Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Ссылка по ГОСТу: Зенюк Д. И. Поиски фундамента Благовещенской церкви села Маргаритово // Донской временник. Год 2015-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2014. Вып. 23. С. 133-140. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m1/1/art.aspx?art_id=1388

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2015-й

История Азовского района Ростовской области

Д. И. ЗЕНЮК

ПОИСКИ ФУНДАМЕНТА БЛАГОВЕЩЕНСКОЙ ЦЕРКВИ СЕЛА МАРГАРИТОВО

С сообщением «Историко-археологические и геофизические методы локализации утраченных сельских храмов на примере поиска фундамента Благовещенской церкви с. Маргаритовка (Ростовская обл.)» автор выступил на Восьмых всероссийских краеведческих чтениях (Москва, 16 мая 2014 г.).

Одной из туристических жемчужин нашего края по праву считается село Маргаритово, расположенное на территории Азовского района в ста километрах от Ростова-на-Дону. Красивые пейзажи и живописные виды Таганрогского залива – не единственные достопримечательности села. В этом месте сосредоточены объекты, способные привлечь внимание не только туристов, но и специалистов различных наук. В береговом обрыве отражается геологическая летопись нашей планеты, а песчаный пляж поставляет палеонтологический материал. Наиболее интересные находки выставлены в экспозиции Азовского историко-археологического и палеонтологического музея-заповедника: единственный в России череп этрусского медведя и останки ископаемой щуки. Этим находкам более миллиона лет! Более позднее время представлено памятниками археологии – поселениями и курганами. Ныне многие из них разрушаются волнами Таганрогского залива, что вынуждает поставить вопрос об их скорейшем исследовании.

На протяжении столетий для России эта территория была пограничной. Только в 1774 году она полностью переходит во владения Российской империи. Спустя менее десяти лет, в 1783 году, на берегу Таганрогского залива стали основываться новые поселения. Среди них и Маргаритовка.

Главной достопримечательностью села является надгробная плита из белого мрамора, которую можно увидеть на сельском кладбище. Эпитафия сообщает, что здесь покоится Маргарита Михайлова Блазова, умершая в 1797 году. Она была женой основателя села Маргарита Мануиловича Блазо.

Чудом сохранилась усадьба помещиков Сарандинаки. Трёхэтажный особняк с четырёхугольной башней, высокими арочными окнами и балконом – настоящее украшение села.

К сожалению, не все архитектурные сооружения дореволюционной Маргаритовки дожили до наших дней. Некоторые исчезли достаточно давно, другие будут утрачены в ближайшее время. Этот печальный список возглавляет маргаритовская церковь во имя Благовещения Пресвятой Богородицы. Она была разрушена в 1940 году, но земля, в отличие от человека, по-прежнему хранит память о ней. Для поиска фундамента этой церкви летом 2013 года Азовским музеем-заповедником была организована историко-археологическая экспедиция. Ей предшествовали обширные изыскания: изучались архивы, собирались документы, накапливался исторический материал, было получено разрешение провести полевые исследования.

Но прежде чем рассказать о результатах экспедиции, ознакомимся с историей храма.

ЦЕРКОВЬ XVIII ВЕКА

Первая церковь в Маргаритовке была построена основателем села Маргаритом Мануиловичем Блазо. 12 июня 1796 года он пишет прошение на имя Екатеринославского митрополита Гавриила:

