Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Ссылка по ГОСТу: Шадрина А. В. Дело протоиерея Алексея Оридовского // Донской временник. Год 2016-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2015. Вып. 24. С. 157-165. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m8/3/art.aspx?art_id=1458

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2016-й

Церковные деятели Дона

А. В. ШАДРИНА

ДЕЛО ПРОТОИЕРЕЯ АЛЕКСЕЯ ОРИДОВСКОГО

О повседневной жизни донского духовенства XVIII века не осталось почти никаких сведений: архив Воронежской духовной консистории, к ведению которой с 1718 по 1829 год относились священно- и церковнослужители земли Войска Донского, погиб во время Великой Отечественной войны. Тем более удивительной оказалась находка двух документов 1799 года, изобилующих интересными подробностями: это «Дело о переводе протопопа Оридовского из г. Черкасска в Старобельск» [1] и «Дело по выполнению указа Синода о переводе протопопа Оридовского в Преображенскую церковь г. Черкасска» [2]. Оба сохранились в делопроизводстве Старобельского духовного правления, материалы которого ныне хранятся в Государственном архиве Воронежской области.

Главным героем истории, благодаря которой стали известны подробности взаимоотношений духовенства Старочеркасской станицы, был протоиерей Алексей Герасимович Оридовский, происходивший из семьи священника Николаевской церкви города Купянска Купянского ведомства Белгородской епархии [3]. В 1777 году он поступил в Харьковский коллегиум, где обучался, «начав с низших классов», грамматике, поэзии, истории, географии и греческому языку, риторике, философии, богословию, «в которых успел превосходно, в богословском учении приобрёл рассуждение зрелое, и в благонравных поступках был другим примером» [2, л. 9]. В 1788 году Алексей Оридовский окончил коллегиум [2, л. 9] и через два года по повелению войскового атамана генерал-аншефа А. И. Иловайского был «письменно вызван» в Черкасск «для бытия при соборе священником» [2, л. 5].

Алексей Иванович Иловайский (атаман с 1775 по 1797 год) сыграл большую роль в истории Черкасска. Его заботами при Воскресенской церкви была создана Войсковая певческая капелла, на существование которой Иловайский тратил значительные суммы [4, с. 9]. Он лично принимал участие и в формировании соборного клира. Вызов Алексея Оридовского объяснялся, скорее всего, желанием атамана иметь в столице донского казачества образованное духовенство. Возможно, он планировал также привлечь его к преподаванию в казачьих школах. О том, сколько их было, кем они содержались, кто учил в них и чему именно, сведений не сохранилось.

Ко времени приезда Оридовского в Черкасск в соборном храме уже был устоявшийся клир. Здесь служили протоиерей (по документам – протопоп) Пётр Фёдорович Волошиновский. священник Алексей Иванович Яновский и диакон Иоанн Филатович Долотин [5, л. 1 об. – 4]. Протопоп Пётр Волошиновский, 1736 года рождения, служил в Воскресенском храме со времени рукоположения в священный сан Преосвященнейшим Тихоном (Соколовым), епископом Воронежским и Елецким, в 1766 году. Он не обучался в школах, но был «в чтении и пении нотном знающ» [5, л. 1 об. – 2]. Алексей Яновский, 1740 года рождения, был рукоположен в сан священника 19 марта 1771 года Преосвященным Тихоном (Якубовским), епископом Воронежским и Елецким. В отличие от большинства донского духовенства, он получил образование «в Черкасской семинарии, а для высшаго учения в 1758 г. отъехал в низшую академию, в коей обучался латинскому языку и слушал риторики и философии» [5, л. 2 об. – 3]. О диаконе Иоанне Долотине известно лишь то, что он родился в 1763 году [5, л. 2 об. – 3].

