Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Мартыненко В. Ю. Уголь фронту // Донской временник / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2020. Вып. 29-й. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m7/0/art.aspx?art_id=1827

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Вып. 29-й

Великая Отечественная война

В. Ю. МАРТЫНЕНКО

УГОЛЬ – ФРОНТУ!

(г. Шахты в 1941–1943 гг.)

К войне страна не готовилась. В последние предвоенные месяцы 1941 года коллективы угледобывающих предприятий Восточного Донбасса соревновались за досрочное выполнение полугодового плана. 5 июня в 8 часов вечера коллектив комбината Ростовуголь рапортовал о выполнении плана на 100,1%. 12 июня полугодовой план угледобычи выполнили коллективы шахт, носящих имена Фрунзе, Октябрьской революции, Артёма, Красина, Воровского, «Пролетарская диктатура», «Комсомольская правда», «20 лет РККА» [1; 2]. Но мирная жизнь была прервана вероломным нападением фашистской Германии.

Жители мужественно встретили весть о начале войны, проявили горячее стремление защищать любимую Родину, отдать все свои силы, а если понадобится, то и жизнь для разгрома врага, для победы.

Об этом говорили на состоявшихся в первый день войны митингах и собраниях, прошедших на городской площади имени Ленина, предприятиях, в учреждениях и учебных заведениях [3; 4; 5].

Выступая на митинге горняков шахты имени Октябрьской революции, машинист врубовой установки Костровский заявил: «Фашистская дрянь напала на советскую землю. Мы не сомневаемся, что наша доблестная Красная армия сделает для неё могилой нашу территорию. Пусть знают наши доблестные воины, что шахтёры всегда поддерживали и теперь поддержат их своим упорным трудом. Мы будем не только выполнять, но и значительно перевыполнять план добычи угля» [6, с. 1].

Высокий патриотический дух шахтинцев выразило состоявшееся 23 июня в драмтеатре собрание городского партийного актива, на котором присутствовало около 700 человек [6, с. 2].

В течение нескольких дней ушли на фронт более двух тысяч человек. По их примеру сотни и тысячи шахтинцев, мужчины и женщины, разного возраста и профессий, после объявления мобилизации направились в Шахтинский горвоенкомат с просьбой отправить их на фронт добровольцами [7].

«Прошу принять меня добровольцем в РККА. Я сам шофёр и танкист», – Серафим Шатин. «Прошу принять меня добровольцем в ряды РККА в качестве дружинницы-санитарки», – И. Суровцева, городская центральная библиотека. «Прошу зачислить меня добровольцем в ряды РККА, так как я желаю до последней капли крови бороться с обнаглевшим врагом за торжество коммунизма», – член ВЛКСМ В. Медведев [8].

25 июня шахтинцы собрались на митинг, посвящённый отправке на фронт добровольцев и мобилизованных. Это был особый митинг единства фронта и тыла, единства воли советских людей. Уходя на фронт, обращаясь к своим землякам, горняки говорили: «Крепите тыл! Больше угля для наших фабрик и заводов. Помните, что от этого зависят наши успехи на фронте» [9].

И наказ этот был услышан: в лавах и забоях шахт отмечался подъём трудового энтузиазма. Чётко и самоотверженно работал каждый на своём местею

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бригадир зарубщиков шахты «Нежданная» комбината Ростовуголь Володченко Ф. И. Июль 1943 г.(ЦХАД в г. Шахты. Ф. Р-1045. Оп.8. Д. 128)

Цифры сверхплановых тонн угля стали расти с небывалой быстротой. Горняки успешно совмещали профессии, внедряли в производство скоростные методы выемки угля. Теперь они стремились к тому, чтобы с меньшим числом рабочих давать больше показателей угледобычи.

Машинист врубовой установки шахты имени Артёма Т. Любичев один работал за троих. Врубмашинист Зиновьев, совмещая работу слесаря, сам ремонтировал свою врубовку и на 200–250% выполнял норму.

