Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Федотова Т. А. Февраль свободы // Донской временник. Год 2018-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2017. Вып. 26. С. 100-104. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m7/0/art.aspx?art_id=1583

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2018-й

Дон в Великой Отечественной войне

Т. А. ФЕДОТОВА

 

ФЕВРАЛЬ СВОБОДЫ

К 75-летию освобождения Азова и Азовского района от немецко-фашистских захватчиков

Освобождение юго-восточного Приазовья от немецко-фашистских захватчиков началось в первых числах февраля 1943 года. В то время на этой территории располагались три района: Азовский, Александровский и Самарский. Позже, в начале 1960‑х годов они будут объединены в один, Азовский, район.

Город Азов как центр Азовского района советские войска освободят 7 февраля. Но вести о приближении Красной Армии достигли Приазовья уже январе 1943 года. Азовский подпольный райком ВКП (б) и руководство азовского партизанского отряда сначала разослали старостам сёл района листовки с требованием не допускать разграбления оккупантами имущества колхозов, а в первых числах февраля восстановили советскую власть в прибрежных сёлах от Порт-Катона до Круглого.

Между тем войска Юго-Западного и Южного фронтов развивали общее наступление на Ростов. Северная часть войск Закавказского фронта, в частности конно-механизированная группа в составе 4‑го Кубанского и 5‑го Донского гвардейских кавалерийских корпусов, должна была продвигаться на Ставрополь и Тихорецк. Предполагалось, что её действия усилят поддержку левого фланга 28‑й армии. Многонациональная 44‑я армия под командованием генерал-майора Василия Афанасьевича Хоменко, начав наступление с рубежа между устьем Терека и станцией Червлёной, продвигалась в этом же направлении. Она получила приказ выйти к Таганрогскому заливу восточнее Ейска и форсировать его. Но уже 24 января 1943 года ставка Верховного Главнокомандования преобразовала Северную группу войск в самостоятельный Северо-Кавказский фронт и включила конников Дона и Кубани, а также силы 44‑й армии в его состав, изменив направление основного удара. Теперь вместе с кавалеристами 44‑я армия должна была обеспечить наступавшим на Ростов советским войскам поддержку на левом фланге и выйти к Азову. Так на её оперативных картах появился наш город [1].

В ходе непрерывных боёв войска 44‑й армии подошли к Приазовью обескровленными. За плечами значительно поредевших полков и дивизий остались почти 700 километров зимнего пути по пересечённой местности при недостатке боеприпасов, продовольствия и фуража. Зимнего обмундирования тоже не хватало. Командование фронтом понимало, что сломить сопротивление противника на обширном участке фронта можно только при достаточном обеспечении соединений материальными и людскими ресурсами. Но 44‑я армия таким резервом не располагала, поэтому фронт её наступления постепенно сокращался.

По данным армейской разведки противник в Приазовье не имел сплошной линии обороны, но в отдельных населённых пунктах он создал стационарные узлы обороны, поддерживаемые мобильными группами.

Первыми на территорию тогда ещё Александровского района в начале февраля вступили подразделения 151‑й стрелковой дивизии (командир – полковник Андроник Саркисович Саркисян). 4 февраля1943 года, после освобождения районного центра Александровка, дивизия стала продвигаться в направлении Азова. На правом фланге должна была наступать 320‑я дивизия (командир – полковник Алексей Николаевич Зажигалов). Передвижению войск и техники мешали глубокий снежный покров и 20 градусные морозы. Бойцы страдали от обморожений. Но откладывать наступление на Азов было нельзя, да и солдаты рвались в бой.

Многие участники событий запомнили Азов небольшим заснеженным городом, похожим на село, без крупных предприятий. Казалось бы, врагу незачем его удерживать. Отчего же тогда противник так яростно сопротивлялся, а советским войскам так сложно было взять Азов? Начальник штаба 44‑й армии Пётр Лукич Печерица вспоминал, как штабной офицер из 151‑й стрелковой дивизии Алексей Фёдорович Гришаев перед наступлением на Азов объяснял командирам подразделений цель взятия города: «Не так уж велик этот город, но своим географическим положением, находясь в устье крупной реки Дон, он может создать очень неприятную обстановку…, и тогда, если не занять этого города, наше форсирование реки Дон где-нибудь восточнее Азова всегда будет находиться под угрозой. Этого допустить нельзя» [2].

