Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 

История донского казачества

А. В. ВЕНКОВ

КАЗАКИ ПЛАТОВА ВО ФРАНЦИИ

К 200-летию рейда казаков М. И. Платова во Франции в 1814 г.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Донские казаки прославились своими подвигами в Отечественной войне 1812 года и смелыми партизанскими рейдами в ходе освобождения Германии в 1813 году.

Кампания в Германии закончилась. Немецкие земли были освобождены от войск Наполеона и его союзников. Предстоял поход союзных (русских, австрийских и прусских) войск во Францию, в чём никто не сомневался. Казаки, провоевав весь 1813 год теми же силами, которые участвовали в Отечественной войне, тоже готовились переходить Рейн, подсчитывали свои ряды, ждали подкреплений.

3 ноября 1813 года Матвей Иванович Платов доложил высшему командованию о составе своего корпуса: «Полки в корпусе состоят: Ольвиопольский гусарский, донские: Атаманский, Иловайского 10‑го, Грекова 8‑го, Ягодина 2‑го, Грекова 18‑го, Черноморский конный казачий, 3‑й Оренбургский и 1‑й Тептярский казачьи полки и 10 орудий 1‑й роты Донской конной артиллерии. Но во всех вышеозначенных казачьих полках, кроме Атаманского, состоит не более в каждом как по 300 человек, а в 1‑м Тептярском не боле 120 человек.

Кроме сего, ожидается с Дону и скоро должны прибыть сюда, ибо, как полагательно, прошли они уже и Веймар, в 3 командах 2 тысячи человек выростков, на укомплектование полков поступить долженствующих» [1. С. 512].

Корпус Платова, как видим, невелик. Казачьи полки были рассеяны по всей союзной армии и служили под командованием разных командиров (зачастую немцев).

Кампания 1814 года велась с напряжением последних сил. Союзники усилились переходом на их сторону Саксонии, Баварии, Вюртемберга и других мелких немецких государственных образований. Наполеон же своих вассалов потерял.

С юга, из Испании, на территорию Франции вступили английские, испанские и португальские войска. Но главным оставался восточный театр, где наступали войска России, Пруссии, Австрии и Швеции. Часть австрийских войск двинулась в южном направлении, на Лион, а главные силы, разделившись на две армии – Силезскую (командующий фельдмаршал Блюхер) и Главную (командующий фельдмаршал Шварценберг), шли на Париж.

Эта кампания имела свои отличия для казаков и состоящих из них партизанских отрядов. Как отмечал Генрих Отто Рихард Брикс, историк конницы, «… нельзя не обратить внимания на то до сих пор мало замеченное обстоятельство, что в 1813 г. деятельность казаков в партизанской войне, споспешествуемая многими вольными отрядами, поддержанная регулярными частями и местными жителями, достигла высокой степени, с переходом же через французскую границу в 1814 г. она уже далеко не оказалась столь блестящей, хотя казалось бы, что превосходство союзников в силах, особенно в коннице, и притом легкой, должно бы было содействовать полному её развитию» [2].

Действительно, французские кавалерийские части, способные бороться с казаками, количественно сократились. В борьбе с казаками французы традиционно делали ставку на польскую кавалерию, но польские кавалеристы к 1814 году понесли большие потери. Шеволежеры французской гвардии, лучший кавалерийский полк, состоявший из поляков, уцелели под Лейпцигом. Под Ганау они вновь отличились – во главе с полковником Дотанкуром изрубили баварских легкоконных. Но в 1814 году они, как и вся гвардия, всё время были при Наполеоне и с отрядом Платова не пересекались.

Польские шеволежеры на французской службе – 7‑й и 8‑й полки – тоже достаточно претерпели. 7‑й шеволежерский полк состоял в гарнизоне Дрездена и 30 октября капитулировал вместе с гарнизоном. Полк потерял пленными 443 человека. Пленные шеволежеры были отправлены в Венгрию и оставались там до конца войны. Только 231 человек, находившиеся в других корпусах и частях французской армии, остались в строю [3].

