Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Пелипец А. В., Раскосов Р. Н. Воздушные отели острова Черепаха // Донской временник. Год 2014-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2013. Вып. 22. С. 201-205. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m16/5/art.aspx?art_id=1319

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2014-й

Памятники истории и культуры Дона

А. В. ПЕЛИПЕЦ,
Р. Н. РАСКОСОВ

ВОЗДУШНЫЕ ОТЕЛИ ОСТРОВА ЧЕРЕПАХА

Богатое славными событиями прошлое Таганрога на протяжении многих лет будоражит не менее богатое воображение отдельных представителей творческих профессий. Не последнюю роль в этом процессе играет стремление придать городу ещё большую привлекательность для туристов. Однако такое стремление порой приводит к созданию проектов, а что ещё хуже – принятию решений, идущих вразрез с концепцией сохранения регионального культурно-исторического наследия.

В этом можно убедиться, ознакомившись со студенческим проектом гостиницы «Цитадель» на острове Черепаха. Её автор Екатерина Лемтюгова (научный руководитель и соавтор – преподаватель кафедры инженерной графики и компьютерного дизайна ТТИ ЮФУ В. А. Марков) представляла свою работу на различных выставках, посвящённых строительству, архитектуре, дизайну, где была отмечена призовыми местами [1, 2]. Проект получил общественный отклик особенно после доклада авторов, прозвучавшего в январе 2013 года на международной научно-практической конференции «Задачи преобразования Таганрога» [3].

Последовавшая за этим неоднозначная реакция жителей Таганрога зачастую сформирована на основе ошибочного мнения о неотвратимости строительства отеля в памятном для города месте. Поэтому нам хотелось бы с критических позиций оценить некоторые важные моменты, которые по неизвестным причинам не упоминаются авторами проекта в своих публикациях и выступлениях.

Разрабатывая столь интересный проект, авторы почему-то «позабыли», что остров Черепаха является прежде всего памятником истории и культуры и находится под охраной государства. Решением малого совета Ростовского областного Совета народных депутатов от 18.11.1992 г. № 301 на государственную охрану в качестве памятника археологии был поставлен «форт на о. Черепаха». Конечно, читая последние строки, многие таганрожцы удивятся: что же это такое охраняется государством на острове Черепаха? Что за памятник археологии? Какой ещё форт? Нет там ничего подобного!

Поэтому, думается, следует рассказать нашим читателям о славной истории острова Черепаха.

До начала XVIII века остров Черепаха представлял собой лишь небольшую отмель. Ни на одной из дошедших до нас карт Азовского моря, созданных до 1702 года, вблизи мыса Таган-Рог не показано никакого острова, что неудивительно: ведь остров Черепаха обязан своим появлением деяниям основателя Таганрога – государя Петра Алексеевича (будущего императора Петра I). Именно по его распоряжению на отмели вблизи таганрогского мыса началось строительство цитадели, предназначенной для защиты Троицкой гавани с моря.

Донской геолог В. В. Богачёв писал: «Пётр Великий обратил внимание на природную отмель близ Таганрога и велел увеличить её насыпкою камня, чтобы образовался остров» [4, с. 170].

Первое документальное упоминание о цитадели относится к рубежу 1701–1702 годов. В письме к азовскому губернатору Ф. М. Апраксину Пётр напоминал: «Башню в море, также и каменное строение в городе, чинить (строить) по возможности» [5, с. 483]. Фактически же строительство укрепления началось в 1702 году, когда Ф. М. Апраксин писал к Петру I из Троицкого (Таганрога): «Шанец, государь, в море делать зачали против наугольного раската в 600 саженях, а для свидетельства, государь, стреляли от гавани из 12-фунтовой пушки, ядра переносило через цитадель сажен на сто и более, и инженеры присоветовали, что далее того ставить невозможно».

Строительством цитадели руководил венецианец капитан Матвей Симонт, который также был первым строителем таганрогской гавани.

