Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 

Культура / Библиотеки Ростовской области

Л. К. ПОПОВЯН

«КНИГЕ НАДО ПРОСТО СЛУЖИТЬ – ПРЕДАННО И БЕЗЗАВЕТНО»

Памяти И. П. Кислякова (1930–2011)

Кисляков Иван Петрович

Этого человека последние лет двадцать я называла почтительно – Учитель. А он всё время переводил в шутку: «Ну какой я тебе учитель, мы и не работали-то вместе». И это чистая правда.

Знакомы мы более тридцати лет, жили в одном городе, были выпускниками одного вуза, работали в одной библиотечной системе и даже библиотеки наши находились в одном и том же районе – Первомайском. А ещё мы любили книги, и я всегда знала, что книгу, о которой говорит Иван Петрович, обязательно надо прочитать.

Так было всегда, с первого года нашего знакомства. Мужчина-библиотекарь – большая редкость сегодня, в конце 1970-х в Ростове-на-Дону их было несколько – в основном директоров библиотек. Но Иван Петрович Кисляков, директор библиотеки имени Лермонтова, выделялся всегда. На всех общегородских библиотечных мероприятиях был окружён толпой, потому что любой, мало-мальски интересующийся книгой человек знал, сколько всего интересного можно услышать от него!

Практически все наши общие друзья-«собеседники» [1] вспоминали, что познакомились с Иваном Петровичем в каком-нибудь из книжных магазинов Ростова в поисках очередного книжного сокровища. А в том, что «книга – лучший подарок», в то время не сомневался никто. Книголюбом или, скорее, книгознатцем Иван Петрович был всю жизнь. Перелистайте ростовские газеты за любой год его работы: то тут, то там – информация о книжной выставке, подготовленной Иваном Петровичем, или о заседании клуба книголюбов (то ли нашего «Собеседника», то ли при ДК Ростсельмаш), на котором выступал Кисляков, демонстрируя наиболее полную коллекцию изданий Андрея Вознесенского, или о его чтении стихов А. И. Солженицына.

А ещё Иван Петрович заинтересовал меня тем, что он, оказывается, был одним из старейших читателей библиотеки имени Ломоносова, в которой я работала в 1979–1982 годах после окончания Московского института культуры. Библиотека эта была основана в феврале-марте 1943 года (тогда она называлась «имени Сталина»). Мне посчастливилось работать под руководством человека, который её создал – Любови Мероновны Аветисян. Возможно, Любовь Мероновна не была столь книжным человеком, как Иван Петрович, но очень ценила людей, знающих работу, эрудированных. А Ивана Петровича, которому тогда было под пятьдесят, называла ласково: «Ванечка». Да и как могло быть иначе, ведь это был её читатель, если я не ошибаюсь, с того же памятного 1943-го! и было весьма забавно смотреть, как высокий Иван Петрович, смиренно склонив голову, выслушивает замечания библиотекаря!

«А я тут книгу купил...» – именно с этой фразы начинался практически каждый наш разговор. И всякому, кто был знаком с Иваном Петровичем, было ясно, что эту книгу надо купить обязательно, а если это невозможно (на дворе – время повального дефицита), её надо обязательно прочесть.

Возможно, впервые мы говорили ранней осенью 1979 года, в связи с историей о «Метрополе», бесцензурном альманахе московских писателей, изданном группой литераторов по инициативе В. Аксёнова, В. Ерофеева и В. Попова. Альманах так и не был издан (его издали уже в 1990-м), молодых писателей изгнали из Союза писателей, маститых перестали печатать.

– А что слышно в Москве? – спросил меня Иван Петрович, прочитавший статью в «Литературной газете».

В Москве было слышно немногим больше: расстояние между бомондом столицы и провинциальной студенткой института культуры и тогда было величиной глобальной!

Однако окольными путями я слышала, что группа очень приличных людей подготовила к изданию книгу и решила её презентовать, но в день презентации в кафе, в котором должно было состояться это событие, стали травить несуществующих тараканов.

