Иловайского 2-го сказано, что именно за бой под Кинбурном 1787 года он был произведён в премьер-майоры.

13) Гл. 48, С. 235. В корпусе Кутузова находились полки Сысоева 1-го и Ханжёнкова 2-го, а не № 2-го Сысоева и № 3-го Ханжёнкова.

«Решив отойти к столице Австрии – Вене», сказано на странице 235, «куда подходили наши гвардейские войска вместе с императором Александром I, Кутузов начал отступать...». Неточно. На соединение с Кутузовым шла армия Буксгевдена и корпус Бенигсена, а не одна гвардия.

14) Гл. 49. С. 238. «Семь казачьих полков были двинуты на берега Дуная, а позднею осенью Платов с 13-ю казачьими полками двинулся к русской армии, действовавшей в Пруссии». В 1806 г. в Молдавскую армию было командировано только четыре полка [18]. М. И. Платов прибыл в армию Бенигсена перед Прейсиш-Эйлауским сражением, а полки, выступившие с Дона в конце 1806 г., прибыли в ту же армию значительно позже упомянутого сражения.

С. 238–239. К числу поименованных на этой странице полков следует добавить полки: Попова 5, Карасёва, Грекова 9, Кутейникова 2-го, Чернозубова 4-го, Иловайского 10, Андриянова 2-го, Гордеева и Кирсанова.

С. 239. «Следить за французской армией были назначены казаки. Как раз в это время подошли и остальные полки с Дона вместе с атаманом Платовым, пришли Атаманский полк и полки Ефремова 3-го, Карпова, Селиванова, Иловайского 10-го, Иловайского 5-го и роты конной артиллерии» (следовало бы добавить: Донской).

О том, когда прибыл в армию Платов, было уже сказано. Полки Ефремова 3-го и Иловайского 10-го находились в армии с 1805 г.

С. 243. «Кончилась война и друзья немцев – донские казаки пошли с полками. Одни шли на север, где была война со Швецией, другие на юг, где требовалась помощь в войне с турками…». Война с французами кончилась в июне месяце 1807 г., а со шведами началась в январе месяце 1808 г. Правильнее бы было сказать: по окончании войны в Пруссии часть донских полков была направлена в Молдавскую армию, часть оставлена на границах с Пpyccиею и Австриею и часть отпущена на Дон.

15) Гл. 50. С. 244. «В русскую армию… было назначено два донских казачьих полка: л.-гв. Казачий Его Величества и полк Киселёва». В начале войны со шведами в армии Буксгевдена находился полк не Киселёва, а Лащилина; полки же Киселёва и Исаева 2 го прибыли с прусской границы в Финляндию весною 1808 года.

Все эти три полка, а не один полк Киселёва, оказали большое отличие во время перехода наших войск по льду Ботнического залива на берега Швеции [19].

16) Гл. 51. С. 248. «Только после заключения мира с французами войска наши были усилены, и мы начали быстро подходить к Дунаю и осадили Силистрию. Во время наших действий на Дунае туда пришли и донские казачьи полки под командой атамана Платова: Атаманский, Денисова 4-го, Денисова 7-го, Карпова, Иловайского 8-го, Гордеева, Иловайского 11-го и донская артиллерия».

Молдавская армия подошла к Дунаю в конце 1806 года и в 1807 г. наши войска дрались у Журжева, Браилова и Измаила, а отдельный отряд Исаева – действовал в Сербии.

М. И. Платов прибыл из Пруссии с 14-ю донскими полками не в сентябре месяце 1809 г., когда армия кн. Багратиона стояла под Силистрией, а в конце 1807 г., когда было заключено с турками перемирие; а под Силистрией, в 1809 г., Платов командовал уже корпусом.

Из числа тех полков, которые на С. 248-й показаны прибывшими с Платовым из Пруссии, только полки: Атаманский и Гордеева названы правильно, а все остальные – неправильно, так как полки Денисова 7-го и Иловайского 8-го были оставлены на западной границе, полка Денисова 4-го не существовало в то время, полковник Карпов 1-й был убит в 1807 г. и полк его, переданный Исаеву 2-му, остался на прусской границе, а Иловайский 11-й принял полк только в 1809 г. [20].

«И в эту войну казакам пришлось воевать небольшими частями: сотнями, разъездами, маленькими партиями» (С. 248).