«В слободе моей Маргаритовке… на отмежёванной мне земле, состоит ныне 80 дворов, в них мужеского пятьсот сорок две, а женского сто сорок шесть, а обоего пола шестьсот восемьдесят восемь душ. На той же моей земле при Азовском море собственный мой рыбный завод, да посторонних пятнадцать заводов, в коих находится мужеского пола с работниками до четырёхсот, а в случае и более душ. Означенная моя слобода Маргаритовка расстоянием от слободы Кагальницкой в шестидесяти, а от Ейского укрепления в сороках верстах состоит, в коих хотя церкви и имеются, но за отдалённостью оных подданные мои в получении христианских треб претерпевают не малую нужду, а потому и имею я усердное желание во оной слободе моей Маргаритовке собственным своим коштом выстроить во имя Благовещения Пресвятыя Богородицы церковь, на построение которой все принадлежащие материалы уже заготовлены и мастер договорен, для церковно же священнослужителей отведено мною пашенной и сенокосной земли сто двадцать десятин, которые священно и церковнослужители будут довольны ружною землёю [16] и доброхотным подаянием. В вышеозначенной моей слободе Маргаритовке обязуюсь я исправлять собственным своим коштом иконостас, ризницу, книги, колокола и что принадлежит до церковного служения; но дабы как слободы моей Маргаритовки, так и ближних от меня хуторов и рыбных заводов люди в получении христианских треб за дальностию от Кагальницкой и Ейской церквей, в зимнее ненастное, а в летнее рабочее время не претерпевали нужды и не было бы старых умирающих без исповеди и святого причастия, а младенцев рождающихся без крещения, для того Вашего Высокопреосвященства, милостивого архипастыря моего, нижайше прошу о заложении в слободе моей Маргаритовке для прописанной надобности во именование Благовещения церкви учинить милостивое архипастырское благорассмотрение и резолюцию» [1, с. 233, 234].

Но выхлопотать официальное разрешение на строительство церкви было непростым делом. Оформление документов заняло больше года. В книге «Материалы для историко-статистического описания Екатеринославской епархии», изданной в 1880 году, опубликованы все подробности строительства первой маргаритовской церкви. Приведём хронологию основных событий тех лет.

17 сентября 1796 года правление Екатеринославского наместничества просит Маргарита Мануиловича представить план на подцерковную землю.

В июне 1797 года поверенный М. М. Блазо подпоручик Николай Калиновский просит новороссийского генерал-губернатора Н. М. Бердяева утвердить представленный ему план на подцерковную землю и выхлопотать у митрополита Гавриила разрешение на постройку в Маргаритовке Благовещенской церкви.

10 июля 1797 года Н. М. Бердяев пишет Гавриилу: «Уважая сие его, Блазо, предприятие, препровождая при сём план на отмежёванную из округи деревни Маргаритовки землю для содержания будущих при церкви священно и церковнослужителей… прошу преподать на то Ваше архипастырское благословение» [1, с. 234]. К сожалению, сам план обнаружить не удалось, но известно, что упоминаемая Бердяевым церковная земля располагалась «при речке Чубурке, через Овраг Малую Чубурку». Помимо 120 десятин, отведённых М. М. Блазо в приход будущей церкви, соседний помещик Некрасов-Решетников причислил свою слободу Некрасовскую с 55 душами мужского пола.

4 сентября 1797 года митрополит Гавриил, после рассмотрения всех документов, разрешает постройку Благовещенской церкви. Указ об этом отправляется из Екатеринославской консистории в Мариупольское духовное правление.

15 сентября 1797 года таганрогский протоиерей Иоанн Андреев освятил в Маргаритовке место под будущую церковь, положил закладку на её сооружение и водрузил на месте работ крест.

Строительные работы были осуществлены в кратчайшие сроки – церковь была построена за два месяца. 27 ноября 1797 года митрополиту Гавриилу из Мариупольского духовного правления поступило сообщение о том, что «церковь строением совершенно окончена и в оной церковные вещи, как то: ризница, сосуды и книги имеются» [1, с. 235].

Построенная Благовещенская церковь была деревянной, на каменном фундаменте. В 1901 году маргаритовский священник Диомир Шамраев писал, что церковь имела форму корабля и «говорят – была с потолком» (смысл последних слов неясен). Отдельно упоминается наличие деревянной колокольни, так же, как и церковь, стоявшей на каменном фундаменте. Вероятно, построена она была чуть позже [2, л. 169].

8 января 1798 года митрополит Гавриил разрешает освятить церковь. Но указ об этом из Новороссийской консистории в Мариупольское духовное правление был отправлен лишь 20 мая.

