Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Крылов А. Летопись Калитвенской цервки // Донской временник. Год 2018-й. URL: http://www.donvrem.dspl.ru//Files/article/m8/2/art.aspx?art_id=1628

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. ГОД 2018-й

Храмы, монастыри Ростовской области

А. КРЫЛОВ

ЛЕТОПИСЬ КАЛИТВЕНСКОЙ ЦЕРКВИ

Страницы истории станицы Калитвенской Каменского района

Старина Донской области восходит не очень далеко. 30-летний юбилей войска Донского праздновался очень недавно, военное сословие, исключительно занятое войною, не могло развить гражданственности, поэтому оно не могло оставить по себе каких-нибудь памятников культуры – в идее построек для житья, укреплений, памятников, которые бы свидетельствовали о развитии строительного искусства и других отраслей художественного творчества. Памятниками старины могут служить храмы, построенные, конечно, мастерами, пришедшими из великорусских губерний, и несколько старинных домов в станицах Старочеркасской и Пятиизбянской, свидетельствуя о том, что старые казаки заботились не о красоте зданий, а о крепости их. Старинные дома в Старочеркасской и Пятиизбянской станицах весьма интересны, и я дивлюсь, что они до сих пор не попали на страницы какого-нибудь иллюстрированного издания.

Но более всего памятников старины мы имеем в храмах, которых в области войска Донского особенно много.

Восстановить историю старинных храмов Донской области необходимо. А где удобнее найти историю храмов, как не в их летописях, которые и дают обильный материал для становления истории храма и целого прихода. Признаюсь, история и старина Донской области меня глубоко интересуют. Во всяком случае, я считаю за особенное удовольствие порыться в каком-либо архиве, порасспросить о старине стариков, которые готовы делиться воспоминаниями о старине. А тем, что добыто о Донской старине, я охотно могу поделиться с читателями «Донских епархиальных ведомостей».

На сей раз я намерен поместить на страницах «Епархиальных ведомостей» летопись Калитвенской станицы. История церкви не восходит к первым временам христианства на Руси, каковые церкви есть в древних русских городах. Но всё-таки, как в жизни каждого отдельного лица, общества и государства, так и в жизни Калитвенской церкви есть много интересного и поучительного.

Основание станицы Калитвенской нужно отнести к довольно древнему времени: но когда именно она основана, сказать трудно, как трудно сказать о времени основания множества городов Российской империи.

Первоначально станица была на другом месте, тоже, как теперь, на правой стороне Донца, недалеко от впадении речки Калитвенца в Донец, на восток от теперешней станицы. Это место теперь называется «старый городок». Мимо этого места, покрытого лесом, пролегает Горячева стёжка (т. е. тропинка, называемая так, конечно, по прозванию какого-нибудь хозяина из обширной теперь в станице фамилии Горячевых). Передают, что при жизни их отцов и дедов там были ещё следы старых построек, остатки кирпичей, посуды и т. д. Станица, очевидно, была невелика; потому что между горою и рекою остаётся небольшое пространство. Разливы реки Донца, размножение населения заставили жителей перенести станицу в другое место, на котором она находится и теперь. Происхождение и перенесение станицы нужно отнести приблизительно к концу XVII или началу XVIII столетий. В первоначальной станице не было храма; в перенесённой на новое место станице был построен деревянный храм во имя святого Димитрия Солунского, стоявший на юг от теперешнего храма Калитвенской станицы, где теперь находится кладбище. По клировым ведомостям за 1780 год сей храм построен в 1769 году. Но едва ли этому можно верить. Нужно думать, что храм в 1769 году только перестроен; потому что подпись на древнем серебряном принесённом казаками в Калитвенский храм крест показывает. что храм сей был и в 1736 году. Около 50-х годов прошлого столетия в сей станице священствовал некто Симеон, как то показывает одна из книг, принадлежащая церкви. Евангелие же, напечатанное в 1701 году и принадлежащее Калитвенской церкви, позволяет предполагать, что храм в станице Калитвенской был ранее 1736 года, хотя и неизвестно, когда именно сей храм построен. В станичном архиве, хранящемся в церковной колокольне, мы с настоятелем церкви находили бумагу с печатью, на которой написано: «Калитвенская станичная печать 1735 года».