1 декабря 1813 года 7‑й и 8‑й шеволежерский полки были сведены в один 8‑й. Но из-за протеста офицеров 7‑й полк всё же был восстановлен в составе 3 эскадронов. Но и эти полки с Платовым в 1814 году не сталкивались.

Войска оккупированного союзниками герцогства Варшавского понесли под Лейпцигом тяжёлые потери. В этом сражении 8‑й польский корпус, дивизия Домбровского, а также кавалерия Келлермана, состоявшая из поляков, действовали независимо друг от друга [4. С. 67].

8‑й корпус прикрывал отступление Великой армии под Лейпцигом. Когда мост через реку Эльстер был преждевременно взорван, части маршала Понятовского были почти полностью уничтожены, сам Понятовский, будучи раненным, утонул, пытаясь переплыть через реку. Из всего 8‑го корпуса уцелело около 500 человек. Четыре конных польских полка из 4‑го кавалерийского корпуса тоже сильно поредели.

8 ноября 1813 года уцелевшие польские части были объединены в корпус под командованием генерала Домбровского. Затем, согласно декрету от 6 декабря 1813 года, вновь реорганизованы. Кавалерия сводилась в 1‑й и 2‑й уланские полки, в которых на 1 января 1814 года состояло по 25 офицеров и по 505 солдат, но лошадей было всего 399 и 336 соответственно [4. С. 68].

«Польские казаки» – кракусы – в ноябре 1813 года насчитывали в строю 21 офицера и 257 нижних чинов при 288 конях. В январе 1814 года кракусы, находившиеся в гарнизоне Седана, снова были реорганизованы. Сохранив за собой старое, прославленное наименование, полк пополнился солдатами из разбитых уланских и пехотных полков Великого герцогства Варшавского [5]. На 1 января 1814 года в полку кракусов числилось офицеров 78, солдат 997, лошадей 360.

Но и эти все полки не скрестили оружия с казаками Платова, поскольку те действовали на «окраинах» театра военных действий.

Кампания началась 10 декабря 1813 года, когда баварские войска Вреде осадили Гюнинген. 17 декабря Силезская армия союзников под командованием прусского генерала Блюхера начала переправу через Рейн. Переправа союзников заняла весь декабрь 1813 года. Платов шёл впереди Главной армии под командованием австрийского фельдмаршала Шварценберга вместе с вюртембергскими войсками, правее, севернее, наступала армия Блюхера. Французские маршалы откатывались. Без Наполеона, наводившего порядок и собиравшего войска в Париже, его маршалы дрались вяло.

Судя по рапорту М. И. Платова М. Б. Барклаю де Толли, написанному уже в мае 1814 года, рейд его начался перед Рождеством. 24 декабря 1813 года Платов получил повеление Барклая де Толли следовать из местечка Донне-Мари к городу Эпиналю. Платов двинулся «поспешно без раздыху» через «гористые, лесные и тесные места» и 28 декабря в селении Люще соединился с отрядом генерал-майора князя Щербатова и вюртембергскими войсками, состоявшими под предводительством кронпринца Вюртембергского.

Разведка открыла, что неприятель под командованием генерала Руссо собрался вокруг Эпиналя и в самом городе. По согласованию с кронпринцем Вюртембергским Платов пошёл левее большой дороги через болотистые, гористые и лесные места на деревню Ле-Форж, чтобы напасть на неприятеля, находившегося за городом в лагере, с тыла. Кронпринц Вюртембергский с его войсками и отрядом князя Щербатова двинулся прямо к городу Эпиналю.

