Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 

Великая Отечественная война на Дону

Владимир Иванович АФАНАСЕНКО

МАНЫЧ В СОРОК ВТОРОМ

К 70-летию начала Сталинградской битвы и битвы за Кавказ

Не сумев окружить и уничтожить главные силы Южного фронта между Северским Донцом и Доном в районе Ростова и севернее, немецкое командование группы армий «А» решило сделать это между Доном и Кубанью в их нижнем течении. Для этого с захваченных плацдармов в районе Константиновской, Николаевской, Раздорской и Мелиховской станиц подвижные соединения 3-го, 40-го и 48-го танковых корпусов 1-й и 4-й танковых армий должны были нанести кинжальные удары через Маныч в направлении Тихорецка и Краснодара в тыл главным силам Южного фронта ( 9-я, 12-я, 18-я, 24-я, 37-я, 56-я армии) и 51-й армии Закавказского фронта, 17-го кавалерийского и 1-го стрелкового корпусов Северо-Кавказского фронта. 23 июля 1942 года в своей ставке «Вервольф» под Винницей Гитлер заявил: «Мы не должны оставлять наши подвижные войска в районе Ростова и должны задействовать 17-ю армию, а также 1-ю и 4-ю танковую армии для того, чтобы зажать русских к югу от Ростова, на подступах к Кавказу, окружить их и уничтожить» [1].

В тот же день идея Гитлера была оформлена директивой № 45 Верховного главнокомандующего вооружёнными силами Германии о продолжении операции «Брауншвейг». Во 2-м разделе «Задачи дальнейших операций. «А.» Сухопутные войска» прямо указано: «1. Ближайшая задача группы армий «А» состоит в окружении и уничтожении сил противника, ушедших за р. Дон, в районе южнее и юго-восточнее г. Ростов. Для этого бросить в наступление крупные силы танковых и моторизованных войск с плацдармов в районе Константиновской, Цимлянской, которые должны быть заблаговременно захвачены нашими войсками, в общем направлении на юго-запад, примерно на Тихорецк, а пехотными, егерскими и горными дивизиями форсировать Дон в районе Ростова» [2].

К исходу 25 июля войска 51-й армии Северо-Кавказского фронта в составе 91-й, 138-й, 156-й, 157-й, 302-й стрелковых, 110-й и 115-й кавалерийских дивизий, 255-го отдельного кавалерийского, 18-го и 19-го гвардейских миномётных («Катюши») и артиллерийских полков (457-й, 1168-й, 1188-й и 1246-й), занимавшие оборону от Верхнекурмояровской до Багаевской, директивой Ставки Верховного Главнокомандующего № 170529 были подчинены Южному фронту [3].

Сохранившие боеспособность соединения 37-й, 12-й, 18-й армий Южного фронта занимали оборону по левому берегу Дона в полосе Багаевская – Азов – Кагальник. Остатки 56-й армии после боёв за Ростов и Новочеркасск сосредоточивались в районе юго-восточнее Батайска. Полевые управления 9-й и 24-й армий вместе с остатками одиннадцати стрелковых дивизий и 5-го кавкорпуса (51-я, 73-я, 106-я, 140-я, 242-я, 255-я, 296-я, 318-я, 335-я, 341-я, 349-я стрелковые, 30-я, 34-я, 60-я кавалерийские дивизии выводились на южный берег реки Маныч в район Лопанка – Сальск – Богородицкое для переформирования и приведения в порядок.

Согласно распоряжениям начальника охраны тыла Южного фронта, для прикрытия основных переправ через Маныч в районе посёлка Весёлый и станицы Пролетарская 24 и 26 июля 1942 года из состава 19-й дивизии НКВД полковника Н. П. Подоляко были выдвинуты: в Весёлый – сводный отряд 2-го батальона 175-го полка НКВД (командир – лейтенант Курбатов), в Пролетарскую и Манычстрой – 1-й батальон 175-го полка НКВД, 26-й и 24-й пограничные полки НКВД, 535-й гвардейский стрелковый полк и миномётный батальон 2-й гвардейской стрелковой дивизии, курсы младших лейтенантов СКВО и четыре батареи 4-го гвардейского артполка [4].

