Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Тодыка Р. М. Память в газетной строке  // Донской временник / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2019. Вып. 28-й. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m4/4/art.aspx?art_id=1716

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Вып. 28-й

Краеведы

Р. А. ТОДЫКА

ПАМЯТЬ В ГАЗЕТНОЙ СТРОКЕ

С Георгием Прокофьевичем Ефименко я познакомилась на одной из августовских конференций учителей. Он выступал по злободневной на тот момент теме (впрочем, таковой она остается и сейчас) – воспитание детей в семье.

До этого дня я много слышала о нём как о талантливом учителе и известном в районе краеведе. В то время как раз в районной газете публиковалась его статья об истории села Синявское [1]. Георгий Прокофьевич для педагогического сообщества был непререкаемым авторитетом. И по некоторым вопросам хотелось знать его мнение. В помощи он никогда и никому не отказывал.

Позже, работая в газете, я обращалась к нему за консультацией по истории района, по военной тематике.

Коренастый, крепкого телосложения, неторопливый в движениях, с негромким, но убедительным голосом, Георгий Прокофьевич располагал к общению. Умел слушать и слышать. Неслучайно люди доверяли ему и делились даже тем, о чём молчали долгие годы.

Родился Георгий Прокофьевич 28 октября 1921 года в украинском сельце Днепропетровской области. Позже в кругу семьи с большой теплотой вспоминал он о своём детстве, друзьях-товарищах. Обучение было тогда раздельное. В классе учились только мальчики. Они любили читать книги, играть в футбол.Любовь к футболу осталась у Ефименко на всю жизнь. Он не пропускал ни одного матча с участием синявской футбольной команды.

Окончил школу в 16 лет. На службу в армию был призван в 1939 году со второго курса Ростовского педагогического института. Службу проходил в городе Гродно. А перед самой войной был командирован в Харьков, где и встретил войну.

Уже после войны хотел найти товарищей, с которыми начинал службу. В 60–70-е годы упорно рассылал запросы в разные инстанции. И никого не нашёл: все погибли летом 1941-го.

Судьба хранила его на дорогах войны. Георгий Прокофьевич в прямом смысле «прошагал пол-Европы» в рядах Горловской дважды Краснознамённой ордена Суворова стрелковой дивизии, в роте автоматчиков-пехотинцев. Воевал в Сталинграде, Ростовской области, на Донбассе, форсировал Сиваш, участвовал в освобождении Крыма и взятии Севастополя, Кёнигсберга.

На войне всем приходилось несладко, особенно пехоте. В дождь и зной, иногда по несколько дней без сна и еды приходилось шагать сначала на восток, теряя товарищей, с горечью оставляя города и сёла, затем на запад – с потерями и болью, но уже с неугасимой верой в победу. Кто просчитал, сколько дорог прошагал, сколько рек форсировал простой русский солдат Георгий Ефименко!

У Георгия Прокофьевича множество наград. Как вспоминает его сын Юрий Георгиевич, «орденские планки были у папы в пять рядов, и парадный пиджак с орденами и медалями весил тяжелей современного бронежилета». Здесь и орден Красной Звезды, и два ордена Славы, орден Отечественной войны II степени, и пятнадцать медалей. Но особо гордился он двумя медалями «За отвагу». У фронтовиков эта награда – в особом почёте. Неслучайно Твардовский устами Василия Тёркина говорит: «Так скажу: зачем мне орден? Я согласен на медаль».

Первую медаль получил за обеспечение связи наступающих частей при переходе через озеро Сиваш.

Тяжёлые кровопролитные бои 1943 года. Перед частями Красной армии поставлена задача: удержать позиции во что бы то ни стало. И нужно скорректировать между частями общие задачи. А связи нет. Шквальный огонь с обеих сторон. Как найти повреждения в этом аду? И под шквальным огнём, по горло в воде, с катушкой на спине Георгий вместе со своими товарищами восстанавливал ежеминутно перебиваемые осколками провода. Так что в освобождении Крыма есть и частичка солдатского труда Георгия Ефименко.