Обойдя Эпиналь, Платов стремительно напал на неприятеля, который имел немалое число конницы и пехоты «и сильно упорствовал, отстреливаясь пушками». Казаки вели бой до вступления «сказанного принца» с войском в Эпиналь. Тут уже общими усилиями неприятель был опрокинут и прогнан до города Шарма с поражением. Платов докладывал, что неприятельская «…кавалерия, составленная из их молодой гвардии, истреблена совершенно со взятием в плен всех командовавших ею начальников и офицеров, а пехота, которой едва осталось и 1000 человек, спаслась бегством уже в ночное время в город Шарм» [1. С. 526]. Пленных взято: обер-офицеров – 8, префект города Эпиналя барон Флени и рядовых до 500 человек. Дорога, по которой был преследуем неприятель, покрылась убитыми, брошенными ружьями и экипажами. 31 декабря убежавшая в город Шарм неприятельская пехота соединилась там с другими своими войсками, но всё равно была выбита из города и «прогнана с жестоким поражением» по дороге к городу Нанси.

2 января, оставив в Шарме генерал-майора князя Щербатова с его отрядом для наблюдения за неприятелем, находящимся в районе города Нанси, сам Платов последовал на Мерикур и Невшато и 4 января Невшато занял, взяв 2 орудия, отбив 47 человек пленных и пленив 60 жандармов.

Из Невшато Платов доложил, что от самого Рейна до Невшато он шёл «без разстаху, ежедневный снег или дождь не удержал меня, притом до Эпиналя – по гористым местам» [1. С. 532].

В городе Невшато он оставил 60 казаков, заболевших во время перехода от Рейна до Невшато «от дурной погоды и нахождения полков еженочно на биваках», оставлены там же были более десяти раненых. При больных и раненых Платов оставил штаб-лекаря Андре «с тем, чтобы по выздоровлении казаков следовал он с оными по следам моим» [1. С. 533].

7 января Платов получил повеление командующего Главной армией австрийского генерал-фельдмаршала князя Шварценберга следовать с корпусом из города Невшато через город Жуанвиль в Бар-сюр- Об.

8 января Платов откомандировал партию из 500 человек под командой полковника, впоследствии генерал-майора, графа Платова (собственного сына) для занятия города Жуанвиля, чтобы оттуда действовать по большой дороге, идущей из Лангра в Шалон. Этой партией на противоположной стороне реки Мез были обнаружены неприятельские драгуны. Казаки бросились через реку с одними только пиками вплавь, догнали неприятеля по дороге, идущей в Вокулиор, разбили его и, преследуя до селения Тилянкура, взяли в плен одного поручика и 19 человек рядовых, прочих же почти всех побили, «так что мало спаслось». В бою ранено 2 казака, убито 3 лошади и ранено 7 лошадей.

Пленный поручик и рядовые показали, что они посланы были из селения Тилянкур, где находился их авангард от корпуса маршала Виктора под командой генерала Груши, авангард состоит из 5 полков кавалерии, имеет задачу портить мосты по реке Мез.

Сам Платов с остальными полками при городе Невшато через реку Мез «за разлитием большой воды» не стал переправляться, двинулся вниз по течению до селения Массе, перешёл здесь реку «с великой трудностию за сказанным разлитием воды» и занял селение Гре для дальнейшего следования по назначению через города Жуанвиль, Бар-сюр-Об и Бар-сюр-Сен, «дабы действовать от сего последнего места по дороге, ведущей к Парижу» [1. С. 532].

В донесении Платов указал на настроения местного населения: «Жители во время проследования моего из Невшато к городу Жуанвиль от войск наших покойны: сопротивления никакого не делают, охотно на биваки, где мы ночлеги имеем, вывозят провиант и для лошадей надобный фураж и на обогревание казаков дрова, и, словом сказать, обходятся приятельски. Мы со своей стороны делаем оным все приласкания, сходственные с выпущенными прокламациями, что они и беспритворно довольны, о неприятеле нашем объявляют поистине. Жалуются все вообще угнетением на своё правительство, бранят Наполеона и желают все мира» [1. С. 533].

Следуя к Бар-сюр-Обу и Бар-сюр-Сену, Платов потеснил неприятельские кавалерийские гвардейские отряды и вышел на фланг французских войск, состоящих большею частью из гвардии под командою маршала Мортье.

В течение двух суток казаки «денно и нощно» тревожили неприятеля с флангов и с тыла, взяли в плен более ста человек и отправили к австрийскому генералу Гюлаю. Всё время нависая над левым флангом маршала Мортье, Платов тем самым понуждал его к отступлению.

