Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Ашихмина А. В. Народный дом - это тоже библиотека // Донской временник. Год 2009-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2008. Вып. 18. С. 156-158. URL: http://donvrem.dspl.ru/Files/article/m16/1/art.aspx?art_id=453

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2009-й

Библиотеки Ростовской области

НАРОДНЫЙ ДОМ – ЭТО ТОЖЕ БИБЛИОТЕКА

библиотека в селе Летник Песчанокопского района

 

Е. Н. Медынский, автор книги «Внешкольное образование, его значение, организация и техника», определял народные дома как учреждения, в которых «сосредоточен ряд культурно-просветительских мероприятий – библиотека-читальня, аудитория для народных чтений и лекций, народный театр, школа для взрослых, музей и пр.» [1]. Родина народного дома – Лондон, год рождения – 1887-й; таким образом, воплотилась в жизнь идея Вальтера Безанта, выраженная в его романе «All Sorts and cenditions of man»: «Лондонский Народный Дом устраивает общедоступные здоровые развлечения, концерты, спектакли, различные выставки, гимнастические турниры, вечеринки, игры, увеселительные поездки рабочих, имеет обширную библиотеку-читальню с массой филиальных отделений – клубов» [2].

Народные дома за рубежом возникли как следствие окрепших жилищных кооперативов. Получив дешёвые квартиры, рабочие организовывали при кооперативных домах библиотеки-читальни, устраивали развлечения для детей и взрослых. Народные дома сосредоточивались в основном в городах (деревни там, утратив прежнее значение, превратились в фабричные посёлки). Несколько народных домов в Англии, Бельгии, Германии, Франции, Италии принадлежали в основном обществу потребителей. Сельские народные дома были распространены лишь в Дании.

В России, как сообщает профессор В. Я Данилевский [3], название «народный дом» впервые дано министерством народного просвещения, а именно зданию на Нижегородской Всероссийской выставке 1896 года, в котором имелись аудитория, театральная сцена, читальня с библиотекой, чайная и другие помещения. Народные дома, возникавшие впоследствии, учреждались комитетами попечительства о народной трезвости и прочими обществами. Из городских наиболее известными считались Лиговский народный дом графини С. . Паниной в Петрограде (1891) и Харьковского общества распространения в народе грамотности (1903).

Но гораздо более важным представлялось деятелям внешкольного образования организовывать подобные очаги культуры в деревне: это было особо необходимо и потому, что в связи с началом первой мировой войны и мобилизацией 1914 года была запрещена торговля крепкими напитками. Как сообщал «Новый журнал для всех», «земства первыми откликнулись и единодушно выдвинули идею «Народного Дома» как такого рода учреждения, которое, сочетая в себе и преследование культурно-просветительных целей, и доставление народу разумных развлечений, может наиболее рационально заполнить досуг деревни и, подняв её нравственный и культурный уровень, пробудить в населении самосознание и самодеятельность на пути к лучшему будущему» [4]. Кроме того, выйти из экономического потрясения, созданного войной, возможно было только при общем повышении культурного уровня страны.

Народные дома открывались по России в начале XX века, особенно интенсивно этот процесс шёл в 1914-1916 годах. В нескольких номерах журнала «Школа и жизнь» (1916) появились сообщения такого рода [5]: по случаю 75-летия со дня смерти М. Ю. Лермонтова принято решение о постройке дома его имени в Пензе; Пермское губернское земство планирует строительство в губернии 33 народного дома, и так далее. Оказание поддержки народному дому было возможно лишь при наличии условий, удовлетворяющих минимальным требованиям такого рода просветительных учреждений; одно из основных – наличие библиотеки с читальней и зала для собраний.

Михаил Фёдорович Тихомиров, деятель внешкольного образования Ставропольского губернского земства, писал, что таковое образование – это «не только образование, т. е. умственное развитие, а всестороннее гармоническое развитие личности – умственное, нравственное, эстетическое и физическое» [6]. Отсюда вывод: народный дом, создаваемый благодаря потребности населения к культурному общению, должен приучать население к ведению дел на общественных началах. Управлять им предлагалось представителям всех общественных организаций, имеющих отношение к работе с населением и содействующих его просвещению и развитию. Ставропольское губернское земство, постановив в 1914 году разработать сеть народных домов, сделало первые ассигнования на их постройку в сумме 30 тысяч рублей. Управа по внешкольному образованию получила задание организовать «в каждом уезде по одному народному дому, в котором бы сосредоточивались: 1) библиотека-читальня, 2) аудитория для народных чтений, 3) школа для обучения взрослых, 4) подвижной музей для обслуживания начальных школ волости и курсов для взрослых наглядными пособиями, 5) склад теневых картин для народных чтений и 6) небольшое отделение книжного склада» [7].