А вторую медаль он получил за спасение тяжелораненого офицера.

Трижды был ранен, два раза – тяжело. Очередное ранение Ефименко получил при форсировании Днепра. Переплавляясь через реку на плотике, солдаты попали под артобстрел, и раненый Георгий начал тонуть. Его вытащил из воды грузин, и Георгий Прокофьевич разыскивал его всю жизнь. А в санбате сказали, что родился в рубашке: пуля прошла в миллиметре от сердца.

После войны Ефименко переписывался со многими однополчанами, ездил на встречи с ними, принимал их у себя. В гости к своему сержанту Ефименко приезжал и командир полка, под командованием которого он воевал в Белоруссии.

«Этот рассказ папы врезался мне в память, – говорил его сын Юрий. – Его я всегда вспоминаю, когда слышу или читаю о злобных, лживых рассуждениях о жестоких и бездарных советских командирах, о доносах и заградотрядах. Папа рассказывал, причём не как о чём-то необычном, а просто вспоминая, как в Белоруссии их полк получил приказ взять небольшую деревню. Перед деревней было открытое поле. Дела у гитлеровцев были плохи, и командир полка докладывал в штаб дивизии, что он ведёт бой за деревню. Но бойцов через поле не посылал до глубокой ночи. Ночью разведчики вошли в деревню, проследили отступление фашистов, утром деревня было взята. Ни один боец не получил и царапины, ни одного доноса на командира полка в дивизию не поступило, в том числе от полкового “особиста”».

Демобилизовавшись летом 45-го, Георгий Прокофьевич приехал преподавать русский язык и литературу в Синявскую среднюю школу. С тех пор ни разу не менял место работы. Прикипел настолько к селу, его людям, к ребятишкам, что уже считал его своей второй родиной.

Тогда же решил воссоздать историю села, рассказать о людях, прославивших свой родной край.

Начал с Ростовского областного архива: с головой окунулся в изучение документов, переписывал их от руки, чертил схемы.Поздними вечерами, как вспоминает его сын, проверив тетради и подготовившись к урокам, отец разбирал записанное наспех. Материал использовался им на уроках,лёг в основу школьного музея,посылался в районную газету «Приазовская степь».

И история Синявки становится достоянием всего района. Мы узнаём, что «основанию села Синявка положили события русско-турецкой войны 1768–1774 годов. В начале этой войны указом Екатерины II от 7 января 1769 года русский адмирал Алексей Наумович Сенявин, один из основателей Черноморского флота, был назначен создать Донскую (Азовскую) флотилию, которой он и командовал в течение всей войны. Руководил укреплением крепостей Таганрог и Азов» [2].

Статья публиковалась в трёх номерах районной газеты [1] и вызвала многочисленные отклики читателей. Здесь и дореволюционное село, и становление советской власти, и организация колхозов. Особое место уделено Великой Отечественной войне, её участникам, а также партизанам и подпольщикам.

Георгий Прокофьевич встречался со старожилами села(нашёл даже бывших учеников церковно-приходской школы Синявки), записывал их рассказы о прошлом, по крупицам собирая ценную информацию.

Его же стараниями воссоздана история Всехсвятской церкви села. Благодаря хранящимся в школьном музее материалам мы узнаем, что первая церковь в селе была построена в 1793 году богатым жителем села Василием Ивановичем Маньковым. Освящена 22 января 1794 года. Из «Клировых ведомостей» 1801 года, которые разыскал наш краевед, известно также, что первым священником был Иван Покотилов. Кстати, Всехсвятская церковь в Синявском находится под защитой ЮНЕСКО.

Конечно, всех документов, найденных, восстановленных, описанных Г. П. Ефименко, даже не перечислишь, как и не назовёшь всех, о ком собрал он материалы для музея и для публикаций в районке. Но остановлюсь хотя бы на некоторых.