Из штаба армии в дивизию поступил приказ: с учетом сложившейся обстановки – необходимостью быстрого освобождения от противника всего левобережья Дона и выхода на пути его отхода из Ростова на Таганрог – 151‑й и 320‑й стрелковым дивизиям нанести удар по Азову, обеспечив его освобождение. Это поможет предотвратить дальнейшее создание противником предмостного укрепления (системы прикрытий переправы и отвода войск).  

Азов. Центр города 7 февраля 1943 г. Художник А. В. Богданов (из собрания АМЗ).

Опасаясь после Сталинграда нового «котла», враг начал отводить часть своих войск из Ростова на Таганрог, к Миусскому рубежу обороны. На правом берегу Мёртвого Донца и в дельте Дона, помимо личного состава артиллерийских частей, враг сосредоточил отдельные силы 111‑й дивизии, 173‑й и 12‑й штрафные батальоны, 685‑й батальон полевой жандармерии. У противника имелись также сильные подвижные группы с огневыми средствами. Другая группа войск под командованием генерал-фельдмаршала Э. Манштейна продолжала в отчаянной борьбе удерживать Ростов-на-Дону.

На дальних подступах к Азову, в сёлах Самарском, Кугее, Пешково и Кагальник, противник устроил заградительные огневые позиции. Наступавший в авангарде 581‑й полк (командир подполковник Саен Маркарович Мартиросян) 151‑й дивизии продвигался к селу Пешково в нескольких километрах от Азова. Только к вечеру 5 февраля полк Мартиросяна, заняв Пешково, передал позиции подошедшей к селу Головатовка резервной 416‑й дивизии и 133‑му гвардейскому миномётному полку Резерва Главного командования (РГК). Для блокировки шоссейной и железной дорог Батайск–Азов командование 151‑й дивизии приняло предложение командира 581‑го полка о выдвижении его подразделений в район Кулешовки. Ночной переход завершился к утру 6 февраля. Окопавшись в глубоком снегу, бойцы в ожидании артиллерии собирали сведения о силах противника в Красногоровке и на восточной окраине Азова. Между тем к селу Кугей подошел 683‑й полк (командир – подполковник Г. Л. Чиквадзе) 151‑й дивизии с батареей 45‑милиметровых пушек. В скоротечном бою за это село полк уничтожил роту противника, а командир артбатареи – лейтенант Курганов позже будет представлен к ордену Красного Звезды.

Командир 626‑го полка (подполковник Митрофан Афанасьевич Кузенков) после освобождения города Ейск также получил приказ о движении на Азов. Утром 6 февраля бойцы полка выбили противника из села Круглое, провели митинг среди местного населения и двинулись на Кагальник. Сюда же направлялся и 683‑й полк.

Сведения о том, что в прибрежных сёлах Азовского района противника нет, оказались неверными: враг достаточно хорошо укрепился на подступах и в самом селе Кагальник. Совместными усилиями двух полков удалось выбить противника с занятых позиций и сбросить его в залив. А там отступающего врага ждали подготовленные партизанами полыньи.

Подразделения 320‑й стрелковой дивизии запаздывали. Только в ночь с 5 на 6 февраля они смогли выступить на Азов со стороны Самарского. Выяснилось, что продвижение дивизии задержали яростные атаки противника в районе Зелёной Рощи и Красной Поляны на Кубани, а затем тяжёлый бой у села Самарское. Дивизия несла большие потери.

Правый фланг авангардных 151‑й и 320‑й дивизий во время наступления на Азов должны были поддерживать 347‑я и 271‑я дивизии 44‑й армии, а также части конно-механизированной группы. Однако конники 5‑го Донского кавалерийского корпуса и подразделения 347‑й стрелковой дивизии в районе Ново-Батайска встретили ожесточённое сопротивление противника, бросившего на советских бойцов танки и артиллерию. Таким образом, к утру 6 февраля только три батальона и миномётная батарея 581‑го полка успели занять исходную позицию для наступления на Азов с восточной стороны.

Исходя из обстановки командование 44‑й армии датой взятия Азова назначило 7 февраля. Между тем по данным разведки фашисты срочно перебросили в восточную часть Азова, к кирпичному заводу, подвижную группу и часть огневых средств. Командир 581‑го полка, получив сообщение о прибытии на позицию 133‑го гвардейского миномётного полка, приказал своим подразделениям перегруппироваться и начать наступление на город. На часах было 22.00.

