Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Шапоренко А. В. Двадцать девятый вылет лейтенанта // Донской временник. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m7/0/art.aspx?art_id=1843

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Вып. 29-й

Великая Отечественная война

А. В. ШАПОРЕНКО

ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЫЙ ВЫЛЕТ ЛЕЙТЕНАНТА

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«Известия» № 100, 29 апреля 1943 г. (отрывок):

«Нет ничего более волнующего, чем ожидание на аэродроме самолёта, ушедшего на боевое задание, особенно если возвращение задерживается и если в кабине долгожданной машины сидит за рулями твой друг, лучший лётчик полка, отличный, веселый парень, с открытым сердцем и прямыми глазами, тот самый, с которым ты всю войну сидел рядом за обеденным столом, спал в одной землянке, накрываясь одной плащ-палаткой, десятки раз шёл в паре, тот самый русоволосый парень, что читал тебе письма от любимой при свете «летучей мыши» или коптилки, переделанной из снаряда, и в отдыхе между вылетами, когда дежуришь на траве под плоскостью, ожидая сигнальной ракеты, делился с тобой самыми сокровенными своими мечтами.
Командиры полков и эскадрилий, сами заслуженные боевые лётчики, привыкшие к любым неожиданностям, признавались нам, что для них лучше три раза слетать на штурмовку переднего края, попасть в грозовое облако, быть обстрелянным зенитной артиллерией противника, чем провести один час на аэродроме в ожидании друга, опаздывающего с боевого задания.

Кому из лётчиков не известны эти томительные минуты, когда все на командном пункте и на старте стараются сохранить будничный, деловой вид, как будто ничего не случилось, но ежесекундно поглядывают на часы. Ухо напряженно вслушивается в звуки весеннего утра, стараясь расслышать среди них еле заметное жужжание мотора, и кажется, что среди тысячи приближающихся самолётов узнал бы голос долгожданной машины…

Так и в этот раз тревожное ожидание наэлектризовало воздух в блиндаже командного пункта, засветило плохо скрываемым волнением глаза командира. Уже прошли все сроки, а двух “Илов”, отправившихся на штурмовку вражеской танковой колонны, не видно на горизонте. Только пустынность, бледно-голубого неба застывает в напряжённых до боли зрачках.

И вдруг еле слышный звук мотора вошёл в обостренный до предела слух. Через мгновение на горизонте показалась знакомая, различимая за много километров, конфигурация “Ила”. На посадку шла только одна… Пилот бежал, тяжело спотыкаясь в неуклюжем комбинезоне, навстречу устремившемуся к нему командиру…».

Запомним дату выхода и отметим литературный слог автора статьи!

Я уже несколько лет вчитываюсь во фронтовые материалы и сканированные документы Министерства Обороны, касающиеся освободительных боёв под Ростовом в январе 1943 года. И эпизодом о герое – лётчике, упавшем на манычскую территорию, занятую врагом, вряд ли заинтересовался бы. Ведь случай известный. Но… Горечь, которую я испытал в своей прежней исследовательской работе, выработала во мне нездоровый запас критического мышления. Я перестал верить документу просто так – пусть он с грифом Министерства, я не сразу верю формулировке наградного листа, пусть он и под синей печатью, и уж точно буду проверять заинтересовавший меня материал на сыворотке правды…

Возьму на себя смелость указать на конкретные узоры литературы.

Первый же абзац – сплошная лирика. Дело в том, что герой очерка в 622 штурмовом авиационном полку служил чуть больше месяца, и говорить о нём как о друге, с которым прошли всю войну, некорректно. Штурман зачислен в полк зимой, потому какая может быть «трава под плоскостью»? События, о которых пойдёт речь, прошли в суровые морозы и снегопады зимы 1943-го, а 26 января выдались такие сложные метеоусловия, что «бледно-голубое, весеннее утро» в статье выдает художественность, не связанную с реальностью.