Как только в Воскресенской соборной церкви появился молодой выпускник Харьковского коллегиума Алексей Оридовский, на которого возлагал особые надежды наказной атаман, протоиерей Волошиновский, оценив ситуацию, в 1790 году выдал за него замуж свою дочь [2, л. 4]. В том же году по заключению Войсковой канцелярии, личному отношению А. И. Иловайского и прошению протопопа Волошиновского, Оридовский был рукоположен епископом Воронежским Иннокентием (Полянским) во священника Петропавловской церкви Черкасска, но вскоре переведён в Воскресенский соборный храм [1, л. 4; 2, л. 5]. Спустя два года по отношению войскового наказного атамана он был назначен присутствующим членом Черкасского духовного правления [2, л. 5]. 14 октября 1795 года, вновь по ходатайству Иловайского к Преосвященнейшему Мефодию (Смирнову), епископу Воронежскому и Черкасскому, Оридовского пожаловали саном протоиерея [2, л. 5 об.], которым обычно награждали за тридцатилетнее служение либо за особые заслуги перед Церковью. Поскольку в соборной церкви по штату мог служить только один протоиерей (им был Волошиновский), Оридовского причислили к собору города Новохопёрска «с тем, чтобы по-прежнему быть при Черкасском соборе» [2, л. 5 об.]. Только в 1798 году его по собственной просьбе зачислили в штат черкасского собора на вакансию священника. При этом епископ Мефодий положил резолюцию: «Протопопу Оридовскому, который и по проповедничеству, и по благочинию, и по присутствию в Черкасском духовном правлении нужен для города Черкасска, состоять на священнической вакансии при черкасской соборной Воскресенской церкви» [2, л. 5 об.]

Преисполнившись чувства собственной значимости, молодой протоиерей стал пытаться навести порядок в уже устоявшейся повседневности духовенства Черкасска и Черкасского духовного правления. От соборного священника Яновского он потребовал вынести из церкви «с собственными его пожитками сундуки» и не рассыпать «по святому антиминсу от святых таин крупицы». Особенно возмутило Оридовского «невыполнение» священником инструкции о браках, «чрез что по явному небрежению и обвенчал жену от живого мужа, посему делу и состоит под судом» [2, л. 6 об.] Проступки Яновского заставили протоиерея в ежегодной клировой ведомости в разделе «о поведении» написать о «непослушливости» священника [2, л. 6 об.]. О диаконе И. Долотине в клировой ведомости Оридовский писал, что диакон имеет наклонность к наушничеству [2, л. 4 об.], причиной чего послужила жалоба последнего на Оридовского [2, л. 6 об.]. Такие оценки озлобили духовенство, тем более что протоиерей был младше их и по возрасту и по году хиротонии.

В 1790-х годах в Черкасск приезжал с мощами для поклонения лаврский игумен Феодосий [6]. По чьему-то «совету» он не поднёс мощи протопопу Оридовскому, и тот начал разбирательство о правомочности пребывания игумена в Черкасске. Дело дошло до Святейшего Синода, который постановил провести следствие относительно поведения самого Оридовского. Он был оправдан, но молва черкасских казаков закрепила за протопопом мнение как о человеке «беспокойного нрава» [2, л. 7–7 об.].

Камнем преткновения в деятельности протоиерея стал его тесть протопоп Пётр Волошиновский. Прослужив сорок лет в соборном храме и будучи членом Черкасского духовного правления, Волошиновский брал на себя решение вопросов, которые не входили в его компетенцию. Так, в 1797 году он самовольно дал разрешение «священнодействовать запрещённому во всяком священнослужении попу», обвинённому в причастности к расколу [2, л. 7]. Этот поступок возмутил Оридовского, дело дошло до Воронежской духовной консистории. В то же время наказным войсковым атаманом стал генерал-лейтенант Дмитрий Иванович Иловайский. Понимая, что Оридовский потерял покровителя, протопоп Волошиновский, поддерживаемый обиженным соборным духовенством, обратился за помощью к новому атаману. Иловайский написал соответствующие отношения, в том числе и епископу Воронежскому и Черкасскому Мефодию (Смирнову). В отношении генералу от кавалерии Фёдору Петровичу Денисову он писал: «Мы все предприимчивыми и злобными поступками его Оридовского огорчаемся до крайности, и чувствительно сожалеем о произведённых старому добродетельному и всем обществом почитаемому протопопу Петру чрез происки и ябеды его Оридовского от Воронежского епископа Мефодия притеснениях и укоризнах, он лишён чрез него всех прежних преимуществ, устранён от духовного правления, и едва только остался при своём месте… воззрите человеколюбиво на угнетённого таковыми обстоятельствами старика Вам довольно известного, и во избавление его от того, а при нём и прочаго гонимаго Оридовским духовенства, как ради восстановления здесь между обществом и духовенством спокойствия, не оставьте употребить Вашего пособия, дабы оный Оридовский согласно с моею и войсковой канцелярии просьбою, отправленною на сей же почте в Синод переведён был из Черкасска в Новохопёрскую крепость» [2, л. 14].

