Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Высоцкая Е. П., Цымбал А. А. Атрибуция фотопортретов из коллекции де Боттари // Донской временник / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2019. Вып. 28-й. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m16/2/art.aspx?art_id=1736

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Вып. 28-й

Музеи

Е. П. ВЫСОЦКАЯ, А. А. ЦЫМБАЛ

АТРИБУЦИЯ ФОТОПОРТРЕТОВ ИЗ КОЛЛЕКЦИИ ДЕ БОТТАРИ

9 июня 2016 года в Таганрогском историко-краеведческом музее, расположенном в бывшем дворце Алфераки, состоялась церемония торжественной передачи в фонды музея коллекции рисунков и фотографий из архива итальянской семьи де Боттари.

Коллекция де Боттари, как её назвали сотрудники музея, была подарена Таганрогу жительницей США Патрисией Смит Энгел.

П. С. Энгел происходит из семьи де Боттари, состоявшей в родстве с знаменитыми таганрогскими греками Алфераки.

Во время презентации коллекции госпожа Энгел так рассказала о своей находке: «Я оказалась здесь благодаря одному интересному событию. Разбирая вещи матери после её смерти, я обнаружила в чулане коробки. Там были старинные вещи из Европы, Италии и России. Моя мать когда-то рассказывала мне, что семья прадеда жила в России. Мне стало интересно узнать, кто изображён на этих рисунках и фотографиях, на многих из которых была фамилия Алфераки. Я набрала это имя в интернете, и представьте моё удивление, когда я узнала, что в Таганроге есть дворец Алфераки и сейчас тут музей. Так я выяснила свою связь с родом Алфераки. У семьи был широкий круг друзей, среди них много знаменитостей. Постепенно я осознала, что эта коллекция не является моей собственностью, а должна вернуться к вам в Россию, в Таганрог» [1].

220 рисунков и фотографий знакомят с неизвестными страницами жизни дворянских семей греческого происхождения в ХIХ веке, составлявших элиту таганрогского общества.

Эти уникальные свидетельства давно ушедшей эпохи, таящие немало загадок, являются бесценным материалом для изучения истории города.

Наибольший интерес представляют 42 рисунка, выполненные тушью и пером на пожелтевшей плотной бумаге для рисования. Это весёлые шаржи и ситуационные карикатуры, составляющие своеобразную мозаику, которую можно назвать «Невероятные приключения таганрожцев в Италии». Кто был автором этих рисунков, можно только предполагать.

Известно, что Ахиллес и Сергей Алфераки были талантливыми рисовальщиками. В фондах Таганрогского историко-краеведческого музея хранится большая коллекция карикатур на жителей города, выполненных в 1860–1880 годах братьями Алфераки и их друзьями. Своеобразный коллективный портрет таганрогского общества второй половины ХIХ века теперь дополнен рисунками, запечатлевшими тех же людей в гостях у итальянских родственников. Сюжеты некоторых таганрогских и итальянских рисунков перекликаются.

Так, в альбоме семьи Алфераки мы видим карандашный рисунок, изображающий в юмористическом духе конную прогулку. Два подобных рисунка, но уже пером и тушью, есть и в итальянской коллекции. Шаржи совпадают по композиции и по характеру изображению некоторых персонажей. Это даёт возможность предположить, что изобразил их один и тот же художник. Среди всадников узнаваемы сами братья Алфераки и представитель итальянской семьи Баччи, проживавшей в Таганроге.

Рисунки, выполненные в гостях у итальянских родственников, свидетельствуют о том, что и вдали от родины таганрогские аристократы не изменяли своим привычкам. Они музицировали, занимались живописью, рисовали друг на друга шаржи, разыгрывали любительские спектакли.

Кроме рисунков, коллекция де Боттари содержит 178 фотографий. Наибольший интерес среди них представляют фотографии членов семьи Алфераки, их друзей и родственников.

Атрибуция многих снимков довольно сложна: большей частью они не подписаны. Не представляется возможности провести их иконографический анализ, так как в архиве музея мало изображений членов семьи Алфераки, их родственников и знакомых.

Большой удачей стала атрибуция фотографий, принадлежащих друзьям Алфераки – семье Сарандинаки. Благодаря подписям под некоторыми шаржами удалось узнать, что один из таганрожцев гостил в Риме вместе с женой и свояченицами. Уловленное на карикатурах портретное сходство помогло безошибочно выделить фотографии с их изображением. Выразительные черты лица гостя из Таганрога позволили предположить его принадлежность к известному роду Сарандинаки.

