Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Маврогордато М. С. Виктория Маврогордато, урождённая Авьерино // Донской временник / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2019. Вып. 28-й. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m19/3/art.aspx?art_id=1738

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Вып. 28-й

Музыкальная жизнь Дона

М С. МАВРОГОРДАТО

ВИКТОРИЯ МАВРОГОРДАТО, УРОЖДЁННАЯ АВЬЕРИНО

Из воспоминаний

Может ли сын, движимый самой нежной сыновней любовью к образцовой матери и самым искренним восхищением её исключительным музыкальным талантом, изложить её биографию как беспристрастный друг?

Вот главная причина, которая долгое время сдерживала меня. Но сегодня, когда мне уже более 72 лет и я нахожусь без движения в своей комнате уже 20 месяцев и, возможно, мне осталось недолго жить, решился я изложить на бумаге свои воспоминания о великой артистке, скромность и простота которой были равны огромному таланту и только возвышали его значимость.

Эти воспоминания, многие из которых относятся ко мне одному, написаны так, как пишет перо, не заботясь о литературном слоге, и предназначены исключительно моим детям. Но если дети решатся когда-либо опубликовать их, я просил бы о снисхождении читателей по отношению к автору.

Матвей Маврогордато

28 октября 1923 года одна из самых известных пианисток второй половины прошлого века Виктория Маврогордато, выдающаяся и привлекательная представительница современных греческих женщин, тихо скончалась в Женеве на 88-м году жизни.

Объявление Большой войны [1] застало её в августе 1914 года в г. Райнфельден (Швейцария), откуда она переехала в прекрасную столицу красивого голубого Лемана [2], которую ей уже не суждено было покинуть. Она упокоилась на кладбище Сен-Жорж в Женеве, рядом со своей дочерью Марией, умершей за 10 месяцев до неё.

Родилась Виктория 18/30 октября 1835 года в Таганроге в семье греков, русских подданных. Родители её принадлежали к разным ветвям старинного греческого рода Авьерино, представители которого активно участвовали в военных действиях против турецких завоевателей и одними из первых перебрались в Россию. Семья отца поселилась в Таганроге в 1767 году, а семья матери – в 1793-м.

***

Таганрог [3] находится в глубине узкого залива Азовского моря. Это бывший греческий Палус Меотис [4]. Море является всего лишь крупным озером с чуть солёной водой. В устье Дона находится и древний Танаис. Название Таганрог происходит от татарского слова «таган», что значит – «плита», и от русского слова «рог», т. е. плита в форме рога.

Город построен на плато средней высоты с откосами, ведущими к морю и образующими полукруг. Это действительно напоминает по форме плиту в виде рога. Хотя Пётр Великий основал Таганрог только в 1698 году, город проходит через многие испытания во время длительных войн, которые Российская империя должна была выдержать в борьбе против турок и татар. Только начиная со второй половины XVIII века жители города, большей частью простые русские люди, смогли наконец немного порадоваться спокойной жизни.

В 1769 году в ходе русско-турецкой войны (1768–1774) Таганрог был занят российскими войсками. Началось восстановление крепости, гавани и Азовской флотилии. Город вновь стал опорным пунктом в борьбе с Турцией.

После окончания войны по Кючук-Кайнарджийскому мирному договору 1774 года он окончательно вошёл в состав России.

С этим периодом связано переселение в Таганрог греков.

28 марта 1775 года особым распоряжением Екатерины II грекам, воевавшим в российской армии и флоте, было дано право на жительство в России. Одна из самых больших и влиятельных греческих диаспор Российской империи сложилась в Таганроге.

Проповедуя и поддерживая пламя эллинской идеи, греки быстро создают новый город, вступивший на путь прогресса и больше не прекращавший ему следовать. Начиная с 1802 года, когда город стал градоначальством, во главе которого стояли высшие чиновники, Таганрог стал быстро расти. Этому способствовали благоприятные условия для новых идей. Город вступил в эпоху бурного развития, когда новшества носили подчас необычный и странный характер.