Ходатайство Ф. П. Денисова сыграло свою роль: указом Воронежской духовной консистории протоиерей Алексей Оридовский был перемещён в город Старобельск. 27 марта 1799 года он дал подписку о получении указа о переводе [1, л. 13]. Однако Войсковая канцелярия не была удовлетворена. В промемории Преосвященнейшему Мефодию, епископу Воронежскому и Черкасскому, канцелярия писала, что консисторский «указ в надлежащее время выполнен не будет, и он, Оридовский, будет продолжать бытность свою в Черкасске по его изволению» [1, л. 1]. Основанием для такого утверждения стало разрешение Черкасского духовного правления, согласно которому Оридовский занял вакансию священника в Преображенской церкви Черкасска [1, л. 1–1 об.]. Войсковая канцелярия сочла это оскорблением: «Чем войсковая канцелярия оскорбляясь, и не в состоянии перенести прописанной обиды… определила: Вашему Преосвященству сообща о том, просить и просить Вашего удовлетворительного благорассмотрения, дабы духовного правления заседатели не выходили из благопристойности, и удерживались наносить обществу здешнему обиды и презрения от имени присутственного места» [1, л. 1–1 об.]. 2 мая 1799 года Черкасское духовное правление сообщило консистории, что «протопоп Алексей Оридовский минувшаго апреля 28 числа сие правление уведомил, что он из Черкасска в город Старобельск того же числа отправился» [1, л. 15]. Однако это было далеко от истины. Оридовский явился в Старобельск только 3 августа [1, л. 20]. Не желая смириться с волей Войсковой канцелярии, поддержавшей его тестя, протоиерей написал прошение на имя Святейшего Синода, в котором попытался оправдаться и получить разрешение вернуться на место священника Преображенской церкви [1, л. 4–8 об.]. Однако прошение было «оставлено без последствий». Более того, Святейший Синод приказал Воронежской духовной консистории дать понять опальному протоиерею, чтобы «он более таковыми… просьбами Святейший Синод не утруждал, под опасением осуждения по законам» [2, л. 2].

История протоиерея Оридовского показательна. Она свидетельствует о том, что донское духовенство было зависимо от войсковой власти. Наказной атаман и Войсковая канцелярия не только подбирали кадры для значимых храмов Войска, но и контролировали их деятельность. Так, проступок протоиерея Волошиновского, позволившего совершать священнодействия «запрещённому» священнику, обвинённому в причастности к расколу, не вызвал у войсковой власти интереса, поскольку сама власть оказывала покровительство старообрядцам. Деятельность же протоиерея, направленная на упорядочивание церковной жизни, признали «оскорбительной», и он, благодаря давлению наказного атамана на Воронежскую духовную консисторию, был выдворен из земли Войска Донского.

 

ПИСЬМО ПРОТОИЕРЕЯ АЛЕКСЕЯ ОРИДОВСКОГО В СВЯТЕЙШИЙ СИНОД

(не датировано, предположительно 1791 год. – А. Ш.)

