Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Слуцкий А. И. К истории организации полковых библиотек в кубанском казачьем войске // Донской временник. Год 2008-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2007. Вып. 16. С. 218-221. URL: http://donvrem.dspl.ru/Files/article/m16/1/art.aspx?art_id=970

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2008-й

Библиотеки Ростовской области

К ИСТОРИИ ОРГАНИЗАЦИИ ПОЛКОВЫХ БИБЛИОТЕК В КУБАНСКОМ КАЗАЧЬЕМ ВОЙСКЕ

О полковых библиотеках Кубанского казачьего войска не найти ни публикаций, ни исследований, Не упоминаются они и в фундаментальных трудах И. Д. Попки, Е. Д. Фелицина, П. П. Короленко, Ф. А. Щербины по истории этого войска. Однако в формировании культуры Кубани они, без преувеличения, сыграли особую роль [1].

До конца 30-х годов XIX столетия книжные собрания Кубани носили функционально-прикладной характер. Они хранились в храмах, училищах, правительственных учреждениях. Черномория в то время книг ещё не печатала, их доставляли из Харькова (учебные), из Таврии (религиозные), из Петербурга (законодательные) [2].

В сороковые годы ситуация начинает меняться. Общественных библиотек в Черномории по-прежнему не было, власти об их создании всерьез не задумывались. Но появляется своя кубанская (по корням и по месту рождения) интеллигенция, во все сферы социальной жизни проникают гражданские инициативы. Казачью интеллигенцию перестаёт устраивать сугубо «прикладной», функциональный характер существующих в области книжных собраний. По замечанию Я. Г. Кухаренко, «...частные лица из войсковых чинов, желающих иметь издаваемые книги или журналы и газеты, выписывают их на собственный счёт» [3]. Некоторые станичные атаманы приобретают для своих правлений книги исторического и политического содержания. Тот же Я. Г. Кухаренко предлагает купить книгу А. Скальковского «История Новой Сечи» и хранить её в правлении, чтобы всякий из казаков имел право «в свободное время читать или слушать читающих, вспоминать времена наших бессмертною своею славою предков» [4]. Собранию книг в станичном правлении, должном обеспечивать реализацию управленческих функций, пытались придать новую, не характерную для него воспитательную функцию.

В этот период в крае интенсивно начали формироваться личные библиотеки. Документы сохранили для нас возможность подробно проанализировать состав нескольких библиотек. В частности, библиотеки командира Псекупского полка, историка войска Ивана Диомидовича Попки, библиотеки исполняющего обязанности наказного атамана Черноморского казачьего войска генерал-майора, литератора и этнографа Якова Герасимовича Кухаренко, Новороссийской морской офицерской библиотеки, на организацию, фонды, деятельность которой оказал личное влияние начальник 1-го отделения Черноморской береговой линии контр-адмирал Лазарь Маркович Серебряков. Все трое были людьми известными, так или иначе причастными к управлению и формированию идеологии в крае. Интересно, что все три личные библиотеки по своему составу были разные. Их владельцы не ограничивались «личным интересом», инициируя власть и других черноморцев к чтению и занятиям профессиональной культурой.

Завершение Кавказской войны, проникновение в экономику Кубани капиталистических отношений, активные миграционные процессы, расширение гражданских инициатив в социальной жизни Кубани — это далеко не полный перечень факторов, которые должны были повлиять и повлияли на книжную жизнь Кубани 60-х годов. Именно в это время администрация Кубанской области взяла на себя заботу о формировании библиотечной сети.

В 1863 году появился циркуляр об официальном открытии войсковых библиотек, год спустя в войске уже функционировали три окружные, семь бригадных, семь полковых и одна батальонная библиотека.

Собственно первые полковые библиотеки начали открываться ещё до появления циркуляра. «Полковые библиотеки существуют давно; но существование их в начале было самое жалкое, ничтожное – до того, что многие офицеры не подозревали об их существовании, отчасти, по их ничтожности, а отчасти от того, что в то время, мало кто интересовался ими. Они состояла из пустых и то немногих книжек. <…> Книги брались без расписки, офицеры нередко зачитывали их и отдавали своим знакомым, полк уходил и книги оставались. Перед открытием же Крымской войны, вместе с тяжестями, полки побросали и свои библиотеки, которых в последствии, конечно, не оказалось» [5].