По просьбе М. М. Блазо первым священником Благовещенской церкви стал польский выходец Алексей Лисенков. В этот сан он был рукоположен 27 апреля 1798 года в Новомиргороде.

Окончательное открытие храма состоялось 27 июня 1798 года, когда протоиерей таганрогской греческой Царе-Константиновской церкви Константин Схолариус освятил её и открыл в ней богослужение и священнодействие [1, с. 236].

В Российском государственном архиве древних актов хранится «Геометрический специальный план села Маргаритовки». Он датируется 1798–1802 годами. На плане, на северной окраине села Маргаритовки, можно заметить крестик – именно здесь располагалась первая Благовещенская церковь [3].

Первыми её прихожанами были крепостные крестьяне премьер-майора Маргарита Блазо и рыболовы Чубурской Косы. В 1802 году общее число прихожан составляло 394 человека.

* * *

Дерево не самый долговечный материал, и спустя всего тридцать лет, в документе, датированном 1829 годом, церковь уже значится «ветхой» [4, л. 31 об.]. С тех пор проходит ещё более полувека, прежде чем в Маргаритовке появляется новая церковь. В 1882 году её строит Глафира Григорьевна Сарандинаки, жена умершего к тому времени помещика Маргарита Фёдоровича. Старую церковь было решено разобрать и подарить жителям хутора Головатого. Там она и дожила последние годы своего векового существования. Но в Маргаритовке первую церковь не забыли. В соответствии с церковными традициями на месте её престола был «поставлен соответствующий памятник» [2, л. 160, 169].

К сожалению, попытки найти это место не увенчались успехом. При сопоставлении современных карт с картами конца XVIII – начала XIX века становится ясно, что фундамент первой Благовещенской церкви не сохранился – он был поглощён береговым обрывом Таганрогского залива. Вместе с обрывом в море ушёл и семейный некрополь дворянского рода Блазо-Сарандинаки. Он располагался на северо-западной окраине села и на протяжении последних десятилетий XX века беспрерывно разрушался. Последний цинковый гроб рухнул в 2004 году. Наш край лишился усыпальницы большого дворянского рода, внёсшего огромный вклад не только в освоение южного побережья Таганрогского залива, но и в развитие российской науки. Только одно погребение удалось спасти от обрушения – погребение Маргариты Блазовой.

ЦЕРКОВЬ XIX ВЕКА

Вторая Благовещенская церковь была построена в 1882 году «из обыкновенного жжёного кирпича» в форме креста. Украшена семью главами: «пять на обыкновенном месте, шестая над алтарём и седьмая на колокольне». Пол в церкви был каменный, а на солее и в алтаре – асфальтовый. По периметру церковь окружала железная ограда с кирпичными столбами [2, л. 169 об].

Благовещенская церковь села Маргаритово

В Российском государственном историческом архиве (Санкт-Петербург) хранятся «Страховые документы на церковное имущество по епархиям и уездам», в которых имеются обмерные сведения: «Благовещенская церковь. Кирпичная, крыта железом. Длина с колокольней 10 саж., ширина 4 саж., высота – 5,5 саж.

<…> Иконостас длиной 2,7 саж., высотой 7 арш. Колокольня в 3 яруса, высотой до карниза 7,5 саж.». В 35 саженях от церкви находилась усадьба помещиков Сарандинаки [5, с. 96].

В 1901 году для XII археологического съезда в Ростовском округе был произведён сбор исторических сведений. Подготовкой этих материалов занимался Харитон Иванович Попов – основатель и первый директор Донского музея. Данные о «первобытных древностях», «древностях исторических», «церковных древностях» собирались при помощи анкет, рассылавшихся в местные административные органы и церковные приходы. Диомир Шамраев, священник маргаритовской Благовещенской церкви, прислал на съезд подробный многостраничный рассказ, содержащий интересные факты из истории селения и церковного строительства. Он поможет нам, вернувшись в прошлое, «посмотреть» на внутреннее убранство Благовещенской церкви:

«Первая внутренняя часть местной церкви – небольшой притвор; в нём на левой стороне ход на колокольню, а на правой в углу в полу дверь в небольшой погреб, где хранится вино, лампадное масло и пр. За полузастеклённой дверью – средняя часть храма: здесь нет ни особенных карнизов, ни других каких-либо украшений; на аршин от пола стены кругом окрашены масляной коричневого цвета краской, а выше стены и своды белого цвета. Имеется четыре клироса: два ближайшие по обеим сторонам занимают во время богослужений здешние помещики, а два другие, устроенные почти на самой солее, заняты бывают чтецами и певцами – они закрыты со стороны притвора большими иконами.

