Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Миноранский В. А. Сайгаки в донских степях // Донской временник. Год 2017-й. / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2016. Вып. 25. С. 142-147. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m9/0/art.aspx?art_id=1526

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2017-й

Природа Дона и Приазовья

В. А. МИНОРАНСКИЙ

САЙГАКИ В ДОНСКИХ СТЕПЯХ

Среди современных копытных степной зоны сайгак является «живым ископаемым», представителем мамонтовой фауны, расцвет которой наблюдался 50–70 тысяч лет назад. Как и мамонт, он обитал в плейстоцене в условиях открытого ландшафта на огромном пространстве от современной Великобритании на западе до Аляски на востоке и от Новосибирских островов на севере до Кавказа и Каратау на юге [1]. На сайгака охотились люди каменного века, и эту охоту продолжали много тысячелетий различные народы, жившие в наших степях. В конце плейстоцена – начале голоцена мамонт вымер, а сайгак, перенеся климатические и другие изменения, выжил. В последние тысячелетия он сохранился только в степной и полупустынной зонах, причём ещё несколько веков назад он обитал на территории степей Северной Евразии от предгорий Карпат до Центральной Азии, Китая и Монголии.

Гарем сайгаков в степи. Фото С. В. Толчеевой

Копытные животные – важнейшие компоненты степей, сыгравшие важную роль в их формировании. К сожалению, они испытали наиболее сильное негативное влияние человека на природу. В результате деятельности людей дикая лошадь тарпан, как вид, исчезла в XIX веке, ещё раньше исчезли в европейских степях кулан; тур, или дикий бык; зубр. Потомки некоторых видов продолжают служить людям. От тарпана произошли домашние лошади, от дикого быка – крупный рогатый скот. До наших дней, претерпев на протяжении веков значительные колебания распространения и численности, из степных копытных дожил только один вид – сайгак, или сайга, или степная антилопа.

Ещё в XVII–XVIII веках в Европе сайгак встречался по всем степям от Волги и Каспийского моря до Днепра и Прута, с заходами в лесостепь. С увеличением численности населения, распашкой и освоением людьми степей, интенсификацией промысла распространение и поголовье сайгака сокращались. К концу XVIII – началу XIX века он практически исчез из азовско-причерноморских степей. На Дону эта антилопа встречалась в начале XIX века. Е. В. Зверозомб-Зубовский в 1923 году писал: «…сто лет тому назад [сайга. – В. М.] держалась… многочисленными стадами в Задонских степях 2‑го Донского, 1‑го Донского и Черкасского начальств, сопредельных с Астраханской губернией и зимним кочевьем калмыков» [2]. К концу XIX века сайгак отступает за Дон и сохраняется только по левобережью, населяя степи между Доном и Волгой. К началу ХХ века на территории современной Ростовской области эту антилопу истребили, и она, возможно, забегала только в приманычские степи. В. В. Богачёв в 1903 году видел «…небольшую стайку [сайги – В. М.] близ границ Астраханской губернии…» [3]. В Калмыкии стада из 10–50 голов наблюдались в 1927 году, в частности в районе Красного Худука [4]. В первые десятилетия ХХ века небольшие группы сайгаков, в общей сложности несколько сотен особей, сохранились лишь в глухих местах калмыцкой степи [5]. Некоторые исследователи относили сайгака к исчезнувшим видам.

Самец сайгака второго года жизни в степи. Фото В. А. Миноранского

С 1919 года в России запретили отстрел сайгака, приняли другие охранные меры. Благодаря этому за несколько десятилетий степная антилопа значительно размножилась и самостоятельно расселилась, из исчезающего в СССР вида опять перейдя в разряд промысловых животных. Уже к 1940 году ареал сайгака на правобережье Волги охватывал большинство районов Калмыкии и в ряде мест она была обычна, а в послевоенные годы животные стали заходить в соседние с территорией современной Калмыкии районы, в том числе в Ростовскую и Астраханскую области, Ставропольский край, Дагестан, Чечено-Ингушетию. В Ростовской области сайгак вновь появился в 1940‑х годах. Ю. М. Ралль отмечал: «Сайгаки нередки в Заветинском и Ремонтненском районах» [6]. В 1948–1949 годах количество особей европейской группировки антилопы достигало 100 тысяч, в 1958–1959 годах – 811 тысяч [5]. С 1951 года в Калмыкии начался промысел этого вида и продолжался до 1997‑го.