«… в суровом солдатском молчании выслушали летчики и друзья горькую истину. Ведущий пары «Илов» лейтенант Жовтоножко, выполнив боевое задание и расстреляв немецкие танки, был атакован несколькими «мессерами». Он яростно дрался, как подобает русскому лётчику, но чересчур большим было численное превосходство врага. Сбитый штурмовик Григория Жовтоножко упал на территорию противника…»

Два штурмовика ИЛ-2 расстреливают немецкие танки и один из них не вернулся. Что тут такого? Обычное дело? Нет, не обычное! ИЛ-2 – грозная машина, хороший штурмовик, и сам Сталин устраивал разнос начальству авиазаводов за то, что их конвейер собирал лишь один экземпляр в сутки. «Летающий танк» или «Бетонный самолет» был опасен для врага и особо ценен для Красной Армии… И тут эти две машины в небе без всякого прикрытия! Где наши истребители? Отсутствие прикрытия даже в критические моменты оставалось веским аргументом в пользу отказа от атаки на врага. ИЛ-2, особенно при полном боекомплекте, снаряженный реактивными бомбами, двумя пушками, пулеметами был слишком тяжел для того, чтобы уйти от маневренных и легких «мессеров». А одноместные штурмовики, что в большинстве были на вооружении до 1943 года, не имея прикрытия сзади в виде стрелка, являлся легкой добычей для весьма опытных гитлеровских ассов.

Читаем пожелтевшие листки центральной прессы.

«В журнале боевых действий напротив фамилии лейтенанта Жовтоножко было проставлено краткое “не вернулся с задания”. Память о Грише Жовтоножко долго жила среди однополчан. Лейтенанта вспоминали во время дежурств, и на досуге, и при разборе боевых операций. “Вот как бы сделал в этом случае Жовтоножко...”. “Вот как бы сказал по этому поводу наш Гриша...”

Все вспоминали его гудящую речь, полную украинских словечек, и длинные крестьянские руки, и громадную фигуру, с трудом встискивавшуюся в кабину, и уморительные шутки, которые он отпускал по собственному адресу насчёт того, что для такой комплекции надо специальные самолёты конструировать.

Однажды кто-то из новичков, не знавших лично Жовтоножко, задумчиво сказал, как бы отвечая своим мыслям:

– А кто знает – может, он попал в плен…

Надо было видеть, какой вспышкой ярости было встречено это необдуманное предположение, а командир, сдерживая злость, сказал с уничтожающей учтивостью:

– Слушайте, сержант, на первый раз прощается, но если вы ещё раз посмеете оскорбить таким предположением память нашего лётчика Жовтоножко, то вам придётся распрощаться с полком… Товарищи, разъясните сержанту правила воинской чести.

И командир вышел из землянки.

Лётчики, возмущавшиеся мыслью, высказанной сержантом, не подозревали, что сама жизнь так скоро подтвердит справедливость их гнева».

Ах, как литературно! Ах, как хочется верить автору! Да только это всего лишь драматургия. Скажу больше: журналист не мог быть при этом разговоре, да и разговор, скорее, фантазия. Что случилось дальше? Почему краеведческие чтения последних лет вспоминают, пусть и с фактологическими ошибками отважного лётчика? Статья такой известной газеты сделала Жовтоножко известным на всю страну!

«…Дело происходило зимой. Красная Армия наступала. Тронулся вперёд и полк, в котором служил Жовтоножко…»

Так… зимой… А журналист публикует статью в конце апреля. Это ничего! Это возможно. Но полк Жовтоножко ни «тронулся вперед» 622 штурмовой авиационный полк (шап) 614-й штурмовой авиационной дивизии (шад) 2-го смешанного авиационного корпуса регулярно менял аэродромы, порой возвращался на те, где был ранее и улетал на новые. Как автор статьи не мог этого знать? Я ознакомился с журналом боевых действий 614-й шад, а он аккуратный и подробный! [1].