Греки, которые составляли подавляющее большинство жителей Таганрога, были и самой образованной, а также наиболее богатой и предприимчивой его частью. Они играли в это время важнейшую роль в судьбах новых городов юга.

Именно с этой поры и начинаются длительные годы исключительного процветания, которые познал Таганрог под умелым и благотворным управлением таких градоначальников, как барон Кампенгаузен [5], князь Ливен [6] и адмирал Шестаков [7].

***

Виктория росла в музыкальной семье. Отец, государственный советник Николай Михайлович Авьерино [8], был известным композитором духовной музыки. Его хоровые произведения выдержаны в самом чистом византийском стиле [9] и вплоть до установления власти большевиков исполнялись в огромной Российской империи не только во всех греческих церквях, но и в главных русских храмах, не исключая императорскую часовню. (Хор, более 150 певцов в часовне Сент-Шапель, замечательном заведении, единственном в мире по популярности среди музыкантов всех стран, исполнял музыку Николая Авьерино: троппены и антифоны на 4 смешанных голоса: мужские и женские, а также его византийскую мессу в ми бемоль мажор. – А. Ц.)

Он первым заметил, что дочь с раннего детства проявляет страстную любовь к музыке. Чудо-ребёнок, вскормленный музами, дитя граций, маленькая Виктория уже в трёхлетнем возрасте играла на гармонике (вид аккордеона, очень популярный в России как раньше, так и сейчас, среди простых людей, которым пользуются крестьяне, чтобы аккомпанировать пению, особенно когда поют хором. – А. Ц.) на две октавы, которую ей прислал из Москвы на Новый год дядя по материнской линии. Это было первое, что она услышала как музыку.

Очарованный открытием столь раннего таланта у дочери, особенно поразившего точностью гармонии, отец познакомил её с элементами сольфеджио и дал первые уроки фортепиано.

Успехи были поразительные и тем более быстрые, так как отец заставлял маленькую Викторию выполнять сложные задания и всегда присутствовал на занятиях. До шести лет он был единственным учителем фортепиано для своей дочери.

***

Среди российских городов Таганрог считался одним из самых значительных как в области торговли и экспорта зерна, так и в импорте основных колониальных товаров из Греции и Италии. Широкие улицы, засаженные прекрасными деревьями, красивые каменные дома в один или два этажа с просторными садами сделали его одним из самых красивых провинциальных городов России.

Совсем немногого не хватило, чтобы Таганрог стал столицей России.

В 1825 году в Таганрог прибыл император Александр I. Климат города, здоровый и ровный, был рекомендован ему врачами для императрицы Елизаветы, состояние здоровья которой внушало опасения. Император думал перенести сюда столицу, но не успел осуществить свой замысел, т. к. 19 ноября 1825 года скончался.

Однако с точки зрения музыкальности город имел мало возможностей. В нём ещё не было ни своего театра, ни итальянской оперы, которая через несколько лет создала ему известность самого музыкального города империи.

К 1835 году в городе едва насчитывалось пять-шесть домов, где имелось пианино и где действительно интересовались музыкой. Кроме того, можно было найти и другие инструменты: нескольких клавесинов, около двадцати скрипок, виол, виолончелей, флейт, труб басов и горнов.

Вся музыкальная жизнь города оказалась сосредоточенной у Н. Авьерино: голландское семейство де Майет [10], семья Уильяма Джеймса [11], надворный советник де Гирс (ближайший родственник канцлера империи при императорах Александре  II и Александре III. – А. Ц.)  [12], бывший хозяин дома, где брасполагался двор императора Александра I, и ещё нескольких интеллектуалов.

Николай Авьерино – душа собраний камерной музыки, славился как замечательный скрипач и безупречный музыкант, хотя и был самоучкой.

Собирались регулярно, три раза в неделю, то у него дома, то у семейства де Майет, то у Джеймсов или Гирса.