В 1958–1960 годах сайгаки встречались в Пролетарском, Орловском и соседних районах юго-востока Ростовской области [7, 8]. В окрестностях посёлка Маныч Орловского района мы отмечали их в июне – июле ежедневно. Держались они как небольшими группами по 10–30 особей, так и крупными стадами, насчитывавшими сотни и тысячи животных. В конце июня – в июле, в наиболее жаркое время года, мы наблюдали стада до 2 тысяч и более особей, практически ежедневно приходящие в 11.30–12.30 часов по небольшой лощине на водопой в залив Солянка озера Маныч-Гудило со стороны Ростовской области. Животные заходили в воду, некоторые по грудь. Пили они солёную воду (20–25 г/л), которую овцы и крупный рогатый скот для питья не использовали. В 12.30–13.00 часов по той же лощине антилопы медленно возвращались в степь – в места основных пастбищ.

В те годы значительная часть сайгаков, после отёла (вторая половина апреля – первая половина мая) основной массы самок в Калмыкии, мигрировала в весенне-летние месяцы в менее засушливом западном направлении. Особенно много их здесь было в жаркие годы. В Ростовской области животные, и прежде всего молодняк, питались более свежей сочной растительностью, росли и накапливали ресурсы, а затем, обычно в августе, возвращались в Калмыкию, где зимовали. Доходили они до Сальска и Пролетарска (в те годы станица Пролетарская), посёлка Орловского, иногда до посёлков Красный Маныч и Весёлый на Весёловском водохранилище. Подобные миграции в западном направлении были регулярными, а количество животных, проникавших в восточные районы Ростовской области, определялось погодными условиями, численностью калмыцкой популяции, состоянием кормовых растений в местах обитания в Калмыкии и другими факторами. В течение всего периода наблюдений за сайгаками в Ростовской области мы отмечали значительное количество беременных самок, их отёл и молодняк разного возраста. Это свидетельствует о растянутости сроков отёла у значительной части популяции антилоп, что является одним из приспособлений вида к обитанию в суровых, нередко меняющихся условиях засушливых степей. Животные во время питания никогда не стояли на одном месте, постоянно медленно перемещались по степи, что предотвращало заметное стравливание ими пастбищ. К такому кормлению диких копытных степь хорошо приспособилась, и оно полезно для степного травостоя.

Сайгак опять стал важнейшим на юге объектом промысловой, любительской и спортивной охоты. Ежегодно официально отстреливалось до 50 и более тысяч голов (доходило до 100–150 и более тысяч особей в год). В 1970–1980‑х годах, при заготовках госпромхозом в Калмыкии, себестоимость 1 центнера мяса сайгака колебалась от 17 до 21 рублей, а себестоимость 1 центнера баранины, произведённого в животноводческих хозяйствах республики, составляла от 86 до 121 рубля [1, 267]. Большое количество сайгаков добывалось охотниками неофициально, а браконьерами – практически бесплатно. Несколько десятилетий это позволяло полностью обеспечивать ценным диетическим мясом население Калмыкии, восточных районов Ростовской области и других прилегающие к ним территорий. Ценным является и хром, получаемый из кожи сайгаков.

Развитие орошаемого земледелия и животноводства, плохо регулируемый массовый отстрел животных, другие причины лишили сайгака основных мест отёла и миграций, привели к снижению в 1970–1980‑е годы поголовья калмыцкой популяции. С 1986 по 1992 год количество сайгаков в Северо-Западном Прикаспии варьировало от 130 до 168 тысяч голов [9]. Оно резко упало в кризисные 1990‑е годы. Огромный урон виду в это время нанёс массовый отстрел самцов и продажа через «прозрачные» границы их рогов в Китай для медицинских целей. Стоимость одного килограмма рогов на нелегальном рынке в России доходила до 20 тысяч рублей. Степь покрылась трупами самцов с отрезанными рогами. Количество половозрелых самцов для нормального цикла воспроизводства должно находиться на уровне 25–30 %, а в природе оно было намного ниже – от 10 до 1 % и меньше. Эта диспропорция сохранялась и в последующие годы, и она является важнейшим фактором, ведущим к деградации группировки сайгаков в России. Значительная часть самок оставалась неоплодотворённой, возросла их яловость, изменилось поведение самцов и самок в стадах. Население использует сайгаков, добываемых браконьерами, как источник бесплатного или дешёвого мяса. В начале настоящего столетия 15–17 килограммов мяса одного сайгака можно сбыть за 3–4 тысячи рублей. С 1997 по 2001 год численность калмыцкой популяции сайгака снизилась в пятнадцать раз. В 2000 году сохранилось 24–26 тысяч голов, весной 2001 года – менее 17,7 тысяч.

