Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Штавдакер Л. А. Учитель // Донской временник. Год 2003-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2002. С. 231-235. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m16/1/art.aspx?art_id=1493

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2003-й

Библиотеки Ростовской области

 Л. А. ШТАВДАКЕР

УЧИТЕЛЬ

Михаил Васильевич Капустин

Михаил Васильевич Капустин родился 2 сентября 1913 года в селе Аркадак (ныне город) Саратовской губернии.

Капустин Михаил ВасильевичОтец его, Василий Петрович Капустин, лесовод, всю жизнь разводил леса, работал в местном лесничестве. Мама, Агриппина Евдокимовна, была домохозяйкой в большой семье, где росли семеро детей, все мальчики. Михаил был самым младшим.

«Я удивлялся работоспособности мамы, — вспоминал Михаил Васильевич. Она все успевала, и кормила, и обшивала, и сама учила детвору. Меня мама так подготовила к школе, что я был принят сразу в третий класс, минуя два первых»

В Аркадаке Михаил Капустин закончил 9 классов, вступил в комсомол. После окончания школы был оставлен на комсомольской работе. Однако, юноша мечтал о высшем образовании.

Осенью 1932 г. он приехал в Ростов-на-Дону с надеждой поступить в педагогический институт, но опоздал к началу учебных занятий и, чтобы не терять год, поступил в гидрометеорологический техникум. Год затянулся на целых три: Михаил стал студентом гидрологического отделения и успешно его закончил, защитив дипломную работу на тему «Условия для строительства гидроэлектростанции на реке Белой у села Хамышки».

Здесь же встретил свою любовь на всю жизнь. Нина училась на метеоролога. В 1936 году молодые поженились. Самостоятельная жизнь началась в станице Славянской на Кубани. Однако, вскоре по семейным обстоятельствам (в 1937 году родилась дочь Елена) пришлось переехать в Азов, к родителям Нины. Рождение дочери явилось для Михаила отсрочкой от армии. К тому же, наконец, осуществилась заветная мечта: он поступил заочно в Ростовский педагогический институт и стал работать учителем русского языка и литературы в Азовской школе N 1.

Здесь Михаил Васильевич нашел свое настоящее призвание: уроки проходили на одном дыхании и доставляли радость учащимся и самому учителю.

12 февраля 1941 года у Капустиных родился сын Борис [1].

Летом 1941 года Михаила Васильевича призвали в армию, к тому времени он успел закончить заочно три курса пединститута.

Враг приближался к Ростову. После 6-месячных курсов Ростовского артиллерийского училища М. В. Капустин получил звание младшего лейтенанта и был оставлен в городе командиром взвода курсантов.

Михаил Васильевич вспоминает грозные дни обороны города в ноябре 1941-го:

«Курсанты училища участвовали в обороне города, рыли противотанковые рвы. Когда 21 ноября противник ворвался в город, артиллерийский полк, сформированный из курсантов училища, был сдерживающей силой. Из Ростова с боями мы ушли на Ставрополье. Там я обучал курсантов артиллерийскому делу. В 1942 г. училище участвовало боях за оборону Кавказа (под Моздоком). Здесь я вступил в партию, стал коммунистом. В 1946 году училище вернулось в Ростов. Военное дело в мирное время меня тяготило. С большим трудом удалось демобилизоваться из армии. Я мечтал вернуться в свою школу учителем.

Однако судьба распорядилась иначе. В Азовском райкоме партии, где я встал на партийный учет, секретарь райкома Захар Прокофьевич Шкурко сказал мне: «Вы, Михаил Васильевич, имеете право вернуться на прежнее место работы, но сейчас середина года, место ваше занято, давайте подождем до конца учебного года, а пока предлагаю Вам должность начальника отдела кадров на заводе N 318».

«Временная работа» увлекла. Михаил Капустин организовал на заводе комсомольско-молодежную бригаду. В этом же году он стал членом партбюро и был выбран секретарем партийной организации завода N 318.

В 1948 году районная партийная конференция избрала Михаила Васильевича в состав Азовского райкома партии, а пленум РК ВКП(б) — 3-м секретарем Азовского райкома ВКП(б). В 1949 году М. В. Капустин стал 2-м секретарем Азовского РК ВКП(б).

«Помню, приехал в Азов инспектор ЦК ВКП(б), — вспоминает Михаил Васильевич. — Я возил его по району, все показывал, рассказывал, ничего не утаивая и не приукрашивая. А в конце дня он мне говорит: «У вас в области есть семь отсталых районов, выбирайте любой и давайте выводите его «в люди». Я не был готов к такому повороту событий и попытался отказаться, на что услышал в ответ: «А зачем вы в партию вступали?» Так я стал первым секретарем Матвеево-Курганского райкома партии».