Машинисты электровозов на шахте имени «10 лет за индустриализацию» значительно уплотнили свой рабочий день, что позволило им вдвое увеличить норму угледобычи. Высокую производительность труда показали и горняки шахты имени Октябрьской революции, уже в первые дни войны, выполнявшие нормы выработки в пределах 170–270%  [10].

В тяжёлых условиях начала войны трудящиеся города мужественно переносили горечь вынужденного отступления советских войск.

Старейшие горняки шахты имени Октябрьской революции обратились ко всем пенсионерам города с призывом помочь шахтам: «Мы зовём вас помочь Красной Армии, зовём вас на шахты, которым в эти дни нужны ваши умелые руки, ваш многолетний шахтёрский опыт». Призыв был подхвачен. Заменяя сражавшихся на фронте, встали на боевую вахту тысячи старых шахтёров. «Прошу принять меня на работу. Желаю своим посильным трудом помогать героической Красной армии громить озверелые банды гитлеровцев…» – писали они в своих заявлениях [11].

На шахту имени Красина пришли 60-летний крепильщик Антропов, 68-летний путевой мастер Федоренко; на шахту «20 лет РККА» вернулись старейшие шахтёры Сотников, Уланов и другие, а страна требовала всё больше и больше угля. Шахтёры совмещали профессии, заменяя ушедших на фронт, внедряли скоростные методы выемки угля. «В труде, как в бою!» – с такой мыслью спускались они в шахты и доводили выработку до 170–270%. Горняки шахты имени Октябрьской революции писали в местную газету: «Мы, горняки шахты, носящей великое и гордое имя Октябрьской революции, все свои силы, всю энергию обратим на дело дальнейшего повышения производительности труда, установление железной дисциплины. Дадим Отечеству столько угля, сколько его потребуется» [12].

И слово своё держали крепко. Машинист врубовой установки четвёртого участка этой шахты Милютин  при норме 51,6 метра подрубал до 123 метров, машинист врубовой установки Костровский при той же норме достигал подрубки в 126 метров. Выгрузчик лавы Копенко при норме 10,2 тонны давал 18 тонн [13; 14].

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Навалоотбойщица шахты «Комсомольская правда» комбината Ростовуголь Мария Фёдоровна Логвинова. 5 июля 1943 г.(ЦХАД в г. Шахты. Ф. Р-1045. Оп. 8. Д. 316)

Достойными своих фронтовиков-мужей, братьев и детей были и женщины города. «Мы, домохозяйки, – говорила Беликова на митинге трудящихся шахты «Ново-Азовская», – в ответ на наглое нападение фашистов, выйдем на работу, чтобы помочь шахтам перевыполнить план добычи угля». «Женщины! Пополним ряды шахтёров, самоотверженным трудом окажем помощь нашим отцам, мужьям и братьям с оружием в руках защищающим Родину!» (из выступления жён горняков шахты имени 20 лет РККА [15; 16; 17; 18, 19].

Эти призывы нашли горячую поддержку. На следующий день сорок восемь домохозяек пришли на работу в шахту.

На многих угольных предприятиях города в середине июля 1941 года для женщин были организованы курсы по изучению горняцких профессий: электрослесарей, машинистов лебедок, откатчиков. На шахте имени Октябрьской революции в эти дни работали сорок три женщины, на шахте имени газеты «Комсомольская правда» – пятьдесят. Женщины работали уборщиками породы, крепильщиками, мастерами по перестилке путей. Недодаева и Ряжанцева, плитовые шахты имени газеты «Комсомольская правда», в короткий срок овладели специальностью мастера по перестилке электровозных путей и ежесменно перевыполняли задание в 1,5 раза.

Женская бригада бутчиков шахты имени Красина в составе К. Д. Шилкиной, М. Н. Чумаковой, Н. М. Ткачёвой, Ф. Д. Фроловой и Е. Н. Костенко каждый день выполняли нормы на 120–130%. Таких примеров было немало [20; 21; 22].

