Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Ссылка по ГОСТу: Мининков Н. А. Исследователь Дона Фёдор Траилин // Донской временник. Год 2016-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2015. Вып. 24. С. 144-149. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m5/4/art.aspx?art_id=1456

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2016-й

Донское казачество. Персоналии

Н. А. МИНИНКОВ

ИССЛЕДОВАТЕЛЬ ДОНА ФЁДОР ТРАИЛИН

Фёдор Калинич Траилин, первый библиотекарь Новочеркасской городской библиотеки, член Донского статистического комитета, видный донской общественный деятель и публицист, родился в 1836 году в станице Верхне-Курмоярской. Он принадлежал к роду местных казаков Траилиных и был земляком донского историка Е. Н. Кательникова.

Общий и весьма обстоятельный очерк, посвящённый Ф. К. Траилину, принадлежит Л. В. Крайсветной. В нём подчёркивается его роль в изучении жизни, быта, культуры и истории донских казаков [1]. На ценность для изучения Дона сделанных Траилиным фотографий правомерно указывал А. П. Деркач [2].

С 22 марта 1854 года Ф. К. Траилин проходил военную службу в 17-м Донском казачьем полку. Этот полк наряду с другими донскими полками находился под командованием знаменитого донского военачальника, генерала Якова Петровича Бакланова. Отсюда возник литературный псевдоним Траилина – Баклановец, которым он в дальнейшем подписывал некоторые свои публикации. Служба его на Кавказе пришлась на годы Крымской войны и на период завершения Кавказской войны на Северо-Восточном Кавказе. Продолжалась она до 1859 года, когда Шамиля взяли в плен в ауле Гуниб в Дагестане. Фёдор Траилин проявил себя как храбрый воин. Об этом говорит производство его в урядники, а также получение им боевых медалей – «За покорение Чечни и Дагестана 1857–1859», серебряной медали «За службу на Кавказе» и бронзовой медали «В память Восточной (Крымской) войны 1853–1856» [3]. Воспоминания о службе при генерале Бакланове Траилин сохранил на всю жизнь и сделал немало для увековечения его памяти. В составленной им «Программе для собирания сведений из быта донских казаков» он опубликовал посвящённое Бакланову стихотворение донского поэта А. Леонова «Донцу-герою», а также послужной список генерала и отрывок из его записок [4].

После окончания военной службы Фёдор Калинич учился в Новочеркасской гимназии и успешно окончил её педагогическое отделение. В качестве преподавателя его направили в приходское училище в станице Казанской, на Верхнем Дону. В 1864 году перевели в Калмыцкое окружное училище. Уже в те годы у него проявился большой интерес к изучению жизни и быта населения Дона, истории Войска Донского, а постепенно всё большее его внимание стали привлекать вопросы, относящиеся к экономическому положению и хозяйственному развитию родного края, его экономико-статистическому исследованию. Изучение им разных сторон внутренней жизни Дона было отмечено донской общественностью. С 1866 года он состоял действительным членом Новочеркасского статистического комитета [5, л. 1].

После этого в «Донском вестнике», который издавал и редактировал видный донской краевед и публицист А. А. Карасёв, появился целый ряд статей Траилина, в которых нашло отражение изучение им донских казаков-калмыков. Общим итогом этого изучения стала его книга «Санскрин Курэ-дэ», посвящённая их религиозной и бытовой жизни [6]. Книга состоит из двух частей. Первая часть рассказывает о религии калмыков, ламаистских обычаях и положении ламаистского духовенства среди калмыцкого народа. Во второй части даётся этнографическая характеристика донских калмыков. Содержание книги свидетельствует о глубоком знании Траилиным внутренней жизни и быта калмыков. Источником этих знаний были личные наблюдения за несколько лет, когда Фёдор Калинич преподавал в Калмыцком окружном училище. Но несомненно, что сведения о донских калмыках он имел ещё с детских лет, проведённых в родной станице Верхне-Курмоярской. Эта станица располагалась вблизи территории, где проживали и кочевали калмыки, и разнообразные связи между ними и верхнекурмоярскими казаками, причём далеко не всегда мирные, имели давнюю историю, о чём писал ещё Е. Н. Кательников. Как отмечал Траилин, калмыки усваивали лишь очень немногие стороны донского казачьего быта, в частности, они нередко носили донскую казачью форменную одежду (тогда как женская одежда оставалась традиционной). Но в остальном среди них сохранялись местные обычаи и образ жизни, основанный на кочевом скотоводстве, с использованием в Задонской степи зимних и летних пастбищ. Уже в этой книге Траилин проявил черты внимательного наблюдателя и глубокого социального аналитика. Он отметил острые социальные различия между верхушкой калмыцкого общества, к которой относилось прежде всего духовенство, и народом и указывал на бедность значительного большинства калмыцкого населения. Вместе с тем он отмечал более высокий уровень жизни и культуры донских калмыков по сравнению с дербетами, или калмыками астраханскими и ставропольскими.