Небольшой алтарь отделяется от средней части храма ореховым иконостасом; в алтаре влево – дверь в пономарку (пристроенную позже). Престол облачён в металлическую высеребренную, а по местам и вызолоченную одежду с изображениями по сторонам. Жертвенник представляет из себя деревянный (ореховый) шкаф, вделанный в стену, с растворяющимися на две половины дверками, на которых с внутренней стороны изображено: на одной – жертвоприношение Исаака, на другой – явление Бога Моисею в горящем кусте. Живопись в церкви работы Общества русских художников; сделана одновременно с постройкой церкви в 1882 году; древних икон не имеется. Есть иконы ценные – с изображением святых и Богоматери в серебряных вызолоченных ризах; имеется два креста серебряных, один перламутровый в серебряной оправе и другой кипарисовый в такой же оправе. На трёх евангелиях серебряные оклады с изображением по углам четырёх евангелистов. Три чаши, две дарохранительницы – серебряные, некоторые лампады также серебряные» [2, л. 169 об., 185].

В дополнение к описанию храма Диомир Шамраев представил два фотографических снимка церкви, благодаря чему мы можем увидеть её внешний облик. Эти материалы позволят в будущем создать графическую трёхмерную модель церкви.

* * *

В 1886 году в приходе Благовещенской церкви появляется попечительство. «Будучи не богатым, оно тем не менее оказывает ежегодно помощь по украшению и благоустроению церкви и церковных зданий». К сожалению, ни одно из относившихся к церкви зданий не сохранилось, но различные виды источников помогут нам получить о них некоторую информацию.

Наибольший интерес представляет каменная часовня, построенная Александрой Петровной Сарандинаки «невдалеке от церкви, в усадьбе помещика Сарандинаки». Как писал в 1901 году Диомир Шамраев, «под часовней – семейный склеп; по погребённым там в настоящее время служатся панихиды» [2, л. 169 об., 185]. Именно в этом склепе Александра Петровна похоронила своего 18-летнего сына – Григория Григорьевича Сарандинаки. Он скончался 15 сентября 1896 года «от выстрела из револьвера в левый висок, произведённого в припадке душевного расстройства» [6, л. 206 об., 207]. Месторасположение семейной усыпальницы на данный момент неизвестно.

В 1884 году в Маргаритовке открылась церковно-приходская школа. «Сначала она помещалась в церковной сторожке, а с 1889 года в отдельном удобном здании, выстроенном частным лицом, мещанином Тарасовым» [2, л. 185 об.]. К сожалению, архивный документ не сохранил имени маргаритовского благотворителя. Этот пробел можно восполнить воспоминаниями местных жителей. Александр Дмитриевич Ипполитов рассказал нам легенду, связанную со строительством школьного здания: «Однажды Никифор Иванович Тарасов встретил молодую и красивую учительницу, которую сильно полюбил. Но она была замужем за простым крестьянином. Их семья, как говорят в народе, едва сводила концы с концами. Никифор Иванович оставил свою семью, набрался мужества и пришёл к мужу любимой с предложением отдать ему её. За это он предложил огромные деньги и безбедное существование для него и его детей. На том и порешили – учительница перешла жить к Никифору Ивановичу. В честь этой любви он построил для неё новую школу. Там учились многие поколения маргаритовских школьников. Одним из них был мой отец, Дмитрий Артёмович, который и поведал мне эту историю».