«…однажды за околицей села, вблизи которого на полевом аэродроме базировался полк, лётчики обнаружили холм. На свежую насыпь был положен броневой щит. Домодельным суриком по броне какой-то неведомый друг вывел неумелой рукой надпись: "Неизвестному лётчику, павшему смертью героя в боях за Родину". Неподалеку от могилы в куче обгоревшего металлического лома, оставшегося от погибшей машины, лётчики нашли кусок хвостового оперения с отличительным знаком самолёта Григория Жовтоножко…»

Такое могло произойти… Нет, не могло! В Багаевском районе действительно располагались полевые аэродромы, которых использовали обе сторонами войны. Я даже могу согласиться, что советские лётчики наткнулись на сгоревший советский штурмовик и могилу пилота рядом. Такая возможность есть, но не для однополчан, погибшего лейтенанта. 622го шап. максимально приблизился к месту указанной могилы один раз. Он базировался в Малой Орловке в 109 километрах от Тузлуков! А про оперение – всё верно! Наиболее уязвимая часть ИЛ-2, изготовленная с использованием дерева, из наиболее дешёвого материала, хвостовая часть – с символом полка. Полк Жовтоножко носил узнаваемую, отличительную белую косую линию на оперении. Но… номер самолета всё-таки наносился на фюзеляж, а не на хвост, и на момент расследования по делу о захоронении погибшего лётчика часть базировалась на Кубани и в Чёрном море.

«Ошибиться было невозможно. Опрошенные однополчанами жители освобождённого от немцев села рассказали о последних минутах лейтенанта Жовтоножко.

Когда сбитый штурмовик приземлился за околицу села, к нему на нескольких бронированных автомобилях помчались немецкие солдаты. Подбитый самолёт беспомощно громоздился на поле, не подавая признаков жизни, как будто лётчик был мёртв, сражённый во время боя в воздухе. Немецкие машины вплотную подкатили к самолёту. Неожиданно молчавший доселе штурмовик заговорил всем своим оружием. Притаившийся Жовтоножко грянул из пушек и пулемётов и продолжал драться на земле. После первого пушечного залпа разбило вдребезги одну из немецких машин. Жовтоножко продолжал бить прямой наводкой по остальным, обрушивая на них всей мощью огня. Запылала ещё одна немецкая машина.

Через некоторое время, очевидно, когда боекомплект был израсходован, жители села увидели, что самолёт загорелся. Поджёг его Григорий Жовтоножко. Сам же лётчик отбежал от самолёта, залёг за камень и упорно расстреливал из пистолета приближавшихся немцев. Потом он вскочил и побежал к лесу, крича что-то. Ветер уносил его слова. Так и осталось неизвестным, что же кричал Жовтоножко. Остановившись на мгновение, он поднёс пистолет к виску и выстрелил. Труп его, подобранный жителями ночью после этого беспримерного боя, был раздет и растерзан. Видно, бессильные победить его живого, немцы предали Жовтоножко посмертному надругательству.

Колхозники тайком схоронили погибшего лётчика, запомнив место тайной его могилы. А когда немцы бежали, жители отыскали могилу и сделали простую надпись суриком по броневому щиту… »

Подвиг штурмана приблизил нашу победу, и статья, написанная так надрывно, тоже. А кто её автор? «Последний бой Григория Жовтоножко» в сотом номере «Известий» 1943 года подготовили известные советские писатели и драматурги Братья Тур.

Теперь понятен литературный слог статьи. Но «Последний бой Григория Жовтоножко» не является первоисточником по делу о подвиге Григория Александровича. В апреле 1943 года в хуторе Тузлуков Багаевского района было проведено настоящее расследование, и его подробности теперь рассекречены. На тот момент со времени гибели лейтенанта прошло два месяца; отчего затянули с расследованием? Нет никакого удивления. Старожилы хуторов Тузлуков, Красный, Арпачин с горечью рассказывали, что погибших бойцов в полях лежало так много, что их захоронение в большей его части закончилось лишь весной. Военные в феврале ушли брать Ростов, а хоронить погибших досталось женщинам и подросткам. Лежавших в поймах унесло паводком, остальных прятали в воронках. Женщины нередко при этом падали в обморок. Полагаю, было не до расследований.

Но сначала о боевых донесениях 622 штурмового авиаполка.

