Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Липкович А. Д. Экологические кризисы степного природопользования: неизбежность или «безумие скотовода»? // Донской временник. Год 2019-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2018. Вып. 27. С. 113–115. URL: http://www.donvrem.dspl.ru//Files/article/m9/0/art.aspx?art_id=1653

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. ГОД 2019-й

Природа Донского края

А. Д. ЛИПКОВИЧ

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ КРИЗИСЫ СТЕПНОГО ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ: НЕИЗБЕЖНОСТЬ ИЛИ «БЕЗУМИЕ СКОТОВОДА»?

Для городских людей, интересующихся природой, давно стало привычным считать, что в негативных изменениях животного и растительного мира повинен человек. Образ охотника, преследующего с ружьём и капканами беззащитных животных, вошёл в детские мультфильмы и книги. А сами животные, исключительно добрые и пушистые, только и мечтают, как стать друзьями ласковых и нежных детей и взрослых.

Всё не так однозначно. В современной России самая действенная сила, способная сохранять диких животных и среду их обитания – охотничье хозяйство. Только для этого рода деятельности животные являются ресурсом отрасли, важнейшим элементом ландшафта, который необходимо сохранять и приумножать.

Вырубаются леса, перекрываются плотинами реки, горы пронизываются тоннелями и лентами дорог. Дикая жизнь отступает в сокращающиеся резерваты, заповедники, национальные парки. Многие виды зверей и птиц пополняют страницы красных книг.

Отчасти это так. Почему отчасти? Потому что изменения в составе и распределении животных происходили всегда, в том числе и задолго до того, как деятельность людей превратилась в могучий фактор преобразования природы. Изменения эти вызывались причинами естественного характера. Наиболее мощным было и остаётся влияние климатических условий. А они не постоянны. Широко известны оледенения в далёком прошлом, приводившие к вымиранию целых зоологических сообществи расселению на огромных пространствах мамонтов, шерстистых носорогов, первобытных бизонов, большерогих оленей – большого комплекса видов, называемого «мамонтовой фауной».

Менее известно, что непрерывно происходят не столь катастрофические изменения климата, имеющие цикличный характер. В степях юга России периодичность смены климатических циклов составляет около 50 лет. В течение полувека длится период с достаточным увлажнением, при котором травы на пастбищах способны прокормить многочисленные стада диких и домашних травоядных животных. Постепенно на смену этому благоприятному циклу приходит засушливый период [1]. Снижается дебет родников и водность рек. Уменьшается продуктивность пастбищ, а, следовательно, и количество травоядных, которые могут безбедно существовать в меняющихся условиях. Зоологи говорят: «Снижается ёмкость пастбищных угодий».

Ветер в степи. Фото автора

То, что возможности пастбищ не безграничны, люди поняли тысячи лет назад. В Библии чётко указано, что разные правители были вынуждены перегонять свои стада, дабы не приводить к бескормице, избегать негативных изменений, которые современные экологи называют экологическими кризисами.

Тем не менее экологические кризисы, связанные с превышением ёмкости пастбищных угодий, сопровождают всю историю человечества. Исследования подкурганных слоёв почвы в Республике Калмыкия показали, что уже в бронзовом веке (6 тысяч лет назад) эти территории испытывали значительный перевыпас, приведший к экологическому кризису и распаду существовавшей системы животноводства [2].

Термином «экологический кризис» называют совокупность негативных явлений, приводящих к разрушению наиболее уязвимых составляющих экосистемы: растительного покрова, животного мира, почвенного покрова.

С появлением в степях пастбищного животноводства большие стада домашних животных стали причиной кормового изъятия значительной части производимой экосистемой растительной массы. Кроме того, под копытами сотен тысяч овец, коров, лошадей и верблюдов растительность выбивалась, почва уплотнялась и обнажалась, становясь доступной действию ветров.

Понятно, что при наступлении засушливого климатического цикла, совпадавшего с высокой численностью скота на пастбищах, действие природных факторов усиливалось, вызывая экологический резонанс. То есть совпадение направленности природных факторов и деятельности человека взаимно усиливали воздействие на экологическую систему. Возможностистепи по саморегуляции оказывались превышены. Разбитая копытами скота почва обесструктуривалась, перевевалась ветром, что вызывало пыльные бури. Иссякали водные источники. Происходили массовые падежи домашних животных, скотоводы вынужденно меняли места проживания и пастбища.