В ходе опроса местных жителей мы обратились к Юрию Андреевичу Пирогову. Он правнук Никифора Ивановича и помнит рассказы родителей о том, что прадед имел в Маргаритовке кирпичный завод и кузницы, за что был прозван «дедом Ковалём».

Здание церковно-приходской школы располагалось на улице Садовой. Вплоть до 1930-х годов здесь учились все маргаритовские школьники. С постройкой нового школьного корпуса в старом помещении остались лишь начальные классы. Позже здесь разместился опорный пункт милиции, а в 2007-м случился пожар. Изнутри здание выгорело полностью, но долгое время сохранялся фасад. К сожалению, на государственную охрану оно в своё время поставлено не было. Обращение же в сельсовет привело лишь к получению формальной отписки: «Здание… на балансе администрации не числится». Это означает, что сельсовет не имел юридической возможности выделять средства на его восстановление. Потребовалось пять лет на то, чтобы от дополнительного туристического объекта села Маргаритово остался лишь фундамент! Впрочем, руины – это тоже памятник. Памятник человеческому равнодушию.

* * *

К началу XX века церковный приход сильно разросся. В 1901 году в нём числилось 1549 человек (в том числе 128 иногородних). Маргаритовский священник отзывался о своих прихожанах следующим образом: «В религиозно-нравственном отношении прихожане небезукоризненны, так как в праздничные дни после богослужения занимаются работами – именно погрузкой зернового хлеба на пароходы; проповеди по этому поводу при всей настойчивости местного священника мало оказывают влияния» [2, л. 185 об.].

В 2005 году в селе Глафировка (Краснодарский край) мне довелось познакомиться с Николаем Ивановичем Новаком – основателем местного краеведческого музея. Человек невероятной жизненной энергии! Своим трудом и увлечённостью создал один из лучших сельских музеев юга России. Николай Иванович устроил для нас экскурсию по музейным залам. Каково же было моё удивление, когда в одном из стендов на пожелтевшем от времени документе я увидел печать: «Причт Благовещенской церкви с. Маргаритовки»! Николай Иванович пояснил: музей располагается в доме глафировского священника Александра Попова. Во время ремонта на чердаке этого здания была найдена целая стопка подобных бумаг. От некоторых сохранились лишь обрывки, другие дошли до нас в идеальном состоянии. Таким образом Николаю Ивановичу удалось обнаружить рапорты о денежных взносах, посылавшихся маргаритовским священником Диомиром Шамраевым в глафировскую церковь Ахтырской Божьей Матери. Эта церковь была окружной для 2-го Ростовского благочиннического округа Екатеринославской епархии.

Всего было обнаружено 8 документов 1903– 1916 годов с печатью причта Благовещенской церкви – о денежных суммах (пожертвованиях) на содержание епархиального духовного училища, на дело борьбы с пьянством, на оказание помощи пострадавшим в Первую мировую войну, на содержание епархиального лазарета и т. д.

Удалось собрать и некоторые данные о личном составе причта Благовещенской церкви. До 1812 года в церкви числился лишь священник; с 1812-го появляется указный пономарь; с 1864 года также пишется дьячок [2, л. 185 об.]. Нам известно имя дьякона, который служил в Маргаритовке в 1866 году, – Николай Горлов и имя священника 1860-х годов – отец Михаил [7, л. 40; 8, л. 56 об]. В метрической книге за 1897 год сохранилась запись от 26 января о бракосочетании псаломщика Благовещенской церкви Леонтия Корнилиева Чёрного (29 лет) с дочерью маргаритовского священника Еленой Михайловой Немчиновой (28 лет) [6, л. 282 об].

В начале XX века состав причта был следующим Священник Диомир Николаевич Шамраев. Родился в 1878 году. Окончил курс Екатеринославской духовной семинарии. Имел семейство, состоявшее из жены Марии (1881 г. р.) и троих детей: сына (1901 г. р.) и двух дочерей (1903 и 1905 г. р.). Священник жил в церковном доме и на 1901 год его жалование составляло 89 руб. 76 коп. в год.