Оперативная обстановка в полосе Южного фронта между тем стремительно ухудшалась. 26 июля 16-я моторизованная и мотопехотная дивизия «Великая Германия» совместно с 3-й танковой дивизией генерала Брайта рассекли оборону на стыке 37-й и 51-й армий и к вечеру достигли Маныча у хуторов Солёный, Свобода и Новосёловка. Здесь они вели бои с двумя полками 110-й Калмыцкой кавалерийской дивизии и остатками 74-й, 230-й и 295-й стрелковых дивизий 37-й армии. Ночью 27 июля переодетая в форму советских войск рота диверсантов 800-го полка особого назначения «Бранденбург» захватила плотину Весёловского водохранилища, через которую с ходу двинулись передовые танковые и мотопехотные части 3-й танковой дивизии 40-го танкового корпуса генерала Лео Гейра фон Швеппенбурга. Следом готовились к переправе главные силы 3-го и 40-го танковых корпусов. Этот прорыв, грозивший катастрофой для войск 37-й, 12-й, 18-й и 56-й армий Южного фронта, ещё удерживавших левобережье Дона в полосе Манычская – Ольгинская – Батайск – Азов – Кагальник, сорвал неизвестный герой-диверсант, который вечером 27 июля ценой жизни взорвал плотину, в тело которой был заранее уложен заряд взрывчатки. После взрыва образовался пролом шириной более ста метров, через который хлынул мощный поток воды, заливая двух-трёхкилометровую пойму Маныча и снося понтонные переправы врага. Немцам пришлось развести все понтонные переправы на Дону от Старочеркасской до Синявского. Лишь к вечеру 30 июля поток спал, и немецкие сапёры снова навели переправы [5].

В районе хуторов Попов, Чернышёвка, Мало-Кузнецовка (ныне Зерноградский район) части 3-й немецкой танковой дивизии вели упорные бои с подвижной группой Южного фронта под командованием генерал-майора артиллерии А. И. Нестеренко в составе 176-й Краснознамённой дивизии и гвардейцев-миномётчиков 49-го, 67-го полков и 14-го дивизиона «катюш». Для обороны плотины северо-восточнее Весёлого по приказу командира 175-го полка НКВД подполковника И. А. Бабинцева был выдвинут сводный отряд 2-го батальона в составе 70 чекистов под командованием лейтенанта Курбатова, усиленный расчётами противотанковых ружей и станковых пулемётов. Вечером 28 июля отряд отбил атаку двух танков и сорока автоматчиков, уничтожив двадцать солдат противника. На рассвете 29 июля, после массированного артиллерийско-миномётного обстрела, при котором был разбит станковый пулемёт, убито два и ранено пять чекистов, враг атаковал силами восьми танков и двух рот мотопехоты с миномётной батареей. К 19.00 противник, потеряв два танка и до полусотни автоматчиков, овладел юго-западной стороной плотины. Остатки сводного отряда, в котором оставалось двадцать бойцов с двумя станковыми пулемётами, удерживали северо-восточный берег Манычского канала [6].

1-й батальон 175-го полка НКВД к исходу 28 июля занял оборону в районе плотины у Пролетарской на южном берегу Маныча, где вошёл в подчинение командира 24-го пограничного полка НКВД подполковника С. Е. Капустина. Полк двумя батальонами укрепился в районе железнодорожного моста, плотины и южного берега Пролетарского водохранилища. Огневую поддержку пограничникам обеспечивали два дивизиона 6-го и две батареи 4-го гвардейских артиллерийских полков. На рассвете 29 июля из Будённовской на Пролетарскую двинулись двадцать танков и до батальона мотопехоты противника. К 7.00, после ожесточённого боя, враг занял Пролетарскую, переправился через реку Чепрак и попытался с ходу форсировать Маныч в районе дамбы. Атаки противника были отбиты воинами 1-го батальона 175-го полка НКВД. В 21.00 до роты диверсантов 800-го полка «Бранденбург», переодетые в советскую форму, пытались овладеть автодорожным мостом, но были отбиты после жестокого боя, оставив на мосту до восьмидесяти трупов. У железнодорожного моста была отражена атака двадцати танков с десантом автоматчиков на броне. Большую помощь пограничникам и чекистам 175-го полка оказали расчёты ПТР (противотанковых ружей) и батарея орудий Противотанковой обороны 2-й гвардейской стрелковой дивизии. 30 июля позиции 1-го батальона 175-го полка дважды подвергались бомбо-штурмовым ударам авиации и атакам танков и мотопехоты, которые также были отражены. 31 июля противник превосходящими силами прорвался на флангах, на стыке с 24-м и 26-м погранполками, и окружил остатки батальона. В течение суток 1-й батальон вёл бой в окружении танков и мотопехоты противника. В 12.00 1 августа командир 24-го погранполка Станислав Елисеевич Капустин дал приказ выйти из окружения в направлении села Екатериновка. Прорвав кольцо окружения, батальон в районе Екатериновки и хутора Весёлый отбил две массированные танковые атаки противника, подбил 9 вражеских танков. За три дня боёв 1-й батальон 175-го полка НКВД уничтожил более 800 вражеских солдат и офицеров, 10 пулемётов, 6 миномётов, 9 танков, обеспечивая отход частей Рабоче-Крестьянской Красной Армии на новые рубежи [7].