В письме от 24 августа 1702 года Ф. М. Апраксин уже докладывал царю: «В Троецком, государь, новой шанец, что в море, дастраивают…» 8 октября того же года он писал государю: «Цитадель, Государь, перед гаванью офондаментован и из воды вышел футов 5, а возможно на том основании поставить 100 пушек и зело, Государь, было докучно, ей неложно больше 4000 камня пошло и ящиков тех в которые камень кладен село в землю слишком 7 фут, и кругом сваями обили и камень положили. Чаять, Государь, за помощию Божиею устоит без повреждения, a ecли Бог всемилостивый изволит возможно в предбудущее лето совершить по твоей Государевой воле»; «А ныне, государь, для охранения поставлено на ситоделе и на роскатах по двенатцати пушак… и учинены крепкия караулы на ситоделе и по гавану» [6, с. 320, 399].

Любопытно, что укрепление на острове Черепаха отмечено на картах Азовского моря Питера Бергмана, датированных 1702 годом, то есть тем временем, когда строительство форта ещё не завершилось. Однако цитадель показана на карте таким же знаком, как и сам Таганрог, Павловский и Миус. Этот знак представляет собой условное изображение городка (укрепления) в виде башенки.

Чертеж цитадели в разрезе. 1706 г.

В 1703 году строительство цитадели продолжилось. В письме от 22 августа 1703 года капитан Матвей Симонт докладывал азовскому губернатору И. А. Толстому: «…а цитадель выровняв камнем выше воды 7 футов, только ныне за большой погодой до зимы сделать цитадель чтоб был круглый немочно» [5, с. 325].

Каким же образом на отмели построили цитадель?

С помощью дубовых свай, забитых деревянными и железными «бабами», была разбита «сетка», каждая ячейка которой имела размер 3 на 4 метра. В ячейки устанавливали деревянные срубы («ряжи»), наполненные камнями. Камни заливали известковым раствором. Работы по укладке ряжей проводились до того времени, пока верхние венцы этих ряжей не выступали над водой. На образовавшемся фундаменте в дальнейшем возводились необходимые постройки.

Вскоре после начала работ в море возле мыса Таган‑Рог о строительстве цитадели стало известно туркам. В начале сентября 1703 года подполковник Иван Нестеров докладывал о своей беседе с капитаном-пашой Мухамедом, состоявшейся в районе Керченского пролива: «И капитан-паша говорил: на своей де земле городы строить вольно, и у В. Г. против Таганрога на море город построен каменный, а на нём 12 пушек…» [5, с. 362].

Если в 1703 году на цитадели находилась одна изба «облаго лесу», крытая камышом, которая показана на плане таганрогской гавани 1704 года, то в 1705 году были «поставлены на ней (цитадели) для караула 2 избы».

В 1705 году предполагалось построить на цитадели каменную крепость, для чего в Троицкий отправили инженера, «мастера городового дела» майора Логина Штока. «Да он же Логин будучи в Троицком в приказной избе сказал: по имянному де В. Г. указу велено на цитаделе построить каменную крепость, а каким образом построить тому с ним Логином прислан чертёж и тот чертёж у него Логина принят в приказной избе» [5, с. 330–331].

Царь Пётр интересовался ходом постройки цитадели; например, в письме от 5 ноября 1705 года он наказывал И. А. Толстому: «Також отпиши, ситодель отделана ль, или нет» [7, с. 487]. Однако в 1705 году каменную крепость на цитадели так и не построили.

В письме от 17 декабря 1705 года И. А. Толстой писал Петру: «Ситодели капитан Матвей Симонтов сего лета не делал, потому что де к тому не приготовлялся никакими припасы, и мастеровых и работных людей к тому делу не просил; и подал о том писмо, сколко каких мастеровых и работных людей и всяких припасов к тому делу надобно, а роскаты де на гавани и крепость на ситодели строит, и то де дело инженерское, и чтоб, государь, к тому делу прислан был инженер, кому такое дело заобычно, а он де, Матвей, вспоможение тому инженеру чинить будет» [7, с. 1020–1021].