Виктория часто присутствовала на послеполуденных музыкальных собраниях своего отца, а на другой день забавляла себя тем, что играла на своей гармонике темы некоторых квартетов Гайдна или Моцарта, которые ей понравились.

В восемь лет маленькая артистка уже играла безукоризненно не только сонаты Крамера, Клементи, Скарлатти и Гайдна, но и вносила в игру свою манеру как взрослая. Иногда она делала это очень явно, исполняя какую-нибудь сонату или трио. Она ловко, с первого взгляда, разбирала произведения, и это до конца её жизни вызывало восхищение всех музыкантов, которым случалось играть вместе с ней.

В возрасте десяти лет Виктория знала наизусть «Хорошо темперированный клавир» Иоганна Баха и одолела трудности фуг Баха, Генделя, Гайдна и Моцарта. Они не представляли для неё никаких секретов.

В одиннадцать Виктория была уже первоклассной пианисткой, виртуозным аккомпаниатором, читая с листа любое музыкальное произведение. Она умело освоила такую сложную и тонкую вещь, как аккомпанемент на пианино солистам-инструменталистам и певцам.

Но что особенно удивляло в ребенке её возраста – это совершенная техника игры и понимание замысла авторов, которых она исполняла.

1848 год стал решающим этапом в артистической жизни маленькой пианистки.

В Таганрог с рекомендательными письмами к Н. Авьерино от английского пианиста и композитора Джона Филда прибыл молодой французский пианист Франсис Кампе [13].

На следующий день после его приезда Виктория должна была впервые играть на публике в благотворительном концерте, организованном градоначальником князем Ливеном, молочным братом императора Николая I.

Большое рондо для голоса в сопровождении оркестра композитора Гуммеля [14], насыщенное техническими трудностями, поэтические ноктюрны Джона Фильда [15] и особенно фантазия Гольдберга [16] на мотивы известных итальянских опер, модные повсюду в то время, вызвали целую бурю восторгов и аплодисментов.

Маленькая пианистка, взволнованная и напуганная всей этой публикой, которая аплодировала ей стоя, крича «браво» и «бис», разразилась слезами. Князь Ливен, сидевший в первом ряду партера, быстро поднялся на сцену, взял девочку с табурета и торжественно отнёс её в ложу своей жены, где среди приглашённых княгини находились отец и мать маленькой артистки.

Франсис Кампе был под таким впечатлением от таланта этого чудо-ребёнка, что предложил Николаю Авьерино обучить его дочь манере игры Шопена. Ради этого он готов был на несколько недель остаться в Таганроге. Предложение было принято с благодарностью. Пребывание Кампе в Таганроге растянулось до осени 1850 года.

В течение этих трёх лет Кампе регулярно по два часа в день давал Виктории уроки игры на фортепиано. Таким образом, молодая артистка формировалась под влиянием преподавателя, который основательно владел манерой игры своего блистательного учителя Фредерика Шопена. За три года систематических и разумных занятий Виктория Авьерино научилась не только несравненному исполнению, но и развила истинный вкус, что характеризовало её талант и позволило с одинаковым успехом освоить все стили и жанры.

Но, возможно, читателю небезынтересно будет узнать о количестве и распределении часов для занятий маленькой пианистки, хотя бы для того, чтобы провести сравнение между тем, что требовалось в те времена и требуют сегодня от детей того же возраста. Это позволит также представить себе, каким образом воспитывались музыкально одарённые дети в России в артистической среде 80 лет назад.

Она вставала в 7.30 утра, завтракала ровно в восемь в большой семейной столовой вместе с родителями, братьями и сёстрами, с Ф. Кампе и учительницей немецкого языка Луизой Ф. Клауссманн. (Дядя Луизы Ф. Клауссманн по отцовской линии более 20 лет был преподавателем немецкого языка в российской императорской семье. – А. Ц.) [17].