Сайгачонок, недавно родившийся. В Центре редких животных европейских степей

В последние десятилетия принят ряд мер по сохранению сайгака. С 1995 года он упоминается в Приложении II Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры (СИТЕС), охраняется Всемирным фондом дикой природы (WWF). Международный союз охраны природы (МСОП) в 2002 году включил сайгака в Красный список. В Республике Калмыкия для сохранения этой антилопы создан заповедник «Чёрные земли» (1990), в Ростовской области – заповедник «Ростовский» (1995), в Астраханской области – заказник «Степной» (2000), ряд других особо охраняемых природных территорий (ООПТ). В Калмыкии в 2000 году указом президента республики для искусственного содержания и разведения сайгака за счёт республиканского бюджета был создан Центр диких животных Республики Калмыкия. В 2001 году вышел Указ президента Калмыкии «О чрезвычайных мерах по охране и сохранению калмыцкой популяции сайгака». Сайгак включён в Красные книги ряда регионов (в том числе и Ростовской области) и стран, приняты другие меры по его охране.

Несмотря на эти меры, поголовье сайгака в Европе продолжает снижаться. В 2008–2009 годах в Калмыкии обитало 13–15 тысяч особей. Падение поголовья животных продолжалось и в последующие годы, дойдя к 2015 году до 3–4,5 тысяч особей. Причинами сокращения являются антропогенные изменения территории обитания сайгака, реформирование природоохранных структур и ослабление службы охраны антилоп, интенсивное браконьерство, высокая численность волков и т. д. Широкое использование мяса сайгаков в пищу на протяжении многих десятилетий, их рогов для продажи в Китай с 1990‑х годов, недостаточная охрана антилоп являются важными причинами браконьерства.

В Ростовскую область и другие соседние с Республикой Калмыкия районы в последнее десятилетие сайгак заходит редко. Так, в районе заповедника «Ростовский» отдельные его группы наблюдались в 1999, 2006, 2009 и других годах. В настоящее время в Европе и России сайгак в естественных условиях обитает только на Чёрных землях в Калмыкии и в заказнике «Степной» Астраханской области. На азиатской части территории современной России он в наши дни отсутствует. В сложившихся на данный момент социально-экономических, правовых, культурных и других условиях перспективы сохранения этого вида в естественной среде на территории Российской Федерации небольшие.

В азиатской части ареала сайгака основная масса животных держится в Казахстане (небольшое количество особей другого подвида обитает в Западной Монголии). Здесь с 1993 по 2003 год поголовье антилоп упало с 1 миллиона 300 тысяч до 21 тысячи особей. К концу 1990‑х годов мировое поголовье этого вида сократилось на 95% и составляло менее 50 тысяч особей. Для сохранения сайгака государственные структуры, учёные и общественность Казахстана приняли ряд эффективных мер (воссозданы мобильные инспекторские группы, организованы новые ООПТ, введена уголовная ответственность за незаконную добычу животных и т. д.).

Благодаря этому количество сайгаков к 2015 году увеличилось до 256,7 тысяч особей, превысив таковое в 2005 году более чем в шесть раз. Бекпакдалинская популяция (крупнейшая в Казахстане), в предыдущие годы находившаяся в критическом состоянии (в 2005 году её численность не превышала 10 тысяч сайгаков), за десять лет возросла до 216 тысяч голов [10, 11]. К сожалению, в мае 2015 года в Казахстане произошла массовая гибель антилоп (самок с детёнышами), достигшая масштабов катастрофы. К 30 июня было утилизировано 150 044 павших сайгака – более трети всего их поголовья в республике. Для изучения трагедии была создана правительственная комиссия, привлечены лучшие специалисты из местных и международных природоохранных структур. Начаты работы по восстановлению поголовья сайгаков в Казахстане.