Далее в докладе сообщается о найме помещений для народных домов: с 1 июля 1914 года – в селе Прасковее (сроком на два с половиной года), с 1 сентября – в сёлах Летницкое Медвеженского уезда (на два года и четыре месяца) и Большая Джалга Благодаринского уезда (на два года) [8].

Первые сведения о работе этих народных домов относятся к библиотекам. Так, в Прасковее библиотека открыта 1 ноября, 9 ноября при ней открылась и читальня. Организационная работа по устройству библиотеки в селе Летницкое Медвеженского уезда началась 1 декабря 1914 года. «Народные дома ещё не были как следует оборудованы, как в Управу стали поступать просьбы о разрешении пользоваться ими для благотворительных вечеров на нужды войны. 30 сентября Летницкий Дамский Комитет Красного Креста обратился в Управу за разрешением пользоваться одной из комнат народного дома для производства в ней работ по шитью белья для раненых» [9]. Дамский комитет по сбору пожертвований поставил в Прасковейском народном доме в декабре 1914 году спектакль, принёсший 108 рублей прибыли (деньги поступили в пользу раненых).

Итак, в 1915-1916 годах в губернии действовали шесть народных домов. Доклады об их деятельности рассмотрены на 2-м совещании по внешкольному образованию при губернской земской управе 6-13 августа 1916 года. Подробные отчёты заведующих, конечно, не содержат анализа работы, но дают нам цифры для такого анализа. Подспорьем служит описание геополитической обстановки сёл. В окраинном неблагоустроенном Арзгире нет «ни даже достаточного количества начальных школ, вообще ничего, что бы говорило о заботах населения о самом себе» [10]; сочувствующих делу народного просвещения здесь почти не оказалось. И в этой глухомани 8 ноября 1915 года торжественно открывается народный дом, один из первых в губернии! «Одно только улыбалось впереди, – писал заведующий Леонтий Ефимович Шишков, – это работа в мало тронутой культурой среде» [11], среди патриархально устроенных, зажиточных семей северной части губернии.

Кстати на зажиточность селян-малороссов, выходцев из Полтавской, Херсонской, Харьковской губерний, указывал и заведующий Большеджалгинским народным домом Д. Красногорский, отмечая при этом грязь и вообще непривлекательность села [12]. Заведующий Прасковейским народным домом говорил: «Преобладающим элементом читателей состоят ученики одноклассных, двуклассного, церковно-приходских, высше-начального и отчасти сельскохозяйственных училищ. В Прасковее всех училищ насчитывается до 20, из которых многие не имеют своих библиотек» [13]. В Александровском – уездном центре, где располагалась земская управа, – «много интеллигенции, многочисленное население и т. д., поэтому будущность народного дома вполне обеспечена», докладывал Дмитрий Иванович Соловьёв [14]. Иное отношение встретил в селе Летницком Андрей Андреевич Руновский…

«Страшное фиаско потерпел земский вопрос на земле войска Донского, 2/3 населения которой принадлежит к сословию казаков. Они и явились главными противниками земства» [15], – писал в 1880 году журнал «Русское богатство». С организацией земских учреждений в начале XX века ситуация не изменилась. Интеллигенция не желала работать вместе с крестьянством. Примечательно, что заведующий народным домом сумел наладить дело, организовав потребительское общество «Самопомощь», делом ещё раз подтвердив идею народного дома, которая состоит в том, «чтобы войти в общество людей, работать для него и при помощи его» [16]. Отношением к земству определялось и отношение к народному дому – так было и в Большой Джалге. Первый руководитель народного дома Михаил Семенович Хохров считал, что переломить ситуацию помог уроженец села, бывший член Государственной Думы Онипко со своими друзьями. Группа крестьян «составляла как бы своеобразный кружок самообразования. Члены этого кружка в экономическом отношении – рядовые мужики, но в духовном развитии… не уступят среднему местному интеллигенту. Эта новая, доморощенная культурная сила деревни… обещает в недалёком будущем совершенно изменить её нынешний скорбный, неказистый лик» [17].

В работе отдельных сельских народных домов Ставропольской губернии были внедрены особые формы работы. В Арзгире – чтения по хатам, о чём на 2-м совещании по внешкольному образованию докладывала помощница заведующего Л. В. Шишкова, проводившая чтения. Учитывая, что в селе с 25-тысячным населением только девять начальных школ и один народный дом, представитель последнего с беседами приходила в окраинные хаты; её слушали и хозяева, готовящиеся к полевым работам, и старики.