Яркую картину экологического кризиса отобразил гидролог Д. Л. Иванов в работе «Влияние русской колонизации на природу Ставропольского края» [3]. Засуха, падежи скота, вынужденные переселенцы, бросающие сёла и ищущие не пострадавшие от экологического кризиса земли. В наши дни этих людей назвали бы экологическими беженцами. Наблюдения Д. Л. Иванова относятся к 1885 году.

Катастрофические явления были вызваны сменой уклада природопользования. До прихода славянских народов все этносы, населявшие степи и полупустыни, практиковали маршрутную модель природопользования. Движение кочевых скотоводов по определённой «орбите» имитировало воздействие на степь многочисленных стад диких копытных животных. Смена модели природопользования привела к нарушению сложившегося динамического равновесия между природой вмещающего ландшафта и деятельностью людей.

Д. Л. Иванов показал, что промышленное капиталистическое животноводство без учёта природных особенностей региона неизбежно приводит к разрушительным для экосистемы последствиям.

После прихода казаков в Дикое поле в Задонье получило широкое развитие табунное коневодство. Лошадь имела стратегическое значение для Российской империи. К началу XX века более 60% российской кавалерии сидело на лошадях донской породы. Соответственно, земли конных заводов имели статус, сравнимый с современными военными полигонами. На них строго запрещалось распахивать землю, а степь должна была оставаться целиной для ведения табунного коневодства [4, с. 370]. Можно сказать, что донская лошадь, будучи сама порождением целинной степи, не менее века сохраняла эту степь от плуга земледельца.

Агрессивное поведение жеребцов в табуне мустангов. Фото автора

С утратой в середине XX века стратегического значения коневодства, земли конных заводов были распаханы в ходе кампании по подъёму целины. Степным экосистемам был нанесён сокрушительный удар [5].

К началу XX века фауна равнинных ландшафтов юга России оказалась значительно обеднённой. Так, в Области войска Донского практически полностью были истреблены дикие копытные животные [4, с. 204]. Восстановление животных – объектов охоты – успешно проводилось охотничьей отраслью в годы советской власти. Были воссозданы популяции европейского оленя, кабана, косули, речного бобра. В это время проводилось вселение в угодья чужеродных видов: пятнистого оленя, ондатры, енотовидной собаки. Широко расселялась гибридная форма фазана, так называемый охотничий фазан. Была восстановлена численность сурка и зайца-русака [6].

Ряд мелких млекопитающих, признанных вредителями сельского хозяйства, подвергался массовому уничтожению. Это коснулось многочисленных до середины XX века популяций малого суслика и большой песчанки. Кроме интересов сельского хозяйства истребительные мероприятия имели целью оздоровление северокавказского очага чумы.

В то же время такие виды, как ушастый ёж, большой тушканчик, курганчиковая мышь и степная пеструшка меняли область распространения в зависимости от динамики климатических циклов. Причём степная пеструшка к концу XX века оказаласьпрактически вымершей на всём степном пространстве юга России [7].

Всё сказанное выше относится к пастбищным экосистемам. Но большая часть равнин юга России представляет арену пахотного земледелия. Краснодарский край и Ростовская область, обладающие степными чернозёмами, служат основной житницей страны. В Ростовской области распахано более 80% площади. Природные экосистемы на громадных пространствах заменены полями зерновых культур, рассеченными лесными полосами. Таким образом, природные градации ландшафтов Ростовской области от высокотравных степей Приазовья до сухих степей и полупустынь на границе с Республикой Калмыкия в середине ХХ века претерпели унификацию. Это неизбежно привело к единообразию фауны. Фактически эти обширные пространства приобрели характер лесных опушек с многочисленными поселениями гнездящихся на деревьях птиц (врановые, мелкие соколы), истреблявших степных животных.

Степные экосистемы сохранились фрагментарно по неудобьям, а многие её элементы пополнили страницы красных книг. Степь стала самым трансформированным ландшафтом планеты [8]. На оставшихся нетронутыми пространствах сухих степей в юго-восточной части Ростовской области сохраняется пастбищное животноводство.

