Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Матвеев Г. А. Памяти друга // Донской временник / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2020. Вып. 29-й. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m4/4/art.aspx?art_id=1836

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Вып. 29-й

Краеведы

3 октября 2020 года ушёл из жизни Минас Георгиевич Багдыков, известный врач и краевед.Он был большим другом Донской публичной библиотеки, частым гостем на наших мероприятиях. О Багдыкове рассказывал «Донской временник» [1]. Выражая соболезнование семье Минаса Георгиевича, редакция предоставляет слово кандидату исторических наук, профессору Герману Ароновичу Матвееву.

Г. А. МАТВЕЕВ

ПАМЯТИ ДРУГА

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Я познакомился с Минасом Георгиевичем Багдыковым и его семьёй в 60-е годы прошлого века. Мои родители построили дом на 23-й линии, 24на месте разрушенного в годы войны, и мы оказались соседями Багдыковых, которые жили на улице через дом.

Мне сразу понравился новый для меня район города, где предстояло жить. В 1960‑70-е годы эта часть Пролетарского района Ростова (в прошлом – центр армянского города Нахичевань-на-Дону) сохраняла архитектурный облик и другие характерные черты старого города: удобную планировку кварталов (линии), преимущественно одноэтажные добротные дома – зачастую с лепниной на фасадах, обилие зелени, доброжелательное армянское население.

Моё знакомство с Минасом началось после того, как я узнал у соседей, что на нашей улице живёт хороший врач-хирург, работавший в центральной городской больнице № 1. Мой отец, ветеран Великой Отечественной войны, часто болел, и я решил обратиться с просьбой о профессиональной помощи к Минасу. Меня приветливо встретил круглолицый коренастый молодой человек с очень живыми глазами.Он немедленно согласился проконсультировать отца: обстоятельно расспросил о признаках недуга, проверил пульс, измерил давление, внимательно осмотрел и прослушал его,после чего дал чёткие рекомендации, пообещав проследить за ходом лечения.

Мой отец после этого визита сказал, что его никто из докторов так детально не осматривал, не расспрашивал, и что он почувствовал доверие к Минасу как к специалисту и человеку.

Я учился тогда в аспирантуре, затем стал преподавать историю в Ростовском государственном университете, защитил кандидатскую диссертацию. Общаясь с Минасом, обратил внимание на то, что он не только великолепный врач, но и человек с разносторонними интересами в области истории, краеведения, литературы, музыки. Общие интересы сблизили. У Минаса и у меня были большие домашние библиотеки, мы стали обмениваться книжными новинками.

У Минаса и его супруги Галины Нагапетовны к началу нашего знакомства уже рос старший сын Тигран; через несколько лет родился младший – Георгий. У меня с моей женой Лидой сначала родилась Маша, а затем Алексей. Маша с Георгием были сверстниками, они подружились,вместе играли в просторном дворе Багдыковых с большими ореховыми и другими плодовыми деревьями.

Моя жена Лида, закончив учёбу на филологическом отделении Ростовского государственного университета, стала учителем русского языка и литературы в школе № 14 на 30-й линии. У неё учились сыновья Минаса Тигран и Георгий. Это тоже способствовало нашему сближению с Минасом и Галиной, которое с годами переросло в дружбу.

Я с женой часто бывал в доме Багдыковых. Мы познакомились с Георгием Минасовичем и Сусанной Леонтьевной, родителями Минаса, с его тётей, сестрой отца Софьей Минасовной Карташовой-Багдыковой, младшим братом Константином и его женой Ниной. К великому сожалению, вскоре после нашего знакомства отец семейства, Георгий Минасович, интеллигентный обаятельный человек, музыкант, великолепно игравший на многих музыкальных инструментах, прививший Минасу любовь к музыке, скончался после тяжёлой болезни, что стало для Минаса ударом (он очень любил отца).