Партийная тайна лейтенанта

Лейтенант Жовтоножко – член ВКП (б) был совсем не простым партийцем. Двадцатипятилетний штурман, находясь в действующей армии всего второй месяц, становится политруком эскадрильи, то есть заместителем командира. Как это получилось? Где все это «досталинградское» время лётчик был, непонятно. Маленький штришок к биографии: Жовтоножко Григорий Александрович призывается в РККА в 1938 году. Забирает его не родной военкомат, а Николаевский ГВК Хабаровского края [ГУК  МО РФ]. Призыв происходит в разгар советско-японских конфликтов на монгольской границе. Карточка политработника № 869766 период военной службы (1938–1943) подтверждает [2]. Других сведений о пяти годах службы молодого большевика в открытом доступе я не нахожу и полагаю, что вся информация содержится в архивах партработников, которые, как известны, закрыты до сих пор. Еще одна карточка только запутывает дело: «Жолтоножко Григорий Азарович 1917 г.р. поступает на службу в 622-м шап 30 декабря 1942 года» [3]. Смущает искажение фамилии, экзотическое отчество и дата поступления на службу. В ходатайстве о награждении командир 214 штурмовой авиационной дивизии называет дату 24 ноября 1942 как началом службы лейтенанта Жовтоножко на Сталинградском фронте. Возможно, 30 декабря 1942 года – дата прибытия офицера в 622 штурмовой авиационный пункт. И это неверно! Уже 26 декабря летчик Жовтоножко в бою! Я внимательно изучил журнал боевых действий соседнего 190 штурмового авиационного полка 214 –й шад [4]. Этот журнал вёлся куда скрупулёзней, нежели журнал 622го шап, на каждый день указаны фамилии работающих лётчиков, но фамилия Жовтоножко отсутствует. И в журнале 622 шап. до 3 января 1943 года упоминаний нашего лётчика нет [5].

Боевой январь штурмана Жовтоножко [6].

622-й штурмовой авиационный пункт с 3 –его по 24 ноября 1942 года частями перемещается с площадок аэродрома Вишневка (в Татарстане) на аэродромы в районе Средней Ахтубы (Волгоградская область). В полку на начало боев 23 исправных штурмовика. 2 декабря в 14.00 в полк прибывают 7 новых пилотов.

3 января 1943 года в 7.43 в журнале боевых действий полка впервые появляется фамилия Жовтоножко: «Дежурное звено лейтенанта Жовтоножко решением командира личным составом изучало район боевых действий, составляло карты… не вылетало, работали согласно плана…».

5 января 14 оставшихся в строю самолёта перебазировались на аэродром в Дубовском районе Ростовской области, хутор Ериковский. В этот же период в качестве аэродрома используется площадка в Барабанщиково в том же районе.

11 января вместе с четвёркой ИЛ-2 лейтенанта Мордовцева, штурман Жовтоножко возглавляет вторую четвёрку штурмовиков тщательно прорабатывают обстановку наземных войск.

13 января: Полёты производились парами в сложных метеоусловиях. В сопровождении истребителей не было, летели под нижней кромкой облачности. При возвращении с боевого задания лейтенант Жовтоножко заметил как четыре Ю-87 бомбардируют наши боевые порядки в районе Успеновка, принял решение и вступил в воздушный бой в результате чего лично сбил один Ю-87.

15 января 5 штурмовиков под командованием лейтенанта Жовтоножко произвели удачный налёт на Сальск. «…к цели подошли в сумерках, неожиданно, противника застали врасплох. Атака 16.30. в районе цели находилось до 30 истребителей, которые на разных высотах вели воздушный бой. Количество истребителей противника не установлено. Зенитная артиллерия противника противодействия не оказывала. Наземные части отходят по дороге на юг и юго-запад. Особенно интенсивное движение по дороге Пролетарская – Сальск. После выполнения боевого задания не вернулись на свой аэродром экипаж самолета № 8328 сержанта Архипова. Причина неизвестна».

21 января готовился вылет 6 штурмовиков во главе с лейтенантом Жовтоножко в район Ёлкин, Красный, Ольгинская. Из-за метеоусловия атака не состоялась.

22 января: несмотря на сложные метеоусловия на аэродроме шесть ИЛ-2 во главе с Жовтоножко вылетели на задание. Зенитная артиллерия противника вела интенсивный огонь, особенно в районе Зелёная Роща. Истребители противника патрулировали в районе цели, самолёт младшего лейтенанта Горячева истребители противника зажгли в воздушном бою. Самолет лейтенанта Опалева сбит в воздушном бою. Неизвестно где сержант Степанов.