Учебный день начинался для неё в 8.30 часом игры на пианино с Ф. Кампе. Затем шли уроки французского и немецкого языков с учительницей, которая занималась с ней до 11-ти часов.

После 15-минутной перемены, обычно предоставленных для детских игр девочки, она снова садилась за пианино и в течение часа играла упражнения под наблюдением то Кампе, то отца. (Франсис Кампе умер спустя два года в Крыму, в небольшом имении на берегу моря. Н. Авьерино бывал там, чтобы найти место с ещё более мягким климатом, чем Таганрог. – А. Ц.).

В то время, в провинции обедали ещё между 12.30 и 13 часами, но в семье Авьерино всегда садились за стол в 12.30. После десерта и фруктов дети благодарили родителей и шли играть, а взрослые оставались ещё некоторое время за столом, чтобы побеседовать и выпить кофе.

С двух часов до 3.30 Виктория брала уроки русского или греческого языков, арифметики, истории и географии. После 15 минут перерыва у неё был час второго урока с Кампе.

Чай, который в то время подавали в 5 часов, задерживал её за столом от двадцати минут до получаса. Потом маленькая артистка снова садилась за пианино, чтобы ещё один час упражняться в игре.

Всего занятия учёбой занимали семь часов в день, четыре из которых были посвящены музыке и три часа другим предметам, которым в то время обучали девочек.

Но с октября по апрель, 2–3 раза в неделю, с 6.30 до восьми часов вечера были также уроки танца и выработки осанки. В этих уроках принимали участие все дети, девочки и мальчики, так как тогда придавалось довольно большое значение умению танцевать и манере вести себя в обществе: надо было научиться здороваться, входить в салон и выходить из него, делать реверансы и т. п.

Эти уроки проводились обычно парой преподавателей, чаще всего мужем и женой, для пятнадцати или более учеников. Так как в то время было принято, чтобы многие семьи, родственники или друзья общались между собой, поэтому их дети вместе обучались танцам и манерам, то у одних, то у других. Учили танцевать мазурку и котильон, но особенно разные контрдансы, модные в то время и требующие присутствия определённого количества танцующих.

В восемь вечера кормили детей, т. к. взрослые никогда не ужинали раньше 9.30 или 10 вечера. В те дни, когда не было какого-нибудь музыкального вечера, маленькая Виктория ложилась спать вечером в 8.30 вместе с братьями и сёстрами.

***

Кроме Баха, Шопена и Листа, почти все их сочинения для фортепиано Виктория играла к пятнадцати годам, она знала и основные произведения старых мастеров, французов и итальянцев, среди которых были Куперен [18], Гретри [19], Люлли [20] и Рамо [21], Клеманти [22], Марчелло[23], падре Мартини [24] и Скарлатти [25].

Она имела свои предпочтения, а сонаты Моцарта и Бетховена были ей хорошо знакомы. Но если Шуберт и Вебер вызывали у неё большую симпатию, то она не очень любила блестящие сочинения Гуммеля [14], который, однако, был очень в моде. Ещё меньше ей нравились знаменитые фантазии на темы итальянских опер Тальберга [26], от которых в салонах сходили с ума. Она была вынуждена играть их время от времени, чтобы не обижать поклонников своего таланта.

Викторию зачаровывал романтизм Мендельсона. Она исполняла его концерты и другие сочинения для фортепиано самым блистательным образом. Но что она любила более всего, так это играть свою партию в ансамбле камерной музыки: сонаты, трио, квартеты или кантаты. Уже в это время проявлялось исключительное понимание ею музыки, что позже сделало Викторию Маврогордато одной из самых замечательных исполнительниц бессмертных произведений Моцарта, Бетховена, Шуберта, Мендельсона и особенно Шумана.

***

Юной виртуозной артистке было пятнадцать лет, когда она во второй раз предстала перед публикой своего родного города. На этот раз Виктория выступила в расширенном и полностью переделанном зале старого театра Таганрога, где через несколько дней должна была дебютировать первая труппа итальянской оперы с хором из сорока певцов и оркестром из тридцати шести музыкантов.