Прекраснейший по внешнему виду и внутреннему благолепию теперешний храм, начатый постройкою в 1820 году, окончен в 1833 году; построен он в честь Успения Божией Матери с приделами: а) во имя Крестителя Христова Иоанна и во имя великомученика Димитрия Мироточца. В построении храма, по устным рассказам стариков, особенное участие принимал войсковой старшина Андрей Евстафиев Хорошилов. Храм станичники стали строить, как говорится, ни с чем. Станичников воодушевлял к постройке тот же Хорошилов, по тогдашнему времени человек очень богатый. Когда говорили, что нечем платить рабочим, он говорил: «для того Бог поможет», и продавал свои косяки лошадей. Для того – было присловье в речах А. Е. Хорошилова. Храм стоил около 200 тысяч рублей на теперешние деньги. Зато и вышел храм – один из лучших в епархии. Прежний деревянный храм находится теперь в слободе Верхне-Ольховой (Кошары тож). Из древних вещей в храме замечательны: а) малый деревянные сосуд – 1747 года; б) серебряный крест – 1736 года и в) малое евангелие – 1701 года.

По ценности замечательны вещи: а) большой серебряный сосуд; б) два больших евангелия в серебряных окладах; в) шесть местных икон в серебряных окладах; г) одна икона над царскими вратами; д) риза на иконе Спасителя около свечного ящика; е) два больших серебряных ковчега; ж) три серебряных кадила и з) шесть священнических бархатной парчи облачений.

В станице бывает в неделю Фомы ход и иконами на так называемое «кратище», т. е. курган с крестом, находящийся за станицею. После молебна бывает обратный ход в станицу.

Кладбище находится в самой станице, на её окраине, при впадении балки Варгунки в Донец, где прежде была церковь во имя святого Димитрия Солунского. Положение кладбище в самой станице нельзя назвать удобным. Необходимо бы его перенести. На кладбище особенно замечательных памятников нет. Однако есть памятники, относящиеся к 50-м годам прошлого столетия. Кроме этого кладбища есть ещё холерное кладбище 1831 года. По словам старожилов, около кладбища находилась станичная изба (станичное правление) и станичный кабак.

В настоящее время в станице три причта. Но недавно ещё было четыре причта.

При рассмотрении книг церковных мы нашли сохранившиеся исповедные росписи, клировые и метрические книги с 1780 года.

В 1870 году в Калитвенском приходе было два причта. Священниками были: Михаил Афанасьев и Иоанн Леонтьев; священник Михаил Афанасьев умер в 1795 году; на его место заступил сын его о. Макарий, умерший в 1801 году; Иоанн же Леонтьев, из станичных атаманов, посвящённый в священники в 1777 году, поступил в Кременской монастырь в 1805 году, где был настоятелем. Род Иоанна Леонтьева, который был в своё время благочинным церквей всего Донецкого округа, продолжался значительное число лет. Так из клировых книг мы узнали, что сын о. Иоанна Тимофей Иванов Ершов священствовал с 1805 года до 1834 года; сын о. Тимофея – Андроник священствовал по 1868 год.

Семья Ершовых была довольно богата. У о. Тихона были крестьяне-малороссияне, свой хутор, косяки, лошади, много скота и денег. Хутор находился верстах в пяти от станицы. Но когда умер о. Андроник, имевший слабость к спиртным напиткам, то у него нашли всего 600 рублей денег. Кроме того, от него остались два дома. Жизнь о. Андроник вёл очень простую; обстановка его была довольно черновая. Оо. Тимофей и Андроник в школах не облучались.

Из рассмотрения клировых ведомостей Калитвенской станицы видно, что члены клира этой церкви питают к ней привязанность; почему известные роды подолгу служат в Калитвенской станице.

Кроме рода о. Иоанна Леонтьева, в станице Калитвенской род о. Симеона состоял при Калитвенской церкви довольно долго. Сам о. Симеон был диаконом, а внук дьячком. Правнук – урядник, живёт теперь в станице и занимается садоводством. От него мы много слышали про старину Калитвенской станицы.

В 1820 году в станице было три священника: а) Тимофей Иванов Ершов; б) Василий Макариев (с 1810 года) и в) Иоанн Макариев (с 1814 года). Последние два священника были братья, сыновья о. Макария Михайлова. Все трое священника в школах не обучались.