Святейшему Правительствующему Синоду

города Черкасска от протопопа

Алексея Оридовского, состоящего

в Преображенской церкви на

священнической вакансии

Всепокорнейшее прошение

Войска Донского войсковая канцелярия Святейшему Правительствующему Синоду представляя, чтобы я по просьбе здешнего протопопа Петра Фёдорова его же и Волошиновского, выдавшего за меня в супружество дочь свою прошлого 1790 года, произведён к здешнему Воскресенскому собору во священника, и чтобы я Его Преосвященством, Мефодием, епископом Воронежским и Черкасским чрез предстательство свое, будучи произведён в протопопа, обнаружил скрываемый до того предприимчивый и злобный характер возносясь учёностию своею с пренебрежением к здешнему обществу, особливо же к духовенству, произвёл между оным несогласие, оговорил своего тестя толикое благодеяние мне оказавшаго пред Его Преосвященством, и произвёл в Его Преосвященства о нём близ сорока лет в Черкасском обществе находящемся худые мысли. Присвоя же якобы я таким образом власть по духовному правлению, не оставил вмешиваться и в светския дела совсем до меня не принадлежащия, а напоследок в ведомости посланный к Его Преосвященству – оговорил черкасскаго собора священника Алексея Яновского без порока более тридцати лет пребывающаго, и соборного диакона Ивана Долотина, будьто имеют они наклонность, первый к непослушанию, а последний к наушничеству, каковым пороком якобы я сам будучи заражён, считаю таковыми тех, кои мне в моих желаниях не соответствуют, просила потому о переведении меня из Черкасска в Новохопёрскую крепость: по справке же в Святейшем Правительствующем Синоде оказалось, что из доставленной в оный Святейший Правительствующий Синод от Его Преосвященства о протопопах ведомости явствуют, что я суждён был за своевольство и ослушание команде, и состоял по указу Святейшего Правительсвующаго Синода под следствием за причинение якобы лаврскому игумену Феодосию обид, в чём хотя и оправдался, однако всё сие означает безпокойный мой нрав для того и повелено Святейшего Правительствующего Синода указом в прекращение якобы происходимых от меня в обществе войска донскаго и между здешним духовенством безпокойств, и якобы нежелание онаго войска к бытию мне при черкасском соборе перевесть меня к Новохопёрскому собору или к другому месту по рассмотрению Его Преосвященства. Но как я противу всех оных опорочивание меня значущихся в просьбе нахожу себя в совести моей невинным, то и осмеливаюсь Святейшему Правительствующему Синоду всё покорнейше представить во оправдание мое нижеследующее: обучаясь я и обучая в Харьковском коллегиуме проходил моё звание с усердием и рачением ведя жизнь беспорочно, в доказательство чего данныя из конторы онаго коллегиума по окончании богословии, и учительской должности прилагаю в копии аттестаты, прошлаго 1790 года по повелению покойнаго генерал-аншефа войскового атамана и кавалера Алексея Ивановича Иловайского письменно вызван я из оных училищ в город Черкасск для бытия при соборе священником, и по прибытии моём того же года по учинённому от онаго господина войскового атамана Алексея Ивановича с бывшим тогда войсковым гражданским правительством отношению к покойному Преосвященному Иннокентию посвящён я оным Преосвященным к черкасскому собору во священника, в чём просьба протопопа Петра Фёдорова его же и Волошиновского не имела никакого участия, поелику он сделался мне тестем искав того сам и притом тогда же, когда заключено было в оном правительстве о бытии мне священником определение 1792-го года без всякой моей просьбы и знания по отношению того ж войскового атамана Иловайского покойным Преосвященным Иннокентием определён я в Черкасское духовное правление присутствующим; самовластно ж правления как войсковая канцелярия видно по каковому наущению напрасно меня оговаривает, не присвоял. 1795 года октября 14 дня не по искательству, как войсковая канцелярия о мне написала в помянутой просьбе; но по одобрительному обо мне отношению помянутого войскового атамана к Его Преосвященству Преосвященнейшему Мефодию, епископу Воронежскому и Черкасскому, и по усмотрению Его Преосвященства произведён в протопопа к Новохоперскому собору с тем, чтобы по прежнему быть при Черкасском соборе, наконец 1798 года по прошению моему от Новохопёрскаго собора помещен я и паки в штат при Черкасском Соборе на священническую вакансию нижеследующею Его Преосвященства резолюциею, данною на мое прошение: «Протопопу Оридовскому, который и по проповедничеству, и по благочинию и по присутствию в Черкасском духовном правлении нужен для города Черкасска, состоять на священнической вакансии при черкасской соборной Воскресенской церкви. Предприимчиваго ж и злобнаго характера как войсковая канцелярия меня нарекает, я не обнаруживал, как я его и не имею, так как и никаких не было дел, из каких бы можно было взять случай к таковым обо мне мыслям, в чём и ссылаюсь на именитых города Черкасска сограждан между обществом и духовенством я никакого несогласия не производил; ибо не было никаких таковых и дел, кои б можно было принять на то в доказательство; а в изобличение неправильного того оговора прилагаю при сём данные от черкасских же именитых и первых граждан одобрение; а от священнослужителей города Черкасска, и всего Черкасского заказа свидетельство тестя своего протопопа Петра Фёдорова его же и Волошиновского, за коего войсковая канцелярия или начальствующий войском Донским генерал-лейтенант Дмитрий Иванович Иловайский по его ж Волошиновского настоятельным просьбам ходатайствует пред Его Преосвященством на когда