Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Ссылка по ГОСТу: Шадрина А. В. Неизвестные письма священномученика Захарии (Лобова) // Донской временник. Год 2015-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2014. Вып. 23. С. 154-162. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m8/3/art.aspx?art_id=1396

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2015-й

Религия. Церковь на Дону. Персоналии

А. В. ШАДРИНА

НЕИЗВЕСТНЫЕ ПИСЬМА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА ЗАХАРИИ (ЛОБОВА)

 

В истории Донской и Новочеркасской епархии одним из самых трагичных периодов были 1920-е годы. После установления на Дону советской власти Русская православная церковь, следуя Декрету об отделении церкви от государства и школы от церкви, принятому 20 января (2 февраля) 1918 года, была лишена прав юридического лица и всех видов имущества. С этого времени приходские общины арендовали у государства храмовое здание и богослужебную утварь. В 1922 году властью было инициировано изъятие церковных ценностей, закончившееся судами над духовенством. Одновременно с изъятием Антирелигиозная комиссия при ЦК РКП(б), следуя идеологии Л. Д. Троцкого, направленной на борьбу с «реакционным тихоновским духовенством», внедрила в среду иерархии и духовенства обновленческий раскол, образовав группу «Живая церковь». На Дону, после временного отказа от управления Донской и Новочеркасской епархией архиепископа Митрофана (Симашкевича) и появления архиепископа-живоцерковника Мелхиседека (Николаева), почти все приходы епархии признали власть последнего.

Центральную роль в борьбе с обновленческим расколом на Дону сыграл священник, с 1923 года епископ, с 1929-го архиепископ Захария (Лобов), причисленный к лику святых Русской православной церкви в 2000 году. Известный всему духовенству епархии уважаемый протоиерей, бескомпромиссный последователь св. патриарха Тихона, одним только фактом принятия епископского сана и вступления в должность викария Донской епархии вернул духовенство из обновленчества в юрисдикцию законного правящего архиепископа Митрофана. Об этом свидетельствуют как протоколы собраний духовенства благочиний Донской епархии [1, л. 172–173 об.; 2, л. 107; 3, л. 94, 98; 4, л. 9–9 об.], так и уникальный документ – переписка епископа Захарии (Лобова) с благочинным Миллеровского благочиннического округа священником Петром Фалевичем [1, л. 24–35 об.].

Священник Пётр Аполлинариевич Фалевич, как и многие священнослужители, открыто выступившие против обновленчества в Донской епархии, не принадлежал к донцам по рождению. Он родился 12 июня 1875 года в селе Погост Игуменского уезда Минской губернии. Окончил духовную семинарию. В сан священника был рукоположен в Минской губернии. На Дон приехал во время Гражданской войны, служил в Николаевской церкви в Миллерово. Вместе с супругой Анной Михайловной (1883 г. р.) воспитывал четырёх дочерей: Людмилу (1901 г. р.), Екатерину (1903 г. р.), Марию (1907 г. р.) и Таисию (1908 г. р.).

Занимая должность благочинного Миллеровского благочиннического округа, он присоединился к борьбе с обновленчеством после епископской хиротонии протоиерея Захарии Лобова в 1923 году. В 1924-м был арестован и приговорён к заключению в концентрационный лагерь. Советская власть обвиняла священника П. Фалевича в следующем: при богослужении он поминал св. патриарха Тихона; «в день похорон вождя пролетариата тов. ЛЕНИНА в проповеди говорил, что сегодня хоронят антихриста и что антихристы не любят поминок и похорон с колоколами»; без ведома органов власти собирал благочиннические собрания у себя в квартире; открыто говорил о гонении на духовенство в Москве [1, л. 37, 43, 197]. После осуждения и заключения священника П. Фалевича в концлагере его судьба остаётся неизвестной.

Ранее неизвестная переписка сохранилась в архиве Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Ростовской области в архивно-следственном деле священников Николаевской церкви города Миллерово П. М. Ледковского, П. А. Фалевича, С. К. Краснова, В. А. Серикова и И. И. Пироженко, датированном 1924 годом. Подлинники писем были изъяты у священника Фалевича при обыске. Донская церковная история не богата источниками личного происхождения, поэтому письма неординарной исторической личности, ныне святого Русской православной церкви, в которых он предстаёт и как мудрый администратор, и как заботливый епископ-отец, ценны для нас.