В указе майору Иоганну Бреклину от 10 апреля 1706 года государь напоминал: «…також время и ситодель делать, которою по образцу может и подмастерья от каменщиков зделать с указу инженерскова» [8, с. 211]. К этому указу был приложен чертёж, сделанный Петром.

В книге В. С. Кукушина сказано, что «на нём (острове. – Р. Р.) разместили цитадель площадью 1200 квадратных метров со 127 пушками» [9, с. 23]. В статье Н. Н. Кузьменко говорится, что на шанце «было установлено 106 пушек» [10, с. 45].

На самом деле артиллерийское оснащение острова Черепаха было гораздо менее значительным, в разные годы – 1702, 1703, 1706 – оно составляло от 8 до 12 орудий, калибром всего 4 и 5 фунтов [6, с. 399; 5, с. 362].

Для сравнения, вооружение аналогичного форта Кроншлот (1704), построенного в Финском заливе на отмели южнее острова Котлин по такой же технологии в 1710-х годах, составляло около 14 пушек.

Гарнизон цитадели был немногочисленным и состоял из небольшого числа пушкарей и солдат.

Форт на острове Черепаха получил боевое крещение в дни обороны Таганрога от турецкого флота 22 июля 1711 года, когда турки высадили десант на Петрушиной косе. Об атаке острова Черепаха нам известно из письма иезуита Иоанна Милана, бывшего очевидцем этих событий: «Абдурахман Паша с своими триремами тоже произвёл нападение на цитадель, которая выстроена на самом море и находится от порта на расстоянии пушечного выстрела. Он упорно продолжал нападение до тех пор, пока не увидел приближавшихся со стороны казачьих лодок, которые обыкновенно идут на вёслах и разламывают триремы. Абдурахман сейчас поднял якоря и при усиленнейшей гребле быстро отплыл назад» [11, с. 204–205].

Судя по документам 1711 года из канцелярии генерал-адмирала Ф. М. Апраксина, цитадель на острове Черепаха была взорвана в ходе разрушения укреплений в Троицком по условиям Прутского мирного договора.

Вице-адмирал К. И. Крюйс в письме к графу Ф. М. Апраксину из Троицкого 2 августа 1711 года докладывал: «По отъезду В. В. П. на цитаделе работа с добрым поспешением зачата и надеюсь, что к 25 числу сего месяца будет всё готово к подорванию» [5, с. 134].

Английский дипломат Чарльз Уитворт упоминает остров Черепаха при описании Троицкого: «Таганрог… там царь построил очень хороший город, регулярные укрепления и большой мол, подобный тому, что в Тулонской гавани, а для большей безопасности перед входом был сооружён редут в виде рисбанка» [12, с. 93–94].

Военный инженер А. И. Ригельман писал: «…великим императором Петром Первым была застроена крепость Троицкая, и пред ней на Азовском море корабельная гавань, и отделённая от ней цитадель, в расстоянии от берега в 2-х верстах и 120 саженях...» [13, с. 30].

После разорения Таганрога и передачи Азова Османской империи остатки цитадели долгое время были необитаемы. В 1740-х годах на острове находился русский таможенный дозор.

При очередном возобновлении города Таганрога, которое началось в 1769 году, остатки цитадели использовали для постройки небольшого укрепления. На «Карте надлежащим к таганрогской крепости землям…» (1773) под литерой «С» показана «морская батарея» на острове Черепаха.

И. А. Гильденштедт, посетивший Таганрог в 1773 году, писал: «Насупротив гавани, верстах в трёх на юг, лежит остров, на котором устроен теперь карантин для судов, приходящих из Крыма» [14]. Таможенный карантин существовал на острове Черепаха до 1776 года. Впоследствии он был устроен на побережье между Кагатовым оврагом и Коровьим спуском.