В селе родился и жил известный донской писатель Г. Ф. Шолохов-Синявский, автор книг «Крутии», «Суровая путина», «Волгины», «Горький мёд» и других. Эти книги дороги синявцам, поскольку в них отражены судьбы их земляков, история села. И одно из достопримечательных мест – могила писателя-земляка, о котором не раз рассказывал Ефименко.

«Люди и природа приазовских степей сначала робко, а затем и уверенно пришли на страницы его произведений…» – пишет Ефименко. Заканчивает заметки о Шолохове-Синявском наш автор такими словами: «На синявском кладбище – скромный барельеф с профилем писателя и плита с высеченным на ней автографом Г. Шолохова-Синявского. Так он завещал похоронить себя» [3].

С Иваном Григорьевичем Шнейдером (1918–1996), уроженцем села, прославившим его на весь мир, Георгий Прокофьевич неоднократно встречался, вёл обширную переписку, рассказывая на страницах «Приазовской степи» о нём самом и о его путешествиях на крупнейшем в мире учебном парусном судне «Крузенштерн». В 1974 году капитан барка Шнейдер стал первым призёром регаты парусников в честь 300-летия Российского флота, в котором участвовали представители 37 государств. «За мастерство в управлении барком» он получил переходящий кубок «Катти Сарк».

А в 1988 году в заметке «Не свернул паруса» наш автор писал: «Интересна, романтична и завидна судьба нашего односельчанина, капитана одного из крупнейших парусников мира – барка “Крузенштерн” – Ивана Григорьевича Шнейдера…» Далее он рассказал и о самом капитане, и о его знаменитых походах: «Бермуды и Ямайка, Гибралтар и Марсель, Галифакс и Касабланка… Многие тысячи миль прошёл “Крузенштерн”. Но во всех далёких походах всегда вспоминал Иван Григорьевич Шнейдер родное Азовское море…» [4].

Для учителя Ефименко литература никогда не была абстрактным понятием. И произведения, изучаемые в школе от «Слова о полку Игореве» до современных писателей, он старался увязать с окружающей действительностью. К примеру, когда на уроках изучался памятник русского эпоса «Слово…», Георгий Прокофьевич обязательно сообщал школьникам, что на горе Караул у города Белая Калитва, в месте, где сливаются с Северским Донцом реки Лихая и Белая Калитва, в 1970 году был установлен памятник с надписью «Воинам Игоревой рати – храбрым русичам. 1185 г.». Об этом он рассказал и в районной газете в заметке «Памятник древнерусскому эпосу». Внимательный взор краеведа замечает все особенности памятника, не только когда, где и на какие средства (общественные) построен памятник, но и то, что «…в подножии кургана зацементированы в стальных капсулах горсти земли из всех древнерусских городов, выславших своих ратников в южные степи на борьбу с кочевниками» [5].

Ранее в статье «Шли в бой солдаты» Георгий Прокофьевич рассказывает о памятниках воинам и событиям Великой Отечественной войны – от мемориала на Самбекских высотах до величественного памятника на Саур-могиле: «Застыл на Волковой горе памятник “Якорь” морякам, штурмовавшим эту высоту. На запад устремился ствол пулемёта памятника на горе Чёрный ворон, бои за овладение которой вела 248-я стрелковая дивизия. Памятник танкистам-победителям – дань уважения этому славному роду войск, внёсшему большой вклад в победу на Миусских высотах» [6].

Особая его тема и боль – война. Кстати, и школьный музей начинался с того, что мальчишки, а иногда и взрослые несли в школу найденные в степи или возле речки гильзы, патроны, осколки мин и снарядов, каски времён Великой Отечественной. В конце 60 – начале 70-х годов занялись расчисткой и углублением русла реки Донской Чулек. И вот тогда количество таких находок увеличилось многократно. Из них и составлялись экспозиции ко Дню Победы. А поскольку Георгий Прокофьевич был фронтовиком, то, естественно, он и занимался этим. Помогал ему оформлять экспозиции музея художник колхоза «Заветы Ильича» Валерий Ивашинин.

