Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 

Природа и сельское хозяйство

Л. К. ГЕЛЬМБРЕХТ

ГИБЕЛЬ СТАРОЙ ЦИМЛЫ

Страницы истории донского виноградарства

Часть 1

К 110-летию со дня рождения Л. К. Гельмбрехта

Леонид Карлович Гельмбрехт

Леонид Карлович Гельмбрехт родился 28 декабря 1903 года в пригороде Петербурга – Гатчине, в православной семье. Его дед, выходец из Германии, в 1820-х годах, получив профессию краснодеревщика, пришёл пешком в Россию зарабатывать на жизнь. Отец работал в фирме оптовой торговли медицинским оборудованием, мама занималась воспитанием троих детей. Родители всегда с интересом относились ко всем увлечениям и занятиям детей. Не жалели ни времени, ни сил на общение с ними. Тщательно подыскивали учебные заведения, чтобы дети получили качественное образование. Так, Леонид сначала учился в частной школе, затем в Лесном коммерческом училище, окончил и Петроградский агрономический институт.

В 1923 году по приглашению родственников он с мамой и сёстрами (отец умер во время голода) переселился в станицу Цимлянскую, где принимал участие в создании первых сельскохозяйственных курсов при станичных советах, сельхозкружков при избах-читальнях, колхозов. В 30-е годы от общей агрономии перешёл к научно-исследовательской работе по изучению условий выращивания винограда на придонских песках. Создавал в Цимле опорный пункт от Новочеркасского пункта Анапской станции по виноградарству и виноделию. В дальнейшем Новочеркасский пункт был преобразован в Донскую опытную станцию по виноградарству и виноделию (впоследствии Всероссийский институт виноградарства и виноделия). Возглавляя Цимлянский опорный пункт, Гельмбрехт занимался изготовлением новых приборов по измерению температуры в почве, сконструировал аппарат для искусственного опыления функционально женских сортов винограда, для шеститомной «Ампелографии СССР» (1946–1956) сделал полное описание четырёх цимлянских сортов. А в период создания Цимлянского моря переносил виноградники своего опорного пункта на новое место.

Дважды подвергался ссылкам по национальному признаку (1941–1945, 1952–1956), но всегда возвращался в горячо любимую Цимлу, которую считал «своей второй родиной».

Умер Леонид Карлович в 1997 году, оставив свои воспоминания под названием «Жизнь прекрасна» (изданы внучкой в Воронеже в 2011 году). Одну из глав в сокращении предлагаем вниманию читателей.

Н. Н. ЗАЙЦЕВА

В 1948 году стало известно, что нашему району предстоит пережить тяжелейший удар. Район лишался своих исключительно ценных долинных низменностей: равнин. Не станет и знаменитых цимлянских виноградников. Лучшие земельные угодья района – золотые пески, придонские луга, более половины старых станиц и хуторов, включая станицы Цимлянскую, Кумшацкую, Нижне-Курмоярскую и другие, окажутся на дне Цимлянского водохранилища. А население, чьи предки веками жили в этих благодатных местах, подлежит расселению в открытой степи.

Новые планы на уровне общегосударственного значения, направленные на решение задач по рационализации судоходства и электрификацию страны, считались чрезвычайно перспективными и необходимыми для нужд государства, что даже не возникал вопрос о проведении научной экспертизы и всенародного обсуждения запланированных мероприятий.

В 1948 году население района узнало о «Великой стройке коммунизма» на Донской земле. Первой «жертвой» стройки стала станица Кумшацкая, которая находилась на месте закладки основной плотины, пересекающей долину Дона. Станица была быстро переселена на пятнадцать километров к северу по течению речки Кумшак. На её месте осталась только старинная каменная церковь, упоминавшаяся ещё Петром Первым в 1695 году во время путешествия в Азов. В этой древней церкви новые строители разместили столовую-ресторан, а по окончании строительных работ, уже в 1950 году, здание церкви было взорвано.

В 1948 году ещё никто из цимлян не знал ни объёмов строительства, ни общего комплексного плана строительных работ. Никто не подозревал того, что строительство в Цимле – это лишь начало созидания и разрушения не только на Дону, но и на других великих русских реках: на Волге, на Днепре и далее. Что всё это грандиозное строительство в стране развернётся за счёт труда огромной массы заключённых в системе МВД СССР. История не нова: и Рим был построен рабами.

В зоне строительства вскоре появились высокие заграждения из колючей проволоки вокруг мест работы и бараков заключённых. Был начат намыв плотины и работы пошли полным ходом.

Для виноградарства Дона это была трагедия. Донвино, сельхозуправление и наш институт затеяли ходатайство о перемещении зоны затопления вверх по течению Дона. Посланные в Москву «ходоки» вернулись без положительного результата. Им было обещано, что старые виноградники, все до последнего куста, будут перенесены в незатопляемую зону, где им будет обеспечено искусственное орошение. И было предложено разработать методику переноса виноградников.

