Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Скориков Д. Д. История одного завещания // Донской временник. Год 2019-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2018. Вып. 27. С. 155158. URL: http://www.donvrem.dspl.ru//Files/article/m8/2/art.aspx?art_id=1667

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. ГОД 2019-й

Храмы донского края

Д. Д. СКОРИКОВ

ИСТОРИЯ ОДНОГО ЗАВЕЩАНИЯ

К 130-летию церкви в селе Алексеево-Лозовское Чертковского района

Церковь в селе Алексеево-Лозовское была построена в 1889 году и освящена в честь Архангела Гавриила и Алексия, человека Божия. Из клировых ведомостей церквей Дёгтевского благочиния становится известно, что построена церковь была на капитал, завещанный купцом 2-й гильдии города Таганрога Петровым Гавриилом Петровичем [1]. Он был мужем одной из сестёр – владелиц посёлка Алексеево-Лозовского Марфы Алексеевны Петровой, урождённой дворянки Войска Донского, дочери генерал-майора Алексея Евдокимовича Грекова 9-го.

Удивительная история связана с женитьбой Гавриила Петровича на Марфе Алексеевне. Учёный-статистик и краевед И. В. Тимощенков так описывает детали этой «романтической и в высшей степени загадочной» истории: «…дочь генерала и богатая помещица вышла замуж за простого мужика-крестьянина Московской губернии, Гавриила Петрова Федулова, который очутился случайно в Греко-Степановке сначала в качестве простого чернорабочего. А далее – шабая и скупщика разных сельскохозяйст[венных] продуктов» [2, с. 4]. Брак крестьянина и дворянки – невероятное событие для первой половины XIX века. Совершенно случайно оказавшись в этих краях, Гавриил Петрович волею судьбы остался здесь навсегда.

«Марфа Алексеевна выходила замуж уже в зрелом возрасте, ей было около 30 лет, и она сделала этот важный шаг в своей жизни, как надо полагать, с глубокою обдуманностью. Сделавшись женою крестьянина Федулова, она переменила ему фамилию из Федулова на Петрова, купила ему купеческую гильдию, а больше уже ничего не делала и не о чём не заботилась во всю свою жизнь, предоставив мужу действовать вместо себя» [2, с. 4]. Деньги, выделенные Марфой Алексеевной в качестве первоначального капитала, пошли впрок. Гавриил Петрович, «человек в высшей степени деловой», обладая природными личностными качествами, развил бурную предпринимательскую деятельность. Преумножил капитал, разбогател. «…В короткое время нажил хлебопашеством и скупкою хлеба и других сырых произведений сельского хозяйства огромное состояние, приобрёл в собственность десятки чиновничьих земельных участков, скупил бывшие в залоге от банков земли Ежовых, Грековых и всех кругом» [2, с. 4]. Кроме земельных участков, общей площадью около 5 тысяч десятин, многочисленных стад скота и запасов товарного хлеба, в собственности Гавриила Петровича были и два дома в Новочеркасске. Один, деревянный, на улице Кавказской, недалеко от Александро-Невской церкви [3, л. 109]. Второй, каменный, в самом центре, на проспекте Платовском, напротив Атаманского дворца [3, л. 109 об.].

«Вообще Гавриил Петрович Петров был редким и замечательным человеком. Богатством своим и делами благотворения он был известен не только по Донецкому округу, но и по всему верховью Дона и в Воронежской губернии, особенно в г. Богучар и его уезде» [2, с. 4]. Большие суммы денег Гавриил Петрович давал в долг оказавшимся в трудной ситуации крестьянам, мещанам, купцам, дворянам. «Везде среди крестьян и помещиков у него были сотни должников, и перед его смертью месяца два или три к нему со всех сторон ехали и шли…люди с просьбами о прощении долгов. Гавриил Петрович многим прощал весь долг; другим же половину, или 3-ю, 4-ю часть, а остальное обязывал занести после его смерти церковному попечительству в селе Алексеевке на устройство каменной церкви, которую проектировал о двух престолах…во имя Алексия, человека Божия (ангел тестя Гавриила Петровича, отца Марфы Алексеевны), и архангела Гавриила» [2, с. 4].

