Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
 

Донские генералы в Первой мировой войне

ЛУЦКИЙ ПРОРЫВ В ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ

Часть 2-я

НАСТУПЛЕНИЕ ЮГО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА В МАЕ-ИЮНЕ 1916 ГОДА

 

Характер действий 8-й армии

наступление юго-западного фронта

23 мая (5 июня) в 9 часов был назначен общий штурм для ударных 39-гo, 40-го, 8-го и 32-го корпусов, которые в течение трех дней достигли больших успехов.

Уже к 26 мая (8 июня) была полностью разгромлена 4-я австрийская армия эрцгерцога Иосифа-Фердинанда в излучине р. Стырь.

Австрийское офицерство было деморализовано и бросало свои части и солдат на произвол судьбы.

Австрийская армия представляла собой в этот момент толпу безоружных людей, из которых одни бежали в панике через г. Луцк, бросая все на своем пути, а другие массами сдавались в плен.

Всего было взято с 23 по 25 мая 922 офицера, 43 625 солдат, 66 орудий, 150 пулеметов, 50 бомбометов, 21 миномет и много другого военного имущества.

К исходу 25 мая (7 июня) части армии захватили г. Луцк, совершив прорыв австрийских позиций на фронте 70—80 км и продвинувшись в глубь расположения противника на 25—35 км (см. документ № 166).

Фронт армии представлял собой выпуклую дугу с наибольшим вклинением у Луцка, что создавало очень выгодное положение для удара в юго-западном направлении по тылам 1-й и 2-й австрийских армий, остававшихся еще на прежних позициях по р. Иква.

Но командующий Юго-Западным фронтом ген. Брусилов отказывается от этого маневра, ограничившись выдвижением центральных корпусов на линию р. Стырь, с целью закрепиться на ней и подтянуть далеко отставшие фланги.

26 мая (8 июня) он отдает директиву, по которой приостанавливает преследование противника и требует от 8-й армии, «прочно утвердившись на Стыри, на участке Сокуль, Рожище, Луцк, Торговицы, правым флангом наступать на фронт Островек, Н. Черевище, Кашовка, Сокуль, а левым флангом — на фронт Торговицы, Демидовка» (см. документ № 171).

4-й кавалерийский корпус должен был во что бы то ни стало пробиться и произвести набег в тыл, с целью разрушения железной дороги Ковель — Сарны и в особенности Ковель — Луцк, не выжидая результата атаки 46-го корпуса (см. документы № 135 и 154).

В свою очередь и ставка, получив донесения о достигнутом крупном успехе 8-й армии, требует вначале от Юго-Западного фронта обратить тактический успех в стратегически законченную операцию, направляя главные усилия на Демидовку, т. е. в юго-восточном направлении (см. документ № 169). Но уже 27 мая (9 июня), по непонятным причинам, ставка также отказывается от этого маневра и приказывает Юго-Западному фронту: «...продолжая сковывать противника на Стыре скорее демонстративными боями, все силы и усилия свои сосредоточить на своем правом фланге, поставив главной задачей завершить поражение левого крыла австрийцев, отрезать их армию от Сана, путей сообщения на запад. Для сего надлежит правый фланг фронта выдвинуть первоначально на высоту Луцка и развивать дальнейший удар в общем направлении Луцк, Рава-Русска. Сильным конным отрядом, деятельным и предприимчивым, прикрыться в стороне Кобрина, Бреста, откуда вероятно появление германских войск».

Той же директивой наступление Западному фронту откладывалось до 4 (17) июня и только - на левом фланге предлагалось произвести активные действия 31-м армейским корпусом ударом на Пинок, Кобрин, с целью приковать к себе противника и обеспечить правый фланг Юго-Западного фронта.

На Северный фронт возлагались демонстративные действия (см. документ 188).

Исполняя приказы ген. Брусилова и ставки, части 8-й армии в период с 26 мая по 1 июня (8—14 июня) свои активные действия переносят на фланги, чем теряют время и дают возможность австро-германцам сосредоточить свои свободные резервы к угрожаемому району.