Переписка между священником П. Фалевичем и епископом Захарией возникла по инициативе Петра Фалевича, который не только поздравлял новопоставленного епископа с хиротонией в епископский сан, но и заверял его в том, что духовенство Миллеровского благочиния выходит из подчинения епископа-живоцерковника и присоединяется к законному архипастырю. Письма, написанные в период с 14 октября 1923 года по 22 декабря 1924-го, относятся к наименее изученному периоду служения Захарии (Лобова) – началу его деятельности в качестве епископа. Главная тема переписки – борьба с обновленчеством: призыв к покаянию тех, кто запятнал себя причастностью к обновленческой иерархии, условия принесения покаяния, призыв к сопротивлению обновленчеству, организация епархиальной жизни, приведённой в беспорядок расколом. Письма священника наглядно показывают как механизм насаждения обновленчества в Донской и Новочеркасской епархии, так и реакцию духовенства на действия обновленческих епископов.

Поскольку отдельные моменты биографии священномученика Захарии ещё уточняются, приведём его послужной список, сохранившийся в документах Донской духовной консистории.

Захария Петрович Лобов родился 23 марта 1865 года в слободе Петровке Павловского уезда Воронежской губернии в семье коллежского регистратора [5, л. 6 об. – 7 об.]. В 1888 году он окончил Донскую духовную семинарию и 13 ноября того же года архиепископом Донским и Новочеркасским Макарием (Миролюбовым) был хиротонисан во священника Архангельской церкви слободы Нагольной Голодаевки. С февраля по март 1890-го служил в храме Рождества Богородицы хутора Ажинов; с марта 1891-го по май 1900-го – в Петропавловском соборе Александровска-Грушевского (ныне Шахты). В 1894-м священник Захария Лобов возглавил попечительство по постройке каменной Петропавловской церкви, и возведение величественного храма (с 1913 года – собора) – в немалой степени его заслуга. 16 мая 1900 года его перевели в Михаило-Архангельскую церковь Новочеркасска, а с 1903 года назначили ключарём новочеркасского Вознесенского кафедрального собора. Помимо священнического служения, он исполнял многочисленные обязанности: был законоучителем в различных учебных заведениях, членом градского благочиннического совета, Донской духовной консистории, Миссионерского комитета, Донского епархиального училищного совета, совета епархиального женского училища, членом ревизионной кассы, председателем Миссионерского кружка ревнителей веры и благочестия при новочеркасском кафедральном соборе [6, л. 10 об. – 14 об.]. За активную церковно-общественную деятельность протоиерей Захария Лобов имел награды: набедренник (1892), благословение Св. Синода с грамотой (1895, 1900), бархатную фиолетовую скуфью (1897), камилавку (1901), золотой наперсный крест (1904), сан протоиерея (1906), орден св. Анны 3-й степени (1913), орден св. Анны 2-й степени (1916). Медали: серебряную, в память императора Александра III, в память 25-летнего юбилея церковных школ, знак и медаль в память 300-летнего юбилея дома Романовых [6, л. 10 об. – 11 об.].

Протоиерей Захария Лобов и его супруга Александра Андреевна (1869 г. р.) воспитали семерых детей. Гавриил (1890 г. р.) был инспектором епархиального женского училища в Чернигове; Прокофий (1892 г. р.) – кандидат экономических наук, работал в Московской конторе государственного банка; Алексей (1894 г. р.) окончил Киевскую духовную академию; Симеон (1895 г. р.) окончил Чугуевское военное училище; Вера (1896 г. р.) окончила Бестужевские курсы в Петрограде; Арсений (1899 г. р.) – выпускник Донской духовной семинарии; Ольга (1900 г. р.) – выпускница Донского епархиального женского училища [6, л. 11–13].

После 1916 года протоиерей Захария овдовел и был пострижен в монашество. 5 октября 1923 года он был хиротонисан во епископа Нижнечирского, викария Донской и Новочеркасской епархии, 14 октября назначен епископом Аксайским, викарием той же епархии [7, с. 663]. 26 сентября 1924 года епископа Захарию арестовали и приговорили Особым совещанием при Коллегии ОГПУ к двум годам концлагерей [2, л., 124]. В соответствии с постановлением Особого совещания после двух лет пребывания в Соловецком лагере особого назначения он был отправлен в ссылку ещё на три года [2, л. 125]. После заключения епископ Захария назначался сначала викарным, а затем правящим епископом на Новоторжскую (1928), Бежецкую (1928–1929) и Воронежскую кафедры (1929–1935) [7, с. 663]. В 1935 году архиепископа Захарию арестовали снова и приговорили к пяти годам лагерей. 21 сентября 1937 года он был расстрелян.

 

ПЕРЕПИСКА ЕПИСКОПА НИЖНЕЧИРСКОГО, ВИКАРИЯ ДОНСКОЙ И НОВОЧЕРКАССКОЙ ЕПАРХИИ ЗАХАРИИ (ЛОБОВА) СО СВЯЩЕННИКОМ ПЕТРОМ ФАЛЕВИЧЕМ

Письма публикуются в соответствии с современными правилами правописания, с сохранением стилистических особенностей оригинала. Сокращения раскрываются в квадратных скобках. Географические названия в примечаниях соответствуют историческому времени.