24-й погранполк в течение 30 июля четыре раза подвергался бомбёжке, артиллерийско-миномётному обстрелу и атакам автоматчиков. 31 июля к 13.00 враг сосредоточил в районе дамбы и железнодорожного моста до 150 танков и бронемашин, свыше 50 грузовиков с пехотой, и начал переправу под прикрытием артиллерийско-миномётного огня и бомбо-штурмовых ударов авиации. В бой вступила 9-я застава младшего политрука Павленко, но сдержать во много раз превосходящие силы врага не сумела. Командир 2-го батальона майор Ф. С. Волков выслал на помощь усиленную 6-ю заставу под командованием начальника штаба батальона старшего лейтенанта Ф. Я. Шумкина. Общими усилиями в ходе контратаки враг был отброшен на северный берег канала.

На стыке 1-го и 2-го батальонов 24-го погранполка враг переправил до 600-700 солдат и создал небольшой плацдарм на южном берегу Маныча. Подполковник Капустин фланговой контратакой резервного 3-го батальона капитана А. И. Матыцина отбросил врага и в течение ночи добил его в ходе рукопашных схваток. 1 августа 24-й погранполк, имея открытый левый фланг, вёл бой до полудня в условиях полуокружения. Решение об отводе 24-го погранполка на южный берег реки Средний Егорлык утвердил начальник штаба 74-й Таманской дивизии. К 18.00 полк вышел к Екатериновке и до 22.00 вёл бой в окружении, уничтожив до 200 солдат, 3 танкетки, 2 автомашины, 3 пулемёта и миномёт. Потери 24-го погранполка в боях на Маныче составили 49 человек убитыми, 99 ранеными, 176 пропавшими без вести. Пример мужества и отваги показал командир 3-го батальона капитан Афанасий Иванович Матицын, водивший бойцов в штыковые атаки. Он получил смертельное ранение в бою 31 июля. Погибли смертью героев военком батальона старший политрук Сечкарёв и начальник штаба капитан Ладушкин [8].

В наступившей темноте 24-й погранполк начал отход в направлении Новый Маныч, в полосу обороны 2-й гвардейской стрелковой дивизии. Стойкость чекистов и пограничников в боях на Маныче сорвала планы немецкого командования по окружению и уничтожению советских войск между Ростовом и Краснодаром.

За боевые подвиги и массовый героизм личного состава 24-й Прутский пограничный полк удостоился ордена Красного Знамени. Трудящиеся Сальского района насыпали на месте боя Курган бессмертия. На вершине – обелиск Славы, на котором высечено: «Вечно будет жить в памяти сальчан подвиг пограничников 24-го полка!» [9].