С этим нельзя согласиться, имея в виду бои: при Kyбии (1807), при Рассевати (1809), близ Силистрии (24 сент. 1809 г.), при Татарице (1809), при Шумле (23 июня 1810 г.) и при Батине (26 августа 1810 г.).

Совершенно неправильно сказано на С. 248, что в те времена (т. е. во время войны 1806–1812 гг.) пушки нашей артиллерии «стреляли от пальника калёными или разрывными чугунными ядрами, и не очень далеко…». Никогда из орудий полевой артиллерии калёными ядрами не стреляли. Разрывных ядер ни в какой артиллерии не существовало. Ядром и назывался именно сплошной снаряд в отличие от разрывного – гранаты.

С. 249. «Уже солнце опускалось за горы и последние турки убегали на лодки. Вдруг Атаманского полка сотник Яновский заметил турецкие парусные лодки, наполненные людьми и плывущие на ту сторону Дуная. – За мной, друзья! – крикнул Яновский и с полного хода лошади вскочил в мутные волны реки. И вот, вошли за ним в воду казаки и поплыли через Дунай. Турки выбросили вёсла, гребут, стреляют по атаманцам. Уже близок берег, но и казаки близко. Переплывши через Дунай, казаки успели поколоть часть турок, забрали лодки, сели на них, погрузили лошадей и с песнями вернулись к своим…»

А вот как о захватах же лодок доносил атаману Платову командир донской артиллерии, полковник Карпов: Когда турки на одиннадцати лодках уходили из Рассевати, то полурота 2-й донской роты была вызвана на позицию и своими выстрелами вскоре затопила четыре лодки, а остальные пристали к правому берегу Дуная [21]. Вот тогда-то атаманцы и казаки полка Иловайского 11-го переплыли через Дунай и, захватив лодки, сняли с них три пушки [22].

С. 249. «Всю эту войну казаки провели на берегу Дуная». Не на одном берегу Дуная донские казаки провели войну 1806–1812 гг. Они немало поработали и при взятии Кюстенджи, Мангалии, Ловчи, в боях при Шумле, Ясике и др.

С. 250. «В самом начале 1812 года турецкая армия была окружена русскими войсками и положила оружие». Главная турецкая армия верховного визиря была окружена армией Кутузова в октябре месяце 1811 г. [23].

17) Гл. 52. Отечественная война. С. 252. «Наша армия разделена была на две части. Одною частью командовал генерал Барклай-де-Толли, она находилась в Вильне; другою командовал кн. Багратион, и она находилась у Волковыска»…. «Прикрывать наши армии, беспокоить врага всеми силами было поручено атаману Войска Донского Платову, находившемуся при армии кн. Багратиона».

Для действий против полчищ Наполеона у нас было, при начале Отечественной войны, три армии: 1, 2 и 3-я (обсервационная) – ген. Тормасова.

Платов с 14-ю казачьими полками—состоял при 1-й армии Барклая-де-Толли, а когда 1 и 2 армии начали отступать, то Платову, на некоторое время, приказано было находиться при 2-й армии.

Распределение донских полков показано не верно. У Платова находилось 8 донских полков, 2 – бугских, 2 – татарских, 1 – калмыцкий и 1 – башкирский [24]. В 3-й армии было 5 донских полков [24]; 3 донских полка находились в корпусе кн. Витгенштейна, а не в северной армии Витгенштейна; такой армии не было.

С. 252. «Всего же Войско Донское выставило к началу войны 50 казачьих полков». К началу войны 1812 г. в 1-й, 2-й и 3-й армиях и отдельных корпусах состояло, кроме лейб-казачьего, 28 донских полков, а в Дунайской армии – 10 полков. Кроме того, на Кавказе, в Грузии, Финляндии, Дербенте и у Дюка Ришелье было 24 полка [25].

С. 257. Очевидная опечатка: у «Полоцкого монастыря» вместо «Колоцкого».

18) Гл. 53. С. 260. В описании набега Платова за р. Колочу, в день Бородинского боя, необходимо сказать и об участии в этом набеге конницы гр. Уварова.

С. 261. «..ещё раньше этого совета в Филях, 29 августа, атаман Платов в почтовой бричке помчался на Дон – поднимать казаков на защиту Poccии от антихриста в лице Бонапарта». Далее в гл. 54, на странице 263, повторяется: «В конце августа месяца на Tихий Дон прискакал атаман Платов», а на С. 294 сказано, что «когда собралось великое ополчение Войска Донского, чтобы идти под Тарутино выгонять французов, приехал к нему и Платов», и даже приведена та речь, какую держал Платов перед казаками ополченских полков.