Сусанна Леонтьевна, мудрая, любящая женщина, сделала всё, чтобы продлить жизнь мужа, у которого был порок сердца. Она безмерно любила сыновей и приложила все силы, чтобы они смогли получить высшее образование; радовалась их успеху на профессиональном поприще, приняла в дом жену Минаса как свою дочь, обожала и пестовала внуков. Сусанна Леонтьевна была доброй и хлебосольной: встречая уставшую после рабочего дня в школе мою жену, часто зазывала её пообедать. Я до сих пор помню замечательные пирожки с лебедой и варёными яйцами, которые она обязательно пекла весной.

Тётя Минаса Софья Минасовна, по его словам, сыграла важную роль в его жизни. До войны и в послевоенные годы она работала акушером-гинекологом в роддоме и женской консультации Пролетарского района. Во время оккупации города, подвергая свою жизнь опасности, уходила ночью помогать больным и беременным женщинам, оказывала медицинскую помощь раненым красноармейцам, которых местные жители прятали в своих домах. Минас не раз говорил о том, что его представления о врачебном долге с детства формировались на примере жизни Софьи Минасовны. Именно она настояла на его поступлении в мединститут, помогала советами во время учёбы в вузе и в начальный период деятельности. Кстати, появление на свет Минаса не обошлось без тёти: опытный акушер-гинеколог,она принимала в роддоме самого Минаса, а через несколько десятилетий и его детей, Тиграна и Георгия.

Прежде всего я должен сказать о своём восприятии достоинств Минаса Георгиевича как врача, опираясь на свой многолетний опыт общения с ним, наблюдения за практикой его врачевания членов моей семьи, а также свидетельств его пациентов. Мне представляется, что обязательным профессиональным качеством любого врача, особенно хирурга, является его способность расположить к себе пациента, успокоить его, снять напряжение, стресс, неизбежные при возникновении недуга, особенно серьёзного, вызвать доверие к себе как специалисту. Не случайно, медицину называют не только областью науки и искусства, но и человековедением.

Минас обладал в самой высокой степени этими способностями. Ямногократно был свидетелем, как во время его общения с больными, взрослыми и детьми происходила эта магия рождения доверия. Во время беседы с пациентом Минас Георгиевич излучал доброжелательность, уверенность в возможности победить болезнь, убеждал в необходимости сдать анализы, принять лекарства, назначая для детей наименее неприятные по вкусу.

Меня удивляла универсальность Минаса-врача, его способность успешно лечить различные недуги как у взрослых, так и у детей. Как-то я задал ему вопрос: как он обрёл эрудицию в разных областях врачевания? Он рассказал, что его учителями были доктора, которые приобрели такой опыт в годы Великой Отечественной войны: П. М. Шорлуян, П. П. Коваленко, А. Р. Ханамиров, хирурги В. В. Лесковский, Н. Т. Назаров и другие.В военное время им приходилось лечить не только ранения, но и другие болезни красноармейцев. В своих воспоминаниях Багдыков писал, как, получив после окончания мединститутанаправление на работу хирургом в городскую больницу Новочеркасска, зав. хирургическим отделением Н. Т. Назаров, прошедший две войны, поместил его жить в своём рабочем кабинете, и Минас в течение шести месяцев практически каждую ночь участвовал в операциях пациентов, привозимых машинами скорой помощи, которые проводили травматологи, гинекологи, лор-специалисты [2, с. 119–121]. Этот бесценный опыт ему впоследствии очень пригодился.

Минас также вспоминал, что ему приходилось как дежурному врачу в хирургическом отделении ЦГБ участвовать в проведении операции на сердце и других внутренних органах, оперировать гнойные раны [2, с. 135–140]. Не раз Минас Георгиевич огорчённо сетовал, что в последнее время нарастает тенденция узкой специализации врачей, в том числе хирургов, и это ведёт к снижению квалификации.