Преосвященнейший Владыка Захарий!

С чувством глубокого душевного удовлетворения и радости приветствую Вас с принятием святительского епископского сана. К столь высокому служению призваны Вы Промыслом Всевышнего для умиротворения и возвеличения нашей Донской Матери Церкви. Уповаем, что Вы, при своей всесторонней опытности, чуткости и любознательности своего сердца, возложенную на Вас Промыслом великую и ответственную миссию выполните с успехом. Мы, Ваши единомышленники и сторонники взглядов на незыблемость церковных уставов, если только Вам потребуется сотрудничество в предстоящем святом деле, изъявляем свою сотрудническую готовность, посильное разумение и содействие.

Покорно просим Вас, Владыка, принять нас, пастырей Миллеровского благочиния и наших духовных чад – прихожан, под своё святительское крыло и в своё молитвенное общение, ибо мы, выбитые временно из правильного руководственного церковного водительства, в настоящее время вне святительского духовного общения, имя арх[иепископа] Мелхиседека чуждо наших уст и сердец [8; 7, с. 721].

Просим Ваших руководственных указаний, если не письменных, то словесных, к установлению духовной связи и общения с Вашим Преосвященством. Мыслим, что официальное установление общения может произойти по законченности регистрации наших общин и открытии епархиального исполнительного органа управления, как говорит об этом инструкция по регистрации общин, опубликованная ВЦИКом 27 апр[еля] 1923 г.

Прошу Ваших святительских молитв и ответа на свое настоящее к Вам обращение.

Вашего Преосвященства покорный слуга, Миллеровский благочинный.

Октября 14 дня 1923 г.

Священник Пётр Фалевич

 

* * *

 

Призываю Божие благословение на доброго пастыря, о. П. Фалевича, которого усерднейше молю принести покаяние пред о[тцом] духовником в том, что признавал «Живую Церковь» и тем нарушал каноны свят[ых] апостол[ов] и свят[ых] соборов. Милосердный Господь, несомненно, примет кающегося грешника и дарует ему прощение. Если Вы, о. Пётр, покаетесь, то я с большим удовольствием принимаю Вас под своё святительское водительство и молитвенное общение. Молитесь за меня, а я буду молиться за Вас.

Епископ Захария

1923 г. 20 ок[тября] – 2 ноября

 

* * *

 

1923 г. 22 нояб[ря] – 5 дек[абря]. Призываю на Вас, дорогой о. Пётр, благословение Божие, которое да укрепит Вас в истинной вере и благочестии. Отвечаю Вам на Ваши недоумения: 1) Вы, как я и раньше писал Вам, принадлежали к «Живой церкви» и теперь ещё не обратились к православию; основания к тому, что Вы в «Живой Церкви», заключаются в Вашем оном письме. Вы признавали арх[иепископа] Мелхиседека, были с ним в молитвенном общении, исполняли его распоряжения, словом, были в полном общении с той церков[ной] организацией, которая, не получив патриарш[его] благословения, самовольно захватила власть в [неразборчиво в документе], что карается извест[ным] соборным правилом, влекущим всех этих самовольников к лишению их свящ[енного] сана. Теперь Вы, если искренно каетесь в том, что Вы временно отпадали от истинной Православ[ной] Церкви и изменяли её святым канонам, то д[олжны] теперь же, не отлагая надолго, покаяться пред духовником в грехе измены Церкви православной, а потом покаяться пред Вашим народом (своим приходом) в какой-либо праздн[ичный] день, когда народа будет много, и отслужить молебен [неразборчиво] Б[ожией] Матери, и храмов[ому] святому с освящением воды, и этою водою окропить храм и всех прихожан. После этого должно состояться постановление приходского Совета о том, что прихожане и причт признали своим архипастырем митр[ополита] Митрофана и епископа Захарию [9]. Тогда в храме прекратить поминовение Мелхиседека и начать поминать во всех местах митропол[ита] Митрофана и епископа Захарию. Прекратить всякое сношение с Мелхиседеком и епарх[иальным] его управлением. За всеми делами обращаться к митропол[иту] Митрофану или ко мне. Взносов пока никаких не высылать никуда до особого распоряжения нашего. Какие имеются в кассе деньги от церкви – обратите их в червонцы или внесите на текущий счёт в золотом исчислении и дожидайтес[ь] особого распоряжения. Чин перехода к православию пусть делает всякий из духовных, кто желает признавать православ[ных] епископов. Такой чин совершается в Москве и везде, даже иерархи так же пред народом каются. В делах веры не может быть никаких компромиссов, и грех против веры есть самый тяжкий. Но ещё тяжелее этот грех, если он не осознаётся самим грешником. Далее, все те диаконы и священники, которые поставлены Мелхиседеком, Филиппом [10] или другими живоцерков[ными] архиереями, запрещаются теперь нах[одиться] в священнослужении и не могут быть терпимы в приходе. Только после искреннего покаяния эти лица могут занять псаломщ[ические] места. Второженцы духовные не могут далее совершать службу Божию, к[а]к лишившие уже себя сана вступлением во 2-й брак. Послушавшие совета Вашего, а также и других советов, которые пожелают быть православн[ыми] и иметь своими епископами митропол[ита] Митрофана и еп[ископа] Захарию, должны быть присланы [ко] мне или митр[ополиту] Митрофану. Дальнейшее общение с Вами могу иметь лишь тогда, когда Вы исполните то, что я написал.