В этом случае автор воспользовался существующими неверными сообщениями. В действительности же ничего подобного не было: Платов на Дон не пpиeзжал, а после сдачи войск арьергарда (29 августа) Милорадовичу – оставался при главной квартире «не у дел». Граф Бенигсен свидетельствует, что М. И. Платов находился на совете, бывшем в с. Филях 2 сентября [26]. О том, что Платов не был на Дону в конце августа 1812 г., свидетельствует также и донесение наказного атамана Денисова, посланное Платову 1 сентября в 1-ю западную армию [27].

19) Гл. 55. С. 269. Во время набега на с. Городню «казаки разметали конвой, схватили бы и самого Наполеона, если бы Платов не увидел стоящий в стороне артиллерийский бивак и не направил свои полки на него». Платов в этом набеге не участвовал, поручив дело эго генералу Иловайскому 3-му [28].

20) Гл. 56. С. 276. Набег на Берлин. «За полком Киселёва вскочил и полк Власова, а за ним и Чернышёв». Это совсем не верно: Киселёв с своим полком находился в Финляндии, а Власов, во время набега на Берлин, действовал с двумя полками у Шарлотенбурга [28]. Первым ворвался в Берлин войсковой старшина Комиссаров, а за ним и остальные полки отрядов Тетенборна и Чернышёв [29].

 

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Указ Императора Александра I 1801 г. о новом обмундировании донских казаков.
  2. Акварель Бильдерлинга «На сторожевом посту. Казаки в Сибири». – Авт.
  3. Ригельман А. И. История о донских казаках, изд. 1840 г.; Из наиболее верных рисунков одежды старинных казаков до нас дошли рисунки Ригельмана. Но в то время форма одежды менялась редко и особенной погрешности не будет, если для изображения казака «Азовского сиденья» взять позднейший рисунок. – Ред.
  4. См.: Ригельман. Указ. соч.
  5. Сообщ. есаул М. В. Жученков.
  6. Карамзин История Государства Росссийского. Т. IX, Гл. VI.
  7. Акты Лишина, Т. 1, № 10, С. 16, 19.
  8. Там же. № 24.
  9. Историческое описание Земли Войска Донского, изд. 1903 г. – Авт. Здесь, по-видимому, рекой Донцом по ошибке названа pека Кагальник, впадающий в Дон близ бывшей станицы Кагальницкой. – Ред.
  10. Телеграмма Императора Александра II генерал-адмиралу от 17 июня 1877 г. – Авт.
  11. Голиков И. Деяния Петра Великого. Т. IV.– Авт. О том же см. «Pyccкий Инвалид» 1909. № 119. – Ред.
  12. Броневский История Войска Донского. Ч. 2.
  13. Ригельман. Указ. соч.
  14. Масловский. Русская армия в семилетнюю войну.
  15. Масловский. Записка по истории военного искусства. Вып. 1.
  16. Масловский «Русская армия в семилетнюю войну..» и Сенюткин «Донцы».
  17. Сенюткин Донцы.
  18. Протопопова, Мартынова 3-го, Исаева 1-го, Исаева 3-го.
  19. Послужные списки и история этой войны Мих.Данилевского.
  20. Архив Донской истории и муз. Дела воинской экспедиции за 1808 и 1809 гг. и послужные списки.
  21. Paп. полк. Карпова от 13 сентября 1809 г., № 326.
  22. Опис. турецк. войны oт 1806 до 1812 г. Мих.-Данилевского.
  23. Там же.
  24. «Материалы к истории Дона», изд. И. П. Поповым и «История Отечественной. Войны» Мих. Данилевского.
  25. Материалы к истории Дона / сост. И. П. Попов. Новочеркасск : Тип. наследников Н. И. Редичкина. 1900.
  26. Русская старина. 1909. № 9, записки гр. Беннгсена.
  27. Архив Донского исторического музея, исх. журн. атаманской. канцелярии 1812 г., № 300.
  28. Там же. Дело атаман. канцелярии 1818 г., № 25.
  29. Послужные списки и «История Отечественой войны» Мих. Данилевского.

 

Жиров М. С. Картины былого Тихого Дона. Ч. 2

Штавдакер Л. А. Труды М. С. Жирова

Штавдакер Л. А. Книга Петра Краснова глазами Михаила Жирова и Сергея Гонтаря




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2020 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"