Кстати, именно этому разговору я и обязана тем, что Иван Петрович остался в моей жизни на многие годы и после того, как я ушла из Ростовской ЦБС. Тогда выяснилось, что мы читаем одни и те же книги – стихи Вознесенского, прозу Аксёнова. И очень любим Лермонтова. А ещё – Иван Петрович открыл мне Андрея Битова. Он мне как-то сказал: «Ты ведь у нас армянка, а «Путешествие в Армению» Битова читала?». Я не читала, увы. В библиотеке имени Лермонтова эта книга была на руках, он переговорил с коллегами, и я поехала куда-то на Северный, в новую библиотеку имени Бусыгина и получила книгу. Она мне открыла мою историческую родину – Армению, и из неё я впервые узнала о геноциде 1915 года.

Ходить к Ивану Петровичу в гости в библиотеку Лермонтова в годы работы в Ростовской ЦБС удавалось только тогда, когда семинар по повышению квалификации для библиотекарей проводился на базе этой библиотеки; а как иначе? – у нас совпадал график работы! Но если ты уже попал к Ивану Петровичу в гости – будь готов удивляться, он покажет тебе все свои сокровища! Многочисленные папки с вырезками, номера журнала «Огонёк», посвящённые определённым датам и личностям, ну, и, конечно, великолепная копия портрета Лермонтова (П. Е. Заболотского) в гусарской форме, сделанная Кисляковым в юности.

Женский коллектив библиотеки имени Лермонтова своего директора боготворил. И с придыханием делился рецептами от Регины Моисеевны – жены Ивана Петровича, тоже библиотекаря. Там я и узнала, что у Ивана Петровича сын – уже студент. Сыном своим он гордился – рассказывал не только о его учёбе или работе, но и об увлечениях, в частности шахматами. И, что особенно приятно, в библиотечной семье сын тоже вырос книжником. Иван Петрович любил рассказывать, как поехал в украинский городок, где сын работал по распределению. Заядлый книжник не смог пройти мимо книжного магазина (на Украине тогда было легче найти нужную книгу) и начал листать что-то из дефицитного, когда продавец не очень ласково сказала ему:

– Мужчина, эту книгу можете и не трогать, она у нас для постоянного покупателя.

– Можно, я угадаю его фамилию – Кисляков?

– А вы откуда знаете? Да, он заказывал, для него выписали.

– Это мой сын.

О том, как Иван Петрович стал библиотекарем, мы не говорили. Я узнала об этом позже, прочитав статью А. Оленева в «Вечернем Ростове» [2] и по рассказам его жены Регины Моисеевны.

В 1946 году, он попытался поступить в художественное училище имени Грекова, но срезался на вступительном экзамене. Чтобы не терять целый год, по совету сестры поступил в Ростовский библиотечный техникум. Случайный выбор оказался выбором на всю жизнь – более пятидесяти лет Кисляков отдал любимой работе.

После окончания техникума молодой библиотекарь получил распределение в Морозовский район Ростовской области на должность заведующего библиотекой-передвижкой (в это же время заочно поступил в Московский библиотечный институт). На старенькой полуторке с фургоном, где лежало три тысячи книг, ездил он по деревням, колхозам и фермам. Читал в те времена народ охотно.

Не забыл библиотечное ремесло Иван Кисляков и на срочной службе в Вооружённых силах, где командовал 85-миллиметровой зенитной пушкой, а по совместительству исполнял обязанности начальника полковой библиотеки. После службы в армии вернулся в родной Ростов и сразу пришёл в городское управление культуры. Взяли его заведующим библиотекой Фадеева в посёлке Фрунзе. Было это 17 декабря 1953 года [3].

Кстати, именно Кислякову обязана библиотека Фадеева своим именем. В те времена пошла мода называть библиотеки именами писателей. Создали новую библиотеку, нашли молодого директора, который и предложил назвать библиотеку по названию улицы, на которой она находилась – именем Фадеева. Хороший писатель, одно время жил и трудился в Ростове...

