Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Слуцкий А. И. К истории библиографии Северного Кавказа// Донской временник. Год 2009-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2008. Вып. 18. С. 176-179. URL: http://donvrem.dspl.ru/Files/article/m16/1/art.aspx?art_id=1019

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2009-й

Библиотеки Ростовской области

К ИСТОРИИ БИБЛИОГРАФИИ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА

Эта история до сих пор остаётся неизученной. Нет монографических исследований. А те несколько обзоров, что есть не столько отражают историю библиографии региона, сколько рассказывают о том, как северокавказская тематика отражалась в библиографических указателях (А. И Бодров [1], Б. М. Городецкий [2], М. Н. Петракова, В. Патракова, Н. И. Васькова [3]).

Научной и библиографической деятельности крупного русского (северокавказского) библиографа Б. М Городецкого посвящены монография И. Д. Золотарёвой [4] и статья Е. Н. Буринской [5]. В контексте истории краеведческой (краевой) библиографии Кавказ и Северный Кавказ рассматривали Н. В. Здобнов, М. В. Машкова, Г. В. Михеева [6]. Взаимоотношения северокавказской библиографии и историографии проанализированы М. Е. Колесниковой [7]. Но названные работы (при различных достоинствах) не позволяют реконструировать историю северокавказской библиографии в целом, не снимают необходимости проведения комплексных исследований.

Общеизвестно, что северокавказская тематика всегда была интересна русской образованной публике. В начале ХIХ века она взахлёб зачитывалась всем, что было посвящено Кавказу: впечатлениями путешествующих географов и офицеров, романтическими повестями, которым отдали дань большинство русских литераторов. Никто из географов, историков, военных, библиографов даже не говорил о необходимости библиографических указателей, посвящённых непосредственно Кавказу.

Впервые о теме заявили во второй половине ХIХ столетия. Завершение Кавказской войны, проникновение в экономику Кавказа капиталистических отношений, пересмотр административно-территориальных границ привели не только к реорганизации органов управления регионом, но и к изменению принципов управления. В свою очередь, коренные изменения этих принципов предопределили возникновение и организацию на Северном Кавказе научных обществ, статистических комитетов, общественных организаций. Именно в этот период, в начале второй половины XIX века, заговорили о библиографии Кавказа. Исследователи сетовали, что при большом количестве статей и источников, опубликованных в периодических и продолжающихся изданиях, обобщающих работ нет, нет и библиографических указателей, которые помогли бы разыскать эти публикации, подготовить серьёзные историографические, источниковедческие и библиографические обзоры (Н. Дубровин, М. Миансаров, Д. Романовский, собственно, все, кто занимался историей Кавказа или историей отдельных территорий, административно в него входящих).

«При существовании в настоящее время каталогов, библиографических указателей и оглавлений статей к различным сборникам и периодическим изданиям, – писал в предисловии к третьему тому своего труда «История войны и владычества русских на Кавказе» Н. Дубровин, – казалось бы, нет надобности для составления особого указателя для известной страны или местности. На деле такое мнение оказывается не совсем верным. Действительно, при обилии указателей в течение незначительного времени я успел составить для себя сборник более чем десяти тысяч сочинений, в заглавии которых упоминается о Кавказе, но, когда при помощи подобного указателя приходилось отыскивать необходимые материалы, скоро убедился в несостоятельности подобного собрания источников. Некоторые из статей под обширным заглавием заключали в себе несколько библиографических строк и цитат из книг имеющих совершенно другое заглавие, а в других, несмотря на их заглавие, не находилось ни одного слова о Кавказе. Во многих случаях статьи, обильные материалами, но не имеющие научного или серьёзного заглавия, не вошли в каталоги и указатели. Вообще же говоря, заглавия в большой части случаев вовсе не определяют содержание статьи, и весьма часто можно найти богатый источник там, где по заглавию невозможно и предположить что-нибудь относящееся до исследования вопроса или местности» [8]. Цитирование текстов о необходимости работы над библиографией Северного Кавказа можно продолжать долго [9].

Потребность в библиографии Северного Кавказа во второй половине XIX века была сформулирована, по крайней мере, на трёх уровнях. Во-первых, на общероссийском (столичном, петербургском). Во-вторых, на общекавказском, тифлисском. В-третьих, на местном, областном и губернском (Владикавказ, Екатеринодар, «Темир-Хан-Шура», Ставрополь). Причём каждый соотносился с разными задачами, стоявшими перед инициаторами работ и составителями, а сами библиографические указатели должны были обеспечивать реализацию различных функций.