3 февраля 1883 года Гавриил Петрович Петров, «находясь в полном уме и твёрдой памяти, но будучи одержим болезнью», составил домашнее духовное завещание. С его слов текст завещания писал священник Благовещенской церкви соседнего хутора Сетракова Андрей Алексеевич Байздренков. Здесь же присутствовал духовный отец Г. П. Петрова, священник Соборо-Богородицкой церкви слободы Греково-Степановки Матвей Семёнович Захаров. В качестве третьего свидетеля присутствовал землевладелец из слободы Тиховской Журавки, отставной майор Атаманского полка Фёдор Фёдорович Барабанщиков. В государственном архиве Ростовской области хранится копия этого духовного завещания [3, л. 112–113].

В процессе анализа текста и структуры завещания создаётся впечатление, что оно не было подготовлено заранее и составлялось завещателем на ходу. В нём нет чёткой последовательности распоряжений, есть даже оговорки и их исправления.

Гавриил Петрович выразил свою волю, завещав построить каменную церковь. Он указал её название, место постройки, источники финансирования и назначил распорядителя завещанным имуществом и капиталами.Интересно, что в завещании нет упоминаний о каких-либо наличных суммах или сберегательных книжках. Распорядителю предстояло продать дом в Новочеркасске, хлеб, скот, добиться возвращения долгов и, таким образом, собрать капитал на постройку церкви. Сумма капитала составляла около 100 тысяч рублей.Огромная по тем временам сумма и достаточная для реализации воли завещателя.

Гавриил Петрович умер на следующий день после написания завещания – 4 февраля 1883 года. Сколько ему было лет, точно неизвестно; можно предположить, что около семидесяти. Сначала Петров был похоронен на кладбище в Алексеево-Лозовском, а потом его прах перенесли в склеп под построенной по его завещанию церковью [2, с. 4].

Из документов архивного дела о постройке церкви в посёлке Алексеево-Лозовском становится известно, что на постройку храма ушло почти семь лет. Два года были потрачены на решение юридических, имущественных и финансовых вопросов. Строительные работы велись в течение четырёх с половиной лет.

5 июля 1883 года определением Новочеркасского окружного суда завещание Г. П. Петрова вступило в юридическую силу [3, л. 3]. И уже 31 июля 1883 года в Алексеево-Лозовском был собран сельский сход жителей трёх частей села Ежовой, Петровой и Абакумовой для обсуждения завещания. В итоге приняли решение поддержать идею строительства церкви. Здесь же Аким Евтихиевич Губарев был утверждён распорядителем и представителем интересов крестьян сельского общества Алексеево-Лозовского.Ему в помощники был выбран Казьма Яковлевич Дрововозов.С этим общественным приговором А. Е. Губарев и К. Я. Дрововозов поехали в Новочеркасск улаживать дела и добиваться разрешения начать постройку храма. Воспользовавшись услугами присяжного поверенного титулярного советника Гавриила Гаврииловича Бокова, составили текст прошения и 17 августа 1883 года подали его в Донскую духовную консисторию [3, л. 3–3 об.]. Как следует из дальнейшей переписки, потребовалось несколько месяцев для утверждения Губарева в качестве душеприказчика, и только в декабре 1883 года ему было выдано соответствующее удостоверение [3, л. 16–17].

Всё это время на завещанное имущество и капиталы был наложен запрет. Денежные суммы, которые возвращали должники Гавриила Петровича Петрова, хранились под контролем священника Матвея Семёновича Захарова в церковной кассе в слободе Греково-Степановке [3, л. 11 об.]. После утверждения Губарева в статусе душеприказчика предписанием мирового судьи со всего охраняемого имущества и капиталов был снят запрет, и они поступили в его распоряжение.Все операции с имуществом и капиталами душеприказчик должен был согласовывать с Донской духовной консисторией. Им же велась приходно-расходная книга. Распорядителя контролировал и Дёгтевский благочинный, который также писал отчёты в Донскую духовную консисторию.