Остров Черепаха показан на «Карте Чёрного моря и Азовского моря, выполненной во время последней войны в 1773 г.» Яном X. Кинсбергеном (между 1774 и 1780), где он назван «Kurgan».

В лоции И. М. Будищева приведён любопытный пример, когда «В 1782 году до островка Черепаха было сухо, так что пешему можно было ходить на оный…» [15, с. 18].

К началу XIX века остров Черепаха, видимо, был уже под водой, о чём говорится в той же лоции Будищева 1808 года. А в «Лоции Азовского моря и Керчь-Еникальского пролива», изданной в 1854 году, сказано: «Островок со всех сторон приглуб и, по своей низменности, покрывается иногда водою, почему, в предосторожность судам, на нём поставлен шест с бочкою на верху, окрашенною чёрною краскою» [16, с. 61–62].

В 1894 году примитивный деревянный маяк заменили на металлическую вышку с бензиновой горелкой наверху. В книге В. В. Богачёва есть фотография острова Черепаха, сделанная К. Ф. Крузе [5, рис. 44]. На этой фотографии хорошо виден маяк.

К. Г. Паустовский в «Повести о жизни» описывает маяк на острове Черепаха и свою рыбалку рядом с ним в 1916 году, едва не окончившуюся для него трагически.

Впоследствии бензиновый маяк был заменён на электрический, просуществовавший до 1970-х годов. Последние сорок лет остров Черепаха представляет собой лишь отмель, верхушка которой изредка показывается над волнами Таганрогского залива.

В Таганроге ходят слухи, что в разные годы при сильном отгоне воды у острова на дне залива были видны пушки.

В 1981 году дно залива близ острова обследовали аквалангисты спортклуба ТРТИ «Барракуда». Им удалось найти предметы, которые могут относиться ко времени существования цитадели на острове Черепаха: старинные кованые гвозди, пушечные ядра, остатки деревянных свай.

В современной «Лоции Азовского моря» сказано: «Островок Черепаха расположен в 1,1 миле к S от оконечности северного мола. Этот небольшой низкий островок можно увидеть только с близкого расстояния» [17].

Такова вкратце история острова Черепаха, начавшаяся с уникальной «Цитадели» и завершившаяся возвращением в своё первобытное состояние, то есть вновь ставшего отмелью.

Если подробности появления рукотворного острова достоверно известны из письменных источников, то о происхождении его названия можно лишь строить предположения.

В документах 1701–1706 годов, где речь идёт о строительстве укрепления, последнее всегда именуется только цитаделью, а название Черепаха не упомянуто ни разу. Следовательно, уместно предположить, что в петровское время остров еще не носил этого имени.

Не назывался он так и при возобновлении Таганрога в 1770-х годах: на картах этого времени он значится как «морская батарея».

Вероятно, остров получил имя Черепаха, когда потерял своё военное значение и был заброшен. Выступающий из вод залива овальный панцирь острова вызывал ассоциации с черепахой. На картах середины XIX столетия уже присутствует «Остров Черепашка».

Любопытно, что остров Черепаха уже не в первый раз вдохновляет архитекторов на создание абсурдных проектов. В книге В. С. Кукушина об архитектуре Нижнего Дона и Приазовья есть строки: «Таганрожцы высказывают дерзкую мысль восстановить форт на острове, устроить там океанариум и связать бывшую цитадель с Никольскими крепостными воротами бывшей Троецкой крепости (после их реставрации) канатной дорогой» [9, с. 25].

Авторы новейшего, не менее амбициозного проекта заявляют, что «смысл данной работы заключается в восстановлении историко-архитектурного объекта со строительством на данном участке морской акватории марины и туристической гостиницы таганрогского залива» [3, с. 84]. Однако «восстановление историко-архитектурного объекта», то есть цитадели, невозможно в принципе. Дело в том, что достоверно неизвестно, как выглядела цитадель после 1705 года, когда началось строительство каменной крепости, взорванной в 1711 году, поэтому любой проект такого рода изначально будет являться только лишь произвольным плодом фантазии его авторов. А строительство гостиницы на отмели, как в нашем случае, не имеет никакого отношения к восстановлению цитадели. Речь здесь может идти только об окончательном уничтожении памятника археологии.

