Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 

Общественная жизнь / Краеведы Ростовской области

Л. Ф. ВОЛОШИНОВА

АНДРЕЙ ПЕТРОВИЧ ЗИМИН

ростовский архитектор, краевед

Об интереснейших перипетиях судьбы Зимина еще при жизни писали ростовские газеты. Он был — крестником атамана П. Н. Краснова, сыном репрессированного инженера; архитектором, хорошо знавшим ростовских коллег 1930-х гг.; оказался штрафником и гвардии рядовым Великой Отечественной; а впоследствии участником восстановления разрушенного Ростова.

Эти яркие страницы биографии породили главное увлечение А. П. Зимина — собирание частного архива, отразившего его родословную; историю Ростова, где он прожил всю жизнь; памятные события Донского края. В его собрание вошли фамильные иконы и тома Священного писания, книги изданные в XIX и начале XX вв., старые фотографии видов городов и станиц Дона, фотооткрытки храмов и общественных зданий, планы городов и станиц Донского края, дореволюционные и довоенные газеты, журналы, собственные выписки, заметки, списки исторических зданий, рисунки коллег, друзей художников и многое другое.

Я познакомилась с Андреем Петровичем в начале 1980-х, когда работала в Ростовской специальной научно-реставрационной производственной мастерской. Тогда его уже многие называли «патриархом Донского края». Это был высокий статный седой старик с выразительными благородными чертами лица, открытым взглядом. Самостоятельные, уверенные суждения выдавали в нем человека много пережившего и повидавшего, при этом сохранившего свои убеждения. Людей моего поколения, 30-летних, к нему притягивало то, что он пробуждал интерес и уважение к старине, к дореволюционным традициям, к древней и недавней истории, которая тогда представлялась упрощенно, идеологически примитивно и односторонне.

В конце 1970-х г. Андрей Петрович был уже на заслуженной пенсии. Но на смену «казенной службе» пришло добровольное служение. С середины 1960-х он возглавляет архитектурную секцию Ростовского областного отделения ВООПИиК.

Андрей Петрович был не просто собирателем и хранителем своего архива. Он стал его проповедником, рассказчиком, разъяснителем. Архив был овеян ореолом его личности, благосклонностью его друзей и коллег, гибелью отца и крестного, согрет старыми стенами, в которых собирался. Этот дом, где проживал Андрей Петрович (пер. Островского, 5) до 1920 г., принадлежал старинной казачьей семье Шамардиных, его строили по типу «казачьего куреня». И тогда, в 1980-е, в планировках сохранялись многие приметы старины. Принимая друзей, он сам показывал и называл комнаты: «Зал, спаленка, кухонька, галерея».

Интересно проявилось дарование архитектора Зимина по восстановлению Старообрядческой церкви на ул. Ульяновской, прихожанином которой он был. До 1970-х гг. Покрово-Ильинский храм стоял без трех луковичных главок, разобранных в начале 1930-х. На основе исторической фотографии Андрей Петрович предложил эскизы по воссозданию, которые были приняты и впоследствии воплощены на средства прихода. В Ростове это был первый пример воссоздания подлинных элементов завершений храма.

Необходимым и своевременным стало «Краткое описание памятников архитектуры г. Ростова-на-Дону», составленное Андреем Петровичем в 1983 г. До этого в официальном государственном перечне памятников Ростова их числилось около десяти, из которых, кроме театра им. М. Горького и бывшего монастырского храма Сурб-Хач, были только монументы вождям пролетариата, бюсты Героям Советского Союза, места маевок, подпольные типографии и т. п. «Краткое описание памятников» Зимина переворачивало официальную догму об отсутствии историко-культурного наследия Ростова, называло имена архитекторов (столичных и ростовских), инженеров, благотворителей дореволюционного города. В научный оборот вводились десятки архитектурных и исторических памятников, утверждалось их право на общественное признание и сохранение. Этот список стал основой для сотрудников института «Спецпроектреставрация», начавших работу по постановке на госохрану исторических зданий города.

Благодаря общественной работе в Ростовском отделении ВООПИиК, выступлениям в Союзе архитекторов, в областной и городских библиотеках, он заслужил высокий авторитет среди тесного в те годы круга краеведов, коллекционеров, библиофилов. Многие из тех, кто приходил к нему за советом, утвердились в своих намерениях и стали собирателями и исследователями по своим конкретным историческим темам.