– Псаломщик Михаил Андреевич Павловский. Родился в 1883 году. Окончил Екатеринославскую церковно-учительскую школу. Был женат на Параскеве (1886 г. р.). В 1905 году у них родился сын. Жалование псаломщика на 1901 год составляло 30 руб. в год.

– Церковный староста крестьянин Филипп Константинович Пирогов (1864 г. р.).

Также в причте числились дети умершего священника Михаила Немчинова – Феодора (1878 г. р.) и Михаил (1888 г. р.) [2, л. 185 об.; 9, с. 920–921].

Благовещенская церковь была закрыта 21 октября 1938 года [10, л. 2 об]. Началось её разорение. По воспоминаниям местных жителей, иконы и религиозные книги сжигались представителями местной власти. Кое-что удалось спасти: кто-то спрятал книги, кто-то вытащил из огня иконы. В 1940 году церковь взорвали [11]. Строительный материал, полученный в результате её сноса, был использован для нужд школы. В частности, для ограждения школы была использована церковная ограда. В семейном архиве Л. П. Глушенко хранится выпускная фотография 1986 года. На ней запечатлено школьное здание, наполовину ограждённое деревянным забором, а на другую половину – пятью пролётами той самой железной ограды. Новая ограда появилась у школы в середине 1980-х годов, а историческое значение старой ограды оказалось неоценённым. Её кованые прутья и витые детали были использованы в качестве арматуры для бетонных конструкций полосы препятствий на школьном дворе. Лишь для одного пролёта нашёлся рачительный хозяин, не захотевший, чтобы качественная ковка пропадала даром. Он и по сей день служит внутренней перегородкой его подворья.

ЭКСПЕДИЦИЯ

В последнее время исследователи начали осознавать значение планомерного изучения археологии поздних периодов истории: пишутся научные статьи, защищаются диссертации, а на кафедре археологии Южного федерального университета разработан специальный курс, посвящённый данной тематике. Но, несмотря на это, информация о находках XVIII–XIX веков далеко не всегда попадает в полевую документацию.

Летом 2013 года Азовским музеем-заповедником была организована комплексная историко-археологическая экспедиция для поиска фундамента Благовещенской церкви села Маргаритово [12]. Она стала первой в Ростовской области археологической экспедицией для целенаправленного поиска объекта конца XIX века. Были обследованы два участка, на каждом из которых заложено по три шурфа; на одном из участков осуществлено исследование геофизическими методами.

Первый участок располагался в ста метрах от сельского кладбища, в посадке тутовых деревьев. Ещё в 2007 году здесь было зафиксировано скопление битого кирпича, а на спутниковом снимке в этом месте читалось пятно прямоугольной формы. Но три шурфа не принесли ожидаемых результатов – обнаружить фундамент церкви не удалось. Вместе с тем в первом же шурфе были зафиксированы четыре объекта, которые можно определить как фундаменты кирпичных столбов. Первое предположение – мы обнаружили основание церковной ограды. Однако последующие шурфы, разбитые по обе стороны от неё, оказались пустыми. Для ответа на вопрос о предназначении обнаруженного комплекса необходимы полномасштабные археологические работы.

Для определения нового участка поиска был проведён опрос старожилов села. Мария Андреевна Тарасова (1936 г. р.) видела руины церкви и поэтому смогла указать её примерное местоположение. Елена Константиновна Шершень (1927 г. р.) оказалась единственной, кто помнит церковь до её закрытия. Будучи ребенком, она ходила в неё с родителями и до сих пор может описать её внутренний и внешний вид: «Из белого камня, большая, а внутри всё в иконах было – красота неописуемая! Зайдёшь в эту церковь – душа радуется. Да ещё как начнут звонари звонить! Вот сейчас посмотрела на фотокарточку – она, точно она! У меня отец в церкви старостой был. Родители стояли, и мы около родителей стояли и молились» [11].