Во-первых, в этот период активизировались процессы вписывания (политического, экономического, культурного) Кавказа в российскую государственность, настало время более глубокого военно-исторического осмысления уроков Кавказской войны. Всё это, с одной стороны, требовало новых исследований, с другой – обобщения уже накопленного знания. В Петербурге формировалась национальная ветвь кавказоведческой библиографии. В то время ею больше занимались кадровые военные. Два самых крупных указателя по Кавказу тех лет – это указатели Н. Ф. Дубровина и М. М. Миансарова [10]. Дубровин – генерал от артиллерии, академик, русский военный историк, руководитель Военно-Учёного комитета Генерального штаба, Миансаров – военный востоковед, майор, приступивший к составлению указателя опять-таки по поручению Военно-Учёного Комитета в 1859 году. Кстати, и третий указатель, вышедший в Петербурге в 1901 году, указатель А. И. Гизетти [11], тоже издан под патронажем Военно-Учёного комитета. В подготовленных в Петербурге указателях Северный Кавказ чаще всего фигурировал как единое целое, очень редко выделялись в самостоятельные гнёзда отдельные административно-территориальные его образования.

Второй уровень, как мы говорили, общекавказский. Администрация Кавказского наместничества (в которое входил и Северный Кавказ) должна была отчитываться за состояние наместничества перед Петербургом и, естественно, при подготовке этих отчётов постоянно испытывала потребности в информации по отдельным административным территориям региона. В Тифлисе (административном центре наместничества) были сосредоточены органы гражданского и военного управления, которые по своей ведомственной вертикали были подотчётны Петербургу и при подготовке общекавказской отчётности испытывали потребность в доступе к соответствующей ведомственной или тематической информации. Сложность учёта заключалась в том, что если в первой половине XІX века центрами «производства и тиражирования» кавказоведческой информации были Москва и Петербург (и в редких исключениях Тифлис), то во второй половине каждый из губернских (областных) северокавказских центров имел свои органы периодической печати, свои типографии, занимался книгоиздательством. Библиографический учёт становился более сложным и трудоёмким.

Обзор источников свидетельствует, что опытов по составлению и публикации библиографических пособий в Тифлисе было достаточно много. Основными центрами и инициаторами данного вида работ выступили Управление Кавказским учебным округом, Кавказский статистический комитет, Кавказский цензурный комитет и Кавказское отделение Императорского Русского географического общества. Итак, основные функции учреждений, занимавшихся библиографией – управление, контроль, изучение (наука), образование. Причём библиографическая деятельность была как бы официально прописана в законодательных актах МВД о деятельности этих учреждений (в первую очередь, в законодательных документах о деятельности Кавказского статистического комитета и Кавказского отделения Русского географического общества).

Если говорить о функции управления, то, прежде всего, требовалось библиографирование официальных изданий, которые публиковали (и главное, имели право и должны были публиковать) законодательные, правовые документы, материалы официальной статистики. В этой ситуации для тифлисского начальства и тифлисских библиографов уже недостаточно было рассматривать «Северный Кавказ» как неразделенное целое.

Вторая функция отражала потребность в научном изучении. В Положении о «необязательной деятельности» статкомитета, в Положении о Кавказском отделе Императорского Русского географического общества (КОИРГО) указано, что они устремляют «свою деятельность на изучение края в отношении собственно географическом, этнографическом, статистическом. С этой целью, во-первых, отыскивают и приводят в известность собранные уже сведения о Кавказском крае, хранящиеся в местных архивах и у частных лиц, изучают их с точки зрения пользы для науки; […] в четвёртых, учреждают при себе хранилище материалов и учебных пособий, относящихся к кругу их занятий, как то: библиотеку сочинений, изданных о крае, депо местных карт, статистический архив и общий кавказский музеум» [12]. В этих, казалось бы, небиблиографических задачах библиографическая функция просматривалась вполне очевидно. Причём и в первом и во втором случае необходимость библиографирования чаще всего аргументируют потребностью в «выявлении необходимых источников». Что касается трудностей, с которыми сталкивались библиографы, то эти трудности регулярно указывались в предисловиях подготовленных указателей. Можно вспомнить труды тифлисских статистиков Н. К. Зейдлица и Д. А. Кобякова по библиографированию «Кубанских областных (войсковых) ведомостей» [13], «Ставропольских губернских ведомостей» [14]. «Ценным источником сведений о Предкавказье служат местные газеты, – предваряет текст указателя Н. К. Зейдлиц, – но в Тифлисе, насколько нам известно, ни в одном общественном хранилище нет ни Кубанских, ни Терских ведомостей, а Ставропольские ведомости благодаря только случаю сделались доступными здешней публичной библиотеке и только за 1850-1857 годы» [15].