23 января. Готовился вылет четырёх ИЛ-2 во главе с Жовтоножко, но метеоусловия не позволили этому случиться.

24 января: Приказ уничтожить скопление танков и мотопехоты в районе Тузлуков, а так же разрушить переправу в районе Тузлуков. Быть готовым к действию четыре ИЛ-2, ведущий Жовтоножко. В случае сложности метеоусловий действовать парами.

25 января: четыре ИЛ-2, ведущий Жовтоножко уничтожали мотопехоту Малая Западенка, Красный. Первая группа вылетела три ИЛ-2, Богданов вернулся. При первом вылете зенитная артиллерия противника вела слабый огонь. В районе цели патрулировали два Ме-109, которые в бой не вступали. При повторном вылете зенитная артиллерия вела интенсивный огонь.

26.01.1943.

6.05. утра. Приказ под прикрытием 236 истребительного авиационного полка уничтожить танки, мотопехоту противника в районе хуторов Красный и Слава Труда. Выполнять задачу тремя самолётами ИЛ-2, ведущий лейтенант Жовтоножко.  Быть осторожному. Наблюдать за сигналами наземных войск. Уничтожали танки и автомашины в установленном пункте Слава Труда. При выполнении задания были атакованы истребительной авиацией противника Ме-109. После выполнения боевого задания не вернулся лейтенант Жовтоножко.

Журнал 214 штурмовой авиационной дивизии утверждает, что из всех трёх полков (618, 190, 622 шап.) из-за плохих метеоусловий (туман) лишь два ИЛ-2 622 шап. штурмовали танки и мотопехоту в районе пункта Красный (донесения о результатах боевых не поступало) [7].

Журнал 214 штурмовой авиационной дивизии от 26.01.1943

 Дивизия имела задачу: 26.1.43 под прикрытием истребителей 201 иад (истребительной авиадивизии. – А. Ш.) уничтожить танки и мотопехоту противника в пунктах: Манычская, Слава Труда, Красноармейский, Нижн. и Верх. Подпольный, Зелёная Роща, Камышеваха, Красный. Напряжение: 3 вылета на исправный самолет (этот термин означает, что каждый из самолётов, в случае исправности, должен совершить три вылета).

622го шап. 26.1.43 двумя самолетами ИЛ-2 штурмовал танки и мотопехоту противника в районе пункта Красный. (Донесения о результатах боевых не поступило). Командир дивизии так и не упомянет о результатах боя в последующих записях, по крайней мере, в этом журнале.

Имя отважного штурмана попало в несколько донесений о потерях:

Донесения о потерях

1. Документ: «Именной список потерь начальствующего и рядового состава 2-го смешанного авиационного корпуса». Информация: «Жовтоножко Григорий Александрович, лейтенант, заместитель командира авиаэскадрильей, он же штурман 190го шап. Место рождения Николаевская область 1917. призван Николаевским РВК. 2.2.43 не вернулся с боевого задания. Жена Гапонова Нина Павловна, Николаевская область, Ново-Одесский  район, с. Гурьевка [8].

2. «Журнал потерь личного состава в частях 214 шад». В графе 622 шап, информация: «…не вернулся из боевого задания, погиб…» [9].

3. «Именной список потерь начальствующего и рядового состава 214 авиационной дивизии с 1 ноября 1942 по 1 апреля 1943» помещает лейтенанта под № 37 и утверждает: «…погиб 26.1.43 в районе Тузлуково, к ю-в. от Новочеркасска, похоронен Тузлуков…» [10].

Подписано начальником отдела кадров капитаном Доломанским.

Только один документ называет Григория Александровича штурманом 190-го шап., все остальные документы говорят о 622-м шап. Оба полка принадлежали 214-й шад. И нередко базировались на одних и тех аэродромах.

Каким он парнем был

Привожу ходатайство командира о награде. Как говорится, без комментариев! Единственное замечание: даты, имеющиеся в ходатайстве, и январские числа журнала боевых действий полка не всегда совпадают.