К этому времени в семье моей было уже трое детей (сын Владимир родился в Азове в 1948 году). Нина Яковлевна оставила работу в школе, занялась детьми, а я с утра до ночи с головой ушел в «дела районные». Через три года Матвеево-Курганский район встал на ноги.

«Как руководитель я был требовательным и к себе и к людям и довольно жестким: не терпел пьяниц, бездельников, прогульщиков, — рассказывал Михаил Васильевич. — Тем не менее жалобы в обком партии из Матвеево-Кургана, которые имели место ранее, прекратились. А на районной партийной конференции против меня никто не проголосовал. Это обстоятельство насторожило областное начальство.

Шел 1953 год... Зима была слякотная, дороги в районе плохие. Свой отчетный доклад к районной партийной конференции я закончил и накануне поздним вечером еще раз перечитывал. Получилось довольно резко, критически, но менять ничего не хотелось... Уж собрался домой, а тут звонок из обкома.

Первый секретарь Николай Васильевич Киселев: «Михаил Васильевич, завтра приеду к вам на партконференцию. Встречайте...»

Утром отправили в Ростов паровоз с вагоном для высокого гостя. Секретарь обкома приехал на конференцию, выслушал мой доклад, прения, потом выступил сам и в конце похвалил: «Ну что ж, Михаил Васильевич, не всяк так смело выступит».

Л. А. Штавдакер: Михаил Васильевич, Вы как руководитель, работали в сложное время, ведь в конце 40-х - начале 50-х годов были и репрессии в нашей области?

М. В. Капустин: Да, в начале 1949 года, когда органы госбезопасности области начали фабрикацию «дел еврейских врачей» мне позвонили и сказали: «У вас в Азове главврач еврей. Надо его посадить». Я ответил: «У меня нет оснований не доверять товарищу Бурштейну. А какие у вас есть доказательства его виновности?» Доказательств не было. Поэтому предложенные мне бумаги я не подписал. Бурштейн не пострадал.

Другой подобный случай был еще в Азове. Председателем сельпо там был коммунист, еврей. Ко мне пришел майор милиции и сказал, что он совершил растрату казенных денег, доказательства налицо: украл из сейфа 5000 рублей. Его надо исключить из партии и дать согласие на его арест. Я сказал, что прежде переговорю с ним. Когда он пришел, я спросил : «Расскажите, как вы украли 5000 рублей». Он заплакал: «Михаил Васильевич, деньги украли у меня. Ключ был в сейфе, когда вбежал ко мне в кабинет товаровед и сказал, что меня срочно вызывают... Вернувшись в кабинет, я обнаружил, что не убрал из сейфа ключ, а денег там уже не было. Я вернул деньги, продал корову, свинью и все, что у меня было, но дело мое не закрывают».

После нашего разговора на бюро РК партии ему был вынесен строгий выговор, из партии председателя сельпо не исключили, но с работы уволили. Он уехал с семьей из Матвеево-Кургана в другое село, а спустя два года вернулся, и зашел ко мне. Я его не узнал, он был довольный жизнью. Спасибо вам, Михаил Васильевич, что тогда меня уволили. Нас с семьей суслики спасли: шкурки мы сдавали, а мясом их питались».

В феврале 1954 года на VII областной партконференции М. В. Капустина избрали членом обкома партии и утвердили зав. отделом науки и школ Ростовского обкома КПСС. В том же 1954 г. на одной из сессий облсовета избрали заместителем председателя Ростовского облисполкома.

В течение 10 лет он ведал вопросами культуры, кинофикации, физкультуры и спорта, социального обеспечения, здравоохранения области. В 1964 г. возглавил областную кинофикацию, где проработал более десяти лет. В сентябре 1975 г. ему предложили возглавить областную научную библиотеку.

Ростовская областная научная библиотека им. К. Маркса с 1920 года занимала здание бывшего особняка купца Великанова (по ул. Серафимовича, 15). Это здание давно стало тесным для библиотеки. Неприспособленные для книг хранилища размещались в разных местах города. В начале 70-х гг. случилась крупная авария в основном здании: прорыв старой водопроводной системы. Значительная часть фонда оказалась затопленной. Книги сушились на веревках под открытым небом, многие из них уже были утеряны навсегда. Вслед за этой аварией последовали и другие.

Коллектив волновался, но надежды на дирекцию не было. Иосифа Григорьевича Иванеева, директора возглавлявшего библиотеку в течение 18 лет (1954-1972), сменил Вячеслав Георгиевич Постауш (дела библиотеки его мало волновали. После библиотеки он возглавлял, кажется, рыбный магазин).

