Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 

Культура / Библиотеки Ростовской области

Слава Григорьевна Матлина

БИБЛИОТЕЧНОЕ КРАЕВЕДЕНИЕ: ОТ ПОИСКОВ УТРАЧЕННОГО ВРЕМЕНИ — К ОБРЕТЕНИЮ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕИ

Развитие движется различиями,
а не сведениями к общему знаменателю
М. Гефтер

Краеведение сегодня входит в число приоритетных содержательных направлений работы публичных библиотек, как универсальных научных, так и городских, районных, сельских. Документация из различных регионов страны свидетельствует, что одновременно с увеличением объема деятельности — по количеству выполненных запросов, числу пользователей, расширению справочно-поискового аппарата и другим параметрам, в библиотечном краеведении происходят принципиальные содержательные изменения. Оно перерастает рамки, зафиксированные в терминологическом словаре «Библиотечное краеведение» (СПб, 1998), в работах известнейших исследователей проблемы А. В. Мамонтова, Н. Н. Щербы, Н. Н. Кушнаренко.

Определяя содержание, уважаемые авторы делали акцент на сборе, хранении и предоставлении в общественное пользование краеведческих документов, а также информации о них. При этом предусматривались определенные ограничения. Например, документы рассматривали как совокупность содержательных и формальных признаков, оговаривали небольшой удельный вес неопубликованных материалов (дабы библиотека не превратилась в архив), а также предпочтительный характер работ комплексного содержания перед теми, которые включают фрагменты знаний о крае. Эти взгляды полностью соответствовали сложившимся к концу 80-х — началу 90-х гг. представлениям о публичной библиотеке, характеру и размаху ее краеведческой деятельности.

Сегодня мы имеем дело с качественно иной библиотекой, концептуальные изменения которой наиболее четко прослеживаются в краеведении. Нарушаются привычные каноны, когда объектом сбора и продвижения становятся не только документы, но вещно-предметные реалии, будь то предметы быта, аксессуары художественно-литературной жизни конкретного периода, коллекции значков или медалей, орденов, живописи. Увеличивается число неопубликованных документов, вплоть до тех, что создают сами библиотекари. Мы имеем в виду «Летописи села», фиксирующие все мало-мальски значимые для жителей события.

Приметой последнего десятилетия стали функционирующие при небольшой сельской или районной библиотеке историко-этнографические или мемориальные музеи (а иногда и тот и другой, как в удмуртском селе Малая Пурга), фольклорные ансамбли, воссоздание местных обрядов и праздников. При этом традиционные библиотечные функции не исчезают, они проявляют себя иначе — в синтезе с новыми формами культуротворчества.

Причины таких изменений объективно обусловлены. Прежде всего это ущемленное чувство национальной гордости, связанное с распадом страны, поражением в холодной и «горячих» войнах; резкое снижение жизненного уровня большинства населения; потеря многих социальных завоеваний. Как в любое неустойчивое, «мутное время», в России происходит утрата идентичности на индивидуальном и групповом уровнях, что в свое время обосновал Г. Зиммель в «Философии культуры», и на что обращают внимание в последних работах отечественные ученые (П. Гуревич, Л. Ионин, Б. Ерасов и др.).

Смена системы ценностей и нравственных ориентиров наглядно проявили себя через насильственную вестернизацию всех сфер культуры, выдаваемую за ее модернизацию. Примеров можно привести множество, начиная от СМИ и кинопроката, и кончая искажением норм русского языка, которое приняло глобальный характер. Понятно, что у образованных слоев населения такая «культурная политика» не могла не вызвать часто не осознаваемый протест, который «от противного» стимулировал интерес к собственным культурным ценностям. Будь то старые «советские», подчас даже не отличающиеся высокими художественными достоинствами фильмы, или книги эпохи «соцреализма». Эти и другие факторы вызвали потребность в поиске собственных «корней». Людям надоело смотреть на прошлое как на неупорядоченный набор негативных событий и фактов. Возникла потребность в единой целостной картине жизнедеятельности различных слоев населения, каждый из которых внес свой вклад в культуру страны.