Но устное предание утверждает, что о.Василий Макариев был довольно образованный по своему времени человек. Об этом свидетельствует и то, что о. Василий прочитал все книги, имевшиеся в церковной библиотеке, и почти на всех оставил в виде заметок знак того, что он их. Кое-где есть собственноручные о. Василия объяснения прочитанных непонятных мест.

Устное же предание утверждает, что о. Василий был сановитый иерей, заботившийся о поддержании своего сана. Станичники передают услышанное ими однажды приказание о. Василия, обращённое к пономарю: «Филипп, ударяй в один колтан, и аще узриши мя грядущи во храм, бий во вся тяжкая». Какой-то исследователь старины, просматривая клировые книги Калитвенской церкви, о. Василия в пометке на стороне характеризовал: «се человек, иже не положи Бога помощников себе, не упова на богатство своё». В клировых ведомостях он сам характеризовал себя: «информатор, сиречь нотного пения учитель». В 1843 году о. Василий числился уже за штатом. Вблизи кладбища, около того места, где был алтарь старой церкви, стоит и теперь по тогдашнему времени порядочный домик о. Василия.

Бродя вдоль кладбища, мы восстановили блаженную старину, когда люди жили гораздо проще, чем теперь.

В 1843 году в станице Калитвенской является образованный священник о. Николай Греков, учившийся в Харьском коллегиуме; он обучал детей безмездно. В недавнее время в станице священствовал его сын тоже Николай (уже умерший).

В 1854 году в станице появился ещё образованный священник о. Филипп Власов, кончивший курс в Тамбовской семинарии. Сын его воспитанник Донской семинарии, теперь священствует в Калитвенской церкви.

Около этого времени стали появляться в станице и другие образованные священники. Перечислять их всех нет нужды. Скажем только, что четвёртое священническое место открыто в 1857 году. Но в 1866 году предположено уже закрыть его.

Интереснее гораздо перечислить число дворов и душ, живших в разное время в приходе Калитвенской.

По исповедным книгам в приходе Калитвенской церкви состояло в 1784 году 260 семей, а душ мужского пола 1116, женского пола 1141 (с малороссиянами). По метрическим книгам за 1785 год родилось духовного звания мужского пола 1; у казаков мужского пола 44, женского пола 38, незаконнорождённых женского пола 2, у малороссиян мужского пола 1; браков было 36, в том числе у малороссиян 1; умерло у казаков мужского пола 29, женского пола 18, у малороссиян 1.

В 1795 году было 373 семьи, душ мужского пола 1645, женского пола 1597.

По клировым ведомостям в 1833 году в станице было три священника, два диакона и шесть причётников; в приходе состояло дворов 826, душ мужского пола, душ мужского пола 1985 и женского пола 3138.

В 1854 году дворов было 1233, душ мужского пола 4285 и женского пола 4618.

По церковной летописи в 1868 году родилось 253 мужского пола и 233 женского пола, умерло 56 мужского пола и 72 женского пола; браков было 101; на исповеди было 2984 мужского пола и женского пола 3233; не было на исповеди по малолетству 903 мужского пола и женского пола 848; по отлучкам 161 мужского пола и женского пола 1.

В 1881 году родилось мужского пола 245 и женского пола 222; умерло 36 мужского пола и 73 женского пола; браков было 86; у исповеди было 3129 мужского пола и 3373 женского пола; не было на исповеди по малолетстсву мужского пола 923 и женского пола 874; по отлучкам151 мужского пола и 3 женского пола.

В старые годы приход Калитвенской церкви простирался на громадное расстояние. К нему принадлежали хутора: Лихой (теперь особый приход), Груцынов (с 1860 года самостоятельный двухштатный и богатый приход) и Гусев (теперь также особый приход).

Приход сначала состоял в Черкасском заказе, позднее духовного правления и в благочинии Иоанна Леонтьева; после в благочинии Волошинского благочинного священника Алексея Коваленского.

Из событий прихода достойны быть занесёнными в летопись таковы по годам:

В 1870 году был большой град. В этом же году холера навела панику на приход; умерло от неё мужского пола 36 мужского пола и 28 женского пола. Направление холеры было от Каменска в станицу Калитвенскую, хутор Дубовый и станицу Усть-Белокалитвенскую. В 1871 году было северное сияние, начавшееся в 5 часов вечера и кончившееся в 2 часа ночи. В течение года умерло несколько членов духовенства.