Ситуацией с сайгаком озабочены МСОП, Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН, WWF, СИТЕС, Секретариат Конвенции по сохранению мигрирующих видов диких животных (КМВ) и другие организации. По классификации МСОП он отнесён к животным, находящимся на грани исчезновения. Разработан Меморандум КМВ по сайгаку (Сайга МОВ), который подписали все государства его ареала (Казахстан, Монголия, Россия, Туркменистан, Узбекистан), а также сотрудничающие организации (Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия, «Фауна и Флора Интернешнл», Международный совет по охоте и охране дикой природы (CIC), МСОП/КВВ, Альянс по сохранению сайгака, Общество охраны дикой природы, WWF). Вопросы сохранения степной антилопы постоянно обсуждаются на многочисленных конференциях, симпозиумах, съездах, рабочих совещаниях по охране природы, биоразнообразия, животного мира, конкретно данного вида. К сожалению, в настоящее время перспективы сохранения и восстановления сайгака в природных условиях в Европе минимальные (пока они имеются), а в Азии данный вид находится под угрозой.

Не исключая различных мероприятий по охране сайгака в природных условиях, к важным способам его сохранения мы относим размножение и содержание этой антилопы в питомниках, зоопарках, сафари-парках и на фермах. Разведение животных в неволе относится к одному из стратегических направлений, предложенных рабочей группой по вольерному разведению животных Комиссии МСОП по выживанию видов. Имеется немало примеров, когда исчезнувшие в природе или стоящие на грани истребления виды были успешно сохранены в питомниках и зоопарках (олень Давида, аравийский орикс, зубр, лошадь Пржевальского и др.) и впоследствии выпущены в природу. В XIX–ХХ веках попытки содержания сайгаков в вольерах предпринимались во многих зоопарках России (СССР), Америки, Европы и Азии, в том числе в зоопарках Берлина, Кёльна, Гамбурга, Антверпена, Бремена, Праги, Лондона, Нью-Йорка, Чикаго, Далласа, Сан-Диего, Сан-Франциско и многих других городов мира [1, 12]. Однако везде из-за повышенной реактивности и по другим причинам отмечалась их высокая смертность, короткий период жизни в вольерах. Это привело к отказу зоопарков от содержания сайгаков.

В тоже время учёные и специалисты неоднократно отмечали, что при доброжелательном отношении сайгаки не боятся человека, легко приручаются и подпускают людей на расстояние нескольких десятков метров. В прошлом описаны случаи обитания этих животных в крестьянских дворах и свободного выпаса их вместе со скотом. В природе часто наблюдается использование сайгаками совместно с овцами и крупным рогатым скотом общих пастбищ и водопоев. В России в 2003 году в селе Бударино создали питомник «Сайгак» опытного охотничьего хозяйства «Астраханское», где в 2003 и 2007 годах выпустили соответственно 50 и 35 сайгачат. Работы начались успешно, однако вспышка пастереллёза в 2009 году вызвала гибель животных. Значительных успехов в разведении сайгаков в неволе добились в Центре диких животных в Калмыкии. К сожалению, в 2014‑м здесь по невыясненным причинам погибли все животные, и в 2015 году этот Центр не функционировал.

На Дону работы по вольерному содержанию сайгака были начаты в 2004 году Ассоциацией «Живая природа степи» (далее Ассоциация) в Центре редких животных европейских степей (далее Центр) (хутор Кундрюченский Орловского района). Здесь разработана оптимальная технология содержания и разведения сайгаков. Выяснены наиболее удобные размеры, конструкции и формы вольеров для антилоп. Определены корма для взрослых и молодых особей в разные периоды года, время кормления и состав смесей для искусственного выкармливания сайгачат. Налажено распределение животных по вольерам в зависимости от возраста, пола, физиологического состояния, количества особей. В 2008–2011 годах удалось значительно сократить смертность животных, сделать её меньше, чем в естественных условиях, довести поголовье до 60–70 особей и создать самовоспроизводящуюся группировку сайгаков.

Используемая технология разведения сайгака позволяет животным успешно воспроизводиться в питомниках, зоопарках и на фермах. Они быстро привыкают к людям, становятся «одомашненными» и доступными для экотуристов, школьников, студентов, научных сотрудников. Таким образом, возможно успешное разведение сайгаков в вольерах и пополнение ими природных популяций. В настоящее время питомник Ассоциации по количеству животных является самым крупным и успешным в России, а если учесть гибель сайгаков в бударинском питомнике «Сайгак» и калмыцком Центре, то и единственным. Ведутся переговоры с Минприродой РФ об увеличении поголовья животных в Центре, передаче технологий разведения антилоп другим питомникам, зоопаркам, фермам и о регулярных выпусках их в природу.