Уже к 27—28 мая (9—10 июня) начали прибывать в Ковель головные части 108-й пехотной дивизии из Двинского района. К тому же времени вдоль железной дороги Ровно — Ковель были обнаружены части 81-й резервной дивизии, переброшенные с пинского направления. В тот же район и южнее намечались к переброске 29-я и 67-я пехотные дивизии с итальянского фронта, 10-й армейский германский корпус с французского фронта и 4-я и 7-я австрийские кавалерийские дивизии с кременецкого и бродского направлений, прибывавшие несколько позднее.

Между тем события на фронте 8-й армии с 26 мая по 1 июня (8— 14 июня) протекали следующим образом: на фронте 4-го кавалерийского и 46-го армейского корпусов бои не увенчались успехом, и поэтому 29 мая (11 июня) решено было прекратить попытки прорвать укрепленную полосу противника, направив 7-ю кавалерийскую дивизию к Луцку. Группа Зайончковского вела бои с переменным успехом, пытаясь закрепиться на северном берегу р. Стырь.

К 2 (15) июня фронт проходил по р. Стырь от Семки до Гадомичи.

39-й армейский корпус 28 мая (10 июня) захватил совместно с 40-м армейским корпусом Рожище и медленно продвигался вперед. 31 мая (13 июня) его сменил 5-й Сибирский корпус, поступивший в распоряжение командующего 8-й армией.

К 2 (15) июня оба корпуса вышли на линию: 5-й Сибирский корпус главными силами на фронт Сокуль, Линевка, Марьяновка, а 39-й корпус — Марьяновка, Киселин, где и закрепились.

40-й армейский корпус после взятия Рожище, не встречая сопротивления противника, продвигался на запад и к 2 (15) июня вышел передовыми частями на линию Киселин, Садово.

8-й армейский корпус без сопротивления занял главными силами Затурцы, Садово, Шклин, имея впереди в 7—8 км передовые свои части.

На левом фланге армии в этот период блестящие действия 32-го армейского корпуса во фланг и тыл дубненской группировки австрийцев заставляют противника очистить 29 мая (11 июня) Дубно и Дубненские сады.

Бросая оружие, обозы и огнеприпасы, австрийцы поспешно уходят за р. Пляшевка.

С 31 мая (13 июня) 32-й армейский корпус, для большей увязки в действиях с 17-м армейским корпусом, передавался в распоряжение командующего 11-й армией, а с 3 (16) июня 8-я армия отбивала контратаки германцев на ковельском направлении.

Значение наступления Юго-Западного фронта в мае-июле 1916 г.

Наступление Юго-Западного фронта в мае-июле 1916 г. имело большое стратегическое и оперативное значение если не для России, то, во всяком случае, для стран Антанты.

Австро-германское командование, ввиду разгрома 4-й-австрийской армии, вынуждено было срочно изыскивать средства для ликвидации прорыва, снимая несколько десятков дивизий с французского, итальянского и других фронтов и облегчая тем самым обстановку у Вердена и на Сомме. Австрийцы были вынуждены прекратить наступление в Трентино. Германцы переживали один из тяжелых периодов всей войны, одновременно помогая австрийцам и выдерживая атаки англо-французов на Сомме.

Потери австро-германцев одними пленными составляли на Юго-Западном фронте с 22 мая (4 июня) по 30 июня (13 июля): офицеров 5 690, нижних чинов 259 111, орудий 330, пулеметов 937, бомбометов и минометов 293. Кроме того, были захвачены большие склады винтовок, патронов, снарядов, ручных гранат и много другого военного имущества (см. документ № 553).

Первоначальный успех, достигнутый Юго-Западным фронтом как результат тщательной подготовки и сосредоточения сил и средств в местах главных ударов, не получил широкого развития, и австрийская армия полностью не была разгромлена.

Ставка и командование Юго-Западным фронтом, не имея четко выраженной идеи операции, не сумели использовать достигнутый успех.

Все внимание русского командования направлялось на разрешение тактических вопросов, не учитывая средств и способов превращения его в оперативный.

Достигнув крупного успеха в первые же дни операции на крайних флангах Юго-Западного фронта, ген. Брусилов приостановил наступление 8-й армии для выравнивания флангов, что позволило германцам выиграть время, сосредоточить часть своих сил на ковельском направлении и приостановить наступление русских. Командование фронтом не сумело также должным образом оценить крайне благоприятную обстановку в 9-й армии и не увязало ее с действиями на ковельском направлении.