Летницкий народный дом был в губернии первым, и во многом явился пионером – например, в организации выставок. Здесь, кроме библиотеки и читальни, действовали пять «сумочных библиотек», насчитывавших соответственно по 20, 36, 40, 50 и 70 книг, и три «библиотечки» для жителей окраин: один из читателей брал книги на определённое время, приносил их в сумке и раздавал соседям-читателям. Библиотечки работали на окраинах от десяти дней до трёх месяцев.

Судьба многих народных домов после 1917 года неизвестна. Среди архивных документов, однако, встречаются материалы частного совещания членов коллегии по народному образованию о слушании подотдела внешкольного образования от 25 марта 1920 года [18]. «Что касается деятельности народных домов, то из 7 пунктов, организованных губернским земством в 1916 и 1917 гг., в настоящее время функционирует только 3: в с. Донском, Преградном и Летницком, причём все они не имеют заведующих и управляются в настоящее время только помощниками. Книжный инвентарь в Донском и Преградном расхищен и требует немедленного пополнения, здания этих же пунктов холодные, плохо приспособленные для задач народного дома». Собрание постановило «установить число библиотек и народных домов в городе и губернии, принадлежащих просветительским обществам, союзам кредитных и потребительных обществ, а также бывшим попечительствам о народной трезвости».

Как выполнялось постановление? В Пермском земстве, где движение за организацию учреждений просвещения было активным и до 1917 года, на 1 апреля 1923 года числится сто шестнадцать народных домов в сельской местности [19]. В Ставропольской губернии шесть народных домов. Что касается Донской области – в столбце «Народный дом» прочерки. Но одна деталь: в 1924 году село Летницкое (а ныне село Летник) отошло к Ростовской области; значит, Ставропольскую губернию можно считать родоначальницей народных домов донского края?

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

  1. Медынский Е. Н. Внешкольное образование, его значение, организация и техника. СПб, 1913. С.213-214.
  2. Дьяков Ф. Я. Народные дома – очаги духовной и материальной культуры в деревне. М., 1915. С. 19.
  3. Данилевский В. Я. Задачи и общественное значение Народных Домов // Народные Дома как культурно-просветительные центры. Харьков, 1918. С. 35.
  4. Александров. Земство и народные дома. // Новый журн. для всех. 1915. №6. С. 46.
  5. Школа и жизнь. 1916. №№ 30, 36, 41-43, 44-46.
  6. Тихомиров М. Ф. Народные дома и самодеятельность населения // Школа и жизнь. 1916. № 44-46. С. 1.
  7. О деятельности Управы по внешкольному образованию // Докл.губерн. земской управы второму очеред. губерн. земскому собр. 1914 г. по нар. образованию: Доклад 126/27. Ставрополь, 1915. С. 54.
  8. Там же. С. 54.
  9. Там же. С. 56.
  10. Там же. Докл. № 1. С. 112.
  11. Там же. С. 113.
  12. Второе совещание по внешкольному образованию при Ставропольской губернской земской управе 6-13 августа 1916 г.: (журн., докл., постановления): Прил. к Докл. губ. зем. управы по нар. образованию 4 очеред. губ. зем. собр.. Докл. № 1. С. 119.
  13. Там же. С. 127.
  14. Совещание по внешкольному образованию при Ставропольской губернской земской управе. 20-25 сент. 1915 г. (журн., докл., постановления). Ставрополь: Тип. губерн. правления, 1916. Журн. 1-й. С. 17.
  15. Еремеев. Земство и казачество // Рус. богатство.1880. нояб. С. 51.
  16. Второе совещание по внешкольному образованию при Ставропольской губернской земской управе 6-13 августа 1916 г.: (журн., докл., постановления): Прил. к Докл. губ. зем. управы по нар. образованию 4 очеред. губ. зем. собр. С. 24.
  17. Совещание по внешкольному образованию при Ставропольской губернской земской управе 20-25 сент. 1915 г. (журн., докл., постановления). Ставрополь: Тип. губерн. правления, 1916. Журн. 1-й. С. 18-19.
  18. ГАСК. Р-164. Оп. 1. Д. 14. Л. 68, 68 (об).
  19. Народное образование в РСФСР (по стат. данным на 1 апр. 1923 г.). М: Наркомпрос, 1923. 127 с.

 




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2019 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"