16 января Платов с войсками прибыл в местечко Осон, перед которым обнаружен был неприятель, дважды атаковал французов и прогнал «с поражением и взятием в плен довольного числа»; кроме того, в местечке захвачено 100 человек вооруженных конскриптов [9], которые все и были отправлены к ближайшим войскам союзников.

Союзные войска под командованием Шварценберга продвигались вперёд медленно, осторожно. Воспользовавшись его медлительностью, Бонапарт ударил на вырвавшегося вперёд фельдмаршала Блюхера. Но внезапного удара не получилось. Одна из копий приказа Наполеона маршалу Мортье 15 января попала в руки летучего казачьего отряда Теттенборна, и рано утром 17 января Блюхер был осведомлен об угрозе, нависшей над его тылами [6. С. 581].

Во время боя «в какой-то критический момент Наполеон едва успел увернуться от группы казаков, но сразу после этого стал во главе своего штаба...» [6. С. 582]. А. Лашук приводит ряд деталей: «Направляясь в Мезьер-ан-Бри в сопровождении маленького эскорта, император неожиданно натолкнулся у леса на небольшую группу казаков. Один из этих «детей Дона» хотел ударить Наполеона пикой, но эскадронный начальник Гурго... убил нападавшего выстрелом из пистолета. Вольтижёрская бригада из дивизии Менье пришла на помощь императору, и он, ускользнув от казаков, укрылся в её рядах» [7. С. 708]. Начальник штаба императора маршал Бертье получил удар древком пики в голову, генерал Лефевр-Денуэтт был ранен в левый бок. Возможно, это были казаки отряда князя Щербатова (Чугуевский уланский полк, 4 казачьих полка, 4 орудия).

Понеся потери, Блюхер отступил к Главной армии. 20 января при Ла-Ротьере союзники общими усилиями нанесли французам поражение. Отличились казаки Карпова. Темнота и снежный буран, разыгравшийся в ночь после сражения, не позволили немедленно начать преследование.

Платов в этом крупном сражении не участвовал. По словам А. Чандлера, он вёл «разведку боем» впереди армии Шварценберга [6. С. 584].

18 января платовский отряд по просёлочным тесным и лесистым дорогам подошёл к городу Сансу, встретил у самого города отряд неприятельской кавалерии, состоящий из 3 эскадронов, и стремительным ударом авангарда прогнал его «с чувствительным поражением до виноградников, у стен города имеющихся». В виноградниках и в форштадте города Платова встретила сильным ружейным огнём засевшая неприятельская пехота. Платов подтянул орудия и вечером выбил пехоту из форштадта и занял его. Французы ушли в город, затворили ворота, заставили улицы большими фурами, завалили деревьями и, засев за каменную стену, окружавшую город, продолжали всю ночь ружейную и пушечную пальбу.

При занятии Сансского форштадта взяты в плен 1 офицер и 32 рядовых гвардейца, отбиты бывшие у неприятеля в плену 1 испанский офицер с 16 солдатами и 4 австрийца, которых и отправили к ближайшим австрийским войскам.

19 января поутру неприятельская пехота вместе с вооружёнными жителями несколько раз делала вылазки из Санса, но была встречена орудиями Донской конной артиллерии, поставленными в улицах форштадта, и стрелками, засевшими в домах, и отходила с поражением опять в город.

На помощь Сансу из городка Пон подходили неприятельские кавалерийские отряды, но не были допущены к городу и прогнаны.

От пленных Платов узнал, что против него из Фонтенбло посланы крупные силы неприятеля. 20 января Платов отошёл от города Санс и, поспешив по указанному ему направлению, перешёл ночью реку Иону в городе Оклленев-ле-Руа и расположился при этом городе в ожидании неприятеля, посланного из Фонтенбло.