К августу 1884 года все юридические вопросы были решены, создано церковно-приходское попечительство, денежные средства собраны на сберегательном счёте в Воронежскомгосударственном банке. Можно было переходить к строительству.

Предстояло выбрать проект храма и найти подрядчиков. В это время неподалеку, в слободе Дёгтевой, жил мировой судья 3-го участка Донецкого округа, бывший воронежский архитектор Алексей Петрович Багалдин-Таишев. Он предложил собственный проект для алексеево-лозовской церкви и свои услуги по надзору за ходом строительных работ. Аким Евтихиевич Губарев заключил с архитектором контракт и выплатил одну тысячу рублей гонорара [3, л. 72]. Но из дальнейшей переписки душеприказчика с Донской духовной консисторией и Областным строительным отделением становится известно, что проект гражданского архитектора Багалдина-Таишева был признан «негодным к делу» [3, л. 72]. Вместо него выбрали проект архитектора Николая Евстигнеевича Анохина [3, л. 81]. Строительную смету составил архитектор Областного строительного отделения Пётр Семёнович Студеникин.

Активно велись и поиски подрядчиков, готовых взяться за строительство. 25 февраля 1885 года был заключён договорс отцом и сыном Фалеевыми – государственными крестьянами, уроженцами Харьковской губернии Старобельского уезда Никольской волости.

Прошение от 16 февраля 1885 года в Донскую духовную консисторию. Из фонда ГАРО.

Фалеевы подрядились построить каменную церковь за три с половиной года, с 1 апреля 1885 года по 1 октября 1888 года [3, л. 86]. Работы должны были контролировать архитектор и члены местного церковного попечительства. Сумма контракта составляла 40 тысяч рублей [3, л. 89 об.].

В Донской духовной консистории контракт с Фалеевыми признали «целесообразным», и вскоре архиепископ Донской и Новочеркасский Митрофан (Вицинский) дал благословение на постройку храма. 24 мая 1885 года Дёгтевским благочинным Матвеем Семёновичем Захаровым было освящено место под строительство церкви [3, л. 102].

С этого момента начались строительные работы. К зиме 1885 года уже был заложен фундамент, а кирпичная кладка доведена «вплоть до оконных образов». 29 декабря на стройку прибыла комиссия в составе членов церковного попечительства, священника М. С. Захарова и архитектора Областного строительного отделения П. С. Студеникина.

В ходе проверки комиссия выявила грубейшие нарушения. Оказалось, что фундамент сложен не из цельных, «а из битых в разную величину камней песчаника». Взятые из фундамента и кладки образцы известкового раствора показали, что «он ещё слаб и не затвердел». Части стен «неправильно выложены по отвесу», «северная в кладке извилистая, алтарная нависает наружу на 3 вершка». Да к тому же заготовленный кирпич оказался некачественным, легко крошился, а швы в кирпичной кладке оказались разной толщины. Комиссия составила акт, по которому «в виду указанных обстоятельств и небрежности, неправильности и недобросовестности», допущенной Фалеевыми, они отстранялись от работ, иконтракт с ними разрывался [3, л. 167–168].

Церковное попечительство во главе с И. М. Жевагиным занялось поиском нового подрядчика. Им оказался временный каменский купец Николай Иванович Бардашев. 2 января 1886 года был заключен контракт,по которому новый подрядчик сначала должен разобрать кирпичную кладку и фундамент Фалеевых, и только после этого начать постройку заново. Среди прочих условий в контракте было зафиксировано, что крыша церкви должна быть покрыта 13-тифунтовым железом Демидовских или Яковлевских заводов, стёкла Мальцевских заводов, железные решётки в окнах «согласно рисунку архитектора», а рисунок (кирпичную кладку) ограды вокруг церкви сделать «на манер ограды церкви в слободе Степановке-Ефремовой» [3, л.  171]. По условиям договора новый подрядчик был обязан построить церковь с колокольней, караулку, дома для причта и здание церковно-приходской школы. Сумма контракта возросла до 57 тысяч рублей. Новый договор его участники обязались «во всём исполнить свято и ненарушно» [3, л. 172]. Отдельно с Н. И. Бардашевым заключили контракт на постройку иконостаса по чертежу начальника Областного строительного отделения К. Ф. Кюнцеля [3, л. 250]. Условия контрактов согласовывались с Донской духовной консисторией, Областным строительным отделением и заверялись у нотариусов.