В этом же году был падёж скота.

В 1872 году была построена прекрасная и обширная ограда вокруг церкви, стоившая 10 000 рублей, собранных по окладу. Площадь внутри ограды выложена камнем.

В 1875 году завелась беспатентная торговля водкою, каковая торговля влияла развращающим образом на приход. Согласно общественному  приговору патентов не выдавали; почему и усилилась торговля водкою без патентов.

В 1876 году открыт приход в хуторе Гусевском. Пьянство от беспатентной торговли водкою усилилось.

В 1878 году устроена старанием священника Милютина караулка.

Казаки полка Рубашкина принесли из-за Дуная серебряный крест и большое евангелие.

В этом году введены новые штаты духовенства: 1 настоятель, 3 помощника настоятеля и 4 псаломщика (из них 1 в сане диакона). 1 помощник настоятеля живёт в хуторе Гусевом.

По случаю выхода казаков на службу многие хутора не поднимали святых икон.

1879 год.

Заметно особенное собрание народа в храме во время богослужения. После Пасхи прихожане с особенным усердием брали святые иконы на хутора. Дни пребывания в хуторах духовенства со святостью были днями праздника для всех хуторов. Народ в праздничной одежде переходил из двора во двор с иконами. В один из таковых дней был отслужен молебен над скотом. По окончании молебнов в хуторе продолжалось освящение источников и колодезей. Это был настоящий праздник.

1880 год.

В этом году исправлена крыша на храме; стены храма оштукатурены и побелены.

В августе месяце окончен постройкой и побелен храм в хуторе Гусевом. По случаю засухи было хождение по полям с иконами и освящение колодцев и криниц. Шла за иконами масса народа; в станицу возвращались с колокольным звоном. В станице ждал всех трудящихся общественный обед.

1881 год.

Для духовных отделён из станичного юрта участок, отстоящий в верстах в 15 от станицы.

Один из помощников настоятеля с псаломщиком отошёл в хутор Гусев. К этому приписному приходу приписаны хутора: Нижне-Ерохин, Гусев и Исаев. Теперь, за выделением этих хуторов, к Калитвенской церкви принадлежат 15 хуторов.

Умер священник о. Николай Греков.

К этому прибавим, что духовенство живёт в высшей степени прилично; члены его между собою живут очень хорошо. Дома у священников очень приличные, хотя и скромные; все они занимаются садоводством. Настоятель-священник А. Милютин, как мы сами наблюдали, заслужил большое доверие у прихожан до того, что к нему за врачебною помощью  обращаются во всяких случаях болезни, не исключая холерины и трудных родов.

В приходе нет раскольников. В 1867 году три раскольничьих прихода переселились в Усть-Белокалитвенскую станицу; с тех пор раскола более не заводилось в станице.

Считаем затем нелишним сказать о жизни, нравах и обычаях прихожан Калитвенской церкви.

Станица Калитвенская раскинулась на довольно значительном пространстве; дворов в ней всего до 350. особенно интересных построек нет. Хаты или курени довольно мизерны, так что храм выделяется из ряда других зданий необыкновенно резко. Хаты большею частию построены из дерева, а крыты соломою. Кровельщики в станице составляют особый класс рабочих, которые постоянно находят себе работу.

В станице есть несколько садов, которые расположены по окраинам станицы. В садах растут большею частию вишни.

Жители в предупреждение от пожаров имеют базы со скотом за станицей, в стороне, обращённой к Каменску. Скот даже зимою оставляется без охраны в этих базах. Признаемся, мы в первый раз видели пример такой доверчивости. В тех же местах, где находится скот, расположены и скирды хлеба, которых в настоящем году очень много.

Станица была населена в старое время русскими выходцами, искавшими в приволье придонских и придонецких степей свободы и простора. Всюду вы слышите русский говор, русские верования и русские суеверия. Впрочем, в языке есть известные местные слова, выражения: нельзя также не обратить внимания на произношение буквы «е» как «а»; так говорят вместо четыре – чатыре, вместо теперь – таперича, вместо звука «и» говорят «ы» и т.п. Но эти характерные особенности весьма распространены в массе Донского населения.