Не стоит также забывать о том, что Черепаха – неотъемлемая часть культурного ландшафта города. А СМИ навязывают нам клише «красивых пейзажей», сводящихся к стандартным образам туристической индустрии.

Нельзя рассматривать остров лишь в одной плоскости: во что бы то ни стало привлечь поток туристов. К тому же этот проект не соответствует международным правовым актам в сфере туризма, которые декларируют применение апробированных методик планирования, исследования экологического воздействия и мониторинга деятельности в отношении хрупких турцентров – таких, как прибрежные города и объекты наследия [18].

Остров Черепаха. Вид от памятника Петру I, на переднем плане сооружения морского порта

 

Озабоченность коммерческим успехом не должна ставиться во главу угла, когда дело касается вопросов охраны исторических памятников и окружающей среды. Но насколько очевиден этот коммерческий успех в столь сомнительном с финансовой точки зрения проекте?

Авторы проекта указывают на то, что «объект предполагается полностью автономным», но не уточняют, в чём именно заключается это свойство. Достаточно представить себе современную гостиницу в открытом море, которая нуждается в мощной системе электро-водоснабжения и водоотведения, утилизации бытовых отходов, доставке продуктов, а также постояльцев и персонала, как сразу становится понятно, что заявленная автономность ничем не обоснована. В противном случае можно предположить, что все функции жизнеобеспечения столь крупного объекта туристической инфраструктуры будут реализованы исключительно в пределах самого объекта: электроэнергия от солнечных батарей и ветрогенераторов, очистные сооружения для воды и канализации, питание дарами моря, фельдшерско-акушерский пункт и т. д.

Также не выдерживает критики и заявление авторов о том, что «доставка посетителей на объект осуществляется с помощью катеров, яхт и вертолётов». Прибрежное мелководье и частые изменения уровня воды являются причиной того, что регулярное морское сообщение с объектом при помощи даже маломерных судов не всегда будет осуществимо, а наличие льда исключает этот процесс вовсе. Из этого следует, что для обеспечения бесперебойного обслуживания гостиницы необходимо практически круглогодично задействовать вертолёт. Финансовая оправданность использования воздушного транспорта для доставки людей и грузов по маршруту протяженностью 2 км абсурдна (похлеще, чем «ездить в булочную на такси»), но при таком местоположении объекта это будет едва ли не основной статьёй расходов предприятия. На самом деле за счёт того, что ближайший аэропорт «Таганрог-Южный» находится в районе села Петрушино, маршрут увеличивается почти втрое. Представьте себе ситуацию, когда с Черепахи необходимо попасть на находящуюся в 2 км Пушкинскую набережную, и делается это через юго-западную окраину Таганрога.

Единственная возможность исключить использование вертолётов – проложить по дну прибрежной отмели отдельный канал, так как использовать существующий Таганрогский подходный канал для этих целей невозможно. Более того, из-за значительных габаритов проектируемой гостиницы (61 х 50 м) и близости подходного канала маршрут второго колена канала должен быть изменён, а прилегающий к острову участок фарватера засыпан. Не стоит забывать про обязательные услуги ледокола в зимний период.

Таким образом, цена рассматриваемого вопроса столь высока, а окупаемость инвестиций настолько призрачна, что вряд ли можно всерьёз рассматривать реализацию проекта в том виде, который преподносят авторы.