Первоначально принципы организации полковых библиотек в Кубанском казачьем войске не отличались от существующих в России принципов организации полковых библиотек регулярной армии: тот же «процент с рубля» на комплектование, тот же неизбежный административный контроль над комплектованием фонда. Впрочем, сразу начали проявляться и особенности. В отличие от библиотек регулярных полков, которые оставались библиотеками закрытого типа, библиотеки казачьих полков сразу открывались как общественные.

В циркуляре от 21 октября 1863 года Наказной атаман Н. Ф. Сумароков-Эльстон подчёркивал, что главная задача полковых библиотек – дать «всем желающим возможность читать периодические издания и произведения лучших русских авторов и тем удовлетворить необходимой потребности образованного общества, содействовать развитию в низших слоях общества стремления к грамотности...». И тут же предписывал: «с начала предстоящего года в каждом округе и бригаде открыть общественную библиотеку под названием окружных и бригадных» [6].

Через год были опубликованы «Правила для общественных библиотек Кубанского казачьего войска: окружных, бригадных, полковых, утверждённые Наказным атаманом 14 марта 1865 года» [7].

Начальник Ейского военного округа для более успешной организации окружной библиотеки в станице Уманской «открыл на предмет этого между благородным обществом подписку»[8]. Начальник Екатеринодарского отдела продолжал тему: «…для дальнейшего же поддержания этой библиотеки полагаю, было бы достаточно тех средств, которые возможно получать от частных подписчиков Екатеринодара за пользования книгами библиотеки, при предстоящем её устройстве» [9]. Командир 23-го полка просит у Наказного атамана разрешения «допустить к должности библиотекаря учителя полковой школы, командуемого мною полка, купеческого сына Михаила Гульченко» [10].

Полковые библиотеки открывались в станицах, где располагалось управление полком. Сразу активно начали обсуждаться вопросы библиотечного обустройства. Циркуляры звучали требовательно. Окружные начальники и бригадные командиры составляли правила и отправляли начальству на утверждение [11]. В 10-м параграфе «Правил для общественных библиотек Кубанского казачьего войска…» указывалось: «Библиотеки состоят в округах – при окружных дежурствах, в бригадах и полках – при канцеляриях; было бы желательно, чтобы помещение собственно для библиотеки состояло из двух отдельных комнат. Из которых в одной бы хранились книги с описями и делами библиотекаря в особо устроенных шкафах, в другой, назначаемой для чтения, необходимая для сего мебель. В случае, если помещения окружных дежурств, бригадных и полковых канцелярий не будут представлять выше изложенных удобств для библиотеки, то почётный блюститель обязывается позаботиться о помещении таковой в отдельном здании» [12]. Библиотеки чаще всего размещали в школьных и училищных зданиях, платили школе за аренду. Реже – в здании полкового управления. Командир 24-го конного полка приобрёл для библиотеки специальное здание и необходимую мебель.

В январе 1866 года начальник Таманского военного округа просит редактора «Кубанских областных ведомостей» известить читателей, «что 19 сего января, в станице Полтавской открыта Таманская окружная библиотека вверенного мне округа. Библиотека эта <…> открыта по вторникам и субботам с 9 до 12 утра и с 2 до 5 часов вечера. Выдача из неё книг на дом будет производиться по воскресеньям с 2 до 5 вечера. Количество имеющихся в данной библиотеке книг – 412 томов». Дальше в объявлении дан перечень получаемых библиотекой в 1866 году периодических изданий. Таких объявлений было опубликовано достаточно много, не только из Таманского военного округа. Важно подчеркнуть: объявления абсолютно клишированные, режимы работы в библиотеках идентичные, фонды (в количественном отношении) практически одинаковые.