С другой стороны, появилась возможность реализовать эту потребность — благодаря деидеологизации культуры, появлению условий для реализации инновационных идей, а также возможностей осуществлять поиск и доведение до населения правдивой информации о далеком и относительно недавнем прошлом, тем более, если оно связано с «малой родиной».

Содержательным изменениям в библиотечном краеведении объективно способствовало зарождение на рубеже ХХ и ХХI вв. нового типа культуры, проявляющегося не только через цивилизационные изменения (информационные технологии), но и синтез различных ее сфер (библиотеки — музеи — архивы — театры и пр.), исследовательских и инсценированных (игровых) форм. Смена «монотонного» на «креативный», моностилистического на полистилистический характер развития.

Будучи частью этой культуры, библиотека сохраняет демократические традиции бесплатного общедоступного, открытого, универсального по ресурсам и видам деятельности института, ориентированного на предвосхищение всей системы социально-культурных ожиданий местного населения. Именно в силу этого обстоятельства местные жители рассматривают ее как главного хранителя культурной, социальной памяти местного сообщества. Если к этому добавить ее роль информационного центра, расширение социального начала в различных направлениях деятельности, то утверждение библиоцентрической модели развития культуры в небольших поселениях и частично в крупных городах становится закономерным явлением.

Целью библиотечного краеведения становится аудентичное восстановление культурной среды, при котором у человека появляется возможность почувствовать свое присутствие в ней, личную причастность к культуротворчеству, пусть и опосредованно — через предков или земляков. На «старом» (историческом) материале краеведение создает новые, социально значимые смыслы, [ибо, по М. Веберу смыслами становятся идеи, соотносящиеся с действиями множества людей, адекватные им].

Оказывая помощь в поиске и закреплении знаний о прошлом семьи, близких, своего села, района, города, библиотеки восстанавливают утраченную историческую связь поколений, их преемственность. Подобная работа выходит за традиционные для библиотек рамки удовлетворения информационных запросов — это источник позитивной социально-психологической «подпитки» людей, способ их самоидентификации.

Воссоздаются артефакты культуры, независимо от того, зафиксированы ли они в печатном издании или нет. Отсюда бум поисковой, архивной работы в небольших библиотеках, на основании которой изучают биографии не только знаменитых земляков, как это было еще недавно, но и частной жизни «маленького» человека, составляют генеалогические «деревья» того или иного местного семейства. При этом происходит семиотическое, знаковое осмысление не только труда, но и быта, жизненного уклада прежних поколений.

Так, в библиотеках появляются постоянные экспозиции, в которых присутствуют старинные прялки, платья и полотенца из «бабушкиных сундуков», георгиевские награды прадедов, документы, старинные книги и открытки из личных коллекций с указанием имен их создателей и владельцев.

Зачастую именно «фрагмент», допустим, выцветшая фотография сгинувшего на войне брата, мужа или скудные сведения о сотруднике первой земской библиотеки, становятся отправной точкой для воссоздания многомерного образа местной интеллигенции и ее подвижнической, просветительской деятельности. Выстраиваются ассоциативные связи, допустим, между деятельностью земства и сегодняшних органов местного самоуправления, традициями массового празднования Рождества, Пасхи или Троицы и современных народных гуляний, восстанавливаемых с этнографической дотошностью.

Частью библиотечного краеведения становится культуротворческая деятельность, связанная с выявлением и поддержкой местных дарований (художников, поэтов, музыкантов, актеров). Отсюда массовое появление постоянно действующих и временных картинных галерей, литературно-музыкальных салонов, театров Книги, выпуск поэтических и прозаических сборников и др. форм.

До сих пор у такого рода деятельности имеются противники, в том числе среди библиотекарей. «Не отходим ли мы при этом от традиционных задач, не захватываем ли сегменты чужой культуротворческой деятельности?» — не без оснований спрашивают они. Но инсценирование, проявлением которого выступает музеефикация библиотек — и не только их: вспомним о предприятиях, фирмах, школах, формирующих частные коллекции фотодокументов, художественных произведений и пр., — далеко не случайное явление на исходе ХХ и в начале ХХI вв. Имитируя старину, библиотеки ( по А. Молю) создают «новую» подлинность. Да, ее собрания нельзя назвать уникальными, но это, выделим особо, — уже и не тиражируемые элементы культуры, с которыми много лет имела дело библиотека.