Вообще положением казаков-калмыков Ф. К. Траилин интересовался постоянно. В письме к основателю Донского музея и главному редактору «Донских областных ведомостей» Х. И. Попову от 10 ноября 1910 года он обращал внимание на нежелательность строительства новых хурулов по калмыцким станицам Сальского округа. На первый взгляд, его беспокоило укрепление позиций ламаизма среди донских калмыков и поддержка миссионерской деятельности православной церкви. Но на самом деле Ф. К. Траилин выделял социальную сторону этого строительства. Хурулы калмыцкому «простонародью не нужны, т. к. оные в хурулы не допускаются вовсе», отмечал он. И далее он писал: «В сущности – хурул не что иное, как кибитка. А здание – прихоть гелюнов: не на их, а на народные средства!» [7].

Как исследователь-краевед Ф. К. Траилин хорошо понимал ценность фотографии и сам был, по собственным словам, фотографом-любителем. Технику фотографии Фёдор Калинич усвоил от художника Е. А. Ознобишина, во время пребывания его на Дону в конце 1860-х годов [2, с. 168]. Привлекают сделанные Ф. К. Траилиным подписи к его фотографиям. Они свидетельствуют о глубоком понимании им значения фотографии как источника для изучения культуры общества. Так, описывая фотографию, которую он назвал «Беседа хуторян», Траилин отмечал, что она хорошо раскрывает особенности образа жизни казаков. Запечатлённые им на снимке «задушевные беседы», когда казаки «перемалывают из пустого в порожнее» у себя «в холодке под кухнею», были формой проведения досуга [8].

В 1869 году осуществилась идея открытия в Новочеркасске публичной библиотеки, которая высказывалась ещё в 1821 году в письме поручика Картушина, сотника Полякова и хорунжего Сухорукова наказному атаману А. К. Денисову. Донской статкомитет предложил Ф. К. Траилину принять участие в работе библиотеки. Он переехал в Новочеркасск и на заседании Комитета по учреждению публичной библиотеки был избран её первым библиотекарем, что соответствовало должности заведующего. Уже через полгода после начала работы библиотеки он подвёл первый её итог: в газете «Донские войсковые ведомости» была опубликована его статья «Публичная библиотека в Новочеркасске» [9]. Он отметил не только достижения библиотеки за первые месяцы существования, но и её проблемы. Сам Фёдор Калинич видел в ней прежде всего учреждение, которое должно было способствовать становлению науки на Дону и распространению научных знаний. Она была призвана «прежде всего удовлетворить требованию образованного общества», а затем уже следовало «стараться пополнить библиотеку книгами собственно для народного чтения» [9, № 32].

После работы в библиотеке Ф. К. Траилин получил должность начальника газетного стола правления Войска Донского и одновременно состоял редактором «Донских областных ведомостей».

Одной из сторон общественной деятельности Ф. К. Траилина явилось в то время его активное участие в Российском обществе покровительства животным, членом-корреспондентом которого он стал. Об отношении к животным на территории Войска Донского, среди казаков (в том числе калмыков) и донских крестьян, он написал подробное исследование [10]. До сих пор это исследование по столь острой общественной проблеме является наиболее глубоким и обстоятельным среди всей литературы, выходившей в свет на Дону.