При дальнейшей идентификации персон на фотопортретах мы основывались на достоверно известных сведениях из родословной семьи Сарандинаки [2] и временных рамках, ограниченных 1860–1880 годами. В эти годы в Италии вместе с женой и свояченицами мог находится один из пяти сыновей Маргарита Фёдоровича Сарандинаки (Фёдор, Григорий, Николай, Георгий или Яков) или один из двух сыновей Павла Фёдоровича Сарандинаки (Ипполит или Николай). Хранящиеся в семейных архивах изображения Ипполита Павловича с женой [3, с. 188], Николая Павловича [3, с. 185] и его супруги, а также портрет Николая Маргаритовича Сарандинаки [4] позволили исключить этих членов семьи из числа рассматриваемых лиц. Скончавшийся в 1883 году отставной поручик Фёдор Маргаритович Сарандинаки был холост [3, с. 180]. Подполковник Георгий Маргаритович Сарандинаки женился в 1884 году на государственной крестьянке Наталии Лисенко [3, c. 182]. Существовавшие сословные предубеждения исключают возможность его путешествия за границу с сёстрами жены, крестьянками из села Кагальник. Таким образом круг лиц сузился до двух представителей семьи – Григория Маргаритовича и Якова Маргаритовича Сарандинаки.

Для подтверждения нашего первого вывода мы обратились к Сергею Алексеевичу Никитину, эксперту высшей категории, главному специалисту Бюро судебно-медицинской экспертизы г. Москвы.

С. А. Никитин – давний друг Петра Александровича Сарандинаки [2]. Вместе они участвовали в поисковых экспедициях и идентификации останков императора Николая II и членов его семьи. Помимо антропологической реконструкции, Сергей Алексеевич занимается идентификацией личностей по фото- и видеоматериалам.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Яков Борисович Сарандинаки. Рим. 1876 год.

Сопоставив фотографию из коллекции де Боттари и портрет Николая Маргаритовича Сарандинаки, Никитин подтвердил, что с вероятностью более 50% изображённый на них мужчина приходится родным братом Н. М. Сарандинаки.

Следующий этап предполагал опознание женских фотопортретов.

Девичья фамилия жены титулярного советника Григория Маргаритовича Сарандинаки, Александры Петровны, неизвестна. Яков Маргаритович был женат на Юлии, дочери ростовского городского головы Н. И. Кузмина, поэтому решили сравнить портрет жены гостившего в Италии Сарандинаки с портретом Н. И. Кузмина.

Несмотря на то, что купец первой гильдии Н. И. Кузмин на протяжении шести лет возглавлял Ростовскую городскую думу, до последнего времени не было известно ни одного его изображения. Упорные поиски портрета Кузмина привели ростовского краеведа Александра Овчинникова к коллекционеру из Москвы Михаилу Валентиновичу Золотарёву. Оказалось, что фотография Н. И. Кузмина находится в созданной Золотарёвым электронной базе фотопортретов известных российских деятелей [5].

Для сопоставления с обнаруженным изображением Кузмина С. А. Никитину были направлены фотографии из коллекции де Боттари]: предположительно супружеской пары Якова Маргаритовича и Юлии Николаевны Сарандинаки, портрет Юлии Сарандинаки, её сестёр Клавдии и Евгении.

Проведя и сравнительное исследование, судебно-медицинский эксперт С. А. Никитин выделил несколько совпадающих признаков на портрете Н. И. Кузмина и женских изображениях:

1. Одинаковая левая бровь, только у женщин наружные концы бровей приподняты;

2. Одинаковые верхние веки (подвижные их части), только у Н. И. Кузмина веки несколько приподняты;

3. У женщины на фото 6 схожий с Кузминым по форме контур лба.

4. Одинаковые с женщиной на фото 4 радужки.

5. Похожие с женщиной на фото 4 нижние веки. 

6. Очень высокая степень сходства женщин на фото 4 и 7; это один и тот же человек или сёстры-близнецы.

На основании обнаруженных совпадений С. А. Никитин сделал вывод о том, что женщины на фотографиях с очень большой долей вероятности являются родными сёстрами и дочерями Н. И. Кузмина.

Сергей Алексеевич Никитин также обратил наше внимание на то, что, что фотографии Якова и Юлии Сарандинаки сделаны в разные годы: герои портретов гостили в Италии не единожды. 

Атрибуция фотопортретов Якова Маргаритовича Сарандинаки, его жены Юлии Николаевны и двух своячениц полностью подтверждается известными фактами их жизни.

Яков Маргаритович Сарандинаки и Юлия Николаевна Кузмина состояли в близком родстве: их матери Глафира и Александра, в девичестве Щербинские, являлись родными сёстрами. Подобные браки получили названия ортокузенных.