Тифлисский интерес к библиографированию материалов по отдельным областям наместничества послужил активному привлечению к библиографическим работам ставропольской, екатеринодарской, владикавказской интеллигенции. Среди составителей библиографических списков в «Кавказском календаре» и трудах КОИРГО мы видим кубанца В. С. Шамрая [16]. Управление Кавказским учебным округом привлекает к работе по росписи своего издания – «Сборника материала для описания местностей и племен Кавказа» – секретаря Дагестанского областного статистического комитета Е. И. Казубского [17].

По видам библиографии преобладала библиография периодических и продолжающихся изданий. Если Кавказский цензурный комитет публиковал списки дозволенных к печати периодических изданий (то есть вёл учёт выходящих на Кавказе периодических изданий) [18], то остальные организации и учреждения больше занимались подготовкой указателей содержания местных официальных газет (Ведомостей), трудов и известий всевозможных научных (горных, сельскохозяйственных, медицинских) обществ. Указатели, изданные в Тифлисе, в целом обладали достаточно высокой библиографической культурой. Указатель Зейдлица аннотирован, снабжён алфавитным ключом авторских имён, географическим и предметным рядом. В примечании отмечены «неучтённые – непросмотренные» номера. Грамотно составлен и отредактирован уже названный указатель Казубского. Безусловно важное место в корпусе региональных библиографических пособий занимали каталоги крупных библиотек, в которых выделялись издания кавказоведческой и северокавказской тематики [19].

Подготовленные в рамках ведомства библиографические пособия чаще всего печатались в продолжающихся изданиях. Цензурный комитет, не имевший своего печатного органа, библиографические (статистико-библиографические) тексты публиковал в «Кавказском календаре» (издание Кавказского статистического комитета).

К концу XІX – началу ХХ веков Тифлис практически перестал библиографировать периодику отдельных регионов. Но продолжил библиографическую разработку общекавказских продолжающихся изданий (в которых широко были представлены материалы по Северному Кавказу), выпустил до сих пор сохраняющий значимость для всего Кавказа универсальный ретроспективный указатель Д. Д. Пагирева [20].

Наконец, о третьем, местном (областном и губернском) уровне – о библиографической деятельности в административных центрах Северного Кавказа (Владикавказ, Екатеринодар, Темир-Хан-Шура, Ставрополь). Здесь библиографическая деятельность развернулась в семидесятых (и более поздних) годах XІX века. Центрами её, без сомнения, стали областные и губернские статистические комитеты. Нам, во всяком случае, не известен ни один указатель 70-80 годов, который вышел не под патронажем статистического комитета. Уже позже, в начале ХХ века, библиографической деятельностью занялись губернские ученые архивные комиссии в (Ставрополе), общества любителей старины (в Екатеринодаре – Общество любителей изучения Кубанской области). Эта деятельность практически не инициировалась потребностями органов управления. В значительно большей степени она отражала процессы формирования в регионе научного сообщества, ориентированного на изучение культуры региона, становление региональной историографии и краеведения, музейного и библиотечного дела, отражала возникновение потребностей в плановом научном изучении края [21]. Думаем, что не только отражала, но и способствовала формированию этого сообщества.

Поводов для библиографической работы местных (Кубанского, Терского, Ставропольского) статистических комитетов было несколько: 1) инвентаризация библиотек статистических комитетов, их каталогизация; 2) Центральный статистический комитет периодически требовал информации об изданиях местных статистических комитетов, просил доставлять полные перечни печатных трудов, изданных комитетами со времени их возникновения; 3) необходимость библиографического сопровождения исследовательских и издательских работ по описанию населённых пунктов региона; 4) юбилеи как действительных членов статистических комитетов (часто – людей немолодых и заслуженных), так и самого статкомитета.