В это же время, получив сообщение о выдвижении на Азов 481‑го полка 320‑й дивизии, комдив 151‑й дивизии Андроник Саркисян отдал приказ о выступлении в этом же направлении. Со стороны Кагальника к Азову подошёл и вступил в бой 683‑й полк. Звуки боя доносились и со стороны рыбокомбината, где противника теснил 626‑й полк, и от железнодорожного вокзала: подразделения 320‑й дивизии предпринимали попытки уничтожения вражеских огневых позиций. Но продвижение шло медленно. Стремительное наступление сорвали шквальный огонь противника, нехватка снарядов и глубокий снег, покрытый коркой льда. Только ранним утром 7 февраля 481‑й полк (командир – майор Семён Кононович Кузнецов) смог занять железнодорожный вокзал и выйти к южной окраине Азова.

Не однажды приходилось слышать рассуждения о том, что при освобождении Азова и боёв то не было. Приказы командиров частей о награждении участников освобождения Азова и Приазовья, хранящиеся в Центральном архиве МО РФ, опровергают эти высказывания. Напротив, даже скупые сведения, содержащиеся в наградных документах, позволяют не только узнать о подвигах конкретных участников освобождения Азова, но и воссоздать исторические события в первой половине февраля 1943 года. Вот несколько примеров.

Ещё на подступах к Азову, в селе Павловка, командир взвода 191‑го отдельного сапёрного батальона, лейтенант Лазарь Давидович Спивак «ворвался в дом, обезоружил трёх белоказаков и доставил их с оружием и лошадьми в штаб 320‑й дивизии». Отважного командира наградили орденом Красной Звезды [3, л. 4].

Проявил отвагу и командир отделения этого же батальона, сержант Баласан Амбарцумович Гавалян. Утром 7 февраля он с группой разграждения продвигался в сторону противника, был ранен, но поля боя не оставил.

В тот же день 23-х летний командир минометной роты 481‑го полка Дмитрий Тарасович Захарчук, выбрав удобную для своих орудий позицию, уничтожил две огневые точки, два ручных пулемёта и подавил огонь двух станковых пулемётов врага. В конце февраля на гимнастёрке комроты тоже появился орден Красной Звезды [3, л. 7].

Из представлений к наградам командиров полков и дивизий видно, что многие бойцы награждены за подвиги при освобождении Азова. Так, медалями «За отвагу» награждены командир пулемётной роты лейтенант И. И. Стукалёв, уничтоживший 12 вражеских солдат и подавивший огонь двух ручных пулемётов; стрелок-разведчик 1-й роты стрелкового батальона 481‑го полка Дмитрий Лукьянович Бабушкин; командир взвода сержант П. И. Коротков и рядовой стрелок 3‑й стрелковой роты полка Василий Дмитриевич Новиков.

К медалям «За боевые заслуги» командование 481‑го полка представило стрелка 8‑й роты Григория Ильича Ткаченко и старшину роты сержанта Павла Афанасьевича Бунченко [4, л. 1–5].

Отличились в боях за Азов и другие бойцы и командиры. Так, рядовой роты связи 476‑го полка 320‑й дивизии Н. П. Ефимов при 25‑ти градусном морозе под ураганным огнём противника сумел устранить шесть порывов кабеля и наладить связь стрелковых батальонов со штабом полка. Среди награждённых за бои под Азовом часто встречаются фамилии солдат 76‑го отдельного полка связи. Мужество и бесстрашие проявили многие телефонисты и телеграфисты-морзисты в период с 8 по 12 февраля во время бомбёжки Азова вражеской авиацией. Среди них уроженец Краснодарского края Иван Иванович Трякин, комсомолки Екатерина Константиновна Матвеева и Екатерина Акимовна Наприенко из Махачкалы, Ольга Петровна Алексашина и другие [5].

В течение всего дня 7 февраля писарь артснабжения 347‑й стрелковой дивизии, красноармеец Г. И. Проценко, безошибочно определяя расположение частей дивизии, под бомбёжками и обстрелом оперативно доставлял боеприпасы к боевым позициям. За этот подвиг его наградят медалью «За отвагу» [6].

Лейтенант В. Ф. Юрченко, командир роты 476‑го полка 320‑й дивизии, 7 и 8 февраля под градом пуль и снарядов восстанавливал связь с боевыми позициями полков. За проявленный героизм комроты награждён медалью «За боевые заслуги».