А в середине лета 1949 года в район прибыла областная комиссия, задачей которой была разработка методики переноса «каждого куста». Увы! Никакого технического решения разработано не было. Дело в том, что старые виноградники Цимлы индивидуальных кустов не имели. Понятие «куст» утратилось при ежегодных отводках лозы. Ряды виноградников представляли собой сплошную заросль погребённых рукавов, и выполнить «высшее» указание не представлялось возможным. С таким выводом комиссия закончила свою работу.

Потом приезжали и другие комиссии «на помощь», но результат был тот же.

Наиболее мыслящие личности предлагали на новых участках посадить новые виноградники, а старые оставить в зоне затопления. Но эта идея не имела поддержки. Если правительство решило, что надо перенести старые виноградники, то надо так и сделать. Иные действия будут рассматриваться как саботаж.

Для нужд опорного пункта уже был определён земельный участок – двадцать пять гектаров к северу от будущего города Цимлянска. Я сообщил в институт о необходимости финансирования в связи с переводом нашего хозяйства на новое место. Кириллов, директор в те годы, обещал обеспечение всех работ, но деньги поступили только в 1950 году, когда меня в Цимле уже не было. И поэтому все работы по переносу хозяйства мы произвели своими силами и средствами.

Летом 1949 года опорным пунктом был приобретён мотоцикл Ижевского завода с двигателем большой мощности. Я быстро освоил это транспортное средство, так как расстояние между площадью старого пункта и нового было довольно большим, а бывать приходилось в обоих наших хозяйствах по несколько раз в день.

Осенью этого года мне пришлось познакомиться с начальником строительства Цимлянского гидроузла, как теперь стали именовать нашу стройку. В один из солнечных дней на территорию старого, подлежащего уничтожению хозяйства подъехала большая чёрная машина ЗИС и вышел человек в военной форме. Представился: «Начальник строительства Цимлянского гидро- узла полковник Тарханов Леонид Александрович». Он оказался весьма интересным собеседником и очень хорошо воспитанным человеком. Леонид Александрович рассказал, что до Цимлы работал начальником огромной стройки на Печоре. Зашёл разговор и о переносе нашего хозяйства. Он обещал помочь стройматериалами, что и выполнил в скором времени. О себе он оставил хорошее впечатление. И на протяжении всей службы в Цимле был частым гостем на опорном пункте и у нас дома.

Вскоре стало известно, что на Волге идёт создание ещё более мощной плотины, перегораживающей великую русскую реку. И то, что между Волгой и Доном строится судоходный канал, и что отныне речной флот нашего государства будет курсировать из Балтийского моря в Чёрное.

В это же время в Цимле развернулась ещё одна стройка. Новая железнодорожная ветка должна была соединить две магистральных линии бывшей юго-восточной дороги от станции Морозовская на Волгоградскую линию до станции Куберле. Магистраль пересекала Дон по строящейся плотине.

Районный центр, станицу Цимлянскую, решено было перенести на южный склон так называемого «Кумшацкого бугра». Кто выбирал это место, я не знаю, но отныне Цимла будет красоваться на возвышенном месте над рукотворным морем. И теперь уже станицей Цимла никогда не будет, теперь это посёлок Цимлянский, а впоследствии – город.

Высокое месторасположение, близость к сооружаемой плотине и железной дороге – это все положительные факторы для нового насёленного пункта. Однако на Кумшацком бугре нет источников питьевой воды, и его поверхностные грунты представлены исключительно пылевидным грунтом, нанесённым ветрами. Это отрицательные факторы.

В 1949 году состоялось информационное совещание руководителей всех организаций района при райисполкоме для ознакомления с проектом нового города. Проект был разработан московским «Проектом городов». Докладчик представил серию планов и рисунков будущего города, сделал обстоятельный и весьма эрудированный доклад об особенностях строительства и эксплуатации нового города. И я хорошо запомнил, что акцентировал он внимание слушателей на двух проблемах, которые надо было решить до постройки города. Это, во-первых, постройка водопровода, а, во-вторых, создание бетонного покрытия всех дорог в городе.

Всё было ладно и красиво в проекте, но в действительности получилось совсем по-другому. Застраивали Цимлянск в сжатые сроки, без дорог и водопровода. Воды не было, люди копали колодцы, у которых собирались огромные очереди. Проехать и пройти по городу после небольшого дождя было проблемой: пылевой грунт моментально превращался в грязь, так что получилось, как писал Лев Толстой: «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги».

Продолжение см.: Гельмбрехт Л. К. Гибель старой Цимлы. Часть 2.


Оставить комментарий в ЖЖ




 
ВК
 
Facebook
 
© 2010 - 2018 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"