Население отличается преданностию церкви, Царю и отечеству. Казаки гордятся своим званием. Да и как им не гордиться званием своим? В то время, когда миллионы русских людей были в полном распоряжении господ, казаки пользовались полною свободою и отстаивали свободу других. Казаки гостеприимны и довольно честны. Не было, например, случая, чтобы воровали хлеб с полей, земледельческие орудия, скот, находящийся на базах за станицею. В станице не в обычае даже на ночь запирать хаты. Но насколько казаки честны дома, настолько не чисты на руку, говорят знающие люди, во время походов. Причину этого объясняют тем, что казаку совестно придти домой с пустыми руками. Между казаками нет нищих, и не в обычае – ходить по дворам по утрам с просьбами о милостыне, как то бывает по России. В прошлом году по случаю пожаров один обедневший казак пошёл просить пособия на хутор Груцыновский; но там запретили ему это потому-де, что он унижает казачье сословие. Казаки почтительны к старшим и начальству, если бы даже начальство и не держало бы себя с достоинством. Дисциплина – душа военной жизни. Память о ней поддерживается постоянно – то ученьем, то сборами на службу, то отбыванием сиделочной повинности и прочее. Словом, вы часто можете заметить, что вы находитесь среди военного люда, хотя черты мирной жизни проникают всё более и более в быт народа.

Касательно нравственности казаков вообще мнения различны; но относительно жителей Калитвенской станицы можно сказать в этом отношении много доброго, хотя и у них есть свои недостатки. Девушки рано выходят замуж, а потому сохраняют более или менее добрую нравственность. Живя, в отсутствии мужей, которые обыкновенно уходят на службу, – одинокими, они, за редкими исключениями, остаются верными своим мужьям. К несчастию, среди казачества иногда встречается особенно тяжкий грех – так называемое снохачество.

Пристрастие к водке довольно распространено между казаками. Семейные торжества сопровождаются непременно выпивкой, особенно на свадьбах, встречах и проводах казаков выпивается много водки.

В обычаях жителей станицы Калитвенской замечается немало особенностей по сравнению с обычаями великорусских губерний. Так, в Великороссии, например, на Пасхе духовенство обыкновенно ходит к приходу с иконами; здесь этого не бывает. В станице Калитвенской и принадлежащих к ней хуторах жители по своей воле приглашают духовенство с иконами после посева. При этом носят из дома в дом запрестольный крест, иконы – Божией Матери, св. Николая Чудотворца и св. Власия. Случается, что в одном доме служат молебны св. Власию над скотом, причём скот окропляется св. водою. В половине дня бывает общественный обед, на который сносятся съестные припасы из домов тех прихожан, у которых служились молебны. Первый обед бывает для посторонних; затем садятся те, у кого, как говорят местные жители, была святость. И до тех пор, пока иконы в хуторе, продолжается празднество.
Пред началом учения детей служат молебен пророку Науму; пред выходом казаков на службу – св. Иоанну Воину.

Возвращающиеся со службы казаки нередко приносят в местный храм разные церковные принадлежности, иконы и другие богослужебные вещи. К приёму казаков выходит вся станица с местными властями во главе, которым старший урядник рапортует о состоянии возвращающихся казаков.

Интересен также обычай надевать на молодую во время венчания шубу. Этот обычай переходит из рода в род, равно как и самая шуба переходит из поколения в поколение.

У казаков существует немало и предрассудков. Трудно все эти предрассудки классифицировать, но указать некоторые из них не лишне. Казак, например, ни за что не отдаст священнику живого гуся, а непременно наперёд зарежет его, иначе, говорит он, все гуси переведутся.

Во время крещения ребёнка бросают в купель воск, на который свёртывают волоса крещёного; при этом верят, что если воск потонет, то новорождённое дитя умрёт скоро; если же воск не потонет, то дитя будет жить. В обычае также до крещения ребёнка, ставят перед ним свечу. Во время родов в доме отворяют все ворота и двери, чтобы скорее разрешились родовые болезни. У казаков есть поверье, что если священник, пришедший напутствовать больного, положит палку, то больной умрёт, поставит палку, больной будет жить. Вообще жители верят в способность священника, – пришедшего напутствовать больного святыми дарами, – предугадывать, выздоровеет больной или умрёт. Таинство елеосвящения совершается над больными и над старыми. Если это таинство будет совершено над молодыми, то таковым нельзя уже ни вступить в брак, ни есть скоромное и даже нельзя мыться.