я не оговаривал, что более известно и Его Преосвященству, а судим он был Волошиновский по гласным его Волошиновского дерзостным делам; в чём ссылаюсь на те самые дела, имеющиеся в Воронежской духовной консистории, в светския дела я никогда не вмешивался, а почему Господин Наказной атаман в канцелярской просьбе так написал, и не по ухищрению ли каким Волошиновского того не знаю; да и если бы что таковое много сделано было, то бы здешнее общество не оставило прописав то именно отнести по порядку к моей команде. Что же в ведомости и состоянии священно и церковнослужителей написал я соборных священника Алексея Яновского склонным к непослушанию, то сие учинено мною по справедливости, и об рассуждении первого потому, поелику он Яновский на мои правильныя потребования по благочинию всегда оказывался ослушником 1) касательно невыноса из церкви с собственными его пожитками сундуков 2) не отвечал на требование мое о рассыпании по святому антиминсу от святых таин крупиц 3) о невыполнении инструкции особливо браках, чрез что по явному небрежению и обвенчал жену от живого мужа, посему делу и состоит под судом, даже и на призывы его в Черкасское духовное правление по делам он оказывался ослушным, да и ныне в том же замечается, что сведомо по делу до него касающемуся и Воронежской духовной консистории, что ж касается до диакона Долотина, то я помянутой об нём сделал отзыв по обосновательным моим на то замечаниям, которые в случае надобности готов я и оправдать дознательным образом, да и естли он Долотин признавал себя в том невинным, то б не оставил принести на меня жалобу по команде, не ища очистить себя в том посторонними людьми и побочными средствами. По каковым всем единственно мнимым и затеянным на меня нареканием и представление войсковой канцелярии о устранении меня от черкасского собора употреблено не по желанию всего общества как видно из приложеннаго мною при сём одобрения, но по соглашению некоторых только граждан, выполняющих токмо волю Господина Наказного атамана генерал-лейтенанта Дмитрия Ивановича Иловайского, и то не сумнительно по настоянию протопопа Фёдорова, его же и Волошиновского, злобствующаго против меня за моё открытие в порученном мне от Его Преосвященства следствии его Волошиновского дерзновенных поступков, как то явной потачки расколу, и данного им дозволения священнодействовать запрещённому во всяком священнослужении попу; всё что значить по делам, находящимся в Воронежской Духовной консистории, да и по другим многим обстоятельствам, а что те нарекания на меня действительно затеяны, то доказательно тем самым, что покойный господин войсковой атаман Алексей Иванович Иловайский общество чрез шесть лет и более моего бытия в Черкасске не заметили во мне тех пороков, кои мне ныне приписал господин наказной атаман Дмитрий Иванович Иловайский, будучи в настоящей должности только ещё около полугода. Что ж касается до известнаго Святейшему Правительствущему Синоду дела Лаврского игумена, бывшаго в городе Черкасске с какими-то мощами; то я не только по оному правым себя нахожу и таковым признан по суду; но и случаи ему игумену к жалобе на меня не подавал, а достоверно признаю, что его игумена к обнесению меня настроил тот же протопоп Фёдоров, он же Волошиновский; За таковыя или им подобныя клеветы он Волошиновский с 1774 года и выслан был из Черкасска в крепость святаго Димитрия, что же в ведомости, отнесённой от Его Преосвященства о протопопах значится, что я суждён был за своевольство и ослушность; то сие суждение простиралось не к одному мне, но и ко всем правленским присутствующим, коего погрешения первою и главною причиною был первый присутствующий Петр Фёдоров; поелику он не внимая никаким моим представлениям всё производил по своей воле, и надеял на свою партию усиливая своим голосом против порядка, а чрез то вместе с собою подверг и меня осуждению; ибо хотя я по всем делам мог оправдаться, не в состоянии находился ему противоречить в некоторых делах и единственно отходя от ссоры соглашался иногда на его мнение; и даже в 1797-м году относился к Его Преосвященству с просьбою об увольнении меня от присутствования в Черкасском духовном правлении, дабы чрез то избежать таковых крайностей, и его протопопа Фёдорова негодований, хотя впрочем и не уволен, а что я никакого не сделал ослушания команде, то известно и Его Преосвященству то как ему же известно действительное ослушание протопопа Петра Волошиновского из всех сих обстоятельств Святейшему Правительствующему Синоду видимо, что жалоба с просьбою именем войсковой канцелярии отнесена на меня и затеяна единственно по ненависти ко мне протопопа Волошиновского, и чрез него и господина наказного атамана Дмитрия Иловайского, так как в той просьбе помещены одни только нарекания без всяких доказательств и взойдено ими в дело глас о себе имеющее, сверх сего предприявшие несправедливую ту на меня просьбу видимо и сами не надеялись на свои затеи, и потому Господин Наказной атаман ища своей стороне подкрепления, относился с просительным к Господину генералу от кавалерии Фёдору Петровичу Денисову письмом, с коего при сём прилагаю копию. Дальнейшим же и явным тому доказательством есть то, что по получении из Святейшего Правительствующаго Синода в войсковой канцелярии о устранении меня от Черкасского собора указа оный господин Наказной атаман недовольствуясь таковым моим нещастным жребием ещё приказал о том а ни о некоем злодействе с приложением в копии указа по всему войска Донского ведомству распубликовать и распубликовано с коего при сём в копии прилагаю одну грамоту.