Епископ Захария

г. Новочеркасск

 

* * *

 

Преосвященнейший Владыка Захарий!

Премного благодарен Вам, Владыка, что почтили меня ответом на моё к Вам письменное обращение. В меньшей своей части содержания ответ Ваш меня утешил, а в большей огорчил и даже оскорбил, оскорбил в той именно части, где Вы предлагаете мне принести раскаяние в принадлежности к «Живой церкви». Не хотелось бы мне заверять Вас никакими внешними фактами, как только своею неподкупною иерейской совестью, что к «Живой церкви» не принадлежал и не принадлежу, а посему и раскаиваться в неприсущем себе грехе не считаю с своей стороны нравственно необходимым и обязанным. Если бы я чувствовал себя хотя сколько-нибудь и огрешенным не только в принадлежности, но даже сочувствии «Живой церкви», то не дерзнул бы Вас вводить в обман и поступаться своею иерейскою совестью, прося Вашего святительского водительства и молитвенного общения. Подобного рода поступок свойственен был бы человеку с сожжённою совестью, но никак служителю Божию.

Быть может, основанием причисления меня Вашим Преосвященством к «Живой церкви» послужило то обстоятельство, что я состою в административной должности благочинного; то на это я должен сказать, что я всегда был чужд карьеры и всякого рода административных постов.