А спустя четыре года Кислякова перевели на должность заведующего библиотекой имени Лермонтова, где он и проработал более сорока лет – до 9 декабря 1997 года [3].

Всю свою жизнь Иван Петрович собирал издания Лермонтова и о Лермонтове. Поэтому это назначение было попаданием в цель – захудалая библиотека буквально преобразилась. Кисляков выбил новое помещение – на первом этаже пятиэтажки, куда библиотека перешла из домика-развалюшки. Увеличил книжный фонд в десять раз: с четырёх до сорока тысяч. Книжным выставкам в честь писательских юбилеев могла позавидовать любая крупная библиотека – Иван Петрович прекрасно знал литературу, не знаю, как, но он успевал следить и за новинками, и за критикой. А оформлял выставки сам: всё-таки любовь к живописи осталась.

Лермонтов – одна из постоянных тем нашего общения – для Ивана Петровича самое интересное в русской литературе. Думаю, одним из самых счастливых дней в его жизни был тот, в который ему подарили «Лермонтовскую энциклопедию» (о том, чтобы купить её в Ростове не могло быть и речи!). Радовался, что его библиотека упоминается в столь солидном издании. Всегда считал, что это – лучшее энциклопедическое издание, посвящённое писателю.

Так получилось, что в Пятигорск я ездила по нескольку раз в год, и попадала на интереснейшие конференции, проводимые «Домиком Лермонтова». И, соответственно, вернувшись в Ростов, делилась с Иваном Петровичем «конфиденциальной» информацией. А несколько лет назад пришла очередь удивлять меня: Иван Петрович сам съездил во Владикавказ с сыном.

Библиотека имени Лермонтова в районе была центром общения: здесь всегда можно было встретить интересного собеседника. При ней действовал попечительский совет, в который входили самые уважаемые читатели, а всего читателей было – до пяти тысяч. Одной из них стала и я, после того, как ушла из Ростовской ЦБС. Мы тогда виделись чаще: у меня рабочий день заканчивался в пять вечера, и я успевала после работы забежать за книжками в библиотеку. Когда Иван Петрович находил для меня что-то глобальное – звонил на работу: «Приходи, тебя тут такое ждёт!» И, действительно, сюрпризам не было конца: то какой-то журнал с интересной публикацией, то новая книга, то вообще «Огонёк» именной – с Чеховым, Лермонтовым, Бродским...

Однажды он позвонил и совершенно убитым голосом произнёс: пришла бумага из определённых органов, предписывавшая освободить фонды библиотек от книг писателей, «ведущих за рубежом активную антисоветскую пропаганду». В «чёрный» список попали В. П. Аксёнов, Г. Н. Владимов, В. Н. Войнович, А. А. Зиновьев, Л. З. Копелев, Ю. П. Любимова Р. Д. Орлова (Копелева) [4].

Поскольку эти книги должны были быть уничтожены, Иван Петрович предложил мне взять в свою личную библиотеку аксёновские «Любовь к электричеству», «Коллеги» (1-е издание) и «Звёздный билет», а также повесть Р. Орловой о Джоне Брауне «Поднявший меч».

Лето 1984 года, мой день рождения. Я иду по Садовой (тогда ещё – улица Энгельса) и возле книжного магазина «Глобус» вижу абсолютно счастливого Ивана Петровича.

– Привет, как ты? Тебе повезло, что ты сегодня пришла сюда. Смотри, что дают сегодня в этом магазине!

И достаёт из своего портфеля, чуть менее знаменитого, чем портфель Жванецкого, толстенный голубой том: «Поэзия плеяды» издательства «Радуга», на двух языках – русском и французском. Немыслимо дорого, учитывая размер библиотечной зарплаты. Но отказаться невозможно. Вообще, Иван Петрович всегда был оптимистичен, и к безденежью относился с большим чувством юмора.