Почему Святейший Правительствующий Синод всенижайшее прошу милостивно воззреть на сии мои истинные оправдании, и меня безвинно гонимаго от сильных рук защитить, и как я уже по указу Святейшего Правительствующаго Синода от черкасскаго собора города Черкасска к Преображенской церкви на священническую вакансию переведён, то и повелеть мне быть на том месте; а полагаемое наменя нарекание милостивно снять, и посильные мои труды и заслуги по учительству и по настоящему моему званию не допустить быть безвинно очернённым, и о том учинить милостивейше и в отвращение угрожаемого мне разорения скорейшее на мою нижайшую просьбу разрешение.

[Резолюция:] Святейшим Правительствующим Синодом определено: сие прошение с надписанием и приложениями Оридовскому обратно для того, что оное писано не по указанной форме, да хотя бы и сие чем соблюдено было, то и тогда бы в просьбе его о оставлении его при Преображенской города Черкасска церкве следовало отказать потому, что Святейшим Синодом определено Его Оридовского удалить от оной в прекращение происходимых от него в обществе войска Донскаго и между тамошним духовенством беспокойстве, и в рассуждении неделания онаго войска и к бытию ему в Черкасске, почему он, как от бывшаго Преосвященнаго Воронежскаго Мефодия Святейшему Синоду донесено, и переведён в город Старобельск к Покровскому собору на праздную протопопскую вакансию, следовательно за сим от Святейшаго Синода предписанием ни в какое уже рассмотрение по оной его Оридовскаго просьбе в отмену прежняго своего определения в противность узаконений входить не можно, а должен он, Оридовский, повинуясь сего Святейшаго Синода определению, отправиться к назначенному ему месту непременно; причём от Святейшаго Синода предписано той консистории подтвердить ему, Оридовскому с подпискою, чтобы он более таковыми недельными к помешательству в других делах прозьбами Святейший Синод не утруждал под опасением суждения по законам» [2, л. 4–8 об.]

В связи с делом протоиерея А. Оридовского сохранились имена духовенства донских станиц и слобод последнего десятилетия XVIII века [2, л. 11 б. – 13].