На местном уровне мы встречаем все виды библиографии: ретроспективную универсальную, периодической печати, биобиблиографию, отраслевую, опыты репертуара местной печати, каталоги библиотек.

Большое место в библиографической деятельности статистических комитетов занимала подготовка универсальных ретроспективных указателей. Характер исследовательской деятельности, разная научная квалификация действительных членов комитетов, которых привлекали к исследованиям, предполагали не только необходимость вручить каждому из них подробную программу работы, но и дать возможность познакомиться с уже существующей литературой, обеспечить необходимой библиографией. Так уж исторически сложилось, что ретроспективной универсальной библиографией чаще всего занимались член-секретари – И. В. Бентковский, Е. Д. Фелицын, Е. И. Казубский [22]. К сожалению, в биографических публикациях о них мало уделяется внимания библиографической деятельности. Скорее всего, И. В. Бентковский, Е. Д. Фелицын и Е. И. Казубский не считали себя библиографами. Они были, в первую очередь, историками, историографами, археографами, археологами, статистиками. Но всякая исследовательская работа постепенно приводила к накоплению библиографических записей, формированию библиографических картотек, которые однажды в силу обстоятельств оказывались востребованными научным сообществом и опубликованными. Именно так это произошло с библиографическими материалами И. В. Бентковского и Е. Д. Фелицына. Другое дело, что, получив предложение опубликовать свою картотеку, Фелицын начал её редактировать и по возможности пополнять. Во всяком случае, очевиден факт, что до сегодняшнего дня указатель Фелицына [23] полнее всех других позволяет реконструировать историю дореволюционной Кубани. Так уж произошло (в силу переезда Фелицына в Тифлис, а потом – по состоянию здоровья), что работу над указателем продолжил действительный член Кубанского статистического комитета Василий Семёнович Шамрай. Можно и нужно в этом контексте вспомнить прекрасный указатель Казубского по Дагестанской области [24].

Но наиболее распространённым видом библиографических пособий по-прежнему остаются указатели содержания периодической печати, подготовка и издание биобиблиографических словарей и персональных списков.

Новый этап северокавказской библиографии открывается с переездом в Екатеринодар библиографа и краеведа, одного из учеников С. А. Венгерова, Бориса Митрофановича Городецкого. Его деятельность уже анализировалась в историко-библиографических публикациях [25]. Он был первым на Северном Кавказе профессиональным библиографом-краеведом, разрабатывал теоретические вопросы краеведческой библиографии, понимал библиографию системно. Именно Городецкий организовал работу (и сам принимал в ней участие) по составлению и публикации библиографических списков и указателей северокавказской тематики в трудах ОЛИКО после 1907 года. «По его инициативе и под его руководством 23 декабря 1917 года при Совете обследования и изучения Кубанского края в Екатеринодаре <была> создана Библиографическая секция, в которой велась работа по созданию справочного бюро по кубановедению, музея печатного дела на Кубани, составлялись краеведческие картотеки и указатели» [26]. Именно Городецкий оказал серьёзное влияние на формирование библиографической традиции не только на Кубани, но и на Дону, в Адыгее и Дагестане.

Впрочем, в данных заметках я не ставил целью сделать подробный обзор дореволюционных указателей. Важнее было выделить основные тенденции в библиографировании материалов о Северном Кавказе и Кубани.

 