У Минаса-врача было ещё одно ценное качество: если он сомневался в определении диагноза обратившегося к нему больного, он не только направлял его на дополнительные анализы, но и зачастую рекомендовал опытного специалиста, которому доверял, лично или по телефону просил проконсультировать пациента. И таким он оставался до последних дней жизни. Вот почему к доктору Багдыкову шла вся округа жителей за врачебной помощью в любое время дня и ночи. И он никому не отказывал.

М. Г. Багдыков не только лечил. Кандидат медицинских наук, заслуженный врач Российской Федерации, доцент Ростовского мединститута, он учил студентов, участвовал в подготовке и повышении квалификации нескольких поколений врачей.

Я бесконечно благодарен Минасу как врачу, поскольку был спокоен, имея возможность всегда обратиться к нему за помощью, когда болели мои родители, дети, жена и я сам.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Приоритетом в семье Багдыковых, в соответствии с армянскими этнокультурными традициями, были семейные ценности. В доме № 18 на 23-й линии многодесятилетий жили три поколения семьи, включавшие дедушку с бабушками, двух сыновей с жёнами, внуков. Минас очень любил этот дом, в котором он вместе с родителями, женой и детьми прожил большую часть жизни, где проходили важные события семьи, бывали дорогие друзья, интересные люди. Неслучайно в армянской традиции для обозначения семьи используются два понятия: дом и очаг. После кончины Софьи Минасовны выяснилось, что у этого дома несколько наследников, которые стали настаивать на его продаже. Минас долго сопротивлялся, пытался сохранить дом для семьи. Когда же это не удалось, он, переселившись с женой и сыновьями в квартиру на 13-й линии, построил дом-дачу в Чалтыре, перенёс туда дорогие семейные реликвии: фотоальбомы, книги, картины, самовар, чугунные утюги, медные ступки, сахароколку…

Ещё одна характерная этнокультурная традиция, которой следовали Минас и его семья, – не только уважительное, но и благоговейное отношение к старшим, прежде всего к бабушке Розалии Георгиевне, к родителям Георгию Минасовичу и Сусанне Леонтьевне, матери Галины Надежде Григорьевне Кристостурьян, тёте Минаса Софье Минасовне. Они всегда занимали почётные места на семейных торжествах и застольях, были окружены заботой и вниманием до последнего часа земной жизни. В духе безусловного уважения к старшим воспитывались дети Минаса. Его младший сын Георгий был назван по армянской традиции вчесть своего деда, а Тигран, старший, ‑вчесть одного из самых почитаемых деятелей армянской истории.

Супруга Минаса Галина также следовала традиционным национальным нормам общения в семейном кругу. Яне могу вспомнить, чтобы она прилюдно возразила мужу, критиковала его. Галина неуклонно воспитывала уважительное отношение детей к отцу, формировала в них сознание, что Минас – старший в доме, его надо беречь.

Минас считал, что до 10–12 лет основную роль в воспитании детей должна играть супруга, а затем, когда они стали подростками, уделял им много внимания, гулял с ними, постоянно беседовал, стремясь формировать в них необходимые мужские качества, интерес к профессии врача. Когда сыновья стали старше, брал их с собой на работу, в больницу. Особое внимание уделял учёбе детей.

Супруга Минаса Галина – красивая женщина, наделённая природной мудростью. Воспитанница Саратовской консерватории по классу скрипки, она многие годы преподавала в музыкальной школе имени М. Ф. Гнесина, работала заведующей струнным отделением школы, воспитала десятки одарённых скрипачей. Вместе с тем успешно сочетала напряжённую творческую педагогическую деятельность с повседневной заботой о детях, домашнем тепле и уюте.