Интенсивное пастбищное использование донских степей хронологически совпало с периодом засушливого климата в третьей четверти ХХ века. В Калмыкии получили широкий размах процессы опустынивания. В 1993 году президент Калмыкии ввёл чрезвычайное экологическое положение [9]. Сопредельные с ней Ремонтненский, Зимовниковский,Дубовский и Орловский районы Ростовской области также оказались более чем на 50% площади подвержены процессам опустынивания. Период между двумя экологическими кризисами в южнорусских степях составил, таким образом, около 100 лет, что согласуется с выявленными циклическими колебаниями климата.

Дикие лошади. Охрана косяка. Фото А.Д. Липковича

Политико-экономическая перестройка, произошедшая в стране в 90-х годов ХХ века, привела к разрушению колхозно-совхозного строя, распаду многих земледельческих и животноводческих хозяйств, изменению форм собственности.В значительной степени изменилась нагрузка на природные ресурсы. Так, если в 1980-е годы в Орловском и Ремонтненском районах действовали крупные хозяйства, были построены многочисленные животноводческие комплексы, содержалось большое количество скота, то в конце 1990-х годов ситуация коренным образом изменилась. Этот период в юго-восточных районах Ростовской области совпал с экологическим кризисом, вызванным многократным превышением пастбищной нагрузки.

Подробно аналогичные процессы исследованы на территории Республики Калмыкия. Описывая состояние еёприродных экосистем, академики Н. Н. Моисеев и В. Е. Соколов указывали: «В условиях Калмыкии основной экологической проблемой является опустынивание, которое как это определено конвенцией ООН по борьбе с опустыниванием, является “деградацией земель в засушливых, полузасушливых и сухих субгумидных районах в результате различных факторов, включая изменения климата и деятельность человека”» [10, с. 3].

Опустынивание не только вызвало деградацию земель и, как следствие, падение сельскохозяйственного производства, а следом и обнищание местного населения, но на Европейском континенте впервые в результате непродуманной деятельности человека появилась «экономическая пустыня». Английский журнал «Джеографикал» в связи с европейским годом охраны природы (1995 г.) писал: «…мы смогли открыть для себя первую пустыню в Европе. Опасный коктейль из хрупкого почвенного покрова, больной агротехники и экономики на грани развала превратил ранее плодородный район Калмыкии (Чёрные земли) в пустошь» [10, с. 4]. Многочисленные эксперименты над отечественным сельским хозяйством, как в зеркале, отразились на качественном состоянии экосистем.

В последнее десятилетие XX века произошла смена этнического состава населения Ростовской области на сохранившихся территориях пастбищного животноводства. Использование пастбищ осуществляется в этих районах выходцами из республик Северного Кавказа: чеченцами и уроженцами Дагестана, фактически являющимися хозяйственными колонизаторами этих земель [11]. Соответственно, и отношение к используемым землям – колонизаторское, предполагающее максимальную выгоду в возможно короткий срок, без учёта сохранения природных ресурсов.

Понятно, что такая практика природопользования приводит к резкому сокращению численности многих видов диких животных и возвращает территории пастбищного животноводства в состояние антропогенного опустынивания. Наиболее остро признаки опустынивания проявляются в районах, где местные администрации самоустраняются от контроля за нагрузкой на пастбища. Примером такого «стиля» хозяйствования может служить состояние пастбищ Ремонтненского района весной 2016 года. Сильнейший сбой растительности, истощённый скот, многочисленные павшие животные в степи, привлекавшие хищных птиц и волков, ярко демонстрировали, что законы существования пастбищных экосистем продолжают действовать и в XXI веке [12].

Из рассмотренных материалов ясно, что за сравнительно короткий период (менее 120 лет) модели природопользования в степях Ростовской области неоднократно менялись. И, как правило, эти изменения сопровождались кризисными явлениями в степных экосистемах.

Преобразования моделей природопользования требуют постоянного мониторинга, контроля и осмысления. Их действие приводит не только к трудно контролируемым изменениям в животном мире, но и к возникновению новых очагов особо опасных заболеваний, таких как конго-крымская геморрагическая лихорадка (КГЛ), лихорадка Западного Нила, туляремия и другие, угрожающие экологической безопасности населения.