При Постауше случилась авария в хранилище Дворца пионеров (угол Большой Садовой и Газетного переулка), погибла значительная часть дореволюционных книг и журналов 20-х-40-х гг.

Это были первые годы моей работы в библиотеке [2], и увиденное меня потрясло: на кафельном полу в подвале «отпечатались» страницы уникальных изданий, которые бережно сохранялись библиотекарями почти 80 лет, и которых теперь уж никогда не возродить к жизни...

В один из рабочих дней в подвале Дворца пионеров сотрудники библиотеки, сфотографировали эти «места хранения» книг, а я написала от лица коллектива библиотеки о том, как в Ростове, в крупнейшей библиотеке гибнут книги. Эту заметку, а вернее письмо — «крик души», я положила на стол своей заведующей Вере Тимофеевне Ермолиной [3].

Вера Тимофеевна (в библиотеке ее полушутя называли «графиня»), меня поддержала; она первая поставила свою подпись под письмом, а затем поставили свои подписи все библиотекари, кроме директора. Вере Тимофеевне Ермолиной и председателю профкома Нине Васильевне Тарасенко, заведующей отделом межбиблиотечного абонемента, с большим трудом удалось убедить В. Г. Постауша, что коллектив имеет право высказать свое мнение и попросить помощи у Москвы, коль бездействуют местные власти.

Письмо, подтвержденное фотодокументами, было отправлено в Министерство культуры СССР, копии — в газеты «Советская культура» и «Правда».

Однако, его никто не напечатал, и никакого отклика из вышестоящих инстанций не последовало. Нам стало известно, что письмо вернулось в Ростовский обком КПСС.

В 1972 г. началось строительство нового здания библиотеки; его строили 20 лет! А В. Г. Постауш в 1975 году был переведен из библиотеки на другую руководящую работу.

Вот в такое сложное время возглавил Ростовскую областную научную библиотеку им. К. Маркса М. В. Капустин.

Мне вспоминается первый день, когда в маленьком читальном зале библиотеки на Серафимовича, 15 представили коллективу нового директора.

Худощавый, подтянутый, со спокойным взглядом добрых серых глаз, как бы внимательно, но ненавязчиво изучающих собеседника... Таким было первое впечатление. Новый директор невольно вызывал к себе доверие. Почему-то подумалось: «Ну вот, теперь в библиотеке будет лучше».

И в самом деле очень скоро началась «операция» по спасению книг, в которой участвовал весь коллектив.

Так как места для хранения книг не хватало директор принял решение закрыть для читателей фонды малоспрашиваемой литературы, прежде всего художественной, которую можно было получить в других библиотеках города. Эти книги библиотекари снимали с полок, тщательно перевязывали и перевозили в старинные сухие подвалы, бывшие склады на ул. Московской. Таким образом, освобождалось место для новых книг. Как показало время, такое решение было единственно верным, позволившим сохранить книги.

Вообще к книге у Михаила Васильевича было трепетное отношение.

Вспоминает Н. К. Аистова, зав. отделом редкой книги:

«В 1976 году я работала библиотекарем в читальном зале. Однажды меня вызвал к себе в кабинет Михаил Васильевич. Он держал в руках сборник «Подвиг» из нашего фонда, с портретом писателя на обложке и наклеенном здесь же карманом для книжного формуляра.

Он был просто вне себя от ярости (таким я его никогда не видела): «Надежда, что это значит, где Вы учились, кто Вас воспитывал?»

Я не сразу поняла в чем провинилась: произошел курьез. Злополучный карман был наклеен сюда не мной, а другой Надей, работавшей в отделе комплектования».

А заниматься редкой книгой в библиотеке я стала по совету Михаила Васильевича. Умел он чувствовать, какому человеку какое дело можно поручить».

Вспоминает Е. М. Колесникова, директор:

«Я пришла в библиотеку молодым специалистом в 1979 г. Хотелось заниматься библиографией, или обслуживанием читателей, но в это время нужны были кадры в методический отдел. И Михаил Васильевич сумел меня убедить, что это важно и интересно. О том, что Михаил Васильевич по профессии не библиотечный работник узнала значительно позже, потому что именно он стал для меня олицетворением БИБЛИОТЕКАРЯ и встреча с ним, в значительной степени определила мое отношение к профессии, к Библиотеке как социальному институту, объединяющему разных людей».