21 января неприятельские конница и пехота атаковали Платова по обеим сторонам реки Ионы, но действием орудий Донской артиллерии и стремительными ударами донских полков были отражены и прогнаны к Сансу «с жестоким поражением и со взятием в плен 1 подполковника, 1 капитана, 2 офицеров и 80 человек унтер-офицеров и рядовых» [1. С. 542]. В тот же день гвардии капитан Берхман был послан Платовым с партией через Куртене к Монтаржи и отбил у неприятеля 405 испанских пленных офицеров и 43 человека нижних чинов, отправляемых в Бурже, и истребил более 200 неприятельских жандармов, находившихся в конвое.

Обстановка во Франции отличалась от обстановки в Германии, и французы относились к казакам не так, как немцы. Да и после первых побед Наполеона на территории самой Франции местные жители осмелели. «…Я данную мне дирекцию до невозможности исполнил, но теперь, оставаясь один с горстью моих людей между французской нацией и войск наполеоновых, согласиться изволите, что нахожусь в затруднительном положении», – рапортовал Платов Барклаю де Толли 22 января 1814 года [1. С. 542].

После боя под Ла-Ротьером союзные армии опять разделились и двинулись на Париж.

26 января Платов получил сведения, что вюртембергские войска приближаются от Труа к Сансу. Сам Платов, который всё это время вёл бои в окрестностях этого города, с тремя тысячами казаков был послан в набег по французским тылам и двинулся дальше к Фонтенбло. Он с отрядом проследовал от Вильнёв- ле-Руа, через Куртене и Эгревиль в селение Суп на реке Луанж, куда и прибыл 31 января. Мост через реку был взорван. Платовские казаки его исправили. Французская пехота, высланная из города Немура, пыталась мост отбить, но её усилия не имели успеха, и пехота была «прогнана с поражением» к Немуру.

1 февраля Платов перешёл реку Луанж «для действий от Малзерба к Фонтенебло и далее». Навстречу ему из Фонтенбло и Немура были посланы неприятельские кавалерийские отряды. Платов их разбивал и прогонял «с чувствительною потерею». Между тем генерал-майор Иловайский 10‑й с полком его имени и частью других полков, всего с 500 человек, был послан Платовым вперёд, по запланированному маршруту, атаковал в окрестностях Мальзерба неприятельскую кавалерию, опрокинул её, преследовал до деревни Мортерваль и занял местечко Шатель-Лорен.

Генерал Александр Монбрень легко уступил лес Фонтенбло казакам [7. С. 747].

3 февраля отряд Платова двинулся далее на запад, к Мелюну, оставляя Фонтенбло направо. Так далеко на запад Франции не заходил никто из союзников.

От пленных Платов узнал, что из Мелюна против него послано «превосходное число» неприятельских войск, а потому и не решился оставить в своём тылу город Немур «как пункт важный по натуральной своей позиции». Платов докладывал, что в Немуре было 600 человек пехоты, «кроме части старых гвардейских войск, под командою тамошнего коменданта майора Боньи» [1. С. 569]. Городские ворота на 3 мостах были защищены палисадами с рогатками и 4 пушками.

Платов потребовал сдачи города с гарнизоном, но неприятель «с дерзостью отказал». Платов обложил город и, проведя рекогносцировку, назначил места, в которые при случае можно было бы ворваться.

На левом фланге генерал-майор Греков 8‑й поставил часть своей бригады наблюдать дорогу, идущую в Фонтенбло, а с другой частью готовился к штурму города. Генерал-майор Кайсаров, командуя центром, устроил батареи из орудий Донской конной артиллерии. Генерал-майор Греков 18‑й с Атаманским полком и частью других находился на правом фланге.

Спешившиеся казаки вытеснили неприятеля из форштадта, находящегося на левой стороне канала. Донская артиллерия открыла огонь и истребила большую часть неприятельских канониров, «и ночь застала нас в сём положении». Платов же, расспросив «выходцев» из города, решился, «с помощию Божиею, дать в ночи на город штурм» [1. С. 569].