Пост благочинного в марте м[еся]це с[его] г[ода] я принял на себя как непосильный крест по настоятельным просьбам и единогласному избранию всего благочиннического съезда не ради честолюбия и корыстных целей, но во благо интересов Церкви и вот по каким соображениям, давшим мне смелость и решимость к принятию сего тяжёлого креста. В этот период времени в церковной жизни наблюдалась полнейшая растерянность, неопределённость, разобщение провинциального духовенства с епархией, нестроения в самой епархии Новочеркасска. Уполномоченные арх[иепископа] Мелхиседека «яко львы рыскали, ища, кого поглотити», духовенство, будучи терроризовано, растерялось, пришло в паническое состояние, Гермогены и Филиппы позднейшего момента церковной жизни в тот тяжёлый момент превратились в молчальников и забились в ущелья, ободряющего слова и авторитета не было [11]. Учтя такой критический момент положения церковной жизни, возложив надежду на помощь Всевышнего, испросив у Него мужества и сил к водительству маленьким церковным кораблём, Миллеровским благочинием, я и решил принять пост благочинного, подкреплённый к тому же лестным для меня доверием всего духовенства благочиния. Взятый в своё водительство церковный корабль я не потопил в бурных волнах, не посадил его на мель, не разбил о камни, все насельники корабля целы и нравственно здоровы. Я все свои силы и разумение прилагал и прилагаю к тому, чтобы взятый в своё водительство корабль довести до тихой, благодатной пристани; искусственно расставляемые мины если усмотрю, то всё же обойду, а корабль свой сохраню. В периоде водительства кораблём-благочинием, безусловно, приходится мне иметь чисто административную и бумажную связь с епарх[иальным] управлением и арх[иепископом] Мелхиседеком, но это вполне естественно, ибо в тот острый период времени миновать этой внешней связи не оказывалось возможным и было бы явной пагубой для интересов Церкви. Но вот, когда я был по должности благочинного на епархиальном съезде 29/VI и когда на съезде получилось радостное известие об освобождении патр[иарха] Тихона, то тогда обстановка получилась совершено иная, ясно всем стало, что есть у нас точка опоры, есть на кого обратить свой взор и возложить надежду. Служебно-административная тактика дала возможность прервать всякую внешнюю связь с нежелательными лицами и вступить в связь с желательными. Руководствуясь вышеуказанными соображениями, я поступал так, а не иначе. С июля м[еся]ца я не выслал из представленных от церквей взносов епарх[иальному] управлению ни одной копейки, все взносы до копейки хранятся в кассе благочиния. Переписки не вёл, хотя циркулярные распоряжения и всякого рода провокационного содержания бумажки про патр[иарха] Тихона и Вас (лобовщину) получал, но по округу не распубликовывал, а с единомышленными мне собратиями, приезжавшими в благочиние, делился – читал. Думаю, что таковая моя тактика, направленная на благо церковных интересов, а не личных, не могла и не может дать Вам повода к причислению меня к «Живой церкви». Небезызвестно Вам, Владыка, что и на епарх[иальном] съезде 29/VI, когда в первую очередь по открытии съезда была предложена арх[иепископом] Мелхиседеком на голосование изготовленная им резолюция об отлучении от Церкви некоторых лиц из новочеркасского духовенства, а вместе с ними и Вас, то, не превознося себя, должен Вам сказать, Владыка, что в момент оцепенения всех участников съезда по оглашении резолюции, когда никто не рисковал выступить и когда резолюция, казалось, вот-вот будет принята, я первый имел мужество выступить и своим выступлением изобличить несостоятельность резолюции, снять её с голосования и настоять на приглашении на съезд Вас и всех опальных лиц из духовенства. Приглашением Вас на съезд я имел в виду, чтобы съезд, выслушав от Вас заверение о всех заблуждениях и коварстве арх[иепископа] Мелхиседека, имел возможность реагировать на удаление его с кафедры, а в крайнем случае – на выражение ему недоверия и непризнание его как епископа. Ведомо Вам, что я был у Вас с другими лицами по уполномочию съезда, Вас просили и молили пожаловать на съезд, давая Вам поруку неприкосновенности Вашей личности, но Вы не изъявили своего согласия и на съезд не пожаловали, в чём, по моему личному убеждению, была большая ошибка с Вашей стороны, чревато отзывающаяся нацерковных интересах епархии до настоящего момента, а именно в том отношении, что арх[иепископ] Мелхиседек остаётся неуязвимым и авторитетно не изобличённым. Не оставлял я без протеста и других односторонне выдвигаемых на съезде арх[иепископом] Мелхиседеком и его сторонниками вопросов, не прельстился я и сатанинскими посулами его, наградившего меня саном протоиерея и предлагавшего принять таковой из его рук, таковое его предложение я отверг, заявив ему, что награды сейчас не по моменту времени, когда Церковь раздирается и раскалывается, сейчас к лицу плач, пепел на главу и стенание. Не лукавствую я, Владыка, а говорю сущую правду, которая может быть подтверждена всеми участниками съезда, как например, известными Вам лицами – Каменским благочинным о. Митр[офаном] Селютиным [12], свящ[енни]ком нашего благочиния о. Ал[ександром] Фимиамовым [13] и др[угими]. Думаю, что, насколько Вы меня знаете, мой открытый, прямой и настойчивый характер, то не могу предположить, чтобы у Вас зародилось сомнение в моей неискренности. Мыслю, что не остыло ещё предубеждение Ваше против меня – плод навета со стороны коварных и почему-либо злобно настроенных ко мне лиц, тех именно неустойчивых в своих убеждениях лиц, которые ради корыстных и эгоистичных целей готовы ни во что низвести честь и доброе имя другого, дабы самим хотя бы временно восторжествовать.

Прошу, Владыка, рассеять своё мнение в моей причастности к «Живой церкви». Если у Вас имеются к тому данные, то прошу таковые поставить мне на вид, и я тогда постараюсь сверить эти данные со своею совестью.

Если я окажусь достойным Вашего архипастырского внимания, то просил бы Вас чрез подателя сего письма, Борисова, сообщить мне, возможно ли к Вам обратиться за разрешением дел административного характера, каковых в благочинии накопилось немало, и заинтересованные в этих делах лица просят-требуют их разрешения, разрешить же их на месте без высшей епископской санкции никак не приходится.

Тешу себя надеждой на получение от Вашего Преосвященства благосклонного ответа по содержанию своего к Вам письма, не обессудьте, Владыка, за мой неразборчивый почерк, но глаза не светят, а очками ещё не запасся.

Прошу Ваших святительских молитв, молю Всевышнего дать Вам свободу и возможность к выявлению архипастырской деятельности, столь необходимой для укрепления веры Церкви православной.

Вашего Преосвященства покорный слуга священник Пётр Фалевич

29/XI-23 г. Миллерово

 

* * *

 

Дорогой о. Пётр!

Получил от Вас Ваше письмо, где Вы испрашиваете себе право исполнять свои багочиннические дела. Охотно разрешаю Вам исполнять все дела, касающиеся санкций благочиннаго, и прошу Вас по-прежнему быть благочинным, на каковую должность Вы избраны были духовенством. При этом молю усердно Вас приглашать всё духовенство, как Вашего благочиния, так и соседних, держаться чистого и святого православия, и ни пред какими угрозами и прещениями не уступать Святой нашей Православной, Соборной и Апостольской церкви. Внушайте всем, что исполнение всех правил и уставов Церкви заповедует нам Сам Господь И[исус] Христос и святые Его апостолы и отцы Церкви. Всякое отступление от Церкви грозит нам вечной душевною гибелью и Страшным Судом Божьим, с которым могут лишь сравниться все угрозы и страхи людские. Божия благодать, всегда немощная врачующая и оскудевающая восполняющая, да поможет Вам в этом святом и добром деле…[14] Также молю Вас употребить все свои усилия иметь мир и любовь со всеми, даже со своими врагами, ибо это есть Ваша большая и главнейшая заповедь христианская.