Вспоминает Е. Д. Ломановская, заместитель директора:

«С душой занимаясь библиотекой в целом, Михаил Васильевич в то же время уделял внимание развитию приоритетных направлений в работе. Без сомнения, таким приоритетом для него была работа на область: все издания, выходящие из методического отдела им тщательно просматривались, правились; он обращал внимание и на содержание, и на стиль изложения. Моя работа в библиотеке началась с методического отдела в 1982 году, и я часто ловлю себя на мысли, что тот дух корпоративности, сформировавший коллектив библиотеки с 70-х-80-х годов шел от М. В. Капустина, Руководителя с большой буквы».

В начале 70-х гг. в профессиональной печати горячо обсуждался вопрос: «Нужны ли областным и краевым библиотекам отделы краеведения?»

В 1976 г., вернувшись из Москвы, с совещания, где об этом тоже говорилось, М. В. Капустин принимает решение об организации в своей библиотеке отдела краеведения в рамках штатного расписания 1977 года на базе справочно-библиографического отдела [4].

Мне, старшему библиографу СБО, директор предложил перейти в новый отдел на своей должности, так как свободной должности главного библиографа пока не было. Я оказалась на распутье: с одной стороны — краеведение, это безумно интересно, с другой — заведующая СБО Вера Тимофеевна уходила на пенсию, а меня видела в должности главного библиографа общественно-политической литературы. Тогда это было престижно, главных специалистов в отделе по штатному расписанию было всего трое.

Поэтому мое решение в пользу краеведения вызвало бурю... Обвинив директора, что он «развалил библиографический отдел», В. Т. Ермолина ушла из библиотеки совсем.

Становление отдела краеведения прошло под мудрым оком Михаила Васильевича. Директор давал полную самостоятельность в работе и поручал мне выполнение серьезных заказных библиографических работ [5].

В то время, когда в библиотеке была всего одна пишущая машинка, он поддержал мою инициативу и приобрел три машинки в отдел краеведения, чтобы каждый сотрудник мог карточки для краеведческого каталога печатать, а не писать от руки.

Много внимания уделял Михаил Васильевич молодежи. Молодых специалистов он поддерживал, опекал, буквально пестовал по-отечески.

Вспоминает А. Т. Королева, директор Вешенской районной библиотеки:

«Свою библиотечную карьеру я начала в справочно-библиографическом отделе Ростовской областной библиотеки. Михаил Васильевич скоро разглядел во мне молодежного лидера и поддержал комсомольцев, избравших меня секретарем комсомольской организации библиотеки. Он учил меня быть внимательной к людям, и не только на работе, но и в быту... Сам он был в этом образцом, и не боялся ради дела ссориться с начальством.

Помню случай. В конце 70-х-начале 80-х в библиотеку пришло сразу несколько молодых специалистов и все без жилья. В общежитии работников культуры на Турмалиновской областная библиотека имела всего две комнаты, а тут неожиданно освобождается комната актеров. Получить ее официально у начальства не удалось, и Михаил Васильевич дал добро вселяться девчонкам самовольно.

Е. Д. Ломановская, зам. директора:

«Интеллигентный Михаил Васильевич стоял рядом с плотником, который срочно менял на двери замок. Не знаю, как Михаил Васильевич разобрался с начальством, но комната в общежитии осталась за библиотекой».

С Михаилом Васильевичем можно было говорить о работе, и о наболевшем личном. Он был терпелив и корректен, и всегда умел поддержать человека в трудную для него минуту.

Прошли годы, но интерес к библиотеке у Михаила Васильевича не погас. Мы встречаемся с ним, хотя, к сожалению, все реже.

Но каждый, кому директор дал путевку в жизнь в этой библиотеке вспоминают о нем с теплотой и благодарностью.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1.  Капустин Борис Михайлович (1941-2001), профессор Ростовской государственной академии архитектуры и искусства.

2. После окончания Ленинградского института культуры в июле 1969 года я начала работать библиографом в справочно-библиографическом отделе под началом В. Т. Ермолиной.

3. В. Т. Ермолина (12.08.1920-1988) работала в библиотеке с 1954 года заведующей отделом каталогов, с 1958 по декабрь 1976 год возглавляла справочно-библиографический отдел. Как библиограф, В. Т. Ермолина была приверженцем рекомендательной библиографии.

4. Штавдакер Л. А. Отдел краеведения: взгляд в прошлое и настоящее // Донской временник. Год 1997-й. С. 245-250.

5. Михаил Александрович Шолохов: биобиблиогр. указ. Ростов н/Д: Кн. изд-во, 1980. 80 с.; Писатели Дона: биобиблиогр. указ. 2-е изд., испр. и доп. Ростов н/Д: Кн. изд-во, 1986. 414 с.




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2019 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"