Немало также суеверий и в домашнем быту. Так, казаки верят, что соленье огурцов должно происходить в полном месяце; в противном случае огурцы окажутся пусты; гусей, кур и уток должно сажать на гнёзда вечером, когда они возвращаются с поля. Если желают, чтобы овцы родили ярок, а коровы телят, то предоставляют право есть пасху первыми – женщинам; если желают наоборот, то мужчинам.

Подуть на молоко считается преступлением, потому что от этого молоко испортится. Есть яйца, освящённые в первый день Пасхи, считается грехом. Если, отправляясь на рыбную ловлю, мужчины встретят женщину с пустыми вёдрами, то это знак того, что отправляющиеся ничего не поймают, если встретят с полными вёдрами, то много поймают.

 К утешению нужно сказать, что в настоящее время мало-помалу падает господство суеверий, благодаря просвещённому старанию местного духовенства, наставляющего прихожан при всяком удобном случае.

Казачье население не имеет особенно оригинальных увеселений. Обыкновенно проводы и встречи казаков дают повод к празднествам. В хуторе Груциновском (Калитвенской станицы) на масленице бывают увеселения наподобие военных шествий: казаки устраивают две враждебные армии – одну русскую, другую – турецкую, из коих для каждой избирают генералов. После сражения генералы устраивают в складчину пирушку; к пожертвованиям на пирушку приглашают даже и духовенство. Вызывают также и скачки, на которых казаки выделывают на скаку разнообразные упражнения, например, едут два казака на двух конях «ухо на ухо», а третий казак у них на плечах. Дети катаются на санях и верхом, а взрослые ходят к знакомым, с песнями и нередко пускаясь в пляс. В праздники многие взрослые играют в орлянку, что мы видели и в других станицах. Появление священника служит причиною того, что толпа играющих расходится.

Семейная жизнь обоснована довольно сносно в казачьем быту. Мужчина и женщина пользуются равноправностию, что обусловливается тем обстоятельством, что казачка, в отсутствие мужа, ведёт всё хозяйство и поддерживает дом. Факт общеизвестный, что больших семей на Дону нет. Как только сын женится, не пройдёт и года, как он уже отделяется от отца. Причинами разделов, между прочим, служат следующие обстоятельства: а) ссоры и несогласия невесток между собою; б) нежелание работать на отца и других братьев; 3) иногда просто самовольство сыновей и г) отчасти желание сыновей отвратить поползновение отцов на невесток. Вторая причина раздела очень серьёзна. Если сын-работник, полагающий все свои силы на семью, не убеждён, что его семью не обидит, когда он уйдёт на службу, что жизнь его жены, в его отсутствие, будет сносна, то он поспешит отделиться от семьи, чтобы начать самостоятельную жизнь, устроить своё отдельное хозяйство и уготовить для себя и для семьи отдельный уголок. По представлениям жителя Калитвенской станицы, большая семья такова: отец и мать, два сына семейных; всего в семье до 13 человек. На 100 семей таких семей приходится 10. В средней семье состоят отец и мать, сын женатый с двумя детьми, да у старика, кроме женатого, ещё трое детей, и всего в семье 9 человек. На 100 семей таковых 30. Малая семья состоит из отца, матери и двух детей. Таковых семей от 60 на 100.

В благоустроенной семье всякий член находит соответствующую работу. Мужчины пашут землю, сеют хлеб и собирают его; при вязании снопов помогают много и женщины. Мужчины везут убранный уже хлеб на базар, и, продав его, на вырученные деньги покупают хозяйственные принадлежности. Дети помогают родителям и старшим братьям в качестве погонщиков, во время уборки хлеба сгребают хлеб, смотрят за скотом и пасут коров, при молотьбе хлеба загоняют волов, а в другое время стерегут скот. Женщины же приготовляют огороды, садят капусту, морковь, арбузы, равно и убирают всё это, нянчутся с детьми, смотрят за домом, шьют бельё, смотрят за домашнею птицею, которой у казаков вообще много. В отсутствие мужей казачки, особенно в земледельческих станицах, несут на своих плечах все тяжести хозяйства и домоводства: пашут, носят хлеб и траву, молотят и т.д., словом, вполне заменяют мужа, исполняя мужскую и женскую работу. Таким образом, в силу особенностей военного быта выработался особенный тип женщины-работницы, которая безбоязненно принимает на себя все труды домохозяйства и заботится о том, чтобы и в отсутствие мужа не уронить своего хозяйства".