НАСЕЛЕННЫЙ ПУНКТ — ДУХОВЕНСТВО

г. Черкасск [7]. Войсковой Воскресенский собор — соборный иерей Василий Рубашкин; присутствующий и благочинный священник Василий Брайловский; диакон Игнатий <Сижанков>

г. Черкасск. Преображенская церковь — священник Василий Суворов; диакон Василий Прощанов

г. Черкасск. Петропавловская церковь — священник Иоанн Иванов; диакон Андрей Иосифов

г. Черкасск. Николаевская церковь — священник Ефимий Антонов; священник Иоанн Терезников; диакон Стефан Терезевский

г. Черкасск. Архангельская церковь — священник Григорий Игнатов; священник Иларион Могилянский; диакон Григорий Тимофеев

Калитвенская слобода [8]. Покровская церковь — священник Иоанн Леонтиев

Степановка слобода [9]. Архидиаконская церковь — священник Стефан Корнилиев; священник Иван Исейев

Криворожская слобода [10]. Троицкая церковь — священник Алексей Григорьев; священник Иван Белов

Ольховская Нижняя слобода [11]. Архангельская церковь — священник Иван Петров

Дёгтева слобода [12]. Церковь св. Иоанна Предтечи — священник Иван Захаревский; священник Иоанн Фёдоров

Усть-Меловая слобода [13]. Церковь свв. мчч. Бориса и Глеба — священник Иов Данилов; диакон Иоанн Иоаннов

Нижне-Чирская станица [14]. Троицкая церковь — священник Михаил Максимов; священник Яков Павлов

Кобыляцкая [Кобылянская] станица [15]. Николаевская церковь — священник <неразборчиво> Савич; священник Киприан Анисимов

Кривянская станица [16]. Покровская церковь — священник Фёдор Емельянов

Есауловская станица [15]. Архангельская церковь — священник Иосиф Максимов

Потёмкинская станица [15]. Казанская церковь — священник Филипп Фёдоров; диакон Конон Семёнов

Нагавская станица [15]. Тихвинская церковь — священник Василий Васильев

Нижне-Курмоярская станица [15]. Владимирская церковь — священник Емельян Васильев

Филипповская станица [15]. Троицкая церковь — священник Авраам Феофилактов

Терновская станица [15]. Архангельская церковь — священник Емельян Симеонов

Цымлянская станица [15]. Николаевская церковь — священник Михаил Харитонов

Кумшацкая станица [17]. Богоявленская церковь — священник Дмитрий Иванов

Романовская станица [18]. Архангельская церковь — священник Стефан Симеонов

Верхне-Михалёвская станица [19]. Николаевская церковь — священник Никита Корнилиев

<Кагальницкая> станица [20]. Богоявленская церковь — священник Фёдор Симеонов

Бабская станица [21]. Покровская церковь — благочинный священник Никифор Артёмов

Золотовская станица [22]. Архангельская церковь — священник Иоанн <неразборчиво>

Кочетовская станица [23]. Успенская церковь — священник Михаил Иванов; священник Василий Самсонов; диакон Михаил Попов

Мелеховская станица [24]. Николаевская церковь — депутат священник <Егор> Ортинский; диакон Пётр Ермилов

Бессергеневская станица [25]. Алексеевская церковь — священник Стефан Ромашевский; диакон Леонтий Стефанов

Багаевская станица [26]. Николаевская церковь — священник Иаков Елиозаров

Недвиговка слобода [27]. Успенская церковь — священник Пётр Стефанов

Алексеевка слобода [28]. Богоявленская церковь — священник Василий Китайский

Аксайская станица [29]. Троицкая церковь — священник Матвей Сидоров; священник Иоанн Молчанов

Синявка слобода [30]. Трехсвятительская церковь — священник Иоанн Покатилов; священник Казма Поляков

Картушина слобода [31]. Архангельская церковь — священник Фёдор Кириллов

Орехова слобода [28]. св. Иоанна Милостивого церковь — священник Иоанн Прокофьев

Исаевка слобода [32]. св. Иоанна Милостивого церковь — священник Стефан Панченков

Александровская станица [33]. Архангельская церковь — священник Евстафий Стеценков

Усть-Белокалитвенская станица [34]. Введенская церковь — священник Савва Петров

Калитвенская станица [35]. Димитриевская церковь — священник Макарий Михайлов

Каменская станица [36]. Покровская церковь — священник Иоанн Иванов; священник Василий Петров; диакон Иоанн Петров