В начале июля 1941 года сотрудницы городской детской библиотеки обратились к шахтинцам через газету «Красный шахтёр» с призывом заменить на трудовом посту товарищей, ушедших на фронт из колхозов и совхозов Октябрьского (сельского) района. «Хлеб – тоже оружие Родины, как винтовки и снаряды», – писали патриотки. Всё лето они убирали хлеб на полях. Вместе с ними дружно трудились на уборке урожая школьники, учащиеся горного техникума и фельдшерско-акушерской школы. Более пятисот юношей и девушек отправились в сёла и станицы Ростовской области, чтобы помочь колхозникам. Всего в эти дни на колхозных и совхозных полях работало 16 тысяч шахтинцев [23; 24; 25].

Школьники создавали тимуровские команды, собирали металлолом. Пионеры школы № 2 уже 2 июля сдали государству восемь тонн металлического лома [26; 27].

Нависшая над страной смертельная опасность высоко подняла политическую активность трудящихся города. Люди были готовы работать днём и ночью, лишь бы больше дать стране угля, помочь фронту.

О мужественном подвиге поездного вагонного мастера Каменоломненского резерва Петра Евтухова рассказывалось в сообщении Советского информбюро от 21 июля 1941 года. Евтухов сопровождал срочный военный груз. На ходу поезда он заметил, что начали нагреваться буксы. Для устранения нагрева требовалась остановка поезда, что нарушило бы график движения на всём участке. Мастер Евтухов не допустил этого. Ремнём и проволокой он привязал себя к борту платформы и с риском для жизни устранил сильное нагревание буксы. И затем всё в том же положении на всём пути до места назначения следил за неисправной буксой, делал усиленную смазку [28; 29].

И примеры такого героизма не были единичными. Они становились обыденным явлением, нормой жизни шахтинцев.

В сентябре 1941 года состоялся общегородской антифашистский митинг. Собравшиеся на митинг женщины обратились «ко всем женщинам … шахтёрского города с призывом ещё упорнее укреплять оборону Родины, смелее овладевать мужскими профессиями, заменять на производстве мужчин, ушедших в действующую армию, воспитывать … детей в духе непримиримой ненависти к фашизму, любви к своей Родине, помогать всем, чем можно, нашей Советской армии, пополнять ряды сандружинниц, изучать правила противовоздушной и противохимической обороны, готовить и собирать тёплую одежду, бельё и обувь для отважных защитников Родины» [30].

Близость фронта налагала на население особые обязанности и заботы. Ещё в первые месяцы войны горсовет совместно с райсоветами решили вопрос о местной противовоздушной обороне. Были разработаны мероприятия по превращению каждой шахты, каждого дома и города в целом в неприступную крепость.

Началась эвакуация вглубь страны крупных промышленных предприятий Ростовской области. В первых числах октября 1941 года враг оказался на Миусе, под Ростовом.

Городской партийный комитет возглавил в городе создание истребительных батальонов по борьбе с парашютистами и диверсантами, отряды народного ополчения. Сотни людей добровольно вступили в ряды ополченцев.

В партком шахты «Пролетарская диктатура» пришла 59-летняя Варвара Фёдоровна Мисник, мать шести бойцов Красной армии. Эта мужественная женщина заявила, что возраст ей не помешает драться с фашистами, и попросила зачислить её в отряд народного ополчения. Просьба Варвары Фёдоровны была удовлетворена. В этот день в партком шахты поступило 300 заявлений горняков с просьбой направить их на фронт [31; 32].

Такая же картина наблюдалась и на других предприятиях и шахтах. Навалоотбойщик шахты имени «20 лет РККА» Бубнов писал в своем заявлении: «Мы не допустим, чтобы кровавые лапы фашистских стервятников топтали советскую землю. Считаю своим долгом вступить в ряды народного ополчения, клянусь, что буду стойко защищать нашу славную Родину» [33].