Юрий Георгиевич Ефименко вспоминает, что большую работу при создании многих экспозиций музея отец проделал вместе с директором Ростовской станции юных туристов Марком Куприцем, тогда учителем истории в школе; в сборе информации и ценных документов ему помогали жители села Юрий Галкин и Александр Пудов и, конечно, Мария Фёдоровна Ефименко – жена и преемница.

Как уже говорилось, особая тема –это война. И особый раздел в школьном музее. Не сразу, спустя годы, Георгий Прокофьевич почувствовал себя готовым рассказать о военных буднях, о товарищах по оружию, о том, что пришлось пережить людям не только на фронте, но и в тылу.

Для него, пожалуй, одно из самых тяжких воспоминаний – это дети военных лет.

В заметке «Встречи на дорогах войны» автор рассказывает о первых месяцах войны. Июль 41-го. Белые хатки небольшого украинского села. Яростный налёт «юнкерсов» на батарею за селом. А одно звено высыпало бомбы прямо на белые хатки. «До сих пор в тревожных снах слышится отчаянный крик девочки 10–11 лет. Почти до самого плеча ей оторвало ручку осколком. Льётся кровь, страшно белеет косточка. Наскоро перевязали, ушли. “За что же тебя, маленькая?” – мучительно сидит в голове» [7].

В небольшой заметке «Как это было» Ефименко пишет о жизни тыла: «Молодой читатель! Задумайся над прочитанным. Не в прошлом веке, не при крепостном праве происходило то, о чём я рассказываю, а всего четыре десятилетия тому назад (май-июнь 1944 года. – Р. Т.). Вот что несли фашистские захватчики нашему народу. Это село без мужчин, дети, два старика и один солдат с пустым рукавом. Это “хлеб”, главная составляющая часть которого – картофельные очистки. Это женщины, по 6–8 человек впрягшиеся в лямки и тянущие на себе плуг. Это сынишка хозяйки, не знавший, что сахар, которым мы его угостили, – сладкий, что его едят…» [8].

Георгий Прокофьевич писал и стихи, но, не считая их совершенными (ведь идеалы – Пушкин, Лермонтов, Твардовский, Симонов), никогда не публиковал. Лишь иногда, рассказывая о друзьях-товарищах или вспоминая военные будни, цитировал сам себя:

Но навсегда нам памятью дано

Их видеть сквозь разрывы, в отдаленье,

Мои друзья, которых нет давно,

Они и нынче – наше поколенье.

Краевед Ефименко считал своим долгом собрать материалы обо всех жителях Синявки, воевавших на фронтах Великой Отечественной, а также о тех воинах, что защищали или освобождали село – на суше и в небе.

Вместе со школьниками онразыскивал родных, близких, друзей – всех, кто может рассказать хоть что-то. Хоть какой-то штрих добавить к портрету фронтовика.

Так шла работа и над материалом об односельчанине А. П. Кириченко, Герое Советского Союза, повторившем подвиг Александра Матросова. Так почему-то принято считать. На самом же деле Матросов геройски погиб 27 февраля 1943 года, а Александр Кириченко – 9 ноября 1942 года. Просто о том, как и когда погиб Кириченко, узнали уже после войны.

И снова и снова – встречи, архивы, письма…

Пришло письмо от С. Г. Цыпленкова, командира 256-го стрелкового полка 55-й гвардейской стрелковой дивизии, в составе которой воевал Кириченко. А 23 февраля 1982 года газета публикует статью своего селькора о подвиге жителя Синявки «Повторил подвиг Матросова».

«Дождливым утром 9 ноября 1942 года 3-я рота 256-й гвардейской стрелковой дивизии вела бой у высоты 249, 6… Вражеский дзот приостановил наступление роты. Тогда гвардии политрук Кириченко выбрал момент… прыжком преодолел расстояние до дзота и своим телом накрыл его амбразуру… Президиум Верховного Совета СССР указом от 17 апреля 1943 года посмертно присвоил А. П. Кириченко звание Героя Советского Союза» [9].