1. «За время боевых действий на Сталинградском фронте с 24.11.42 года по 26.1.43 года сделал 29 успешных боевых вылетов, за которые он уничтожил: танков 22, автомашин 44, самолётов на земле 16 и в воздухе один Ю-87, железнодорожных вагонов 7, цистерн с горючим 2, орудий зенитной артиллерии 8, повозок 8, и до роты пехоты противника. Как лётчик – охотник летал в любых метеоусловиях, будучи неоднократно ведущим группы при выполнении боевых заданий показал исключительную храбрость, дерзость и бесстрашие в борьбе с врагом, воспитывая отважных лётчиков части.

2. 26.12.42 года Жовтоножко, ведущий группы шесть самолетов, вылетел на штурмовку мотомехчастей противника в районе Громославка, несмотря на сильный огонь зенитной артиллерии противника на цель сделал три атаки, своим бесстрашием увлекая за собой ведомых. Лично уничтожил в этом вылете четыре танка, три точки зенитной артиллерии и одну автомашину.

3. 9 января 1943 года при штурмовке аэродрома Сальск, показал исключительную дерзость в выполнении боевой задачи, несмотря на исключительное сильное прикрытие огнем зенитной артиллерии аэродрома, на цель сделал пять заходов и группой семь самолётов уничтожили семьдесят два самолёта противника, прямым попаданием бомбы разрушен госпиталь с немецкими офицерами.

4. 13 января 1943 года, будучи ведущим группы шести самолётов, вылетел на штурмовку мотомехчастей противника в районе Будённовская, при сильном огне зенитной артиллерии и крупнокалиберных пулемётов противника на цель сделано три захода, уничтожив группой два танка, одиннадцать автомашин с пехотой противника и в этом же районе сбили два самолета Ю-52. На обратном курсе Жовтоножко заметил, что фашистские самолёты Ю-7 штурмуют наши передовые части в районе Успенская, он атаковал их, обратив в беспорядочное бегство и лично в воздухе сбил Ю-87, который горящим упал на землю на глазах наших бойцов 5-й Ударной Армии, тем самым обеспечил успех наших наземных войск.

5. 26 января 1943 года вылетел в паре на штурмовку мотомехчастей противника в районе «Слава Труда» при тяжёлых метеоусловиях облачности, высота 100-150 метров, и видимости менее одного километра, точно вышел на цель и уничтожил парой четыре танка, два бензозаправщика и три автомашины с пехотой противника. Над целью самолёт Жовтоножко был подбит двумя Ме-109 и произвёл вынужденную посадку на брюхо на территории занятой противником и села Тузлуковка. Фашистские автоматчики на пяти автомашинах направились к самолёту, по которым он открыл огонь из пушек и пулемётов самолёта. Часть автоматчиков была уничтожена. Тогда фашистские автоматчики, окружив самолёт Жовтоножко, попытались взять его живым, но когда кончились патроны в пулёметах, он отстреливался из пистолета, после поджёг самолёт и последним патроном застрелился, живым в руки врагов не дался. Так геройски сражался и погиб верный сын нашей Родины, член ВКП (б) лейтенант Жовтоножко. За дерзость, мужество, бесстрашие в борьбе с врагом и геройскую смерть. За образцовое выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом мужество, доблесть и геройство – лейтенант Жовтоножко Г. А. достоин высшей правительственной награды – звания «Герой Советского Союза» – посмертно.

Командир 214 штурмовой авиационной дивизии полковник Рубанов.

20 апреля 1943 г.»

Справка

Заместитель командира эскадрильи 622 ШАП лейтенант Жовтоножко Григорий Александрович погиб в бою против немецких оккупантов 27 января и похоронен в селе Тузлуково Ростовской области 24 апреля 1943 г.