Народные ополченцы в свободное от работы время проходили военное обучение: учились владеть винтовкой, пулемётом, бросать гранаты, вести борьбу с танками, осваивали основы тактики современного боя. На курсах, созданных городским комитетом Осоавиахима, готовили шофёров, мотоциклистов, телефонистов, радистов, медсестёр, сандружинниц [34; 35].

В декабре 1941-го городской комитет партии и комитет обороны города приняли постановление о сооружении оборонительных укреплений вокруг города. Жители срочно приступили к созданию препятствий, затрудняющих продвижение врага и облегчающих задачу максимального уничтожения живой силы и боевой техники противника. Учитывая, что враг имел преимущество в танках, прежде всего строились противотанковые рвы и огневые точки. В городе было возведено более 60 баррикад.

На строительство противотанковых рвов, дзотов, баррикад выходили все, кто мог держать в руках лопату, носить тяжести.

Подлинное восхищение заслужили женщины города, которые составляли 95% всей трудовой силы, занятой на строительстве оборонных укреплений.

К весне 1942 года закончили полную маскировку огневых точек, рытьё эскарпов и контрэскарпов, строительство дзотов. К местам назначения были доставлены переносные препятствия и колья для их крепления.

Шахтинцы всё отдавали фронту: передали из своих трудовых сбережений на постройку боевой техники 2,5 миллиона рублей и облигаций государственных займов на сумму 2,3 миллиона рублей, несколько килограммов драгоценных изделий из золота, серебра и платины. На постройку танковой колонны «Ростовский шахтёр» было собрано 1,2 миллиона рублей. Молодёжь города внесла 50 тысяч рублей на постройку эскадрильи. Активно проходил сбор тёплых вещей для бойцов Красной армии [36].

Глубокой осенью и зимой 1941 года Красная армия, опираясь на прочную поддержку тыла, остановила и разбила врага под Москвой, под Ростовом и Тихвином. Коммунисты Ростовской области и города Шахты, воодушевлённые первыми победами, писали в июне 1942 года в ЦК ВКП (б): «Мы ясно отдаём себе отчёт в том, что враг ещё не разбит, что кровавые руки фашистских варваров тянутся к богатствам нашей великой страны, к донецкому углю. Но Донбасс жив и будет жить!» [9; 37].

В начале 1942 года на собрании хозяйственного актива комбината Ростовуголь было единодушно принято решение в честь годовщины Красной армии добыть 23 февраля сверх плана эшелон угля и отправить его в подарок трудящимся Москвы. Слово своё шахтинцы сдержали. В день 24-й годовщины Красной армии на-гора дополнительно к заданию было выдано две тысячи тонн антрацита. В этот день на трудовой вахте особенно отличился коллектив шахты имени газеты «Комсомольская правда», в четыре раза перевыполнивший суточный план добычи топлива [38].

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Стахановцы-крепильщики по коренному штреку шахты «Комсомольская правда» комбината Ростовуголь (слева направо): Мерцереев С. К., бригадир, Дуров И. В., Капитоненко Н. П. 5 июня 1943 г. (ЦХАД в г. Шахты. Ф. Р-1045. Оп.8. Д. 305)

Отправка сверхпланового эшелона прошла в торжественной обстановке. На вагонах были наклеены лозунги и листовки: «Горячий шахтёрский привет героическим рабочим Москвы!», «Жив Донбасс! Живы донские шахтеры! Уголь есть и будет!», «Здравствуй, Москва! Принимай, родная столица, шахтёрский подарок!» [39].

Весной 1942 года шахтёры комбината Кузбассуголь обратились ко всем горнякам страны с призывом начать соревнование под девизом: «Каждый день – сверхплановый уголь». Коллективы предприятий треста Шахтантрацит откликнулись на этот призыв. Между шахтами, бригадами, участками были заключены договора. Решено было организовать стахановские пятидневки. Люди уходили домой только для того, чтобы немного отдохнуть, поспать. Навалоотбойщик шахты «Комсомольская правда» Минаков вырабатывал по три нормы в смену, а слесарь железнодорожной станции Король выполнил сменную норму на 682 процента.