На основании этих воспоминаний был выбран новый участок. Он располагался поблизости от маргаритовской метеорологической станции. В трёх заложенных здесь шурфах удалось зафиксировать угловую часть фундамента, проследить направление стен и даже поймать часть внутренней перегородки. Ленточный по своему типу фундамент был ориентирован с северо-востока на юго-запад. Состоял из известкового раствора и битого кирпича в качестве основного заполнителя. Толщина стен – 85 см, сохранившаяся глубина фундамента – 40 см. В процессе изучения все обнаруженные объекты сохранялись на своих местах и после завершения работ были законсервированы.

За время работы экспедиции была собрана небольшая коллекция находок. Особый интерес представляют фрагменты кирпичей, собранные на территории поблизости от фундамента. На подавляющем их большинстве стоит неизвестное прежде клеймо: «Бр. С». Возможно, оно означает «Братья Сарандинаки». (В конце XIX века Маргаритовка принадлежала Глафире Григорьевне Сарандинаки и её сыновьям – Фёдору, Григорию, Николаю, Георгию и Якову [4, л. 29, 29 об.].) Также найдены три фрагмента с необычными знаками, которые были идентифицированы как буквы эльбасанского алфавита – местной албанской системы письма [13, с. 205]. Лингвисты считают, что этот алфавит был создан во второй половине XVIII столетия в городе Эльбасан и выполнял роль национальной тайнописи, с помощью которой албанцы могли избежать контроля турецких властей. Памятники этой письменности очень редки. В первой половине XIX века этот алфавит знали всего около пятидесяти человек. В январе 2014 года от специалистов Академии наук Албании пришло подтверждение: символы на маргаритовских кирпичах действительно являются буквами эльбасанского алфавита. Обнаружение на юге России такого памятника – неожиданное событие!

Методика, применявшаяся при строительстве данного фундамента, а также воспоминания местных жителей и датировка находок подтверждают предположение о том, что обнаружены остатки Благовещенской церкви.

Для получения дополнительных сведений на участке поисков была применена магнитометрическая разведка. Исследования выполнены «Передвижной геофизической археологической лабораторией» под руководством В. Г. Бездудного. Было произведено 1855 физических наблюдений магнитного поля на участке общей площадью 1740 кв. м. По итогам обработки полученных данных в центральной части участка зафиксирован ряд аномалий с упорядоченным расположением. В. Г. Бездудный предполагает, что они могут быть связаны с остатками фундамента Благовещенской церкви. В своём отчёте он приводит возможную реконструкцию месторасположения фундамента.

* * *

Отдельным направлением в работе экспедиции стала встреча со старожилами, организованная Ларисой Васильевной Тарасовой. В результате удалось собрать дополнительные сведения о церкви и сделать потрясающее открытие. В одном из домовладений был обнаружен стол, на обратной стороне крышки которого хорошо читалась надпись:

«Сия святая икона списана с чудотворного образа святого Великомученика и Целителя Пантелеймона. И освящена. И посылается из Монастыря его что на святой Горе Афонской в благословение Боголюбивейшим Николаю Маргаритовичу и Марии Феодотовне Сарандаки с чадами их: Николаем, Мариею, Михаилом, и с Богоспасаемым семейством, для вновь отстроенного усердием и трудами их святого храма во имя Благовещения Пресвятой Богородицы при селе Маргаритове. В родовом имении их. 1879 г.»

После разорения церкви лик святого Пантелеймона с иконы был полностью стёрт, а с оборотной её стороны прибиты четыре ножки – таким образом добротная доска превратилась в столешницу.

Эта реликвия интересна не только как новый исторический источник, но и как уникальный памятник антирелигиозной политики 1930-х годов. Его владельцы согласились с тем, что находка представляет серьёзный исторический интерес и поэтому не должна находиться в частных руках. Но с учётом того, что икона была написана специально для Маргаритовки и хранилась здесь последние 130 лет, считают, что она не должна покидать пределы Маргаритовки. В селе существует школьный музей, но, как известно, негосударственные учреждения подобного рода не несут юридической ответственности за хранящиеся в их фондах предметы. Поэтому автор выступил с предложением о передаче находки на временное хранение в фонды Азовского музея-заповедника.