Новый подрядчик оказался добросовестным и знающим своё дело. Через три с половиной года, к осени 1889 года все строительные и отделочные работы были завершены.

15 ноября 1889 года Дёгтевский благочинный М. С. Захаров сообщил в Донскую духовную консисторию, что «всё необходимое к освящению храма готово» [3, л. 308]. И уже 5 декабря церковь в посёлке Алексеево-Лазовском, «обширная, величественная и великолепная, обнесённая роскошною оградою и во всех отношениях благоустроенная», была торжественно освящена [2, с. 5]. Волю завещателя Гавриила Петровича Петрова (Федулова) выполнили.

В Государственном архиве Ростовской области сохранилось описание церкви, сделанное священником Матвеем Семёновичем Захаровым сразу после её освящения. «Церковь… каменная, крестообразная, на фундаменте цокольного камня… Среди храма на 4 больших столпах и при сводах выведен большой осьмигранный фонарь с 8-ю окнами и куполом, сверх купола пирамидальная железная крыша, наверху её глава, украшенная вызолоченными звёздами, а на ней водружён осьмиконечный с сиянием железный вызолоченный крест. К храму пристроена трапезная, а к ней двухъярусная колокольня <…>… при церкви караулка каменная, покрыта листовым железом…» [4, л. 1]. Наружные стены храма были выкрашены масляной краской под кирпич, а карнизы, колонны, пилястры и капители белой краской.

Храм окружала кирпичная ограда с большими железными воротами и четырьмя меньшими, окрашенными такой же краской в один цвет со зданием храма. Были построены три дома для клира и здание церковно-приходской школы. Учитывая, что в начале 1930-х годов церковь была разрушена, и при отсутствии изображений храма, данное описание и тексты контрактов подряда на строительство – единственные на настоящий момент источники, дающие представление об архитектуре храма, особенностях его внешнего и внутреннего убранства.

По штату, утверждённому 11 августа 1887 года указом Святейшего Синода, в церкви числился священник, диакон и псаломщик. За церковью было закреплено усадебное место в 20 десятин и в 6 верстах от посёлка земельный участок в 200 десятин.

В советское время имя Гавриила Петровича Петрова (Федулова) было забыто.Постановлением комиссии по вопросам культа при Президиуме Крайисполкома от 29 января 1934 года алексеево-лозовскую церковь закрыли и в течение нескольких лет разобрали [5]. Из церковных кирпичей построили библиотеку, рентген-кабинет, одно из зданий школы, аптеку, ветлечебницу. В здании церковно-приходской школы и караулке располагается детский сад.

Бывшее здание церковно-приходской школы (ныне Алексеево-Лозовский детский сад)

Сцена сельского дома культуры и алтарная часть разрушенного храма, сливная яма детского сада и церковное кладбище, спортплощадка и сельский погост, металлопластиковые окна и кирпичи конца 19 века – всё это соседствует друг с другом сейчас.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. ГАРО. Ф. 226. Оп. 3. Д. 9361. Л. 7.

2. Тимощенков И. Из поездки по Донецкому округу. Волость Греково-Степановская // Приаз.край. 1899. 10 дек. (№ 323). С. 4–5.

3. ГАРО. Ф. 226. Оп. 3. Д. 7953.

4. Там же. Д. 9085.

5. Там же. Ф. Р-4173. Оп. 6. Д. 303. Л. 42.




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2019 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"