Открыто клеймите всякую ложь и неправду, если это касается нашей веры. Всем и каждому внушайте, чтобы политики не касались, пусть каждый знает, что дело веры и Церкви одно, а политика – есть дело другое. Наше дело молиться и убеждать людей исполнять закон Христов не словами только, а делом, и тем делаться лучшими людьми. Для решения дел политических есть люди, которые на то поставлены народом, пусть эти избранники и занимаются своим делом, делом политики. Наше дело только молиться и спасать людей своею доброю и благородною жизнью, но при этом, при удобных случаях, где нам доступно будет, располагать народ уважать и любить свою гражданскую власть и во всём ей повиноваться. Если мы так будем делать, тогда никто нам не будет мешать молиться, и никто нас не тронет… Горе наше, что иногда наши духовные вмешиваются в такие дела, которые им совсем не подходят ни по сану, ни по положению. Думаю, что Вы отлично знаете то, что я пишу, и поймёте меня [15]. Всем духовным скажите – пусть они будут аполитичны, пусть они уважают и любят ту власть, под покровом которой они живут, и тогда никто их трогать не будет.

Да благословит Вас Господь на всё доброе и святое. Пишите мне о всём, что у Вас делается по церковным делам. Меня всё церковное сильно интересует. Я как-то писал Вам или о. Петру Ледковскому, что браки, где требуется разрешение архиерейское, пусть венчают сами священники. Теперь прошу Вас сделать распоряжение, что[бы] по делам брачным обращались все ко мне и митрополиту Митрофану (а именно, браки по родству и по недостижении брачного совершеннолетия – ко мне, а развод браков – к митрополиту Митрофану). Тогда я Вам разрешал браки венчать без санкции архиерейской, когда было трудно обращаться ко мне, теперь эта трудность миновала. Прошу завести предлагаемый мною порядок относительно браков. Кажется, написал все. Да благословит Господь Вас на всё доброе и Святое.

Епископ Захария

 

 

Моё архипастырское благословение всем добрым и истинно православным пастырям и чадам святой церкви Христовой.

Сердечный привет Ивану Степановичу и Февронии Ивановне [16], письмо от него я получил, за что я очень и очень благодарен. Он предлагает мне сала, но я его за сало благодарю, не могу принять его доброго дара, так к[а]к я по монашескому обету не могу потреблять ничего мясного. Я и так ему благодарен за все его [неразборчиво].

[Письмо написано не позднее 24 января 1924 года.]

 

* * *

 

Дорогой о. Пётр!

Пользуясь случаем, пишу Вам настоящее письмо. Доходят до меня постоянно слухи, и слухи довольно упорные, что у Вас с о. Петром [17] нет мира и любви. Очень и очень печально, и для меня, к[а]к архипастыря, весьма прискорбно. Я не хочу до[ис]киваться, кто тут больше виноват. Для меня важно, что нелады существуют между Вами. Конечно, получив моё настоящее письмо, Вы сейчас будете добиваться, кто это мне сказал, и кто это наговорил. В этом Вы не трудитесь. Я всю епархию знаю отлично, и всех пастырей, а также и церковнослужителей знаю, к[а]к сам себя. Я долго служу, и служил на таких местах, где духовенство епархии мне должно быть известно. И я духовенство знаю – не только его служебную деятельность, но даже и частную его жизнь… Поэтому усерднейше прошу никого не обвинять и ни на кого не думать… Мне важно, что у Вас нелады. Будет излишним, если я буду доказывать Вам со всею силой, к[а]к нелады среди духовных всегда нежелательны, а теперь в особенности нежелательны. Эта истина Вам хорошо известна, и мне её не доказывать… Я только об одном молю – призовите все силы свои на помощь, усердно молитесь Господу, чтобы между Вами водворился мир и любовь, как это дорого и спасительно для всех, а особенно для нас, духовных. Не говорите о том, кто в этих неладах виноват, задайтесь только одною целью – чтобы достигнуть полного согласия и мира. А для этого нужно весьма немногого – только начать всеми силами уступать друг другу, и будет хорошо… Молю, прошу и усерднейше взываю к Вам обоим – будьте в мире и согласии, любите друг друга и [Б]ог мира и любви пребудет со всеми Вами. Да поможет Вам Господь [Б]ог. Молитесь об этом больше всего. Ведь мир да любовь большая благодать. Простите, пожалуйста. Но мой долг и прямая обязанность водворять среди всех мир и любовь…

Что же Вы ничего не пишете, к[а]к у Вас идёт дело воcсоединения с православием других приходов. Пишите, пожалуйста, чаще и больше; мне весьма и весьма интересно знать о всех Ваших церковных делах.