Существенным вкладом в изучение положения на Дону в конце XIX века стала совместная экспедиция по территории Области войска Донского двух членов Донского статкомитета, И. В. Тимощенкова и Ф. К. Траилина. В заявлении Фёдора Калинича в Статкомитет предлагалась большая программа комплексных исследований на местах. В центре научных интересов Траилина оказывались вопросы экономической жизни области, к экономическим проблемам большой интерес также проявлял Тимощенков. По мнению Траилина, высказанному в его записке в Статкомитет от 29 октября 1898 года, следовало уделить внимание комплексному анализу хлебной торговли как основного источника дохода казаков и хлебным перевозкам на водном транспорте по Дону и Азовскому морю, а также по железной дороге. Исследования целесообразно проводить осенью, с началом «годовых оборотов производителей и скупщиков зерновых хлебов». Траилин предлагал вести их на «ссыпках хлебов в придонских пунктах и на станциях железных дорог», Юго-Восточной и Владикавказской [11, л. 5–5 об.].

Проводя общий анализ экономического положения казачьих хозяйств, Траилин обратил также внимание на развитие донского виноградарства и виноделия. Торговлю вином на Казанской ярмарке 22–25 октября в станице Цимлянской он назвал «одним из важных экономических явлений в Области войска Донского». Он подчёркивал, что для его изучения необходимо «проследить, на месте, за оборотами торговли из первых рук, с её бытовыми и этнографическими особенностями» [11, л. 6].

Ещё в начальный период своей деятельности Траилин заинтересовался одним из вопросов, относящихся к биографии Емельяна Пугачёва. Он писал, что в 1869 году старый казак станицы Потёмкинской (прежде Зимовейской), в которой родился Пугачёв, указывал ему «место пугачёвского пепелища». Вернулся Фёдор Калинич на «пугачёвское пепелище» почти через тридцать лет, когда летом 1896 и 1897 годов проводил на этом месте раскопки. На глубине в один аршин он «попал на развалины печи, занесённые илом и песком», печь была изразцовая. Он предполагал, что в земле, под печью, на глубине двух-трёх аршин могли находиться «какие-либо древности» и даже «места хранилища награбленного Пугачом золота, серебра и драгоценных камней». Далее Траилин предположил, что хотя сам Пугачёв во время восстания не приезжал в родную станицу, «…но мог присылать ценные вещи, которые грабили у помещиков, с гонцами – жене, и та, несомненно, зарывала их в землю». На правильность обнаружения им места нахождения пугачёвского дома-куреня указывали, по его словам, следы пожара, в котором это жилище было в 1774 году сожжено. Это были лежавшие на аршинной глубине зола и «угли дубовые и сосновые». В связи с легендой о пугачёвских кладах Траилин проанализировал местные предания о кургане Золотом вблизи этой станицы. По его мнению, каменный погреб в этом кургане, в котором Пугачёв «складывал привозимое с Волги добро», не мог быть таким местом хранения. На кургане и под ним он не нашёл следов каких-либо сооружений. Кроме того, он полагал, что «для хранения драгоценностей потребовалась бы стража, которой Пугач не мог иметь в городке». К тому же у казаков существовал обычай зарывать свои клады «в куренях или же на дворах» [11, л. 12 об.]. Возможно, поиск Траилина может составить одну из страниц историографии Пугачёвского восстания и биографии его предводителя.

Как опытный исследователь и заинтересованный краевед Ф. К. Траилин 21 ноября 1898 года представил Статкомитету большой проект исследования донского края. Он наглядно свидетельствует о широте его научных интересов, способности выделять актуальные научные проблемы, относящиеся к Области войска Донского. К проблемам, выделенным Траилиным, принадлежала, во-первых, религиозная жизнь всего населения области, «христианского, магометанского, еврейского и языческого». Во-вторых, это была этнография Дона «с народными обычаями, особенностями говора и историческими воспоминаниями по рукописям, устным легендам и внешним признакам». В-третьих, – географическое положение края, связанное с историческими указаниями на «родоначальников страны». Их он видел в «гребенских» казаках, о которых будто бы свидетельствовал исторический акт – летописи церкви Гребенской Божьей Матери, находившейся в Москве, на Лубянке, сообщавшие о том, как некие «казацы» встретили возвращавшегося с Куликовской битвы Дмитрия Донского «со священными иконами и со кресты». В-четвертых, – археологические и нумизматические исследования, особенно на «курганах и городищах», причём «находящихся на лицо или по преданиям и легендам». В-пятых, он предлагал организовать поиск исторических материалов «на основании преданий и рукописей, находящихся в частных руках» и предлагал начинать такой поиск «со старых городков», или ранних казачьих поселений, на месте которых существовали к концу XIX века станицы. Он также не исключал возможности найти «так называемые “клады”», которые «добывали казаки в набегах своих к крымцам, туркам, грекам». В числе курганов, вызывавших особый исторический интерес Траилина, были известные Ногаев курган вблизи родной для него станицы Верхне-Курмоярской и Хохлач под Новочеркасском, где были найдены предметы сарматской культуры. Наконец, указывал Траилин, помимо «серьёзной стороны казачьего прошлого», в научном отношении небесполезно «собрание и юмористики о донцах, которой достаточно и в печати, и в устных рассказах» с примерами таких юмористических повествований [11, л. 10–14].