Энтузиазм проявляли и энергетики города. Так, например, Пузанов и Хорунжий так организовали работу котельного и электроцехов, что перебоев в работе не было [40; 41]. Однажды на шахте имени газеты «Комсомольская правда» решили провести ремонтные работы. Для этого необходимо было приостановить на время добычу угля. Министерство угольной промышленности разрешило прекратить добычные работы только на сутки, но рабочие отремонтировали оборудование в течение восьми часов, не прекращая угледобычи [42].

«Наша страна … организовалась в единый боевой лагерь, чтобы вместе с нашей армией и нашим флотом осуществить разгром немецких захватчиков», – говорил в своём выступлении И. В. Сталин. Воодушевлённые сталинским словом, шахтинцы решили: «Больше угля – значит больше снарядов выпустим мы по фашистским гадам». Горячо приветствовали жители закон о трудовой мобилизации городского населения, «который воодушевляет и призывает к организованному труду, к ещё большему натиску на немецких захватчиков, вторгнувшихся в пределы нашей земли» [43].

Своей самоотверженностью на трудовом фронте горняки помогали воинам-землякам. Фронтовики поддерживали постоянную переписку с коллективами родных шахт и радовались их успехам. Трудовое и ратное единство шахтинцев крепло под вдохновляющим девизом: «Пусть крепнет боевое содружество фронта и тыла, оно – основа нашей силы». В письме, направленном на имя начальника комбината Ростовуголь, шахтинцы лейтенанты П. Коляда, В. Сологубов и В. Шилякин, бойцы С. Глущак, И. Никулин и другие писали: «Сегодня у нас большая радость: получили письмо от шахтёров. Выбрав несколько свободных минут, под свист пуль и разрывы снарядов читали ваше письмо... Мы узнали радостные вести о работе шахт и ещё стремительнее и мужественнее будем бить поганых фрицев. Надеемся, дорогие товарищи, что вы будете ещё выше поднимать производительность труда и тем самым ещё больше поможете фронту» [44].

4 июня 1942 года в городе состоялось вручение наград лучшим шахтёрам за перевыполнение планов добычи угля и норм выработки. В числе награждённых были навалоотбойщики Г. Н. Земилов, Н. А. Андропов, машинист врубовой установки Г. С. Злобин, заведующий шахтой имени «Комсомольская правда» Б. Ф. Братченко – впоследствии министр угольной промышленности [45].

Отметив замечательную работу лучших шахтёров треста Шахтантрацит, награждённых за стахановскую работу в дни войны, заместитель Наркома угольной промышленности СССР Поченков заявил: «Очень возможно, что многие угольщики Донбасса, показавшие образцы самоотверженного труда в этом соревновании, будут нетолько награждены наркомовскими премиями, но и представлены к высшим правительственным наградам» [46].

В период с октября 1941 года по февраль 1943 года комбинат Ростовуголь не работал на территории города Шахты в связи с эвакуацией части сотрудников в Черногорск Красноярского края (Хакассия) и Ташкент.

Захватив город, оккупанты рассчитывали быстро восстановить угольную промышленность. Они насильно сгоняли на работу оставшихся в городах и посёлках шахтёров, угрожая им смертью. Но их расчёты провалились: шахтёры делали всё, чтобы сорвать планы фашистов.

За семь месяцев оккупации удалось пустить в эксплуатацию только несколько мелких шахт, которые давали всего лишь около 200 тонн ежесуточной добычи угля. Но даже из того мизерного количества оккупантам доставалось не всё. Добытый уголь горел, поезда с ним шли под откос.

Страшную картину представляли город и посёлки после освобождения. Были приведены в негодность подъёмные сооружения на шахтах, разрушены железнодорожные станции и путевое хозяйство. Сумма разрушений и повреждений шахт комбината Ростовуголь только по городу Шахты составила 97337,3 млн. руб. Сумма разрушений предприятий других отраслей промышленности – 68655,1 млн. руб. [47, л. 21, 22, 230].