Гундоровская станица [37]. Успенская церковь — священник Гавриил Власов; диакон Иустин Михайлов

Митякинская станица [38]. Христорождественская церковь — депутат священник Михаил Иванов

Луганская станица [39]. Николаевская церковь — священник Фёдор Зотов; диакон Симеон Туркин

Екатерининская станица [40]. Екатерининская церковь — священник Иеремий Емельянов

Нижне-Кундрюческая станица [41]. Христорождественская церковь — священник Евсегней Иванов; священник Иосиф Симеонов

Усть-Быстрянская станица [42]. Николаевская церковь — священник Петр Иванов

Сальская Мартыновка слобода [43]. Троицкая церковь — священник Иоанн Фёдоров

Траилинская станица [44]. Христорождественская церковь — священник Матфей Корнилиев

Новопавловка слобода [45]. Вознесенская церковь — священник Стефан Бутовский

Нижне-Михалёвская станица [19]. Архангельская церковь — священник Афанасий Игнатов

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1. ГАВО. Ф. И-84. Оп. 1. Д. 1055.

2. Там же. Д. 1052.

3. Ныне город Купянск Харьковской области (Украина).

4. Шадрина А. В. Донские церковные композиторы второй половины XIX – середины XX в. Ростов н/Д.: Антей, 2014.

5. ГАРО. Ф. 226. Оп. 1. Д. 160.

6. Об игумене Феодосии сведения обнаружить не удалось. Остаётся неизвестным, к какой лавре он относился.

7. Ныне станица Старочеркасская Аксайского района (здесь и далее – Ростовская область, за исключением специально оговоренных случаев).

8. До 1920 г. Самсоново-Калитвенская слобода Донецкого округа Милютинского благочиния.

9. Ныне слобода Ефремово-Степановка Тарасовского района.

10. Ныне слобода Криворожье Миллеровского района.

11. Ныне слобода Позднеевка Миллеровского района.

12. Ныне слобода Дёгтево Миллеровского района.

13. Предположительно, речь идет о слободе Чистяковке Усть-Медведицкого округа

14. Станица затоплена Цимлянским водохранилищем. Поселение перенесено, ныне станица Нижний Чир Суровикинского района Волгоградской области.

15. Станица затоплена Цимлянским водохранилищем.

16. Ныне станица Кривянская Октябрьского района.

17. Ныне станица Кумшацкая Цимлянского района.

18. Ныне станица Романовская Волгодонского района.

19. Станица упразднена в 1857 г.

20. С 1835 г. станица Николаевская, ныне Константиновского района.

21. В 1835 г. объединена со станицей Ведерниковской. Ныне г. Константиновск.

22. Ныне хутор Старозолотовский Константиновского района.

23. Станица Кочетовская Семикаракорского района.

24. Ныне станица Мелиховская Усть-Донецкого района.

25. Станица Бессергеневская Октябрьского района.

26. Станица Багаевская Багаевского района.

27. Ныне хутор Недвиговка Мясниковского района.

28. Современную административную принадлежность установить не удалось.

29. Ныне г. Аксай.

30. Ныне село Синявское Неклиновского района.

31. Ныне село Картушино Антрацитовского района Луганской области (Украина).

32. Ныне село Дьяково Антрацитовского района Луганской области (Украина).

33. Ныне г. Ростов-на-Дону.

34. Ныне г. Белая Калитва.

35. Станица Калитвенская Каменского района.

36. Ныне г. Каменск-Шахтинский.

37. Ныне г. Донецк Ростовской области.

38. Станица Митякинская Тарасовского района.

39. Ныне посёлок городского типа Станица Луганская Станично-Луганского района (Украина).

40. Ныне станица Краснодонецкая Белокалитвенского района.

41. Ныне станица Нижнекундрюченская Усть-Донецкого района.

42. Станица Усть-Быстрянская Усть-Донецкого района.

43. Ныне слобода Большая Мартыновка Мартыновского района.

44. Станица упразднена в 1835 г. Церковь перенесена в станицу Богоявленскую, ныне Константиновского района.

45. Ныне хутор Новопавловка Октябрьского района.




 
 
 
© 2010 - 2017 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"