По указу Святейшего Синода от 19.01.1810 года браки между лицами в четвёртой боковой степени родства (кузены и кузины) запрещались. Родственникам, состоящим в пятой, шестой и седьмой степенях родства для заключения союза требовалось разрешение правящего архиерея. Стремившиеся во что бы то ни стало соединиться узами брака, близкие родственники искали священника готового совершить в нарушение запрета тайный обряд.

Венчались влюблённые в 1876 году в Одессе. Город на берегу Чёрного моря был выбран неслучайно. В 1852–1857 годах Юлия и её сестра-близнец Евгения учились в Одесском институте благородных девиц. Интересное совпадение: с 16 марта 1875 года по 1 марта 1877 года Херсонскую и Одесскую епархию возглавлял архиепископ Иоанникий, в миру Иван Семёнович Горский. Муж Евгении Кузминой носил фамилию Горский (инициалы неизвестны). По семейной версии, переданной Петром Александровичем Сарандинаки, Яков и Юлия получили разрешение на венчание. Нина Сергеевна Горская, внучатая племянница Юлии Николаевны, высказала противоположную версию: Яков и Юлия венчались тайно [6].

На фото Юлия Николаевна Кузьмина, в замужестве Сарандинаки. Рим, 1876.

Так или иначе, бракосочетание было совершено в полковой церкви 60-го Замосцкого пехотного полка, квартировавшего в Одессе. Согласно метрической записи от 21 июля венчались первым браком «дворянин кандидат философских наук Императорского московского университета Яков Маргаритов сын Сарандинаки, православный, 26 лет» и «дочь почётного потомственного гражданина Юлия Николаева Кузьмина, православная, 30 лет» [7, л. 69 об.]

Бракосочетание совершил протоиерей Алексий Патенков. Шаферами со стороны жениха были родной брат невесты коллежский секретарь Яков Кузьмин и одесский мещанин Иван Васильев; «по невесте отставной полковник и кавалер Фёдор Елисеев Максимов и штаб-офицерский сын Юлий Сергеев Ширяев» [7, л. 70].

О соединившим брачными узами любящие сердца полковом священнике А. Патенкове известно, что он участвовал в обороне Севастополя. С 19 января по 28 августа 1855 года отец Алексий находился в составе Севастопольского гарнизона и получил ранение в голень осколком гранаты. Наградой за мужество ему стал орден Святой Анны 3-й степени с мечами [8].

Яков Маргаритович Сарандинаки окончил Московский университет в 1872 году и решил проверить себя на педагогическом поприще. Однако преподавание в гимназии греческого и латыни не вызывало у молодого человека энтузиазма, и он решил продолжить образование за рубежом. В 1876 году он обратился с ходатайством к руководству университета с просьбой командировать его в Европу за собственный счёт «для подготовки к профессорскому званию» [9].

Из европейских стран Яков Маргаритович выбрал Италию и Германию. Начало заграничной поездки удачно совпало со свадебным путешествием. Вероятнее всего, молодые супруги отправились на родину Овидия из Одессы на корабле. Впоследствии Сарандинаки приезжали в гости к де Боттари как минимум ещё один раз.

В поездках в Италию Юлию Николаевну сопровождали сёстры Евгения и Клавдия. Молодые люди наслаждались красотами Италии и гостеприимством итальянских друзей. Дамы увлекались модными магазинами, а кавалер воздавал дань богу виноделия Бахусу.

Во время заграничного турне Яков Маргаритович не сильно утруждал себя наукой и, возвратившись в Москву, навсегда оставил помыслы заниматься преподаванием.

Супруги купили в 1888 году в Москве у дочерей поручика Возицина два земельных участка и дом за 11 669 рублей 25 копеек 10].

Особняк Сарандинаки на Сивцевом Вражке был двухэтажным, с каменным нижним и деревянным верхним этажами и нежилой пристройкой для входных сеней [11]. В подвале располагались кухня, прачечная, комната прислуги; дом имел канализацию и водопровод. При доме проживал дворник.

Яков Маргаритович придерживался старинного уклада жизни и, «чтобы сохранить стиль обстановки, не только не провёл электричества, но даже не было керосиновых ламп, только бра и люстры со свечами» [6]. В доме Толстого, по соседству, Я. М. Сарадинаки открыл типографию «Русская печатня», издававшую преимущественно православную и историческую литературу.