Из общей протяжённости в 350 километров горных выработок было завалено и затоплено 220. Шахтные подъездные пути были полностью разрушены на протяжении 200 километров. Но фронту и стране нужен был уголь, много угля. И горняки шахты «Красненькая» с приходом Красной армии первыми взялись за восстановление разрушенной шахты. Не зная устали, работали люди днём и ночью, в лютые морозы и сильную метель. Это было огромное напряжение, вобравшее в себя тепло весны и волнение творчества. Вчерашние рекорды перекрывались сегодня. Шахта была восстановлена досрочно. Уголь пошел на-гора. Это было торжество победы [48]. Капиталовложения в восстановление угольной промышленности города Шахты составили 103056,7 млн. руб. [47, л. 229].

Среди первых включились в социалистическое соревнование за быстрейшее восстановление своего предприятия горняки шахты имени Октябрьской революции. Активное участие в них приняли и  женщины-домохозяйки.

На действующих шахтах комбината Ростовуголь по плану должно было работать 35 тысяч человек. Фактически же трудилось около 18 тысяч. Но добыча росла с каждым днем [47, л. 143].

В феврале 1943 года возобновил свою деятельность комбинат Ростовуголь. Первый эшелон угля дала восстановленная шахта имени Петровского треста Шахтантрацит. Горняки комбината Ростовуголь отправили в подарок трудящимся Москвы сорок три вагона угля, добытого сверх плана.

20 мая 1943 года комбинату Ростовуголь присуждено переходящее Красное Знамя Государственного комитета обороны со словами: «Пусть кипит созидательная работа на возрождённых угольных шахтах!» [49].

Приказом Народного комиссариата угольной промышленности от 17 декабря 1943 года наиболее отличившиеся на восстановлении шахт трудящиеся, достигшие высоких показателей в работе, были награждены значком «Отличник соцсоревнования Наркомугля СССР».

К концу 1945 года комбинат Ростовуголь превысил довоенную суточную добычу угля на 4,6%.

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ

1. Работа трестов «Шахтантрацит» и «Несветайантрацит» на 5 июня 1941 г. // Красный шахтёр.1941. 7 июня. С. 1.

2. Передовики соревнования //Красный шахтёр.1941. 13 июня. С. 1.

3. Третьяков Н. Митинг трудящихся г. Шахты // Красный шахтёр.1941. 24 июня. С. 1.

4. Третьяков Н. Все, какодин, встанемназащитуРодины // Красныйшахтёр. 1941. 24 июня. С. 1.

5. Третьяков Н. Готовысражаться и победить врага // Красный шахтёр. 1941. 24 июня. С. 1.

6. Собрание городского партийного актива // Красный шахтёр. 1941. 25 июня. С. 1–2.

7. Евгеньев Б. Шахтёры идут на фронт // Красный шахтёр. 1941. 26 июня. С. 2.

8. За Родину, за Сталина!// Красный шахтёр. 1941. 24 июня. С. 2.

9. Левада А. Зародной Донбасс! // Красный шахтёр.1942. 30 янв. С. 3.

10. Решетняк Н. Славная победа артёмовцев // Красный шахтёр.1941. 29 июня. С. 1.

11. Шевченко Т. 70 старейших горняков возвратились н ашахту // Красный шахтёр. 1942. 20 февр. С. 3.

12. Петров А. В шахту, в забой! // Красный шахтёр.1942. 20 февр. С. 3.

13. Героический труд // Красный шахтёр. 1941. 26 июня. С. 3.

14. Волков К. Слово шахтёра – крепкое слово // Красный шахтёр. 1942. 18 марта. С. 3.

15. Борисов И .Патриотизм шахтёров // Красный шахтёр.1941. 8 июля. С. 3.

16. Заменим мужчин, ушедших на фронт! // Красный шахтёр.1942. 23 мая. С. 3.