Такие факты известны в Ростовской области. Так, в начале текущего столетия стали действовать новые очаги КГЛ в её юго-восточных районах. Их возникновение стало возможным из-за создания сети лесных полос в зоне сухих степей. Посадки стали местами массового гнездования врановых птиц и прежде всего грача, который, как известно, является основным прокормителем личиночных стадий клеща – переносчика КГЛ. Таким образом, были созданы условия для возникновения очагов конго-крымской геморрагической лихорадки [13].

Прогнозы климатологов предрекают дальнейшие изменения природной ситуации в Ростовской области в сторону увеличения летних температур и сокращения холодного периода года [14]. Вместе с тем годовая амплитуда экстремальных температур будет увеличиваться. Продолжится прогрессивное иссушение. К середине текущего столетия в рассматриваемом регионе ожидается климатическая ситуация, сходная с сухими субтропиками.

Понятно, что такие перемены не могут не вызвать изменений в структуре и формах ведения сельского хозяйства. Вероятно, придётся пересмотреть видовой и сортовой состав объектов земледелия. Продолжится динамика ареалов многих видов зверей и птиц, вызванная как природными причинами, так и очередной перестройкой форм природопользования.

Токует петух стрепет.Фото А.Д. Липковича

Внимательное изучение происходивших в прошлом преобразований животного мира как под влиянием деятельности людей, так и по естественным причинам, может дать ключ к обоснованному научному прогнозу будущих изменений, помочь избежать проявления кризисных явлений для природных экосистем и хозяйства человека.

ЛИТЕРАТУРА

1. Динесман Л. Г. К истории древесно-кустарниковой растительности междуречья Урала и Волги // Тр. ин-та леса АН СССР. Т. 38. М, 1958. С. 171–178.

2. Гольева А. А. Взаимодействие человека и природы в Северо-Западном Прикаспии в эпоху бронзы // Сезонный экономический цикл населения Северо-Западного Прикаспия в бронзовом веке. М., 2000. С. 10–29. (Тр. Гос.ист. музея. Вып. 120.)

3. Иванов Д. Л. Влияние русской колонизации на природу Ставропольского края. [СПб., 1886]. 30 с.

4. Богачёв В. В. Очерки географии Всевеликого войска Донского. Новочеркасск : Тип. Упр. артиллерии В.В.Д., 1919.

5. Липкович А. Д. Мир лошади донских степей. Ростов н/Д.  :Южный издат. дом, 2014. 160 с.

6. Миноранский В. А., Добровольский О. П. Прошлое и настоящее охотничьих млекопитающих Нижнего Дона / Южный федер. ун-т, Ассоциация «Живая природа степи. Ростов н/Д., 2013. 216 с.

7. Липкович А. Д. Пульсации границ ареалов млекопитающих в степях Юга России и смена климатических фаз в XX столетии // Мониторинг природных экосистем долины Маныча. Ростов н/Д., 2010. С. 148–160. (Тр. Гос. природ.заповедника «Ростовский». Вып. 4).

8. Чибилев А. А. Степь без границ. Оренбург :Газпромпечать, 2003. 208 с.

9. Зонн И. С. Республика Калмыкия – Хальм-Тангч – европейский регион экологической напряжённости // Биота и природная среда Калмыкии. М. ; Элиста, 1995. С. 6–18.

10. Биота и природная среда Калмыкии .сб. ст. под ред. д-ра геогр. наук И. С. Зонна, канд. геогр. наук В. М. Неронова. М. ; Элиста, 1995.

11. Денисова Г. С.Конфликтогенность социокультурного пространства Ростовской области. Ростов н/Д. :  Изд-во Юж. федер. ун-та, 2007. 256 с.

12. Липкович А. Д. Перевыпас на грани катастрофы вокруг Ростовского заповедника // Степ.бюл. 2016. № 46. С. 25–27.

13. Водяницкая С. Ю. Крымская геморрагическая лихорадка в современный период (на примере Ростовской области) :дис. на соиск. степ.канд. мед наук. Ростов н/Д., 2005. 193 с.

14. Панов В. Д., Лурье П. М., Ларионов Ю. А. Климат Ростовской области: вчера, сегодня, завтра. Ростов н/Д. : Дон. издат. дом, 2006. 488 с.

 

 




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2019 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"