Генерал-майор Кайсаров, имевший в авангарде генерал-майора Шперберга и полковника Кромина, должен был атаковать мост через канал, по которому проходила дорога в Фонтенбло, а генерал-майор Греков 18‑й производить атаку на мост Сен-Пиер. 100 казаков полка Грекова 8‑го под командованием есаула Ситникова отвлекали внимание неприятеля на Папский мост и на дорогу к городу Морет.

Штурм начался с того, что подвезённая на пистолетный выстрел Донская артиллерия повредила крепкие ворота на Фонтенблоском мосту, в которые бросились казаки «рабочего полка» (полк Ягодина 2‑го) под прикрытием стрелков и казаки-черноморцы. В наградных документах говорилось, что полковой командир 1‑го Черноморского полка подполковник Плохий, командуя вверенным ему полком, «находясь впереди с стрелками, собственным примером храбрости и неустрашимости поощрял подчинённых к поражению неприятеля, занял Фонтенебльский мост, чем много способствовал пешей колонне казаков под командой генерал-майора Шперберга ко взятию укреплённых ворот и занятию города» [1. С. 571].

Неприятель, узнав пункт настоящей атаки, обратил туда все свои силы и защищался с упорством, но войска под командой генерал-майора Шперберга и полковника Кромина наконец овладели мостом и воротами. Пешие казаки по распоряжению генерал-майора Шперберга и полковника Кромина с пиками в руках бросились в ворота, отняли у неприятеля 4 орудия и прогнали его внутрь города. Тогда командовавший гарнизоном полковник Грушо и комендант города начали переговоры и обещали сдать город при условии, что оставшийся гарнизон, засевший в замке, будет выпущен в Фонтенбло. Платов это условие отверг, и так как часть города была уже занята казаками, то гарнизон принуждён был сдаться военнопленными. Неприятель потерял убитыми до 200 человек, в том числе 5 офицеров; в плен сдались командовавший войсками полковник Грушо, комендант города Боньи, 1 майор, 5 капитанов, 11 офицеров и до 600 унтер-офицеров и рядовых; были взяты 4 пушки с зарядными ящиками, значительное число ружей и 400 фунтов пороха.

Захват казаками Немура, лежащего в десятке вёрст от Фонтенбло, летней резиденции французских королей, и появление казаков в самом лесу Фонтенбло встревожили французское командование. И в Париже была паника: казаки обходят столицу с юга... Сам Бонапарт выехал к войскам, противостоящим Главной армии союзников. До этого он по частям разбил торопившегося в Париж Блюхера. За пять дней горячий старик лишился трети своей армии. Теперь настал черёд Шварценберга. 4 февраля французы разгромили неосторожно выдвинувшийся вперёд авангард Палена.

С 7‑го на 8‑е февраля в местечке Шапель Лорен Платов получил сведения, что корпус австрийских войск, оставив город Санс, потянулся к Труа, то есть начал отступление. Шварценберг действительно начал отступать и даже запросил у Наполеона перемирия. Тогда же неприятель численностью в 3 тысячи человек пехоты выдвинулся из Морета и занял Эгревиль, грозя отразить платовский отряд. Платов метнулся на восток, поспешил форсированным маршем через Ферьер и Куртене к Вильнёв-ле-Руа, шёл всю ночь.

Едва часть его войск переправилась по мосту в Вильнёв-ле-Руа и стала на дороге к Сансу, как была атакована французскими войсками, прибывшими из Испании. Это были 1 тысяча кавалеристов и 3 тысячи пехоты с 4 орудиями под командой генерала графа Гарньер.

Чтобы дать время оставшемуся войску переправиться чрез мост, генерал-майор Кайсаров выдвинул передовые полки с 2 орудиями из Вильнёв-ле-Руа навстречу противнику, а генерал-майор Греков 8‑й успел обойти неприятеля справа. Оба они ударили на отделившуюся от пехоты неприятельскую кавалерию, опрокинули её, прогнали «с большим поражением» до самой пехоты и пушек, взяли в плен 1 офицера и 70 рядовых.