Пока на юге и юго-западе Азова шли бои за вокзал и рыбокомбинат, к восточной стороне Азова продвигался 581‑й полк. При освобождении села Красногоровка (сегодня входит в состав Азова) отличился боец взвода химической защиты, ростовчанин Яков Иванович Актонин. Он был представлен к медали «За боевые заслуги» [4, л. 1]. Яков Иванович уничтожил пулемётный расчёт противника, преграждавший путь советским бойцам. На подступах к Азову он первым атаковал и выбил врага с железнодорожного объекта на 8-м километре. Только после этого 581‑й полк смог взять под контроль грунтовую и железную дороги Батайск-Азов и войти в город.

В 8 часов утра 7 февраля командир 581‑го полка доложил комдиву Саркисяну о выполнении поставленной боевой задачи и предложил перенести командный пункт дивизии на улицу Комсомольскую в дом № 22. К 11 часам дня враг был оттеснён в район старой крепости. Но и оттуда вскоре был выбит.

К полудню в освобождённом Азове состоялся митинг. В город прибыли командарм генерал-майор В. А. Хоменко и член Военного Совета армии Н. С. Хрущёв. Поблагодарив командиров дивизий и полков за взятие Азова, командарм приказал продолжить наступление и выйти на правый берег Мёртвого Донца. Выполнение этого приказа гарантировало не только полное освобождение Азова и восточного Приазовья от оккупантов, но способствовало решению задачи по освобождению Ростова.

В 22 часа 7 февраля дивизии 44‑й армии начали переправу через Дон. Взойдя на валы Азовской крепости, нетрудно представить картину наступления наших бойцов. В устье реки Дон широкая дельта. Беря начало в 4–5 километрах ниже Ростова, она тянется на 35–40 километров до самого Таганрогского залива, а ширина дельты увеличивается до 20 километров. Подходы к ней топкие, пересечённые руслами речек, протоками и рукавами самого Дона. При этом здесь много населённых пунктов: станица Елизаветинская, хутора Обуховка, Дугино, Рогожкино, Петровский, Задонский, Лагутник и другие. Весной с крепостных валов на дельту открывается великолепный вид. Но в феврале 1943 года для наступающих советских войск эта местность стала сложным участком, который хорошо просматривался и простреливался противником, окопавшимся на правом берегу Мёртвого Донца. По заснеженной, но уже с проталинами дельте двигались боевые порядки. Они проваливались сквозь толщу тающего снега до коренного льда. Уцелевшие после покоса и отжига заросли камыша, редкий ивняк были ненадёжным укрытием. Немецкая авиация не раз воспользуется этой ситуацией.

Разведка донесла, что противник в спешном порядке покинул Задонье и сосредоточил силы у хутора Рогожкино. По воспоминаниям очевидцев, оперативным данным и сведениям в наградных документах к 7.00 8 февраля советские войска занимали следующие позиции: 581‑й полк сосредоточился у хутора Петровский, справа к нему примыкала 347‑я дивизия, а слева на Рогожкино наступал 626‑й полк. Этот населённый пункт немцы превратили в узел обороны.

Из-за оттепели снежный покров стал тяжёлым и боевая техника советских войск увязала в сугробах. Фашистские самолёты не упускали возможности сбросить свой смертоносный груз на наших бойцов. По этой причине 626‑й полк не смог вовремя подойти к Рогожкино. Ближе всех к хутору находился 581‑й полк. Он и начал наступление на село. Уже к 9 часам 1‑й батальон полка под командованием лейтенанта Ефимова занял боевое охранение противника. Но немецкие самолёты вновь начали бомбежку дельты Дона. Почти все подразделения 151‑й, 320‑й, 347‑й, 416‑й стрелковых дивизий понесли потери. У хутора Дугино 683‑й полк потерял убитыми 20 бойцов, был тяжело ранен командир 3‑го батальона, старший лейтенант Данилов. Погиб в этот день и батальонный комиссар 478‑го полка 320‑й дивизии саратовец Александр Федулов [7]. Много раненых и убитых было среди бойцов и командиров 12‑й гвардейской кавалерийской дивизии 5‑го Донского корпуса под станицей Елизаветинская. Бомбардировке подвергся и город Азов.