В проекте Ф. К. Траилин высказал свою точку зрения по острому тогда на Дону вопросу о происхождении донского казачества. Он не считал решённой эту сложную историческую проблему. Тем не менее он находил возможным признавать существование казаков во времена Куликовской битвы 1380 года, после которой «казацы» преподнесли Дмитрию Донскому икону Гребенской Богоматери. Вместе с тем Траилин допускал, что предками донских казаков могли быть хазары, «исчезнувшие с нашествием монгол». Они будто бы скрывались «в лесах донских и волжских», а после Куликовской битвы вышли «на поле» «с изменённым названием “казаки”». Доказательством Траилин считал сходство наименований предводителей у хазар и у казаков: «каган» и «атаман» [11, л. 10 об. – 11]. На возможность преподнесения донскими казаками иконы Дмитрию Донскому указывал еще А. И. Ригельман, но не оценивал это известие как достоверный факт [12]. С хазарами в определённой степени связывал казаков другой предшественник Траилина, полковник В. М. Пудавов. Но предками казаков он считал не хазар, а славян, которые у хазар несли сторожевую службу [13]. В дальнейшем, уже в советское время, имелись указания на хазар как на предков казачества. Л. Н. Гумилёв называл так «этнос бродников», «потомков православных хазар», усвоивший «…русский язык, ставший обиходным, и православие, принятое ещё в IX в.» [14]. Исследователь хазарской истории А. П. Новосельцев не считал этот вывод глубоко обоснованным [15]. Не был сколько-нибудь обоснован он и Траилиным.

Ф. К. Траилин допускал, что донским казаком был атаман Ермак Тимофеевич. Он признавал историчность предания, будто Ермак «одно время состоял атаманом» в городке Кагальник, который он считал одним из ранних казачьих городков. Он не принимал версию некоторых российских историков, согласно которой Ермака звали Василий и был он не казаком, а сыном посадского человека [11, л. 11]. Версия о Ермаке как донском казаке доказана не была. Не случайно на памятнике Ермаку в Новочеркасске, открытом в 1904 году, была сделана надпись «Ермаку – донцы», но не указывалось на принадлежность Ермака к донскому казачеству.

Совершенно справедливо указывал Ф. К. Траилин на пёстрый в этническом отношении состав донского казачества, на наличие в его среде выходцев из самых разных народов Европы и Азии. Об этом, как он считал, свидетельствовали фамилии современных ему донских казаков. В то же время «говор» донских казаков, «великорусский – преимущественно – и малороссийский», указывал, по его мнению, на преимущественное происхождение донских казаков.

Ф. К. Траилин верно отметил такую важную сторону бытовой истории донского казачества, как частые переселения станиц. Он был сам уроженцем станицы, которая меняла своё местоположение по причине разливов Дона и затоплений, и отметил все негативные последствия этих разливов для казаков. В то же время, как внимательный исследователь экономических вопросов жизни казачества, он указал на полезную сторону разливов. В результате их возникали заливные луга с обилием «покосных трав» [11, л. 12 об. – 13].

Как фотограф, хорошо понимавший значение изобразительного материала для истории и современности, Ф. К. Траилин предполагал сделать в ходе экспедиции 1900 года целый ряд фотографий. Он отмечал, что интерес могут представить снимки «бытовых казачьих сцен», «типов населения; ландшафтов Донского края, особей фауны и флоры; сельскохозяйственных и винодельных принадлежностей… видов нив, садов, лесов, рыболовства, судоходства» [11, л. 26 об. – 27]. Они могли бы дополнить статистический и письменный материал исследования.