Русское командование продолжало упорствовать с изменением ранее намеченного плана, направляя главные усилия на Ковель, что привело к ряду истощающих операций на р. Стоход с крупными потерями для русских армий.

Ген. Брусилов не хотел отступать от ранее поставленной задачи, хотя обстановка резко требовала изменения плана.

Впоследствии он оправдывал свои действия следующим: «...Я стремился в поле, но только не искал этой войны в львовском направлении, а шел на Ковель, куда мне было указано и что я считал более полезным, так как Львов соответствовал интересам моего фронта, а движение на Ковель облегчало выдвижение всех фронтов» («Луцкий прорыв», Труды Военно-исторической комиссии, изд. 1927 г., стр. 23).

Но это оправдание ген. Брусилова является несостоятельным, если учесть известный ему открытый саботаж ген. Эверта. Ген. Брусилов не решился на смелые перегруппировки, а предпочитал идти на Ковель с неясной перспективой.

Несмотря на ряд крупных недостатков в руководстве операцией, все же большой заслугой ген. Брусилова является то, что он сумел заставить все командные инстанции фронта провести большую подготовительную работу, вследствие чего был достигнут крупный первоначальный успех.

Кроме того, разрабатывая операцию фронта, ген. Брусилов внес новую струю в оперативное искусство русской армии. Если раньше среди высшего генералитета армии принят был французский метод построения фронтовой операции, то ген. Брусилов считал, что удар в одном месте при пассивности остального фронта и при наличии достаточных средств разведки секретом оставаться не может. Следовательно, противник имеет возможность, одновременно с подготовкой прорыва, принять соответствующие меры для парирования удара.

Это давало основание ген. Брусилову применить другой метод операции: путем подготовки в каждой армии и отдельных корпусах по одному ударному участку дезориентировать противника о направлении главного удара.

Нужно было только эти удары оперативно увязать между собой, чего, к сожалению, не сделал ген. Брусилов, а ставка ему в этом не помогла.

 

Источник: Наступление юго-западного фронта в мае-июне 1916 года / ЦГВИА. М. : Воен. изд-во, 1940. С. 20-21, 28-29. (Сборник документов Мировой империалистической войны на русском фронте (1914-1917 гг.).

Луцкий прорыв, 1916 год

  1. Зайончковский А. Брусиловское наступление // Мировая война 1914-1918 гг. / А. Зайончковский. Изд. 3-е. М. : Воен. изд-во, 1938. Т. 2. С. 47-59.
  2. Наступление Юго-Западного фронта в мае-июне 1916 года / Центральный государственный военно-исторический архив. М. : Воен. изд-во, 1940. 548 с. (Сборник документов Мировой империалистической войны на русском фронте (1914-1917 гг.).
  3. Сергеевский Е. Н. Сороковой армейский корпус в Луцком прорыве // Вестник Первопоходника. Лос-Анжелес, 1967. № 67-68 (апр. - май). С. 39-46; № 69-70 (июнь - июль). С. 40-50.
  4. Строков А. А. Восточноевропейский фронт. Наступление войск Юго-Западного фронта (июнь-сентябрь 1916 г.) // Вооруженные силы и военное искусство в Первой мировой войне / А. А. Строков. М. : Воен. изд-во, 1974. С. 382-412.
  5. Ростунов И. И. Брусиловское наступление // Русский фронт Первой мировой войны / И. И. Ростунов. М. : Наука, 1976. С. 275-327.
  6. Венков А. В. Казаки в Брусиловском прорыве // Донской временник. Год 1996-й. Ростов н/Д, 1995 С. 133-137.
  7. Нелипович С. Г. Наступление русского юго-западного фронта летом-осенью 1916 года : война на самоистощение? // Отечественная история. 1998. № 3. С. 40-50.
  8. Нелипович С. Г. Брусиловский прорыв как объект мифологии // Первая мировая война: Пролог XX века / отв. ред. В. Л. Мальков. М. : Наука, 1998. С. 632-634.

Наталья ЗАЙЦЕВА

 




 
ВК
 
Facebook
 
© 2010 - 2018 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"