Божие благословение Вам, Вашему семейству и всем добрым Вашим прихожанам. Прошу усерднейше Ваших святых молитв, и я всегда молюсь за Вас.

Епископ Захария

[Письмо написано не позднее 25 февраля 1924 года.]

 

* * *

 

Дорогой о. Пётр!

Получил от Вас письмо, за что сердечно благодарю. Особенно меня порадовало, что среди Вас водворился мир и любовь. Если Вы пишете искренно, то я весьма и весьма сему радуюсь. Больше всего хлопочите и старайтесь, чтобы среди Вас был мир и любовь. Дороже всего насвете иметь мир и любовь между собою. Где мир да любовь, там и благодать Божия да пребудет…

Радуюсь, что у Вас собирается съезд, это очень хорошо. Постарайтесь провести этот съезд мирно и с пользою для Церкви Божией. Имейте в виду – когда будет у Вас образован благочиннический Совет, то пусть новый состав Совета войдёт в суждение о наградах, которые, по Вашему усмотрению, нужно дать духовенству. Список о наградах представляйте на имя митрополита [18] или посылайте ко мне, к[а]к будет для Вас удобно. Мы с митрополитом ко дню Святой Пасхи думаем иметь суждение о наградах. Старайтесь особенно выдвигать к наградам тех, кто твёрдо и неуклонно держался Святого и Чистого Православия. Такие лица особенно должны быть поощряемы… Особенных новостей пока нет. Дело воссоединения идёт пока очень успешно. Приезжают даже из Цариц[ы]нской епархии, с просьбою принять их в Донскую епархию. Конечно, Филип[п] и Мелхиседек [неразборчиво] посылали духовенству страшные угрозы и прещения, рассылают агентов своих, но это мало помогало делу. Народ и духовенство твёрдо стоит за православие. Во всём да пребудет воля Божия.

Пишите чаще, что у Вас нового.

Сердечный привет Ивану Степанов[ичу] и Феврони[и] Ивановне.

Призываю на Вас, Ваше семейство, Ваших сопастырей и духовных чад благословение Божие.

Епископ Захария

1924 г. д[екабря] 22 дня

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Арх. УФСБ России по Рост. обл. Д. П-15249.

2. Там же. Д. П-15250.

3. ТФ ГАРО. Ф. Р-10. Оп. 1. Д. 171.

4. ЦХАД. Ф. Р-278. Оп. 2. Д. 5.

5. ГАРО. Ф. 226. Оп. 3. Д. 10057.

6. Там же. Д. 12340.

7. История иерархии Русской Православной Церкви : Комментир. списки иерархов по епископ. каф. с 862 г. М., 2006.

8. Имеется в виду обновленческий архиепископ Мелхиседек (Николаев, он же Николин, Михаил Иннокентьевич), в обновленчестве митрополит. Родился 7 ноября 1870 г. Окончил Московскую духовную семинарию и юридический факультет Московского университета. В университете обучался до 1898 г. С 1898 по 1921 г. пребывал в разных монастырях в священнической должности. Пострижен в монашество. 26 сентября 1920 г. хиротонисан патриархом Тихоном во епископа Каширского, викария Тульской епархии. В мае 1922 г. уклонился в обновленчество, возведён в сан архиепископа и назначен в том же году архиепископом Донским и Новочеркасским. Места епископского служения (кафедры): Каширская 16.09.1920 – 05.1922; Донская, обн., 05.1922 – 1.03.1924; Орджоникидзенская, обн., 01.03.1924 – 20.10.1925; Ярославская, обн., 20.10.1925 – 06.1926; Калининская, обн., 06.1926 – 1928; Владимирская, обн., 1928 – 11.1928; Алма-Атинская, обн., 11.1928 – 09.1931; Череповецкая, обн., 09.1931 – 10.1931; Новгородская, обн., 10.1931 – 30.03.1932; Петрозаводская, обн., 29.06.1932 – 22.11.1933; Борисоглебская, обн., 1934 – 09.1935; Сыктывкарская, обн., 09.1935 – 30.12.1935; Архангельская, обн., 30.12.1935 – 1944. (см. примеч. 7, с. 721). В 1944 г. принёс покаяние и принят в сане епископа. Дальнейших сведений о нём нет.

9. Имеются в виду митрополит Донской и Новочеркасский Митрофан (Симашкевич) и автор письма епископ Захария (Лобов).