Молодые гайгаки в вольере Центра редких животных европейских степей в первую зиму

Для анализа современного состояния сайгака, выяснения возможностей его сохранения и обмена опытом разведения животных в неволе Ассоциация 28–30 мая 2013 года провела на базе Центра международную научно-практическую конференцию «Содержание и разведение сайгака (Saiga tatarica L.) в искусственных условиях» [13]. В ней участвовали представители Минприроды РФ, ЮНЕСКО, исполнительной и законодательной власти Ростовской области, сотрудники Южного федерального университета, Института проблем экологии и эволюции РАН, Южного научного центра РАН, Института степи Уральского отделения РАН, заповедников «Ростовский», «Аскания-Нова» и «Чёрные земли», Московского и Ростовского зоопарков, Центра диких животных Республики Калмыкия, Института зоологии Республики Казахстан и других учреждений. По результатам работы конференции была принята резолюция, определяющая основные пути сохранения сайгака в России и других регионах. Важный её раздел касается создания дополнительных питомников по содержанию и разведению антилоп, организации реабилитационного питомника и использования животных на фермах и в зоопарках.

Часть предложений данной резолюции уже реализована. Вышло Постановление Правительства РФ № 978 от 31 октября 2013 года об охране животных, включая сайгака. Рекомендации конференции по увеличению в России количества сайгачьих питомников и организации на юге страны реабилитационного питомника были согласованы с сотрудниками Минприроды РФ при составлении резолюции конференции. К сожалению, прошло уже несколько лет, а этот пункт резолюции, несмотря на ухудшение ситуации с данным видом в эти годы (крайний недостаток самцов, сокращение поголовья животных в природе, отсутствие их в зоопарках и питомниках, гибель в Центре диких животных Республики Калмыкия), остаётся нереализованным. Новые питомники для искусственного разведения и реабилитационный питомник для подготовки выращенных в вольерах животных к выпуску в природные условия не организованы. Пока чиновники из министерства решают (вернее, не решают) судьбу сайгака, он может полностью исчезнуть в России.

Учитывая кризисную ситуацию с сайгаком и его гибель в последние годы в питомниках и природных условиях, Ассоциация посчитала необходимым разделить имеющихся в её Центре сайгаков на две группы, разместив их в удалённых друг от друга питомниках. Содержание животных в двух местах – в вольерах Центра и просторном загоне стационара позволит лучше их защитить от паразитарных и других болезней, неблагоприятных погодных и других факторов. Смерть животных в одном питомнике не приведет к их гибели в другом, что позволяет создать страховой запас антилоп.

В 2015 году на полевом стационаре Ассоциации в окрестностях посёлка Маныч построили для животных загон площадью 63 гектара. Часть сайгаков первого и второго года жизни, родившихся в питомнике Центра, перевезли в новый загон на стационар, расположенный более чем в 50 километрах от Центра. Первую группу сайгаков в большой загон поместили 24 августа, вторую – 14 октября. К концу 2015 года 11 выпущенных сайгаков хорошо освоились с условиями загона, перелиняли. В этот же загон до появления антилоп выпустили 9 бизонов и 8 лошадей Пржевальского, которые держатся самостоятельными группами. Сайгаки спокойно реагируют на лошадей и бизонов, которые также относятся к ним миролюбиво.

Разработанная в Ассоциации биотехнология содержания сайгака в вольерах и получения «одомашненных» животных позволяет успешно разводить их на фермах, в питомниках, зоопарках. Её использование даёт возможность не только увеличить поголовье животных в сети вольеров, но и при необходимости через реабилитационные загоны выпускать часть особей, прежде всего самцов, в природу (в заповедник «Чёрные земли», в ООПТ Оренбургской области и другие территории, где в прошлом вид обитал).