Минаса отличала душевная щедрость. Дом на 23-й линии, 18 был одним из самых хлебосольных не только в Пролетарском районе, но и в городе. Минас любил встречать друзей, а супруга Галина, талантливая кулинарка, накрывала красивые столы, угощала гостей изысканными блюдами армянской и русской кухни: долма, гата, мусаха, курник, запечённая рыба, мягкие сыры с зеленью и прочие деликатесы обычно готовились к семейным торжествам и дружеским встречам. Я никогда не едал таких вкусных слоёных пирожков с мясом, подававшихся горячими, и чудесного курабье, приготовленного по семейным рецептам.

В доме у Минаса бывали замечательные люди: Герой Социалистического Труда генеральный директор Ростсельмаша Ю. А. Песков, профессор Ростовской консерватории, руководитель струнного отделения С. Б. Куцовский со своей супругой ‑ мастером художественного слова Лилией Лилиной, блестящий хирург, литератор, остроумный человек, профессор А. В. Шапошников, организатор «Шагиняновских чтений» профессор Н. С. Авдулов, философ, профессор И. А. Негодаев и другие. На этих встречах обсуждались новости, события политической, социальной, культурной жизни страны и города. Как правило, сам Минас блистательно, эмоционально вёл всесемейные торжества и дружеские встречи, вовлекая в беседу гостей.

Встречи часто сопровождались музыкальными импровизациями Минаса на скрипке или пианино. Нередко играла, вызывая восторг слушателей, друг семьи, пианистка, профессор консерватории С. Б. Арабкерцева, выступали и ученики Галины ‑юные скрипачи. Дети, пока были маленькие, не приглашались к праздничным застольям взрослых, но неизменно были среди гостей, внимали их разговорам, слушали музыкальные экспромты и импровизации.

Минас хорошо знал историю и культуру Армении, у него была большая подборка книг, посвящённых этой проблематике, сочинения классиков армянской литературы Хачатура Абовяна, Рафаэла Патканяна, Ованеса Туманяна, Наапета Кучака и других. Он стремился передать сыновьямзнания по истории и культуре Армении. Минас организовал крещение старшего сына Тиграна в Армянской апостольской церкви в Эчмиадзине, что в советский период было рискованно; затем, когда пришло время Тиграну жениться, там же прошло венчание молодых. В Армении крестили и младшего – Георгия.

В детстве и юности Минас любил слушать воспоминания старожилов Нахичевани-на-Дону, рассказы старших родственников, родителей, знакомых, у которых сквозила ностальгия по этому городу, звучали восхищение и гордость предками, крымскими армянами, переселившимися в донской край и построившимитакой замечательный город.

Минас считал, что в советский период история, культура и, главное, люди Нахичевани-на-Дону были преданы забвению. Поэтому в конце 1980-х годоврешилсянаписать книгу оНахичевани-на-Дону, опираясь на дооктябрьские источники, воспоминания старожилов, собственное общение в молодости с ветеранамигорода.Так родились «Нахичеванские портреты» [3]. Свою первую краеведческую книгу Минас посвятил светлой памяти своих родителей.

В конце 90-х появились и другие его книги по истории и культуре родной Нахичевани: «Лики прошлого» [4], «Нахичеванские находки» [5]. Две из них Минас Георгиевич посвятил жизни и деятельности архиепископа Иосифа Аргутинского, предводителя армян России, который принимал самое активное участие в основании и развитии Нахичевани-на-Дону [6], одну – учителю-наставнику П. М. Шорлуяну [7].

Несколько книг вышли в соавторстве с сыновьями:по истории нахичеванской медицины [8], по истории старого города [9] и о взаимодействии Армянской апостольской и Русской православной церквей [10].

Последней публикацией Минаса Георгиевича Багдыкова стала замечательная книга воспоминаний о пережитом, начиная с периода Великой Отечественной войны, написанная по просьбе сыновей [2].