Все прибыли из Милана за счёт великодушных меценатов.

Итак, за какие-нибудь пять-шесть лет Таганрог осуществил в области искусства поистине огромный шаг вперёд, догоняя и опережая иногда общее движение вперёд интеллигенции крупных провинциальных центров России того времени, естественно происходившее под влиянием развития изобразительного искусства и художественной литературы.

Именно с 1850 года начинается блестящий период выступлений трупп итальянской оперы первой величины, который длился 25–30 лет и создал славу театру Таганрога. Эти выступления щедро оплачивали около двадцати таганрогских семей, среди которых – Алфераки, Авьерино, Бенардаки, Фурсовы, Грековы, Маврогордато, Негропонте, Джеймс, Никифораки, Скараманга, Шабельский и Марк Варваци.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Большая война  – так автор называет Первую мировую войну (1914–1918).

2. Женева – столица одноимённого кантона на юго-западе Швейцарии, лежащего на берегу озера Леман.

3. Автор рассказывает об истории Таганрога в Примечании, которое вследствие большого объёма размещено нами в основном тексте. Остальные авторские примечания даны постранично. – [А. Ц.].

4. У римлян Азовское море называлось Палус Меотис.

5. Кампенгаузен Балтазар Балтазарович(1772–1823) – барон, видный государственный деятель, второй градоначальник Таганрога (1805–1809).

6. Ливен Александр Карлович (1801–1880) – светлейший князь, генерал- майор, седьмой градоначальник Таганрога (1845–1853).

7. Шестаков Иван Александрович (1820–1888) – флотоводец, адмирал, государственный деятель. 12-й градоначальник Таганрога (1866–1868).

8. Авьерино Николай Михайлович (1801–1889) – коллежский регистратор, композитор духовной музыки и дирижёр в Греческой церкви.

9. Византийский стиль в хоровом пении подразумевает одноголосное (в отличие от привычного для нас многоголосного). Пение возникло в Византии. Византийский стиль влиял на формирование духовной хоровой музыки у  всех православных народов.

11. Майет – род голландского происхождения. Проживали в Таганроге в конце ХVIII – нач. ХIХ в. Первый представитель фамилии Пьер Майет (1767–1793), уроженец г. Гент, переехал в Россию в 1780-е гг. Был женат на Анне Карловне Гирс, сестре К. К. Гирса, начальника таганрогского карантина.( см. примеч. п. 12) Их сын Константин Петрович Майет был женат на кузине Валерии Карловне Гирс.

12. Семья Джеймс (Yeams) (Емес, Йемес, Эмс) – английские предприниматели, переселившиеся в Россию в ХVIII в. В Таганроге в разное время были консулами разных стран: Уильям Емес (1791–1843), глава торгового дома, вице-консул Великобритании (с февраля 1818 г. по 1843 г.), Александр Емес, вице-консул Швеции и Норвегии, Генрих Емес, вице-консул Испании. (По сведениям из «Одесского вестника» за 1836–1837 гг). Во второй половине ХIХ в. в Таганроге проживали Иван Васильевич (Джон) Емес (1830–1909), британский консул, и его брат Яков Васильевич, возглавлявшие торговый дом Емес и Ко. Самым известным представителем семейства стал Уильям Фредерик Емес (1835–1915), британский живописец, уроженец Таганрога

13. Гирс Константин Карлович (1782–1840) – коллежский советник, начальник таганрогского карантина, член строительного комитета. Происходил из известного российского дворянского рода шведского происхождения. Его домовладение находилось по ул. Греческой, 21 (ныне № 41), напротив резиденции императора Александра I ул. Греческая, 40).

14. Кампе Франсис (?–1852) – французский музыкант, педагог. В Париже входил в круг молодых талантливых людей, сложившийся вокруг Ф. Шопена и разделявших с ним преданную любовь к искусству. Знаменитый композитор и исполнитель щедро делился секретами фортепьянной игры. Ф. Кампе был одним из любимых учеников Ф. Шопена. Его артистическая карьера закончилась преждевременно из-за болезни лёгких.