Начальник штаба 214-й шад. подполковник Юдин

Народное подтверждение

«Мы жители – колхозники села Тузлуков, Ростовской области настоящим подтверждаем, что 26 января 1943 года летчик лейтенант Жовтоножко на своём подбитом самолёте и, будучи сам ранен в плечо и ногу, произвел вынужденную посадку 2 км. Тузлуково на территории занятой немцами (в то время). После посадки его немцы выслали автоматчиков на 5 автомашинах с целью взять лётчика в плен. Подпустив на близкое расстояние к самолёту автомашины с автоматчиками лётчик (лейтенант Жовтоножко) открыл ураганный огонь из пушек и пулемётов со своего самолёта, в результате чего разбил в щепки одну автомашину и одну подбил, уничтожил 23 автоматчика. Уцелевшие машины повернули обратно и зашли сзади – с трех сторон, открыв огонь из автоматов с большой дистанции по летчику. Над полем поднялся столб пламени чёрного дыма, самолет вспыхнул и в этот момент отделился от самолёта человек, побежал и исчез. В трескотню автоматов время от времени было слышно одиночные выстрелы из пистолета лётчика. После каждого из его выстрелов ряды наступавших немцев редели, обязательно кто-либо падал.

Неравный бой одного против 100–120 автоматчиков продолжался несколько минут. Но вот прозвучал последний выстрел – этот выстрел унес жизнь верного сына Родины. После этого выстрела немцы не сразу решились подойти к месту, где лежал лётчик. Только убедившись, что он мёртв, фашисты толпой бросились к нему. Вернулись немцы на трёх автомашинах, одна из них была наполнена трупами, поверх которых лежали раненные.

После изгнания фашистских извергов из села Тузлуков, мы жители нашли у сгоревшего самолёта тело лётчика – героя лейтенанта Жовтоножко. Он был раздет, клочья комбинезона и нижнего белья лежали вокруг него, втоптанные в сырую землю. Унты и обмундирование немцы сразу же с него сняли.

После осмотра оказалось, что лейтенант Жовтоножко был ранен в воздухе в плечо и ногу, но преодолевая боль, он еще смог сражаться один против десятков немцев. Снизу на подбородке лейтенанта Жовтоножко зияла пулевая рана, округленная пороховой копотью – след выстрела направленного твердою рукой и гордым сердцем.

Григорий Жовтоножко избрал почетную славную смерть на поле боя. Он знал, что за его жизнь немцы расплатились многими жизнями и еще расплатятся в несколько раз больше. Григорий Жовтоножко воевал и умер как герой, как верный сын Родины, за счастье, свободу и честь всего народа, за что он бился с врагом до последнего патрона, до последнего вздоха. Свидетели:

Все это мы видели лично, что и подтверждают правление колхоза: Углов, Маркин, Зазуля С.Т., Дьяконов В.С., Сабков П.Ф., Самойленко В.С.

Верность подписи заверяю:

Директор Красненского рыбзавода:

Начальник штаба 214 шад подполковник Юдин

Апреля 1943 г.»

Из послевоенного

Все документы выше мною упомянутые относятся к периоду с 1 января по 29 апреля 1943 года.

А вот что мы находим в печатном виде много позже:

1. Тузлуковские жители так рассказали о последних минутах жизни лейтенанта Григория Александровича Жовтоножко: «Подбитый самолёт стремительно терял высоту. Но было видно, что пилот направляет замолкнувшую боевую машину к дороге, по которой передвигалась немецкая техника, танки. Ещё мгновение и... До дороги самолёт недотянул совсем немного. Поломанные шасси не выдвигались, машина опустилась «на пузо» и неуклюже запрыгала по пашне [11].

P.S. Кто вычислил, что летчик шел на вражескую колонну? Кто увидел с 2,5 км расстояния сломанные шасси?

2. Два фашистских грузовика свернули с дороги и направились к самолёту. Гитлеровцы не опасались. Что может сделать сбитая машина?

Жовтоножко замер, терпеливо ждал на прицеле, когда машины приблизят­ся к перекрытию. И вот крупнокалиберный пулемет самолета заработал. Вражеская машина вспыхнула. Гитлеровцы, как горох, посыпались из кузова.

Немногие падали на землю живыми, но и их настигала свинцовая лавина из пулемёта. Немецкие автоматчики из второй машины, выпрыгнув из кузова, начали ползком подбираться к самолёту.

Через некоторое время пулемёт замолчал. Видимо, кончился боекомплект. Жители хутора видели, как вспыхнул самолёт. Его поджег сам лётчик. Отбежав от горящей машины и спрятавшись за камень, Григорий Жовтоножко из пистолета начал стрелять по фашистам. Ещё девять человек погибли от его пуль. Потом лётчик вскочил и побежал к лесопосадке, крича что-то на ходу. Ветер не донёс до жителей хутора Тузлуки его слов.