Вопросы финансирования сначала решались одинаково для всех библиотек военного ведомства: отчисления одного процента от жалования офицеров полка и плата за пользование книгами читателей неказачьего сословия. Кроме того, Наказной атаман подарил каждой открывшейся библиотеке по сто рублей. Командир 6-й бригады, кроме вычета из офицерского жалования, предлагает «…если угодно Вашему Сиятельству, разрешить произвести вычет на выписку книг из денежного содержания нижних чинов, так же с рубля по копейке» [13]. Предложение не встретило поддержки Наказного атамана. Командир Псекупского полка И. Д. Попка в 1866 году предложил полковым священникам пользоваться библиотекой на одном основании с офицерами, т. е. платить 1% с рубля из получаемого ими жалования. На таких условиях с них никакой отдельной платы за чтение браться не будет [14]. Порой «книги разрозненные и не имеющие насущного интереса и известной потребности» продавали с аукциона или публичного торга, а на вырученные деньги покупались «новые и более необходимые для офицеров сочинения» [15]. Принципиальным решением вопроса была передача на комплектование и организацию библиотек сэкономленных средств, которые поступали в окружные правления на «улучшение артелей, на содержание канцелярий строевых частей во время нахождения их на службе». Кроме того, библиотеки охотно принимали дары от читателей, взимали плату за утерянные книги.

Комплектование библиотек предполагало два основных направления: 1) обязательное приобретение всех рассылаемых начальством регламентирующих документов и изданий, обязательная выписка книг по военной тематике; 2) самостоятельный отбор и приобретение новых изданий на средства, складывающиеся из отчислений и платы частных лиц за пользование библиотекой.

Первоначально Наказной атаман принял решение о централизованном комплектовании библиотек, был подписан договор с петербургским книготорговцем Н. Овсянниковым, и к нему приложен список 18 войсковых библиотек, которые Н. Овсянников должен был комплектовать. Договор просуществовал недолго. После банкротства Овсянникова (сентябрь 1868 года) каждый командир сам брал на себя инициативу по выписке книг. Безусловно, выписка книг для полковой библиотеки всякий раз требовала разрешения войскового начальства, но анализ сохранившихся списков-прошений свидетельствует о широте интересов офицеров войска, об универсальности формирующегося в области книжного фонда. Большое место в фонде занимали книги по истории (в том числе, по истории казачества), статистике, этнографии, военная, кавказоведческая и художественная литература. В комплектовании библиотек принимали участие издатели и книготорговцы М. Вольф, Г. Свешников, Д. Фёдоров. Книги военной тематики поступали из военно-исторического отдела окружного штаба, окружного артиллерийского управления, военно-сухопутного ведомства, военной типографии инспекторского департамента Военного Министерства, инспекторского отделения Главного инженерного управления. Обязательным для библиотек было приобретение приказов, циркуляров, инструкций, распоряжений, уставов, поступающих по военному ведомству и из канцелярии наказного атамана.

К сожалению, каталогов полковых казачьих библиотек до нас дошло мало. Сохранившийся каталог библиотеки Псекупского полка едва ли отражает общее положение дел. Иван Диомидович Попка (командир полка) – человек блестяще образованный, владелец прекрасной личной библиотеки, проявлял завидную заботу и о библиотеке полковой. Поэтому библиотека Псекупского полка была одной из лучших в войске.

Но полистать каталог стоит. Наиболее полно в количественном отношении укомплектованы «История» и «Словесность». Русская история представлена именами Н. Карамзина, С. Соловьёва, Н. Костомарова, Н. Устрялова. Много книг по истории Украины (Малороссии), Червонной и Галицкой Руси – А. Скальковского, М. Максимовича, П. Кулиша, Н. Костомарова, Н. Маркевича, А. Ригельмана, М. Сементовского, В. Смирнова. Книги, посвящённые истории Англии, Сербии, Польши, Франции. Немало книг по истории Кавказа, Кавказской войны, исторических биографий, записок иностранцев о Кавказе. Собрания сочинений В. Белинского, Н. Гоголя, В. Даля, Н. Добролюбова, М. Лермонтова, Н. Некрасова, А. Пушкина, И. Тургенева… Отдельные тома С. Аксакова, А. Бестужева, И. Гончарова, А. Грибоедова, Ф. Достоевского, А. Кольцова, И. Котляревского, М. Салтыкова-Щедрина, Л. Н. Толстого, Т. Шевченко. Из иностранных литераторов – И. В. Гёте, Ч. Диккенс, А. Дюма, Жорж Занд, Э. Сю, У. Теккерей, В. Шекспир.