После ухода на пенсию он сидел дома всего два месяца. А с 28 февраля 1998 года и по 31 июля 2006-го работал в Технико-экономической библиотеке (филиал № 7 Ростовской ЦБС). Её директор Татьяна Кондратьева пригласила прекрасного специалиста на вакантное место – ведь из-за низкой зарплаты в библиотеках всегда не хватало кадров, а тут человек, привыкший к скромной зарплате, твёрдо знавший, что с этой профессией невозможно стать миллионером. Книге надо просто служить, преданно и беззаветно.

Отрадно, что он был в числе первых, кому было присвоено звание «Ветеран труда Ростовской области», причём Иван Петрович получил своё удостоверение из рук губернатора Ростовской области, – ещё бы: общий стаж работы пятьдесят четыре года, из них пятьдесят один – работал заведующим библиотеками имени А. Фадеева и имени М. Лермонтова. Он с гордостью показывал мне фотографию, запечатлевшую награждение. А иначе быть просто не могло: часть Трудовой книжки Ивана Петровича Кислякова, включающая сведения о поощрениях и наградах, исписана полностью, и первая благодарность за отличную работу датирована 1 ноября 1957 года [3]!

Когда я стала работать в Донской публичной библиотеке, а Иван Петрович уже ушёл с заведования библиотекой имени Лермонтова, он заходил к нам:– иногда просто проходя мимо, иногда – ко мне в отдел комплектования, когда его приглашали как старейшего библиотекаря. А иногда уже и по моему приглашению – на встречи с Л. Улицкой, Е. Евтушенко, Д. Быковым. И мне все говорили: там к вам пришел ваш друг Иван Петрович. А я всегда исправляла – не только друг, но и Учитель!

В последний раз я видела Кислякова месяца за три до смерти: шла мимо его дома не в самом лучшем настроении и подумала, что хорошо бы его встретить. Смотрю – идёт Иван Петрович, выгуливает собачку.

– Ой, как давно мы не виделись, как ты?

– Не очень, хочу уходить из библиотеки, иногда надо меняться...

– Меняться меняйся, а из библиотеки не уходи. Я вот тут книгу купил. Кстати, после восьмидесяти лет к пенсии деньги добавляют, я в книжный магазин теперь хожу как миллионер....

Принято считать, что библиотекарь – профессия не для настоящих мужчин. И все знают, что настоящий мужчина за свою жизнь должен сделать три дела: построить дом, посадить дерево, вырастить сына.

Могу сказать точно, что Иван Петрович прожил жизнь как настоящий мужчина: он построил не один дом, а несколько. Помимо дома для своей семьи создал две библиотеки. Деревьев, я думаю, тоже посадил немало. И сына вырастил достойного.

А главное, книги свои не осиротил – они все ушли в достойные руки. Наиболее ценная часть его книжной коллекции передана в дар Музею-заповеднику М. Ю. Лермонтова в Пятигорске, другая – в госпиталь для инвалидов войны в Ростове.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Члены клуба книголюбов «Собеседник» (создан при библиотеке имени А. П. Чехова осенью 1979 года), И. П. Кисляков участвовал в работе «Собеседника» с января 1983 года до последних дней жизни. – Л. П.
  2. Оленев А. Книжный роман библиотекаря Кислякова затянулся на всю жизнь // Веч. Ростов. 2003. 1 авг.
  3. Трудовая книжка [Кислякова Ивана Петровича : дата заполнения 20.12.1953 – уволен по собств. желанию 31.07.2006].
  4. Записка отдела пропаганды ЦК КПСС об изъятии из библиотек изданий лиц, ведущих за рубежом активную антисоветскую пропаганду. 21 августа 1984 г. Секретно; Приказ № 11 с Главлита об очередном изъятии книг из библиотек общего пользования и книготорговой сети. 4 сентября 1984 г. Секретно. г. Москва // История советской политической цензуры : док. и ком. М. : РОССПЭН, 1997. С. 218–219, 590.



 
ВК
 
Facebook
 
© 2010 - 2018 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"