10. Речь идёт об обновленческом епископе, женатом священнике Донской и Новочеркасской епархии Филиппе Власове. Он родился 6 ноября 1879 г. в Новочеркасске в семье священника иногороднего происхождения. В 1901 г. окончил Донскую духовную семинарию. 23 сентября 1901 г. Высокопреосвященнейшим Афанасием (Пархомовичем), архиепископом Донским и Новочеркасским, рукоположен в сан диакона с назначением на штатное диаконское место Вознесенской церкви хутора Персияновского. 9 июня 1902 г. состоялась иерейская хиротония диакона Ф. Власова, совершённая Преосвященнейшим Иоанном (Митропольским), епископом Аксайским, викарием Донской епархии, с назначением на место священника Николаевской церкви хутора Усть-Койсугского. С 1906 по 1910 г. служил в Покровской церкви хутора Каргина и Николаевской церкви станицы Егорлыцкой, одновременно исполняя обязанности законоучителя местных приходских школ и училищ. В 1922–1923 гг. уклонился в обновленческий раскол. В мае 1923 г. был хиротонисан воепископа Аксайского, викария Донской епархии. Места епископского служения (кафедры): Аксайская, обн., 15.05.1923 – 12.02.1924; Задонская, обн., 12.02.1924–1924; Пятигорская, обн., 1926–1927; Новороссийская, обн., 1927–1929; Орджоникидзенская, обн., 1929 – 10.12.1930; Ставропольская, обн., 08.12.1932 – 03.1935 (см.: примеч. 7, с. 810). «За халатное отношение к своим обязанностям, невнимание к делу развития продвижения обновленчества и сосредоточение своего внимания на коммерческой деятельности свечного завода» в марте 1935 г. уволен от управления Ставропольской епархией с предложением настоятельского места в обновленческой Северо-Кавказской митрополии. С 1935 г. состоял настоятелем церкви в г. Махачкала Северо-Кавказской митрополии. Скончался 13 сентября 1938 г. (Архиереи // Русское православие : [сайт]. Режим доступа: http://www.ortho-rus.ru/cgi-bin/ps_file.cgi?2_228).

11. Здесь упрёк в адрес митрополита Митрофана (Симашкевича), удалившегося в Старочеркасский монастырь в момент прибытия в Ростов-на-Дону епископа-живоцерковника Мелхиседека (Николаева).

12. Священник Митрофан Фёдорович Селютин родился в 1873 г. в семье крестьянина Орловской губернии. В 1894 г. окончил Донскую духовную семинарию с аттестатом 2-го разряда. 9 ноября 1894 г. был рукоположен в сан диакона Донатом (Бабинским-Соколовым), архиепископом Донским и Новочеркасским, с назначением на штатное диаконское место в причте Вознесенской церкви хутора Таловского. 28 мая 1895 г. Высокопреосвященнейшим Афанасием (Пархомовичем), архиепископом Донским и Новочеркасским, рукоположен в сан священника и назначен к Крестовоздвиженской церкви хутора Роговского. 30 января 1893 г. по прошению прихожан Александро-Невской церкви поселка Туроверово-Глубокинского был перемещён к последней. 15 января 1901 г. съездом Митякинского благочиния был избран и 17 февраля епархиальным начальством утверждён в должности члена благочиннического совета. 16 мая 1902 г. перемещён к Покровской церкви при станции Шептуховка. 19 октября 1909 г. съездом Тарасовского благочиния избран членом благочиннического совета. С 1911 г. исполнял обязанности ревизора «списанных обыскных книг Тарасовского благочиния» (ГАРО. Ф. 226. Оп. 3. Д. 11828. Л. 41 об. – 43 об.) В начале 1919 г. священник М. Селютин выехал из Шептуховки для представления в Донскую духовную консисторию (Новочеркасск) благочиннического отчёта. Поскольку Шептуховка находилась в полосе боевых действий, он на своё место служения не вернулся. В апреле 1919 г. назначен на штатное священническое место Покровской церкви станицы Каменской (Архив УФСБ России по Ростовской области. Д. П-41430. Л. 265 об.) В 1927 г. протоиерей Митрофан Селютин присоединился к григорианскому расколу, став одним из его лидеров на Дону.

13. Священник Александр Северианович Фимиамов служил в Николаевской церкви при станции Малчевская (ГАРО. Ф. 226. Оп. 3. Д. 11828. Л. 77 об.).

14. Здесь и далее многоточие употреблено в письмах автором.

15. Скорее всего, здесь свщмч. Захария имеет в виду лидеров обновленческого движения священников А. Введенского, В. Красницкого, Е. Белкова и их единомышленников, пошедших на сговор с советской властью.

16. Личности Ивана Степановича и Февронии Ивановны установить не удалось.

17. Вероятно, имеется в виду священник Пётр Ледковский.

18. Имеется в виду митрополит Донской и Новочеркасский Митрофан (Симашкевич).

Публикация и комментарии А. В. Шадриной.




 
 
 
© 2010 - 2017 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"