В результате поиска появляются новые факты, детали. В небольшой информации «Поиск продолжается» Георгий Прокофьевич сообщает: «В канун сорокового Дня Победы мы получили из военкомата города Горячий Ключ фотографии обелиска на месте гибели нашего односельчанина А. П. Кириченко. Пишут нам и следопыты Дома пионеров этого города. Материалы о Кириченко мы посылали в одну из школ Ростова, где создаётся музей о донских Матросовых» [10].

Не мог не рассказать Георгий Прокофьевич и ещё об одном земляке – Герое Советского Союза Николае Митрофановиче Щербакове. Материал для школьного музея собирали в течение нескольких лет. Беседовали с его земляками (он родился в хуторе Мелизовка, недалеко от Синявки). Школьники под руководством учителя написали письмо в музей города Николаева с просьбой рассказать о знаменитом десанте, участником которого был Щербаков. Приезжал и Николай Митрофанович на встречу с земляками. В результате музей пополнился новыми материалами, а в районной газете за подписью Г. Ефименко, учителя Синявской средней школы, появилась статья «Николай Щербаков» [11].

Рассказывая о боевом пути героя, Георгий Прокофьевич более подробно останавливается на высадке десанта в 1944 году в порту города Николаева, в тылу врага, чтобы облегчить наступление наших войск на Николаев.

«Двое суток вёл отряд беспрерывные бои, отбил восемнадцать ожесточённых атак противника. Против горстки героев были брошены три батальона пехоты, артиллерия, шестиствольные миномёты, танки… Фашисты пустили в ход огнемёты и удушающие дымовые шашки… Моряки продолжали сражаться с невиданным упорством… Когда 28 марта в город ворвались наши войска, в живых осталось двенадцать израненных десантников, среди которых был Н. М. Щербаков…»» [11].

Неклиновцы знают об отважном командире моряков-десантников, Герое Советского Союза Цезаре Львовиче Куникове, который начинал войну в наших местах и геройски погиб на Малой земле. Знают, прежде всего, благодаря тому, что сельский учитель Г. П. Ефименко провёл со своими школьниками большую поисковую работу.

«Пути поиска новых материалов о Куникове, – рассказывал в своё время Георгий Прокофьевич, – привели нас к московскому писателю Л. В. Давыдову. Он знал Куникова ещё до войны по совместной работе в редакции газеты «Машиностроение». Давыдов присылал нам письмо и свою книгу “Верность” о генерале Карбышеве. В книге рассказывается и о встречах Карбышева с Куниковым».

16 января 1986 годав районной газете «Приазовская степь» была опубликованастатья Г. П. Ефименко о Цезаре Куникове [12]. Предыдущие публикации о Куниковездесь были дополнены новыми фактами из жизни героя. Мы узнаём, что Куников добровольцем уходит на фронт в начале войны. Назначается командиром отряда водных заграждений. При отходе от Днепра к Дону моряки Куникова прикрывали речные переправы, в том числе и на Миусском лимане осенью 1941 года. А в декабре 1941 года принимал участие в освобождении Ростова, в котором родился. Затем – Малая земля. «Ночью 12 февраля 1943 года на Суджукской косе при определении места приёмки судов с танками Цезарь Львович был тяжело ранен и 14 февраля в военно-полевом госпитале в Геленджике скончался от ран» [12].

О неутомимом поисковике-исследователе узнают далеко за пределами района. Ведь Георгий Прокофьевич поддерживает связь и с участниками войны, однополчанами, и с родными погибших воинов.

И вот в музей Синявской средней школы приезжают рабочие Ростовского электровозостроительного завода. Их бригада ввела в свой состав Героя Советского Союза Ц. Л. Куникова. Его заработок перечисляет в Фонд мира. Завязывается переписка между школьными краеведами и рабочими завода. Когда на заводе узнают, что в Синявке проживает куниковец Е. В. Ющенко, участник десанта на Малой земле, его приглашают на завод на встречу с коллективом. Об этом и о боевом пути Ющенко рассказывает Г. П. Ефименко в заметке «Он воевал в отряде Куникова» [13].