Необходимым условием грамотного концептуального проектирования является не только широкомасштабный сбор и анализ сведений о предстоящем проекте, но и прогноз жизненного цикла архитектурного объекта. В их числе –ситуация, когда владельцы избавляются от отеля по причине убыточности бизнеса. Какова возможная судьба архитектурного сооружения? Если в подобных случаях здания на материке могут быть безболезненно перепрофилированы, то гостиница в море, какой бы современной она ни была, уже не сможет стать торгово-офисным центром, детским садом или другим объектом городской инфраструктуры. Сейчас в городе достаточно примеров пустующих зданий, некогда находившихся в интенсивной эксплуатации. Бесхозность и неумолимое время делают своё дело, в результате чего таганрожцы вынуждены лицезреть строения, на восстановление или демонтаж которых хронически нет средств. В случае выведения из эксплуатации морской гостиницы, картины «мерзости запустения» значительно усугубятся по причине высоких темпов разрушения объекта под воздействием экстремальных внешних условий, и всё это будет происходить на географическом фасаде города. В итоге вместо веками знакомого вида на историческое место жителям и гостям города многие годы будет открываться вид на заброшенный бетонный памятник туристическим амбициям.

Проект гостиницы «Цитадель» основанный на очевидной линии «исторический брэнд – гостиница – поток туристов», на наш взгляд, не что иное, как очередная неловкая попытка геобрэндинга Таганрога.

В 1711 году цитадель не сдалась турецкому флоту, а в 2013 году её остатки желают сдать под строительство отеля. И это в городе, который носит почётное наименование «Город воинской славы»… Так почём нынче слава, господа проектировщики?

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Цитадель-остров «Черепаха» // Архив работ 17 зимнего фестиваля архитектуры и дизайна «ЗОЛОТАЯ КАПИТЕЛЬ». URL: http://www.zkapitel. ru/works_view_ar.php?id=1437 (дата обращения: 14.01.2013).
  2. Лемтюгова Е. Необычный проект // Радиосигнал. 2012. 29 марта № (7).
  3. Лемтюгова Е. Б., Марков В. А. Проект гостиницы «Цитадель» на острове Черепаха // Задачи преобразования Таганрога : сб. науч. трудов междунар. науч.-практ. конф. Таганрог, 2013. С. 83–84.
  4. Богачёв В. В. Очерки географии Всевеликаго Войска Донского. Новочеркасск, 1919.
  5. Елагин С. И. История русского флота : Период Азовский. Прил. Ч. 2. СПб., 1864.
  6. Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 2. СПб, 1889. 7. Там же. Т. 3. СПб., 1893.
  7. Там же. Т. 4. СПб., 1900.
  8. Кукушин В. С. История архитектуры Нижнего Дона и Приазовья. Ростов н/Д, 1996.
  9. Кузьменко Н. Н. Гарнизон Троицкой крепости в Таганроге // Таганрог. Таганрог, 2008.
  10. Письма и донесения иезуитов о России конца XVII и начала XVIII века. СПб., 1904.
  11. Уитворт Ч. О России, какой она была в 1710 году. М. ; Л., 1988.
  12. Ригельман А. И. Ведомость и географическое описание крепости святого Димитрия Ростовского с принадлежащими и прикосновенными к ней местами, сочинённое по Указу Правительствующего Сената 1768 года. 1768. [Ростов н/Д, 1918].
  13. Гильденштедт И. А. Дневник путешествия в южную Россию в 1773–1774 гг. // Зап. Одес. о‑ва истории и древностей. Т. 11. Одесса, 1879.
  14. Будищев И. М. Морской путеводитель по Азовскому и Чёрному морям Ч. 1. СПб., 1808.
  15. Сухомлин А. М. Лоция Азовского моря и Керчь- Еникальского пролива. Николаев, 1854.
  16. Лоция Азовского моря. Навигационное описание (извлечения) // Администрация морского порта Таганрог. URL: http://www.ampt.ru/index.php/ru/home (дата обращения: 11.11.2013).
  17. Осакская декларация тысячелетия : междунар. договор от 1 окт. 2001 г., г. Осака, Япония.



 
ВК
 
Facebook
 
© 2010 - 2018 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"