Для сохранения сайгака в России необходимо активное участие государственных федеральных и региональных природоохранных структур, бизнеса, общественности. Вид нуждается в срочной разработке и принятии Федеральной программы по сохранению сайгака в России, национального Плана действий по восстановлению и охране популяции, о которых учёные и специалисты говорят с 2013 года [13]. В них целесообразно включить такие меры, как совершенствование нормативной правовой базы сохранения сайгака, расширение площади особо охраняемых природных территорий в местах современного распространения и недавнего его обитания, организация новых питомников для разведения и реабилитации антилоп, включение вида в Красную книгу России, восстановление оперативного отряда с современным техническим оснащением для охраны животных, обеспечение работ по сайгаку квалифицированным научным сопровождением, организация эффективного государственного учёта численности и мониторинга животных. Несомненно, вопросы разведения сайгака в искусственных условиях также должны войти в Федеральную программу по сохранению данного вида.

В 2015 году проблемы сохранения сайгака рассматривались на Международном экологическом форуме «У нас одна Земля. В гармонии с природой» в Красной Поляне и на 3‑м совещании по сайгаку («Сайга МОВ») в Ташкенте. Принята Среднесрочная международная рабочая программа на 2016–2020 годы. Минприроды РФ взяло на себя обязательства по прекращению снижения численности сайгака и намерено стабилизировать популяцию антилоп Северо-Западного Прикаспия, содействовать её увеличению в течение пяти лет. Планируется разработать национальный План действий по восстановлению и охране популяции, Федеральную программу по сохранению данного вида. Хотелось бы верить, что данные мероприятия в отмеченные сроки Минприродой РФ на этот раз будут реализованы и в течение ближайших пяти лет поголовье естественной популяции в России возрастёт. Конкретные практические мероприятия по сохранению и восстановлению сайгака, к сожалению, или осуществляются медленно, или так и остаются на уровне обсуждения. Это может в ближайшем будущем привести к его исчезновению в стране. Хочется надеяться, что рекомендации учёных и специалистов по сохранению сайгаков будут реализованы и вид не только сохранится в пределах России, но и увеличит свою численность и распространение.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Сайгак: филогения, систематика, экология, охрана и использование. М., 1998. 356 с.

2. Зверозомб-Зубовский Е. В. К познанию фауны млекопитающих Донской области // Материалы по естественно-историческому изучению края. Ростов н/Д, 1923. 30 с.

3. Богачёв В. В. Очерки географии Всевеликого Войска Донского. Новочеркасск, 1919. С. 204.

4. Орлов Е. И. Материалы к познанию фауны наземных позвоночных Калмыцкой области // Материалы к познанию фауны Нижнего Поволжья. Вып. 2. Саратов, 1928. С. 1–47.

5. Близнюк А. И. Сайгак калмыцкой популяции. Элиста, 2009. 544 с.

6. Ралль Ю. М. Млекопитающие и низшие наземные позвоночные Ростовской области // Учён. зап. биолого-почвенного факультета Ростовского-на-Дону гос. ун-та им. В. М. Молотова. 1953. Т. 19, вып. 3. С. 115–126.

7. Миноранский В. А. Маныч-Гудило // Природа. 1963. № 4. С. 75–80.

8. Харченко В. И., Миноранский В. А. Новые и редкие млекопитающие фауны Ростовской области и Восточного Приазовья // Зоолог. журн. 1967. Т. 46, вып. 5. С. 781–783.

9. Язан Ю. П., Лещенко А. П. Сайгаки в новых экологических условиях Северо-Западного Прикаспия // ВСХИЗО – агропромышленному комплексу. М., 1995. С. 122–124.

10. Скляренко С. Л. Гибель сайги в таких масштабах – наша личная утрата // Степ. бюл. 2015. № 43–44. С. 57–58.

11. Цутер Ш., Салемгареев А., Горбунов С. Трагедия в степях Казахстана. Массовая гибель сайгака: причины и перспективы // Троицкий вариант – наука. 2015. 11 авг. С. 10. URL: http://trv-science.ru/2015/08/11/tragediya-v-stepyakh-kazakhstana/ (дата обращения: 25. 03. 2016).

12. Миноранский В. А., Толчеева С. В. Вольерное содержание сайгака (Saiga tatarica L.). Ростов н/Д, 2010. 288 с.

13. Содержание и разведение сайгака (Saiga tatarica L.) в искусственных условиях // Материалы международной научно-практической конференции. Ростов н/Д, 2013. 116 с.




 
 
 
© 2010 - 2017 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"