Продвижение 1-й танковой армии на юг было задержано взрывом плотины Весёловского водохранилища 27 июля 1942 года. Плотина была захвачена диверсантами «Бранденбурга», её пересекла 3-я танковая дивизия. Однако её всё же взорвали. Вялотекущий Маныч (ниже плотины шириной лишь сорок метров) быстро превратился в широкое море трёх-четырёхкилометровой ширины, и навести понтонный мост было невозможно. Переправа подвижных соединений немцев осуществлялась крайне медленно с помощью паромов, что позволило отходящим на юг 12-й и 37-й армиям на какое-то время оторваться от противника. В боях на Дону и Маныче 110-я Отдельная Калмыцкая кавалерийская дивизия имени С. М. Будённого выдержала одно из самых суровых испытаний на своём боевом пути. С 16 по 27 июля дивизия вела тяжёлые оборонительные бои, прикрывая отход частей и соединений 37-й, 12-й, 18-й, 24-й, 56-й и 9-й армий Южного фронта. Были уничтожены 4 батальона мотопехоты, 30 танков, 55 бронемашин, 45 миномётов, 20 орудий и 38 пулемётов противника. (На участке дивизии наступали части 1-й и 4-й танковых армий, 52 армейского корпуса, в том числе и элитная гитлеровская дивизия «Великая Германия»).

Дивизия понесла урон: убиты 600, ранены 700, пропали без вести 200 человек (числились без вести пропавшими до 1967 года и комиссар дивизии С. Ф. Заярный, и начальник штаба майор А. А. Раабь). Из строя вышла большая часть боевой техники. В течение 12 дней на 58-километровом участке фронта – от станицы Багаевской до станицы Семикаракорской – воины 110-й Отдельной Калмыцкой кавалерийской дивизии сдерживали лавину танковых и моторизованных фашистских войск, что позволило выиграть время для создания сплошной линии обороны от Сталинграда до Моздока и тем самым заложить фундамент для будущей победы на Волге и освобождения Кавказа.

Вырвавшись из окружения, дивизия заняла оборону по Манычу в районе населённых пунктов Весёлый, Слободской, продолжила отбивать яростные атаки пехоты, танков и авиации противника с 27 по 29 июля 1942 года.

В 1932-36 годах на Маныче построили три плотины, образовавшие каскад из водохранилищ: Усть-Манычского, Весёловского и Пролетарского. Выходя из окружения в сторону Ставрополья, 28 июля бойцы Калмыцкой дивизии взорвали шлюз и плотины Весёловского водохранилища (протяжённостью около 100 км). Вода хлынула по балкам, ерикам, заполнила мелкие речки. В то время Дон тоже обмелел. Основная масса воды устремилась к Дону, вышла из берегов, залила луга вплоть до Бессергеневской, Манычской. В Багаевской вода залила все лопатинки и другие низины. Жители, прятавшиеся в тёрнах под посёлком Дачный, едва успели добраться до Багаевской.

Старожил Багаевской Алексей Епифанович Терновсков вспоминал: «Опасаясь бомбёжек и артобстрелов, многие багаевцы бежали на Федуловку, в бузняковские сады (ныне посёлок Дачный) и там отсиживались в окопах и противотанковых рвах. Вместе с нашей семьёй в бузняках были Касьяновы, Гайдины и многие другие. Но однажды кто-то из взрослых тревожно сообщил, что начала быстро прибывать вода и мы все потопнем здесь как суслики.

Надо было возвращаться в станицу. А немцы? «Их там нет», заверил человек. И тогда мы, преодолев не менее пяти километров вброд, по пояс в воде возвратились домой. Немцы бежали на бессергеневскую гору, бросив затопленными в лесу, на правом берегу Дона, более двадцати танков и много другой техники» [10].

Весёловское водохранилище было восстановлено в 1946 году.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

  1. Карель П. Восточный фронт. Кн. 1. Гитлер идёт на Восток. 1941-1943. М. : Эксмо, 2003. С. 443.
  2. Сталинградская битва : хроника, факты, люди. М. : Олма-пресс, 2002. Кн 1. С. 234-235.
  3. ЦАМО. Ф. 148-А. Оп. 3763. Д. 97. Л. 261-263.
  4. ЦАМО. Ф. 1047. Оп. 1. Д. 22. Л. 11.
  5. Внутренние войска в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г. М. : Юриздат, 1975. С. 316-317, 409, 410.
  6. Гейер Г., Макензен Э. А. От Буга до Кавказа. М. : Транзиткнига, 2004.С. 328-329.
  7. Внутренние войска… С. 409-410.
  8. Внутренние войска… С. 316-317.
  9. РГВА. Ф. Южного фронта. Д. 82. Л. 879.
  10. 110-я Калмыцкая кавалерийская дивизия» : сб. Элиста, 1985. С. 82.



 
ВК
 
Facebook
 
© 2010 - 2018 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"