Список получаемых полковыми библиотеками периодических изданий достаточно устойчив (очевидно, согласно рекомендациям начальства). Из Кубанских и Кавказских изданий почти везде – «Кубанские областные ведомости», «Кавказский календарь», газета «Кавказ»; из военной периодики – «Русский инвалид», «Военный сборник», «Оружейный сборник», «Труды С.-Петербургского военно-экономического общества». Религиозная периодика представлена «Православным обозрением» и «Духовным богословием».

Комплектование фондов находилось под жесточайшей военной и гражданской цензурой. Регулярно «вводились дополнительные цензурные меры для контроля за чтением нижних чинов» [16]. После таких мер интерес к запрещённым книгам, конечно, проявлялся более активно. Но зато и увеличилось количество документов об изъятии из фондов и списании «неблагонадёжных» книг.

После 1870 года и упразднения военных округов окружные, бригадные, полковые, батальонные библиотеки были переданы в управление пяти военных отделов (Екатеринодарского, Ейского, Баталпашинского, Темрюкского, Майкопского). В административных центрах отделов на основе этих книжных фондов организовали библиотеки, функционирование которых, в значительной степени, обеспечивалось общевойсковым бюджетом.

В целом полковые библиотеки ориентировались на формирование универсального книжного фонда, на доступность широкому кругу читателей. К 70-м годам они сравнительно равномерно охватили территорию всей области. В условиях военно-административного управления и отсутствия в области общественных библиотек именно полковые библиотеки Кубанского казачьего войска стали основой формирования инфраструктуры библиотечного дела региона.

 

ИСТОЧНИКИ И ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Слуцкий А. И. К истории организации полковых библиотек в Кубанском казачьем войске // История библиотек дореволюционной России. Становление и развитие. Тез. сообщений. Спб.,1994. С.55-59.
  2. Слуцкий А. И. Некоторые аспекты периодизации истории дореволюционного провинциального книжного дела (на материалах Кубанской области) // Книжное дело в России в Х1Х – начале ХХ века. Сб. науч. статей. СПб, 2006. Вып. 13. С. 111.
  3. ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 2877. Л. 4.
  4. Мельников Л. М., Я. Г Кухаренко и Т. Г. Шевченко в их взаимных отношениях// Изв. ОЛИКО. Екатеринодар, 1913. Вып. VI. С. 39.
  5. Кубанские областные ведомости. 1876. №16.
  6. ГАКК. Ф. 259. Оп. 1. Д. 133. Л.1.
  7. ГАКК. Ф. 351. Оп. 1. Д. 43.Л. 1
  8. ГАКК. Ф. 254. Оп. 2. Д. 533. Л. 102.
  9. ГАКК. Ф. 396. Оп. 1. Ч.1. Д. 791. Л. 12.
  10. ГАКК. Ф. 254. Оп. 2. Д. 533. Л. 5.
  11. ГАКК. Ф. 259. Оп. 1. Д. 133. Л. 30.
  12. ГАКК. Ф. 351. Оп.1. Д. 43. Л. 1.
  13. ГАКК. Ф. 254. Оп. 2. Д. 383. Л. 28.
  14. ГАКК. Ф. 351. Оп. 1. Д.43, Л.113
  15. ГАКК. Ф. 396. Оп.1. Ч. 1. Д. 791. Л.11.
  16. ГАКК. Ф. 396. Оп. 1. Ч. 2. Д. 2417. Л. 5.

 




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2020 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"