15. Гуммель Иоган Непомук (1778–1837) – австрийский композитор и пианист. Большая часть его сочинений – фортепианная музыка, отличавшаяся особой виртуозностью.

16. Фильд Джон (1782–1837)  – ирландский композитор, пианист и педагог. С 1803 года жил в России. Педагог М. И. Глинки, А. Л. Гурилёва, А. Н. Вестовского и др. известных деятелей русской музыкальной культуры первой половины ХIХ века. Создатель ноктюрна как особого жанра фортепианной музыки.

17. Гольдберг Иоганн Готлиб (1727–1756) – немецкий композитор и клавесинист. По его имени названы знаменитые вариации И. С. Баха для клавесина.

18.  Среди воспитателей и преподавателей, работавших при российском императорском дворе, фамилия Клаусманн не упоминается.

19. Куперен Франсуа (1668–1733) –  французский композитор, представитель известной музыкальной династии. Им создано 250 пьес для клавесина, которые и сегодня популярны среди пианистов.

20. Гретри Андре (1741–1813) – французский композитор, один из крупнейших мастеров, работавших в жанре комической оперы ХVIII в.

21.  Люлли Жан Батист (1632–1687), французский композитор, крупнейший представитель музыкальной культуры французского барокко. Работал при дворе короля Людовика ХIV.

22. Рамо Жан Филипп (1683–1764) – французский композитор эпохи барокко. Создатель множества пьес для клавесина, которые в наше время исполняются мастерами фортепианной игры. В ХIХ веке был полузабыт, его произведения не пользовались популярностью и исполнялись довольно редко.

24. Клементи Муцио (1752–1832) – итальянский композитор, пианист и педагог. Внёс значительный вклад в развитие фортепианного искусства. Жил в Лондоне. В начале ХIХ в. неоднократно приезжал в Россию.

25. Известны два брата Марчелло из аристократической венецианской семьи, прославившиеся как композиторы эпохи барокко. Алессандро Марчелло (1686–1736) – философ, математик, композитор-любитель. Писал в основном скрипичную музыку. Бенедетто Марчелло (1686–1747) – государственный деятель Венецианской республики, один из лучших композиторов Венеции. В его творчестве значительное место занимают сонаты для клавира. Автор, вероятно, упоминает их произведения.

26. Мартини Джованни Батиста (1706–1784) – итальянский композитор, педагог, теоретик музыки. Известен как «падре Мартини», т. к. был капельмейстером собора св. Петра в Риме и рукоположен в сан священника. Будучи талантливым клавесинистом, создал множество произведений для этого инструмента.

27. Скарлатти Доменико (1685–1757) – итальянский композитор. Автор 555 сонат для клавесина, которые очень популярны и сегодня среди исполнителей на клавесине и фортепиано.

28. Тальберг Сигизмунд (1812–1871) – австрийский пианист и композитор. Автор большого числа фортепианных пьес, отличавшихся излишней виртуозностью. Создавал очень популярные среди исполнителей фантазии на темы знаменитых опер для фортепиано. Оперные фантазии Тальберга считают высшими достижениями салонной культуры.

***

Воспоминания (рукопись в двенадцати тетрадях на французском языке) переданы в фонды Таганрогского музея-заповедника Анной Юрьевной Смирновой (Марли). С её слов записаны как «Дневники князя Матвея Маврогордато». Перевод с французского В. Г. Ивойловой. Тетрадь первая подготовлена к печати А. А. Цымбал с комментариями в Примечании. Комментарии автора приведены постранично.

Источник: Маврогордато М. С. Виктория Маврогордато, урождённая Авьерино // Донской временник / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2019. Вып. 28-й. С. 122–127.

Об авторе воспоминаний см. Князь Матвей Маврогордато – банкир и музыкант




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2020 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"