Казалось бы, известны основные вехи жизни Куникова, досконально изучен его боевой путь и обстоятельства гибели, но неугомонный краевед-исследователь Ефименко не упускает ни одной возможности узнать что-то новое, добавить хотя бы штрих к портрету героя. И в 1987 году в районной газете появляется обстоятельный очерк «Путь героя», который заканчивается такими словами: «Наталья Васильевна, жена и друг Ц. Л. Куникова, пишет о нём: “Цезарь Львович погиб,как и жил, верным сыном своей Родины, бесстрашным бойцом непобедимого русского народа. Все его родные, товарищи и друзья, с которыми ему приходилось жить, работать, воевать во время Великой Отечественной войны, помнят о нем и вспоминают как настоящего, большой души и сердца, многогранного, талантливого и обаятельного человека”» [14].

22 сентября 1984 года в районной газете была опубликованастатья «Из племени крылатых» олётчиках8-й воздушной армии, воевавших в небе над Ростовской областью и Азовским морем (памятник этим летчикам установлен в селе Синявка), а также о командующем армии Т. Т. Хрюнине [15].Мы узнаем, что Хрюнин воевал в Испании, в годы Великой Отечественной войны защищал Киев, участвовал в воздушных боях на Карельском фронте, в Сталинградской битве. Громил врага в небе над городом-крепостью Кёнигсберг. Дважды Герой Советского Союза.

Особенно большая работа была проведена по изучению действий партизанских отрядов «Отважный-1» и «Отважный-2», воевавших сначала в Синявских плавнях, затем – в Краснодарском крае. Назывались имена партизан, уточнялись сведения об их действиях, вспоминались погибшие. И пополняется музей новыми материалами, а в газете печатаются новые статьи за подписью нашего селькора.

Георгий Прокофьевич скрупулёзно изучает историю освобождения нашего края от немецко-фашистских захватчиков. В заметке «Как это было»пишет: «Линия вражеской обороны представляла систему долговременных сооружений, инженерных заграждений. Населённые пункты были превращены в мощные узлы сопротивления. Но ничто не помогло гитлеровцам. “Отмщение” за Сталинград не состоялось. Под несокрушимым напором воинов 2-й гвардейской, 5-й ударной, 28-й и 44-й армий при поддержке артиллерии, авиации, танковых соединений хрустнули и сломались укрепления врага на Миусе» [16]. И далее приводится текст сообщения Совинформбюро от 30 августа 1943 года: «Войска Южного фронта в ходе ожесточенных боев разгромили Таганрогскую группировку немцев и 30 августа овладели городом Таганрогом. Нашими войсками занято свыше 150 населенных пунктов…».

В честь этого события Москва салютовала двенадцатью артиллерийскими залпами из 124 орудий. 130-й и 416-й дивизиям присвоили наименование Таганрогских. В память об их подвиге воздвигнут мемориал на высотах Самбека. Здесь же рассказывается о вкладе партизан в дело освобождения района и области от врагов и приводится текст одной из листовок «Отважного-2», которая хранится в музее: «Товарищ! Если ты патриот русской земли, своего Отечества и Родины, сделай славное дело для Родины, для Красной Армии в момент борьбы и бегства фашистов. Бей их… Все как один на борьбу с фашистами за наше правое дело!».

«Много славных дел, дерзких операций совершило боевое братство партизан и моряков, – читаем мы в статье “Отважные”. – Геройски сражались верные сыны Родины. Не все уцелели в борьбе с врагами…» [17]. Вот строки указа о награждении отважных мстителей: «Президиум Верховного Совета СССР Указом от 10 мая 1965 года за мужество и отвагу в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками наградил орденом Отечественной войны II степени Ляшенко Клавдию Мелентьевну (посмертно), Панасенко Владимира Яковлевича (посмертно), Рымаря Александра Васильевича (посмертно)… Летом 1942 года «Отважный-1» прорвал вражеское кольцо, ночью на баркасах ушёл в море, держа путь на Тамань… Впереди были сражения на легендарной Малой земле» [17].