Проект свидетельствует не только о широте научных интересов Ф. К. Траилина, но и о глубине понимания им проблем изучения края. Вместе с тем он был хранителем памяти о своём знаменитом земляке, есауле Е. Н. Кательникове. К концу XIX века труд Кательникова, посвящённый истории его станицы, выдержал уже три издания в 1860, 1863 и 1886 годах [16, с. 7–8]. Фёдор Калинич был первым, кто обнаружил и подготовил к печати другое произведение есаула, в котором описано открытие в станице Верхне-Курмоярской в 1821 году новой церкви. Рукопись Кательникова до нас не дошла, но сохранилась другая рукопись: земляк Кательникова, некий Памфил Куприянов, переписал в 1853 году его не дошедшее до нас произведение. Подготавливая эту рукопись к изданию, Фёдор Калинич учитывал, что в ней немало важных сведений по истории станицы. Он предлагал опубликовать её в «Памятной книжке Области войска Донского» за 1899 год [11, л. 26–26 об.]. Опубликовать рукопись ему удалось в 1877 году во втором номере издававшегося им сборника «Часовой», который уже к концу XIX века стал библиографической редкостью [11, л. 26 об.]. В наше время эта рукопись переиздана [16, с. 125–127].

Ф. К. Траилин проявил себя и в изобретательской деятельности. В частности, во время русско-японской войны он предложил свой проект подводной лодки [1, с. 30]. Он продолжал и общественную деятельность, в 1910 году был инициатором организации общества казачек-огородниц [1, с. 31].

Заслуги Фёдора Калинича были отмечены Статкомитетом Области войска Донского. В 1915 году, в связи с пятидесятилетием работы в комитете, Траилина избрали почетным его членом [17].

В своём прошении от 2 мая 1919 года на имя войскового атамана Всевеликого Войска Донского Фёдор Калинич мог с полным правом просить предоставить ему пожизненную пенсию «в уважение… полувековой, безвозмездной службы членом Статистического комитета» [5, л. 2 об.]. В том же году Ф. К. Траилин скончался в Новочеркасске. Его научное и краеведческое наследие ввиду своей значимости требует комплексного изучения.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Крайсветная Л. В. Фёдор Калинович Траилин, литературный и общественный деятель Дона // Краевед. зап. Вып. 4. С. 29–32.

2. Деркач А. П. Фотограф Ф. К. Траилин – автор снимка «Крестный ход в Старочеркасске в день 150-летия Войскового собора 17 августа 1869 года» // Изв. Рост. обл. музея краеведения. Вып. 9. С. 167–175.

3. ГАРО. Ф. 46. Оп. 1. Д. 1093. Л. 224 об.

4. Траилин Ф. Программа для собирания сведений из быта донских казаков / сост. чл.-сотрудник Имп. о-ва любителей естествознания, антропологии и этнографии Ф. Траилин. Новочеркасск, 1874.

5. ГАРО. Ф. 55. Оп. 1. Д. 943.

6. Траилин Ф. К. Санскрин – Курэ-дэ. Священное калмыцкое изображение. Сведения о донских калмыках. Новочеркасск, 1872.

7. ГАРО. Ф. 353. Оп. 1. Д. 1353. Л. 2 об.

8. Там же. Д. 163. Л. 17.

9. Ф. Т. Публичная библиотека в Новочеркасске // Дон. войсковые вед. Ч. неофиц. 1870. 10 авг. (№ 31). С. 2–3; 17 авг. (№ 32). С. 3.

10. Траилин Ф. К. Покровительство животным в Области войска Донского / чл.-кор. Рос. о-ва покровительства животных Ф. Траилина. Новочеркасск, 1872.

11. ГАРО. Ф. 353. Оп. 1. Д. 486.

12. Ригельман А. И. История о донских казаках. Ростов н/Д, 1992. С. 20.

13. Пудавов В. М. История войска Донского и старобытность начал казачества. Вып. 1. Новочеркасск, 1890. С. 61–78.

14. Гумилёв Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 1989. С. 213–214, 500, 543.

15. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М., 1990. С. 90.

16. Мининков Н. А. Донской историк есаул Евлампий Никифорович Кательников. Ростов н/Д, 2011.

17. Щелкунов З. К пятидесятилетию деятельности Областного войска Донского статистического комитета по положению 1860 года // Сб. Обл. войска Дон. стат. ком. Вып. 13. Новочеркасск, 1915. С. III.




 
 
 
© 2010 - 2017 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"