Данное обстоятельство создает позитивные эффекты. Среди них назовем просветительские, а также обучающие, которые тем более значимы, что переход от информирования к передаче знаний происходит в игровой, легко усваиваемой форме. Наконец, сочетание традиционных для библиотеки тиражируемых источников с нетиражируемыми работает на позитивный имидж библиотеки, выявляет ее непохожесть.

В этом же смысловом ряду — движение по восстановлению павленковских библиотек на Урале и в Сибири, основанных на деньги выдающегося русского издателя, или воссоздание земских библиотек с ее традициями участия представителей общественности в Попечительском совете. Такая библиотека, например, работает в селе Скородном Губкинского района Белгородской области, но уже в обновленном варианте. Она подключена к Интернету, имеет наряду с другими подразделениями историко-этнографический музей, и одновременно сектор правовой и муниципальной информации населения.

Библиотечное краеведение сегодня занимается также воссозданием традиций высокой культуры. Отсюда распространение литературно-музыкальных гостиных, проведение костюмированных молодежных балов в Татьянин или Валентинов день, и даже появление библиотеки-салона, посетители которой с удовольствием участвуют в «разговорах ученой образованности» (по Ю. М. Лотману), музицировании и литературных играх. В сценариях вечеров, кстати, составляемых библиотекарем вместе с читателями, фигурируют имена деятелей русской культуры, так или иначе связанных с краем, в том числе малоизвестных местных поэтов и художников Золотого и Серебряного века. Апофеозом такой работы можно назвать подготовку и празднование 200-летия А. С. Пушкина, постижение жизни и творчества которого позволило библиотекам глубоко изучить и достойно представить местный материал о поэте и его эпохе.

Названная работа с ее колоссальным объемом и новым содержанием невозможна без привлечения помощи извне. Главное ее условие — социальное партнерство. Ведущим партнером библиотеки выступают местные власти, помогая формировать фонды опубликованных и неопубликованных документов местной администрации, создавать центры муниципальной и правовой информации. Сотрудничество расширяется за счет контактов с центрами социальной защиты, занятости населении, отделами образования и др.

Традиционными партнерами библиотеки в краеведческой работе выступают также школы, музеи и архивы. Наряду с информационным обменом, подключением школьников к поисковой и музейной работе, созданием сводных электронных каталогов на фонды всех хранителей краеведческих ресурсов региона, перспективными могут стать проекты подготовки единых сайтов, аккумулирующих сведения об интересных событиях краеведческой жизни.

В последние годы библиотеки подключают к работе коммерческие организации, используя их не только как спонсоров, но и помогая малому бизнесу в подборе правовой (муниципальной), экологической, и подчас историко-краеведческой информации.

Особое место в социальном партнерстве библиотеки занимают негосударственные и общественные структуры: клубы, благотворительные фонды, женские (включая комитеты солдатских матерей), экологические, спортивные организации и ассоциации. Помимо информационного обеспечения их деятельности, библиотека выступает тем «перекрестком», на котором встречаются организаторы названных структур и рядовые члены обществ, в том числе потенциальные.

Последнее обстоятельство позиционирует библиотеку как побудителя многих гражданских инициатив, будь то подготовка общественных форумов или публичные обсуждения проблем загрязнения окружающей среды, участие населения в предстоящих местных выборах и др. (опыт Брянской, Белгородской и других областей). Надо ли доказывать значимость включенности человека в созидательную деятельность, направленную на улучшение жизни «вокруг себя», что по А. С. Пушкину демонстрирует его «самостоянье». Именно в данном свойстве человека видел поэт проявление любви «к родному пепелищу» и «к отеческим гробам». Налицо свидетельство высоких потенциальных возможностей библиотеки влиять на формирование гражданского общества.

Таким образом, библиотечное краеведение сегодня становится сферой деятельности, где через множественность социально-ориентированных форм, семантику зрелищно-игровых образов, происходит соединение «дней нынешних и дней минувших», срастание, накопление, перерабатывание в единое целое «высокой» и массовой, в том числе народной культуры, позволяя человеку стать осознанным субъектом развития страны, участвовать в осуществлении ее национальной идеи.




 
ВК
 
Facebook
 
© 2010 - 2018 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"