17. Лошак М. Женщины – на шахты! // Красный шахтёр.1942. 20 февр. С. 1.

18. Половых И. Женщины! Пополним ряды шахтёров! // Красный шахтёр.1942. 18 февраля. С. 3.

19. Женщины! Изучайте производство! : плакат/ Худож. О. Эйгес. [Репродукция с плаката изд-ва «Искусство»] // Красный шахтёр.1941. 26 июля. С. 3.

20. Заменим мужчин, ушедших на фронт! // Красный шахтёр.1941. 27 июля. С. 3.

21. Патриотки идут на производство // Красный шахтёр.1941. 25 июня. С. 3.

22. Решетняк Н.Женщины! Идите работать на шахту! // Красный шахтёр. 1941. 25 июня. С. 3.

23. Женщины! На производство! // Красный шахтёр. 1941. 1 июля. С. 3.

24. Женщины! На производство! // Красный шахтёр. 1941. 3 июля. С. 3.

25. Поможем совхозам убрать обильный урожай // Красный шахтёр. 1941. 6 июля. С. 2.

26. Левицкий А. Наш вклад в фонд обороны // Красный шахтёр.1941. 11 сент. С. 4.

27. Данилова Л. Заменим товарищей, ушедших на фронт!// Красный шахтёр.1941. 6 июля. С. 2.

28. Зорин Н. Большевистские дела железнодорожников // Красный шахтёр.1941. 23 июля. С. 3.

29. Зорин Н. Передовые железнодорожники занесены в Книгу почёта // Красный шахтёр.1941. 7 авг. С. 3.

30. У нас нет большего врага, чем Гитлер // Красный шахтёр. 1941. 14 сент. С. 2.

31. Все – в ряды народного ополчения! Письмо-обращение // Красный шахтёр. 1941. 12 сент. С. 3.

32. Народное ополчение – великая и грозная сила // Красный шахтёр. 1941. 16 июля. С. 1.

33. Народные мстители // Красный шахтёр. 1941. 7 сент. С. 1.

34. Буримов Ф. Тысячи шахтёров идут в ряды народного ополчения // Красный шахтёр.1941. 16 июля. С. 3.

35. Белов А. В фонд обороны // Красный шахтёр.1942. 7 февр. С. 3.

36. Лошак М. На танковую колонну имени комсомола // Красный шахтёр. 1942.18 февр. С. 2.

37. Лучшие люди наших шахт // Красный шахтёр. 1942.6 июля. С. 1.

38. Ченковский А. Дадим в подарок родной Москве эшелон угля сверх плана! // Красный шахтёр. 1942. 20 февр. С. 3.

39. Обязательства инициаторов соревнования // Красный шахтёр. 1942. 23 мая. С. 3.

40. Веселов Г. Ширятся ряды стахановцев угля // Красный шахтёр.1942. 12 февр. С. 3.

41. В ответ на призыв шахтёров Кузбасса // Красный шахтёр.1942. 3 июля. С. 1.

42. Черников М. На 8 дней раньше срока // Красный шахтёр.1942.. 3 апр. С. 3.

43. Сталин И. В. «Наша страна…» // Красный шахтёр.1942. 1 февр. С. 1.

44. Крамских  В. Шахтёры отвечают фронтовикам // Красный шахтёр.1942. 12 мая. С. 3.

45. Наркомовские награды – передовым шахтёрам // Красный шахтёр.1942. 6 июня. С. 3.

46. Обязательства награждённых // Красный шахтёр.1942. 7 июня. С. 3.

47. ЦХАД. Ф. Р-1044.Оп. 1. Д. 69.

48. Яровой В. Дадим больше угля – приблизим победу над врагом! // Красный шахтёр.1941. 26 июля. С. 2.

49. Комбинату Ростовуголь присуждено переходящее Красное Знамя // Красный шахтёр.1943. 20 мая. С. 1.

Источник: Мартыненко В. Ю. Уголь фронту // Донской временник / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2020. Вып. 29-й. С. 147–153




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2021 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"