Ещё одной неожиданной находкой стали религиозные книги, хранящиеся у одного из местных жителей. По его словам, они происходят из маргаритовской церкви. Подтверждением является карандашный, видимо детский, рисунок на обороте обложки «Нового Завета». В стройной башенке с крестом на макушке и кружками, напоминающими колокола, угадывается схематичное изображение колокольни.

* * *

А в ноябре 2013 года от жителя села Маргаритово Анатолия Тарасова поступило сообщение о нахождении им серии предметов, представляющих культурно-исторический интерес. В результате выезда на место удалось выяснить следующее. В советское время на южной окраине села располагалась заправка. В 1990-х её правопреемником стала сельхозартель «Маргаритовская». В 2013 году руководство артели решило перевести территорию заправки под сельское хозяйство. При разборе фундаментов, на которых стояли ёмкости с топливом, были сделаны ряд находок и среди них – надгробие из лабрадоритового монолита с эпитафией:

МАРГАРИТ ФЁДОРОВИЧ САРАНДИНАКИ

родился 5 августа 1804 г.

скончался 26 сентября 1872 г.

Благодарные потомки

Маргарит Фёдорович родился в семье капитана морского флота Фёдора Павловича Сарандинаки и Марии Маргаритовны Блазо, дочери основателя села Маргаритово [14, л. 5 об.]. В середине XIX века он был одним из крупнейших землевладельцев Ростовского уезда Екатеринославской губернии. В историю Ростова-на-Дону он вошёл как почётный смотритель Ростовского уездного училища [15, л. 19, 19 об.]. Похоронили Маргарита Федоровича на семейном кладбище. В середине XX века оно было разорено, а надгробия использованы в качестве строительного материала.

Через некоторое время после обнаружения трудами Анатолия Тарасова и с согласия руководства сельхозартели надгробный памятник был перемещён на сельское кладбище.

Таким образом, в результате археологических разведок 2013 года в селе Маргаритово были обнаружены два ранее неизвестных памятника нового времени и собран значительный историко-археологический материал.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Материалы дляисторико-статистического описания Екатеринославской епархии. Церкви и приходы прошедшего XVIII столетия. Вып. 2. Екатеринослав, 1880.

2. ГАРО. Ф. 697. Оп. 2. Д. 77.

3. РГАДА. Ф. 1354. Оп. 118. Д. М-2к.

4. ГАРО. Ф. 810. Оп. 2. Д. 2.

5. Цит. по: Литвиненко В. И. Сёла Приазовья : ист.-краевед. материалы. Ростов н/Д, 2010.

6. ГАРО. Ф. 803. Оп. 2. Д. 153.

7. Там же. Ф. 99. Оп. 1. Д. 101.

8. Там же. Ф. 229. Оп. 2. Д. 22.

9. Справочная книга Екатеринославской епархии. Екатеринослав, 1908.

10. ГАРО. Ф. Р-4173. Оп. 6. Д. 303.

11. Устное сообщение Е. К. Шершень (1927 г. р.) от 21.07.2013 г.

12. Зенюк Д. И. Отчёт об археологических разведках на поселениях «Азовка II», «Азовка V», «Платоно-Петровка I» и в селе Маргаритово Азовского района Ростовской области в 2013 году // Архив ГБУК РО «Азовский историко-археологический и палеонтологический музей-заповедник».

13. Его же. Сопоставление букв местных албанских алфавитов (эльбасанский, бютхакукия, аргирокастро) с символами на кирпичах из с. Маргаритово (Рост. обл.) // Современный город и социально-культурная модернизация России : X Конгресс этнографов и антропологов России. Москва, 2–5 июля 2013 г. : тез. докл. М., 2013.

14. ГАРО. Ф. 226. Оп. 19. Д. 562.

15. Там же. Ф. 142. Оп. 1. Д. 72.

16. Руговые, ружные земли – земельные угодья, отведённые на содержание церкви.

Выражаем благодарность ростовскому краеведу Александру Овчинникову за помощь в поиске информации по истории села Маргаритово.




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2019 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"