Андрей Петрович мечтал о том, чтобы его дом стал музеем. Но жизнь шла своим чередом. Вышла замуж дочь Маша. Под отчим кровом появился зять, отношения с которым у Андрея Петровича не сложились. Но жена и дочь умели наладить и хранить хрупкое согласие между такими разными мужчинами, живущими рядом. Рождение внука Андрейки радовало и рождало мысли о продолжателе и хранителе собранных древностей.

Внезапная смерь жены Андрея Петровича многое переменила. Маша приняла на себя заботы о сыне, муже, отце, но семейные ссоры, которые постоянно вспыхивали между отцом и мужем, отбирали слишком много сил. Пережив мать всего на несколько лет, она скончалась от сердечного удара. Вторая смерть близкого человека потрясла Андрея Петровича, обострила привязанность к внуку. А через несколько месяцев у зятя появилась новая гражданская жена. У нее были свои собственные представления о доме, куда она пришла, о быте семьи, о роли в ней каждого. Скоро по ее настоянию — для благ; внука! — начали перестройку чердака. Этого Андрей Петрович вытерпеть не мог. Он ушел из дома, где, прожив около семидесяти лет, уже не был хозяином; из кабинета, где остался архив; из-под крова, где жил внук Андрейка. Ушел доживать к престарелой сестре в однокомнатную квартирку в Западном жилом массиве. Последние месяцы его бытия были омрачнены крушением надежд, запретом зятя и мачехи на встречи с внуком, обострившимися болезнями.

Его хоронили Союз казаков, друзья, почитатели, коллеги. Многолюдным было отпевание в Кафедральном соборе. Во время погребения на Северном кладбище (рядом с могилой жены и дочери) на крышку гроба прибили казачью фуражку, говорили по традиции прощальные слова. Последние почести были отданы. Но у многих осталось чувство неосознанной вины перед Андреем Петровичем.

Завещания о своих коллекциях он не оставил. Наследниками юридически были признаны внук (после достижения совершеннолетия) и сестра София Петровна, которая отказалась от своей доли в пользу города [2]. Созданная администрацией Ростова комиссия из сотрудников Государственного архива Ростовской области, ростовских музеев, членов ВООПИиК застала вчерашний архив сильно оскудевшим, разбросанным, не систематизированным, что сильно охладило к нему интерес специалистов. Говорили, что в последнее время Андрей Петрович сам раздавал фотооткрытки и документы знакомым. Ходили слухи, что после его ухода из дома родственники что-то брали из кабинета хозяина. Несмотря на все это, материалы из кабинета Зимина были подробно описаны, запакованы в коробки, перевезены в Донскую публичную библиотеку, откуда впоследствии, по непонятным указаниям администрации Ростова, были переданы в центральную городскую библиотеку им. М. Горького. Во время переезда нашлись желающие заглянуть в содержимое коллекций в поисках сиюминутных выгод и сенсаций. И, не найдя их, пополнили слухи об оскудении и малой ценности оставшегося наследия. Единственным фактом существования документов стала выставка, посвященная памяти Андрея Петровича, проходившая в 2000 г. в зале библиотеки им. М. Горького на Б. Садовой улице. Для разборки остальных материалов специалистов в библиотеке не оказалось. Их нет и до сих пор. Все документы ожидают своих исследователей.

Сегодня зиминский архив остается легендой. Но может быть важнее его оказался тот круг людей, на которых в 1970-1980-е гг, оказал влияние Андрей Петрович. Этот круг вышел за пределы города и области; в него входили журналисты, художники, архитекторы, священники, учителя, режиссеры, кинематографисты, искусствоведы, библиофилы, краеведы, инженеры, фотографы, казаки, книгоиздатели, наследники эмигрантов,, покинувших Ростов. Жаль, что в него не успел войти внук «патриарха донского края». Но думается, что время — лучший и верный судья. И внук, повзрослев, обретет доброе отношение к личности Андрея Петровича.

Хочется надеяться, что в нынешний девяностый год со дня рождения известного краеведа его наследие начнет обретать реальные черты, его юбилей, не пройдет незамеченным в Ростове, на фасаде его дома появится мемориальная доска.

ПРИМЕЧАНИЯ
  1. Краткое описание памятников архитектуры г. Ростова-на-Дону (в современных границах). Рукопись 1983 г. // Текущий архив института «Спецпроектреставрация». АРМ-1.
  2. Губыш М. Не сбылась мечта казака Зимина // Веч. Ростов. — 1995. — 4 апр. — С. 2.



 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2019 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"