P. S. Кто, вообще. мог следить за таким боем без смертельной угрозы для себя? Кто видел под Тузлуками камни, которые могли бы стать укрытием? Кто считал немецкие трупы? Из какого пистолета можно убить еще 9 фрицев и оставить патрон себе (в ТТ-8 патронов)?

3. Видя, что до лесополосы ему не добраться, что враги окружают, он остановился и поднес пистолет к виску. Прогремел последний выстрел лётчика.

Ночью хуторские прокрались к месту гибели героя.

P.S. в показаниях хуторян за апрель 1943 г. ясно сказано, что захоронили летчика после изгнания врага, то есть после 1 февраля, а не в ту же ночь! Там же отмечается, что штурман застрелился не в висок!

4. «21 января лётчики Жовтоножко и Дубенко из 622-го штурмового авиационного полка вылетели на штурмовку колонн противника в район Усьмана, но их атаковала четвёрка мессершмиттов. Лейтенант Г. А. Жовтоножко приказал ведомому Дубенко, прикрываясь облачностью, уходить на свой аэродром, а сам вступил в бой с истребителями. Скоро его ИЛ-2 был подбит, но летчик сумел посадить его на поле у Тузлукова... Но прорваться сквозь кольцо вражеских солдат не удалось. Последний патрон Г.А. Жовтоножко пустил себе в висок» [12]

P.S. Откуда 21 января?

Четыре мессершмитта вместо двух из боевого донесения?

Опять висок?

Заключение Военного Совета Армии, апрель 1943 года

За образцовое выполнение боевых заданий в борьбе с немецкими захватчиками и проявленные при этом мужество, отвагу и геройство – награждаю заместителя командира эскадрильи 622 штурмового авиационного полка лейтенанта Жовтоножко Григория Александровича правительственной наградой Звание Героя Советского Союза.

Поверх подтёртого печатного текста чернилами выведено: Ордену Отечественной войны  первой степени

Подпись: Командир 2 смешанного авиационного корпуса генерал – майор авиации Герой Советского Союза И. Еременко

27 апреля 1943 г.

Свою Золотую Звезду генерал Иван Трофимович Ерёменко заработал в Испании в  1937 году. Я не встречал ранее наградных листов, где бы награждающий начальник перечислял свои, а не чужие награды…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1. ЦАМО. Ф. 20206. Оп. 1. Д. 48, Л. 2..

2. ЦАМО. Картотека личных дел. Номер ящика Ж-175.

3. ЦАМО. Номер шкафа: 659, Номер ящика: 868.

4. ЦАМО. Ф. 22423, Оп: 0123315 с, Д: 0003, Л. 2б

5. ЦАМО. Ф. 22830, Оп.: 0123320 с, Д. 0007, Л. 2].

6. ЦАМО. Ф. 22830. Оп. 0123320 с. Д. 0007, Л. 2].

7. ЦАМО. Ф. 20206. Оп. 1, Д: 48.

8. ЦАМО Ф. 58. Оп. 18001. Д. 1246.

9. ЦАМО. Ф. 20206. Оп. 2. Д. 20.

10. ЦАМО. Ф. 58. Оп. 18001. Д. 907].

11. Юкина Н. А. Исторические очерки о Великой Отечественной войне. Багаевская,, 2005. С.88.

12. Большая излучина Дона – место решающих сражений Великой Отечественной войны (1942–1943  гг.)  / Г.Г.  Матишов, В.И. Афанасенко, Е.Ф. Кринко, М.В. Медведев. Ростов н/Д:, 2016. С. 234–235; Значение сражений 1941–1943 гг. на Юге России в Победе в Великой Отечественной войне: материалы Всероссийской научной конференции (Ростов-на-Дону, 3–6 июня 2015 г.). – Ростов н/Д: Изд-во ЮНЦ РАН, 2015. С. 34.

Окончание материала читайте здесь: Шапоренко А. В. Двадцать девятый вылет лейтенанта. Часть II

 

 

 




 
ВК
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2022 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"