Наступление на хутор Рогожкино возобновилось после подхода 1‑го дивизиона 353‑го артиллерийского полка. Группа под командованием помощника командира разведки, старшего сержанта Никандра Захаровича Катугина в составе сержанта Александра Васильевича Родионова, разведчиков Александра Николаевича Долженко, Игната Евгеньевича Мартынюка, Кадыра Тагишевича Магарламова и Михаила Ивановича Спасенова смогла выявить вражеские огневые позиции. За эту операцию и разведку под Синявкой бойцы будут награждены медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги» [8].

Успеху во взятии Рогожкино способствовал подвиг наводчика орудия 2‑го дивизиона, красноармейца Николая Даниловича Жогло. Во время авиационного налёта прямой наводкой он уничтожил наблюдательный пункт противника в Рогожкино. В марте 1943 года герою вручат медаль «За отвагу» [4, л. 1].

В 17 часов 8 февраля штаб 581‑го полка, наконец, разместился в хуторе. Однако уже ночью того же дня полк получил приказ выступить на хутор Лагутник, а от него к восточному берегу Таганрогского залива и в районе Мержановки выйти в тыл противника.

Сосредоточив силы для наступления, советский полк попал под бомбардировку самолётами противника. В ходе бомбёжки потерь среди бойцов не было, но полк лишился почти всех лошадей в артиллерийских упряжках.

Воздушному налёту в тот день, 10 февраля, вновь подверглись хутора Лагутник, Рогожкино, город Азов. В период с 9 по 18 февраля отдельный учебный батальон 416‑й стрелковой дивизии потерял убитыми 35 человек. 14 февраля, подорвавшись на мине, погиб командир 271‑й стрелковой дивизии, полковник Михаил Михайлович Малыгин [9]. Многих из погибших похоронят на братском кладбище в Азове. Здесь же перезахоронят тела 7 партизан, погибших во время ночной перестрелки 7 февраля у прибрежного села Маргаритовка.

Сегодня известны фамилии 115 погибших при освобождении Азова и дельты Дона в феврале 1943 года. Их останки, а также погибших при обороне Азова в 1941‑1942 годах перезахоронили у мемориала «Павшим за Родину» в 1971 году.

13 февраля 1943 года 44‑я армия возобновила наступление по всем фронтам. Со стороны Лагутника на хутор Недвиговка двинулся танковый десант и пехота 320‑й дивизии. Их поддержали огнем миномётчики 133‑го гвардейского миномётного полка РГК и «катюши» 4‑го гвардейского миномётного полка.

Боевые действия позволили 271‑й дивизии и кавалеристам 4‑го и 5‑го корпусов отрезать пути отступления вражеских войск из Ростова на Матвеев Курган. Одновременно 151‑я дивизия, используя успех 320‑й и 347‑й дивизий, по льду, залитому водой, вступила в бой за Морской Чулек. Так завершились бои на территории Азовского района.

Командир 581‑го полка Саен Маркарович Мартиросян за боевые действия в районе Азова и дельты Дона в марте 1943 года будет награждён орденом Красного Знамени [10]. В июне 1943‑го выйдет Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении таким же орденом 581‑го полка [11]. Так был оценён вклад этого соединения в события января-февраля 1943 года.

Освобождением Азова и дельты Дона завершился этап освобождения всей левобережной части Дона. Двести дней господства противника на нашей земле закончились спешным отступлением, немалыми потерями в людях и технике. Среди наших освободителей были бойцы разных возрастов и национальностей из разных уголков страны СССР. Так случилось, что сегодня их родные живут уже в других государствах. Но мы должны помнить о тех, кто своей кровью и подвигами оплатил нашу свободу.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Краснознаменный Северо-Кавказский : крат. ист. очерк. Ростов н/Д : Кн. изд‑во, 1978. С. 208, 213.

2. Печерица П. Л. Воспоминания начальника штаба 44‑й армии П. Л. Печерицы // АМЗ. КП-30982/2. ПИ1-17474.

3. ЦАМО. Ф. 33. Оп. 686044. Д. 1230.

4. Там же. Д. 1318.

5. Там же. Оп. 682526. Д. 918. Л. 1–2.

6. Там же. Д. 1336. Л. 1.

7. Там же. Оп. 682527. Д. 26. Л. 164.

8. Там же. Оп. 686044. Д. 929. Л. 2–3.

9. Там же. Оп. 682525. Д. 28. Л. 1, 4–5.

10 Там же. Ф. 1172. Оп. 2. Д. 60. Л. 15.

11. Там же. Ф. 228. Оп. 505. Д. 77. Л. 192.




 
ВК
 
Facebook
 
© 2010 - 2018 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"