Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Жак С. В. Долгая жизнь, долгая память // Донской временник. Год 2011-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2010. Вып. 19. С. 163-164. URL: http://donvrem.dspl.ru/Files/article/m16/1/art.aspx?art_id=748

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2011-й

Библиотеки Ростовской области

С. В. Жак

ДОЛГАЯ ЖИЗНЬ, ДОЛГАЯ ПАМЯТЬ…

К 110-летию со дня рождения Марии Семёновны Жак

 

Обычно говорят: человек жив, пока о нём помнят. Но память о том, кто не занимал высоких постов, не стал выдающимся артистом, художником, писателем, быстро выветривается, угасает. Моя мама, Мария Семёновна, всю жизнь была «рядовой» – библиотекарем, методистом детских библиотек, во время войны – медицинским статистиком в госпиталях. Ещё она была женой и верной спутницей Вениамина Жака, память о котором тоже тускнеет, тем более что книги его стихов больше тридцати лет не переиздавались. Однако когда недавно я посетил несколько детских библиотек, оказалось, что о Марии Семёновне с радостью вспоминают многие и многие, отмечают её высокую культуру, неизменно благожелательное отношение к сотрудникам и собеседникам, неприятие лицемерия и двурушничества.

Почему она оставила тёплый след в их сердцах? Частичный ответ мы найдём в её воспоминаниях, посмертно опубликованных в альманахе «Ковчег» и в «Донском временнике» [1]. И на всех юбилейных торжествах, в юбилейных статьях и передачах на радио и телевидении опять-таки самые разные люди говорили об особой атмосфере, окружавшей Марию Семёновну на работе – и дома, который стал «Домом друзей» для многих молодых и немолодых писателей, артистов, библиотекарей. К ней без конца обращались за советами, наводили справки по литературе, по истории… После её смерти во многих воспоминаниях мелькали фразы: «Спросить бы у Марии Семёновны!» [2]…

В круг её друзей и близких знакомых входили писатели Аркадий Гайдар [3], Вера Панова, Лев Кассиль, Лазарь Лагин (автор «Старика Хоттабыча»), Евгений Шварц, Григорий Кац, актёры Вильям Шатуновский, Александр Тимонин, Варвара Шурховецкая, критик Сара Бабёнышева, первая женщина – капитан дальнего плавания Татьяна Дьяченко и племянница секретаря Ленина Н. Горбунова. Недаром говорится: скажи мне, кто твой друг…

Я рано специализировался в области математики и механики, поэтому мои профессиональные интересы с родительскими разошлись. В какой-то степени это было связано с тем, что я видел на примере родителей роль субъективных факторов при оценке литературных произведений, – в точных науках оценки более объективны.

Мама нередко говорила, что хотя в молодости ей нравилась математика, но то, чем я занимаюсь, ей совсем непонятно. У меня появились друзья, мы обсуждали вопросы, далёкие от литературы. Но среди математиков были люди, любившие и знавшие литературу, музыку, искусство, и потому в доме всё время сохранялась литературная и культурная атмосфера, звучали стихи (в том числе и запретные в то время Гумилёв и Мандельштам), мы спорили и огорчались по разным поводам... Но никогда не обсуждали цены на рынке и бытовые проблемы – это даже отмечали наши друзья на застольях.

Мама была «потомственным библиотекарем»: её мать Э. С. Браиловская участвовала в организации первой в Ростове детской библиотеки; работали в библиотеках муж и его сёстры. Она не просто выдавала книги, но и беседовала с читателями: что запомнилось из прочитанного, что ещё хотели бы прочесть и т. д., и всё – с радостным интересом и сочувствием. Я уверен: одна из причин падения интереса детей и взрослых к библиотекам – отсутствие таких бесед!..

Мама пережила и еврейские погромы в Ростове, и болезни в детстве, и смерть племянников, смерть матери от дистрофии в эвакуации, и эмиграцию двух братьев, и «чистку» в университете (происхождение из купеческой семьи!), и «национальные» трудности послевоенного периода. Но несмотря ни на что – не утратила ровный, спокойный оптимизм, интерес ко всему и ко всем!

А с моим отцом было такое взаимопонимание (это угадывается даже по фотографиям), что после его смерти жизнь казалась бессмысленной. Но она нашла в себе силы посвятить всю себя архивам Вениамина Жака, заботам о детях, внуках и правнуках… Мама настолько любила его творчество, что в любых ситуациях вспоминала строки, им созвучные. Вот, например, такие:

О наших подвигах не будет петь страна,

Но то, что делали – мы делали на совесть.

В кругу других и наши имена

Короткою строкой войдут в большую повесть.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Жак М. С. Я помню... // Ковчег. Ростов н/Д, 2002. Вып. 2. С. 162–255; // Дон. временник. Год 1999-й. С. 149–152; Дон. временник. Год 2001-й. С. 147–158.
  2. Штавдакер Л. А. Страсти по краеведению, или Донская публичная в 1920–1930 годы // Дон. временник. Год 2009-й. С. 167.
  3. Жак М. С. Аркадий Гайдар в Ростове // Дон. временник. Год 1999-й. С. 5–6

 




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2019 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"