Монархист по убеждениям, Яков Маргаритович тяжело переживал революцию 1905 года. Декабрьское вооружённое восстание в Москве разворачивалось на его глазах. В попытке защитить духовные и материальные ценности от революционно настроенных горожан Сарандинаки примкнул к крайне правым силам. В его типографии и под его редакцией Московский союз русского народа в феврале 1906 года начал выпуск литературно-политической газеты «Русский стяг» [12]. Печатное дело, не любивший тяготить себя делами, Яков Маргаритович доверил студенту Технологического университета Н. Андрушкевичу [13]. Молодого человека порекомендовал редактор «Московских ведомостей» В. А. Григмут, известный как основатель черносотенной организации Всенародный русский союз, поэтому в его протеже Яков Маргаритович не сомневался.

Однако всё получилось ровно наоборот. Внедрившийся в монархические круги Андрушкевич исповедовал левые взгляды. Он не только ввёл Сарандинаки в растраты, но издал в «Печатне» недозволенную цензурой брошюру В. Асина «Беднота в темноте, темнота от бедноты» в количестве 3000 экземпляров. При обыске в типографии был обнаружен набор и несколько экземпляров злополучной брошюры. Обвиняемый Андрушкевич пустился в бега, и к ответу привлекли Сарандинаки.

После двух лет судебного расследования обвинение с Якова Маргаритовича всё-таки было снято. В следующий раз неудачливый владелец передал типографию в заведование отставному поручику артиллерии, заручившись «добром» московского градоначальника.

Юлия Николаевна и Яков Маргаритович не стесняли себя в средствах. На лето супруги уезжали в Крым, в имение Сарандинаки, «находившееся на реке Бельбек между станциями железной дороги Макензиевы горы и Бельбек» [6] или отправлялись за границу.

Умерла Юлия Николаевна скоропостижно в 1911 году. После её кончины выяснилось, что она заложила принадлежащее ей имение в Крыму на сумму в 140 тысяч рублей. Оставшиеся после неё средства составили 42 тысячи рублей на расчётной книжке Московского купеческого банка, несколько векселей общей суммой на 25 тысяч рублей от севастопольского нотариуса Каракаша и на 177 рублей на книжке Почто-телеграфной сберегательной кассы [14].

Яков Маргаритович «скончался во время революции [в конце Гражданской войны – Е. В.] в своём имении в Крыму и похоронен между столетних дубов, на которые приезжали смотреть экскурсии» [6].

В последующие десятилетия потомки сестёр Кузминых и семья де Боттари поддерживали дружеские отношения. В 1919 году в Петрограде Ольга Боттари вышла замуж за внучатого племянника Юлии Сарандинаки Георгия Николаевича Кнорринга [15].

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Егорова Е. Американка подарила Таганрогу уникальную коллекцию. URL: https://ok.ru/group/51966440374470/topic/65480506990790

2. Род Сарандинаки : Родословная роспись семьи Сарандинаки.URL: http://margaritovka.ru/rod-sarandinaki/

3. Высоцкая Е. П. Павловичи и Маргаритовичи // Дон.временник. Год 2016-й. Вып. 24. С. 176–194.

4. Памяти Николая Маргаритовича Сарандинаки/ сост. М. Н. Сарандинаки. М. : Т‑во скоропеч. А. А. Левинсона, 1897.

5. Zolotarevarchives/URL:https://www.zolotarevarchives.com/fullscreen-page/comp-je4xqsml/e43b33c2-8602-427a-99ed-f1937eaae3ea/107/%3Fi%3D107%26p%3Du73g3%26s%3Dstyle-jhp8iavj

6. Письмо Н. С. Горской к внукам.[Без даты]. // Семейный архив П. А. Сарандинаки

7. РГВИА. Ф. 16290. Оп. 1. Д. 571.

8. Военные священники – участники Крымской войны и обороны Севастополя. Протоиерей Алексий Патенков // Свято-Никольский храм храм-памятник. URL: https://nikolskij-hrampamyatnik.ru/duxovnye-zashhitniki

9. ЦИАМ. Ф. 418. Оп. 45. Д. 362. Л. 1–2 об.

10. Там же. Ф. 117. Оп. 9. Д. 576. Ч. 2. Л. 76.

11. Там же. Ф. 179. Оп. 63. Д. 8888. Л. 1 об.

12. Там же. Ф. 6. Оп. 95. Д. 251. Л. 1–2.

13. Там же.Ф. 142. Оп. 17. Т. 2. Д.  113.

14. Там же.Ф. 49. Оп. 3. Д. 3279. Л. 4–4 об.

15. Фон Кнорринг № 1976.URL:https://www.adelsvapen.com/genealogi/Von_Knorring_nr_1976

Источник: Высоцкая Е. П., Цымбал А. А. Атрибуция фотопортретов из коллекции де Боттари // Донской временник / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2019. Вып. 28-й. С. 112–116.




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2020 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"