Жители Калитвенской станицы не принадлежат к числу зажиточных. Особенно бедны они на чистые деньги; всё состояние их заключается в домах и хозяйстве. Хата у бедняка стоит 100 р., одна пара волов – 75 р., лошадь – 20 р,  конь – 8 руб., гулевого скота штук пять – 50 руб., овец на 15 р., свинья – 3 р., птицы на 3 руб. Посева у бедного 4 десятины, из них 3 десятины пшеницы, 1 десятина прочего хлеба. Расходы такой земли следующие: продаётся 15 мер пшеницы за 15 р., 10 мер жита на 10 р., всего дохода до 30 р. Имущество казака среднего состояния составляют: дом в 350 р., пристрой к дому во 100 р., волов три пары по 225 р., гужевого скота штук 10 на 100 руб., овец 20 на 60 руб, свиньи на 6 р., 2 лошади по 80 р., гуси, утки, куры и прочая вся ценность имущества простирается до 1000 руб. Запахивает казак такого состояния до 8 десятин: пять десятин пшеницы, две десятины жита, 1 десятина овса и ячменя. Доход простирается до 150 р.: от продажи пшеницы 50 р., жита – 25 р., проса – 10 р., коровы – 30 р., гулевого скота – 20 р. 6 овец – 8 руб. Состояние зажиточного казака определяется приблизительно в 1800 рублей, его составляют: дом рублей в 500 р. (у многих дома стоят гораздо дороже), пристрой – амбар стоит рублей 300 р., 4 воза – 40 руб., 5 пар волов – 360 р., два коня с жеребятами – 150 р., 30 штук гужевого скота – 300 руб., свиней – 15 руб., овец 40 штук за 120 руб., гусей рублей на 10 и прочее. Посева приблизительно у такого казака десятин 15; из них 10 десятин под пшеницею, 3 десятины под житом, одна десятина под овсом, 2 десятины под просом и ячменём. Доход зажиточного казака: от продажи 100 мер пшеницы – 100 руб., 50 мер жита – 50 р., овса и проса – 200 р.,1 пары волов – 70 р., 1 коровы – 30 р., 8 овец – 24 р., таким образом, всего дохода получается до 300 рублей.

Калитвенская станица принадлежит к числу земледельческих: жители её живут хлебопашеством и отчасти скотоводством. Правда, в этой станице есть особенного рода кустарный промысел, это добывание мукомольных камней и катков – камней, употребляемых при молотьбе хлеба. Находящаяся от Калитвенской станицы в полутора верстах Савочкина гора составляет неистощимый запас дорогого камня. Упорные и настойчивые работники постепенно всё расширяют поле своих работ и разрывают гору всё более и более. Из местных жителей Калитвенской станицы этой работой занимаются до 40 человек. В течение года каждый работник может выработать 80 штук камней, стоющих каждый по 3 с половиной рубля. Таким образом, один работник может заработать до 280 руб., из коих 40 р. должны пойти станице в уплату за право ломки камней. Особенно выгоден этот промысел в том случае, если работник отыщет хороший пласт, из которого может делать жернова различной величины, стоящие очень дорого. Так, один из жителей Калитвенской станицы, попавши на отличное место нахождения камня, заработали капитал около 2000 р. При работе наблюдается правило: работник, нашедший хороший пласт, продолжает вырабатывать камни до тех пор, пока не прекратится пласт, годный для выделки. Этот промысел даёт заработок и зажиточным людям: всякий, имеющих лишних 200 р., простою покупкою камней на месте и продажею их на ярмарках, в населённых местах Донской области, отстоящих от станицы вёрст на 40–80.

Донские епархиальные ведомости, 1884. 1 августа (№ 15)), С. 562–567; 1 сентября (№ 17), С. 639–643; 15 ноября (№ 22), С. 853–856; 15 декабря (№ 24), С. 935–938.

 

 

 

 




 
ВК
 
Facebook
 
© 2010 - 2019 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"