В период перестройки в СССР, на волне демократических перемен по инициативе общественности города в 1988 году возникло культурно-просветительное общество «Нор-Нахичеван» (ныне Ростовская региональная общественная организация «Нахичеванская-на-Дону армянская община»). Его задачей стало возрождение и сохранение самобытной многовековой культуры донских армян. Минас Георгиевич был одним из создателей Общества, входил в состав правления. В качестве делегата участвовал в почётной миссии избрания католикоса всех армян Гарегина II в Армении [11]. До последних дней жизни был активным членом Нахичеванской армянской общины. Вклад его в культуру донских армян ещё предстоит оценить.

Минас гордился своими далёкими предками. На почётном месте в его доме висит картина с восстановленным им генеалогическим древом рода.

Сохраняя верность многим традициям армянского народа, символам национальной идентичности, Минас как потомок анийских армян, проживающих более двухсот сорока лет на Дону, обрёл субэтнические черты, фактически обладая как армянской, так и русской идентичностью.

Размышляя о своём друге, о его светлой личности, вспоминаю слова из его первой книги: «Образовавшийся сплав, генетически закреплённый, дал удивительный нахичеванский тип людей» [2, c. 3]. К такому типупрежде всего относился сам Минас Георгиевич Багдыков.

Он был счастливым человеком, потому что в полной мере реализовал себя в любимой профессии, в краеведении, в семье.

Минас занимал и занимает большое место в моей жизни. Мне не хватает его душевной щедрости, светлой доброй ауры. Я благодарен судьбе, что много десятилетий мог общаться и дружить с этим замечательным человеком.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Барсуков Э. Г. Нахичеванский летописец // Дон. временник. Год 2014-й. Вып. 22. Ростов н/Д., 2013. С. 194–195; Пчельников С. С. Есть такой город! // Дон. временник. Год 2017-й. Вып. 25.Ростов н/Д., 2016. С. 82‑83.

2. Багдыков М. Г. Мои воспоминания. Мысли о прожитом. Таганрог: Веда, 2019.

3. Его же. Нахичеванские портреты. Ростов н/Д. : Кн. изд-во, 1991.

4. Его же. Лики прошлого : (из зап. врача-хирурга). Ростов н/Д. : Молот, 1995. 205 с.

5. Его же. Нахичеванские находки. Ростов н/Д. : Изд-во Рост. ун-та, 1999. 207 с., [2] л. ил. : ил.

6. Его же. Архиепископ Иосиф, князь Аргутинский-Долгорукий, предводитель армян России : штрихи к портр. Ростов н/Д. : Книга, 2002. 108, [2] с. : ил. ; Его же. Загадки портретов архиепископа Иосифа, князя Аргутинского Долгорукого : (эпоха, события, годы). Ростов н/Д. : Новая книга, 2005. 37, [1] с. : ил.

7. Его же. П. М. Шорлуян : (штрихи к портр. учителя, учёного, гражданина). Ростов н/Д. : Книга, 2003. 111 с., [8] л. ил. : ил.

8. Багдыков М. Г., Багдыков Т. М., Багдыков Г. М. ....И дай место врачу : из истории Нахичеванской-на-Дону медицины. Ростов н/Д. : Ковчег, 2007. 183 с., [1] л. ил. : ил., портр.;

9. Их же. Арутюн Халибян. Ростов н/Д. : Ковчег, 2011. 67 с. : ил.; Багдыков М., Багдыков Г.Как строилась Нахичевань. Таганрог : Веда, 2017. 191 с. : ил.;Их же. Наш Сурб Хач. Таганрог : Веда, 2019. 135 с. : ил.

10. Багдыков М. Г., Багдыков Т. М., Багдыков Г. М. Наша вера. «Святой Григорий Армянский, моли Бога о нас». Ростов н/Д. : Ковчег, 2016.128 с.

11. Багдыков М. Г.  От всесветлых корней : (из зап. делегата на выборах католикоса всех армян). Ростов н/Д  : Книга, 2000. 139 с. : ил.

Источник: Матвеев Г. А. Памяти друга // Донской временник / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2020. Вып. 29-й. С. 175180




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2021 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"