ИСТОЧНИКИ, ЛИТЕРАТУРА, ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Бодров А. И. О состоянии и задачах краеведческой библиографии на Северном Кавказе // Советское краеведение на Северном Кавказе: 2-й сб. краевед. материалов. Ростов н/Д., 1933. С. 47-55.
  2. Городецкий Б. М. Библиографическое дело на Северном Кавказе // Библиография. 1929. № 1. С. 92-95.
  3. Петракова М. Компас в мире книг: Из истории библиографии Северного Кавказа // Кубань. 1973. № 1. С. 118-120; Патракова В. Историко-краеведческая библиография на Дону и Северном Кавказе (середина ХIХ в.-80-е годы ХХ в.) // Изв. высш. учеб. заведений. Сев.-Кавк. регион. 1993. № 3. С. 75-91; Васькова Н. И. Из истории библиографии на Северном Кавказе/ Н. И. Васькова, О. А. Елистратова // Книжное дело на Северном Кавказе: история и современность. Краснодар, 2003. Вып. 1. С. 138-146.
  4. Золотарёва И. Д. Б. М. Городецкий: научная и общественно-просветительская деятельность. Краснодар, 2003. С. 51-110.
  5. Буринская Е. Н. Б. М. Городецкий – выдающийся советский краевед-библиограф // Сов. библиография. 1974. № 6. С. 54-63.
  6. Здобнов Н. В. История русской библиографии до начала ХХ века. Изд. 3-е. М., 1955. С. 286-287, 467-468; Машкова М. В. История русской библиографии начала ХХ века (до октября 1917 года). М., 1969. С. 309-310; Михеева Г. В. Краеведческая библиография России в 1917-1921 гг. // Книжное дело на Северном Кавказе: история и современность. Краснодар, 2004. Вып. 2. С. 60-94.
  7. Колесникова М. Е. Краеведческая библиография Северного Кавказа как источник изучения провинциальной социокультурной среды // Источниковедческая компаративистика и историческое построение: тез. докл. и сообщений XV науч. конф. М., 20.01-1.03. 2003 г. М.: РГГУ, ИАИ, 2003. С. 162-165.
  8. Дубровин Н. История войны и владычества русских на Кавказе. Т.1. Очерк Кавказа и народов его населяющих. Кн. 3. Библиографический указатель источников к первым двум книгам. СПб., 1871. С. 1.
  9. Например: Романовский Д. Кавказ и Кавказская война // Романовский Д. Кавказ и Кавказская война; Эсадзе С. Покорение Западного Кавказа и окончание Кавказской войны. М., 2004. С.4.
  10. Дубровин Н. Указ. соч.; Миансаров М. М Bibliographia Caucasica et’ Transcaucasica: Опыт систематического каталога печатным сочинениям о Кавказе и Закавказье и племенах, эти края населяющих. СПб., 1874. Т. 1, Отделы I и II.
  11. Гизетти А. Л. Библиографический указатель, печатанным на русском языке сочинениям и статьям о военных действиях русских на Кавказе: Изд. Воен.-учён. Ком. Главного штаба. СПб., 1901. VI, 256 с.
  12. Положение о Кавказском отделе Императорского русского географического общества, Высочайше утверждённое 27-го июля 1850 года // Изв. Кавк. отд. Имп. Рус. геогр. о-ва.. Т. 1. С. 1-4.
  13. Зейдлиц Н. К. Указатель географического материала, заключающегося в «Кубанских областных ведомостях» за 1867-1873 // Изв. Кавк. отд. Имп. Рус. геогр. о-ва. Тифлис, 1874. Т. 3. Вып. 1. Приложение; Зейдлиц Н. К. Указатель географического материала, заключающегося в «Кубанских областных ведомостях» за 1863, 1866, 1874 с подробными аннотациями и перепечатками. Отдельным прибавлением «Алфавитный указатель (предметов) // Изв. Кавк. отд. Имп. Рус. геогр. о-ва. Тифлис, 1875. Т. 3. Вып. 4. Прил. [Отдельный оттиск: Зейдлиц Н. К. Указатель географического материала, заключающегося в «Кубанских областных ведомостях» за 1867-873 годы: Приложение к 3 тому Известий Кавказского отдела Императорского Русского географического общества. Тифлис, 1874. 113, 9 с.]
  14. Кобяков Д. А. Указатель географического, статистического, исторического и этнографического материала в «Ставропольских губернских ведомостях» в первое десятилетие (1850-1859). Тифлис: Изд. Кавк. стат. ком., 1879.
  15. Зейдлиц Н. К. Указатель географического материала, заключающегося в «Кубанских областных ведомостях» за 1867-1873 // Изв. Кавк. отд. Имп. Рус. геогр. о-ва. Тифлис, 1874. Т. 3. Вып. 1. С. 3.