Успев переправить свой отряд, Платов начал отходить от Вильнёв-ле-Руа через Жуанье, Сент-Флорино и Тоннор. Его преследовал неприятельский корпус маршала Макдональда, но платовский арьергард везде отражал передовые французские войска, не давал себя отрезать и тем самым прикрывал отход армии.

Потом, получив повеление Барклая де Толли о следовании на правый фланг армии, Платов пошёл форсированными маршами через Бар-сюр-Об, Арси и Сезанн искать связь с армией фельдмаршала Блюхера. Но Блюхера найти не смог, хотя и дошёл в поисках неугомонного старика до Сезанна…

Стремительно двигаясь, Платов захватил в городе Арси 130 нижних чинов и 1 офицера, потом в городе Сезанне после пушечной канонады был взят в плен комендант и 80 солдат. По занятии Сезанна камер-юнкер 5‑го класса Сосновский был отправлен с 300 казаками для занятия города Ла-Ферте-Гоше, обезоружил там вооружённых жителей и взял в плен несколько жандармов.

22 февраля М. И. Платов послал рапорт М. Б. Барклаю де Толли: «Я на пути к Ла-Ферте-Гоше. …Вчерашнего числа партии, мною на Парижскую дорогу для действия между Ножан, Прованс и Нанжи отправленные, должны уже сегодня там действовать, и сим надеюсь должна смутиться коммуникация французской армии, бывшей при Труа, с Парижем и Наполеоном» [1. С. 550].

24 февраля в селении Ревильён Платов получил повеление Барклая де Толли прибыть по высочайшей воле «к армии». Он передал корпус в командование генерал-майору Кайсарову и прибыл в штаб Главной армии союзников [1. С. 570].

Вступление в Париж произошло, когда Платов состоял при штабе императора Александра I и отдельными отрядами не командовал.

за взятие Парижа

Как видим, действия Платова на территории Франции резко отличаются от партизанских действий в России в 1812 году и в Германии в 1813‑м. Нет ни отбитых у неприятеля обозов, ни многих тысяч пленных, как это было в России и в Германии. Пленных – десятки, реже – несколько сотен, и среди них встречаются вооруженные жители, конскрипты и жандармы. Казаки штурмуют города и опасаются отдаляться от главных сил. Описывая кампанию, А. Лашук отмечает: «Казаки Платова, брошенные в сторону Санса и Фонтенбло, наступают крайне медленно» [8. С. 404]. Количество казачьих партизанских отрядов вообще резко сокращается. Мы знаем о рейде казаков Платова, о каких-то других партизанских отрядах сведений мало, либо их вообще нет.

Всё дело в том, что доброжелательное отношение жителей к партизанам – важнейшее условие для ведения партизанских действий – во Франции не наблюдается. Об этом, как мы уже писали, докладывал и сам М. И. Платов. Но казаки корпуса Платова честно выполнили свой долг, внесли свою лепту в разгром Наполеона в кампании 1814 года во Франции.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Донское казачество в Отечественной войне 1812 г. и заграничных походах русской армии 1813– 1814 гг. : сб. док. Ростов н/Д, 2012.
  2. Брикс Г. О. Р. Примечания Брикса к «Истории конницы» Денисона // Денисон Д. История конницы. Кн. 2. М., 2001. С. 249.
  3. Булдыменко П. В., Кузнецов П. Е. Los infernos picadorеs // Воин. 2003. № 11. С. 43.
  4. Булдыменко П. В. Уланы герцогства Варшавского // Воин. 2003. № 13.
  5. Шереметьев О. В. «Польские казаки»: история корпуса кракусов // Воин. 2002. № 10. С. 30.
  6. Чандлер Д. Военные кампании Наполеона. Триумф и трагедия завоевателя / [пер. с англ. Н. Б. Черных-Кедровой]. М., 2001.
  7. Лашук А. Наполеон. История всех походов и битв. 1796–1815. М., 2008.
  8. Его же. Гвардия Наполеона. М., 2004.
  9. Конскрипт – новобранец, поступивший на военную службу по набору.

Оставить комментарий в ЖЖ




 
ВК
 
Facebook
 
© 2010 - 2018 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"