  16. Список статей и выдающихся заметок, помещённых в изданиях кавказских учёных обществ, разных правительственных учреждений на Кавказе и в газетах, издаваемых в Закавказье, за всё время их деятельности по 1891 год / сост. В. Шамрай // Кавказский календарь на 1892 год. Тифлис, 1891. С. 1. 65 [5 паг.]; Список статей и выдающихся заметок, помещённых в изданиях учёных обществ на Кавказе и в газетах, издаваемых в Закавказье / сост. В. Шамрай // Кавказский календарь на 1893 год. Тифлис, 1892. С. 1-54, [6 паг.]; «Кавказский календарь»: указатель содержания в 1846-1869 годах» / сост В. Шамрай // Кавказский календарь на 1893 год. Тифлис, 1892. С. 54-61, [6 паг.] и т. д.
  17. Указатель к I-ХХ выпускам «Сборника материалов для описания местностей и племён Кавказа. 1881-1894. / сост. Е. И. Казубский. Тифлис: Тип. К. П. Козловского, 1895. II, 177 с.; [Казубский Е. И.] Указатель к 21-30 выпускам «Сборника материалов для описания местностей и племен Кавказа». 1896-1902. Тифлис, 1902. 60 с.
  18. При этом следует отметить, что цензурные материалы, опубликованные в «Кавказском календаре», опираются не столько на факт выхода той или иной газеты, предполагают не её библиографическое описание «de visu», а регистрацию разрешения цензурного комитета на выпуск в свет периодического издания. В цензурных списках может быть зарегистрирована, например, газета, которая получила разрешение на выход в свет, но по экономическим или политическим обстоятельствам она так и не выходила. В частности, эту особенность цензурных источников отмечал и Ю. Меженко. Он писал: «Менее достоверны показания.., как это не парадоксально, архивных и печатных цензурных источников» (Цит. по книге: Машкова М. В. Общие библиографии русских периодических изданий. 1703-1954. / М. В. Машкова, М. В. Сокурова Л., 1956. С. 23). Другое дело, что цензурные источники позволяют нам говорить не только о библиографии периодической печати, но и о политике власти в области периодической печати.
  19. Например: Бегичев К. Н. Систематический каталог библиотеки Е. И. В. наследника цесаревича и Вел. Кн. Георгия Александровича в Абастумане. Кавказ и соседние с ним страны. Тифлис, 1898. 233 с.
  20. Пагирев Д. Д. Алфавитный указатель к пятивёрстной карте Кавказского края / Изд. Кавк. военно-топогр. отд. В прил.: «Перечень некоторых книг, статей и заметок о Кавказе и сборный лист пятивёрстной карты / совместное издание Кавк. отд. Имп. Рус. геогр. о-ва и Кавк. военно-топогр. отд. Тифлис : Тип. К. П. Козловского, 1913. С. 309-520: 1 карта.
  21. Слуцкий А. И. К проблеме воссоздания репертуара провинциального книгоиздания. Библиотечно-библиографическая деятельность статистических комитетов на Северном Кавказе (Вторая половина ХIХ-начало ХХ века) // Книжное дело в России во второй половине ХIХ-начале ХХ века: сб. науч. трудов. Вып. 6. Спб., 1992. С. 121-133.
  22. Корсакова Н А. Е. Д. Фелицын – летописец земли кубанской / Н. А. Корсакова, В. В. Науменко Краснодар, 1999. 35 с.; Ерохина Ю. М. Личность и публицистика И. В. Бентковского. Ростов н/Д., 1997. 41 с.; Колесникова М. Е. Ставропольские краеведы: биобиблиогр. очерки. Ставрополь, 2004. 115 с.; Козубский Е. И.: [некролог] // Ист. вестн. 1911. № 12; РГИА. Ф. 1290. Оп. 3. Д. 353. Л. 147-164.
  23. Фелицын Е. Д., Шамрай В. С. Библиографический указатель литературы о Кубанской области, Кубанском казачьем войске и Черноморской губернии // Кубанский сборник. 1899-1903. Т. 5-9. С. 1-120, 121-218, 219-280, 281-338, 339-375.
  24. Козубский Е. И. Опыт библиографии Дагестанской области. Темир-Хан-Шура, 1895. 268 с.
  25. Золотарёва И Д. Б. М. Городецкий: науч. и обществ.-просветител. деятельность. Краснодар, 2003. С. 51-110; Буринская Е. Н. Б. М. Городецкий – выдающийся советский краевед-библиограф // Сов. библиография. 1974. № 6. С. 54-63.
  26. Михеева Г. В. История русской библиографии (февраль 1917-1921 гг.). СПб., 2006. Ч.1. С. 497.

 




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2020 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"