И были ещё рассказы об уроженце Синявки командире «Отважного-2» А. В. Гуде, о комиссаре А. П. Даниловском, об участнике парада Победы П. В. Гончаре и других партизанах, а также о жителе села С. М. Воскобойникове, сражавшемся на подступах к Сталинграду в составе легендарной 62-й армии под командованием Чуйкова. Воскобойников освобождал Литву и Латвию, Крым, после войны работал дежурным, затем начальником железнодорожной станции Синявская [18; 19].

Кстати, в школьном музее хранится копия приказа № 1 по Таганрогскому военному гарнизону от 30 августа 1943 года за подписью начальника гарнизона, командира партизанского отряда «Отважный-2» капитана А. В. Гуды.

В июле 1979 года редакция газеты «Приазовская степь» Неклиновского района учредила премию имени писателя-земляка Валентина Овечкина. И в 1981 году лауреатом этой премии стал учитель Синявской средней школы Георгий Прокофьевич Ефименко.

С каким удовлетворением рассказывал учитель-краевед о результатах поисковой работы, проделанной синявскими школьниками к 40-летию Победы: «Нам пишут участники боёв за Синявку: бывшая медсестра Н. Т. Гончарова из Таганрога, М. П. Роднин – ветеран 3-го гвардейского Краснознаменного Ростово-Донского истребительного полка, лётчикам которого у нас в селе воздвигнут памятник. Роднин проживает сейчас в городе Ивано-Франковске… Проживающая в Челябинске Н. К. Ковалевскаянаписала нам, как поздней осенью 1941 года их семья, находившаяся в то время в Сухо-Сарматке, помогла укрыться неизвестному офицеру, бежавшему из плена. В результате поиска установлено, что это был А. И. Пономарёв, работавший до войны бухгалтером в Синявке» [20].

Иногда к Ефименко попадали потрясающие документы. Однажды он получил бандероль из Калмыкии. В ней письма Дорджи Лиджнева, отправленные им с фронта своей матери. В заметке «Сто писем с фронта» Ефименко прослеживает путь бойца, цитируя отрывки из его писем: «9 декабря 1941 года. Остановились в Синявке. Это между Ростовом и Таганрогом. Село ежедневно по несколько раз подвергается воздушным нападениям. … До Синявки прошагали 15 километров, но усталости не почувствовал никто – так велико желание громить врага…» [21].

«1 августа 1943 года. Как хочется узнать о судьбе матери, вашей жизни. … Обо мне не беспокойтесь. Писем пока не пишите – опять меняю адрес». Это письмо с фронта мать получила последним. Сто первым было извещение: «Ваш сын, проявив геройство и мужество, 19 августа 1943 года погиб во время боевых действий на фронтах Великой Отечественной войны». Он был убит под деревней Буймар Сумской области…» [21].

Сколько писем написал Ефименко в поиске новых фактов, имён, сейчас уже, конечно, не восстановить. А сколько он их получил! Некоторые люди, зная о том, что Георгий Прокофьевич воевал, обращались к нему за помощью: может, он хоть что-то скажет о его однополчанине, пропавшем без вести. И не всегда удавалось дать положительный ответ, как в случае с письмом сына Приходько Кирилла Антоновича, воевавшего в той же дивизии, что и Ефименко. «Очень жаль, что просьбу Виктора Кирилловича мы не можем выполнить, – пишет наш автор в статье “Пока бьются сердца ветеранов”. – Пока о судьбе его отца нам ничего неизвестно. Ведь очень часто война уничтожала всё, не оставляя даже следов человека…» [22].

В апреле 1983 года наш селькор рассказывал: «Пишу в газету 30 лет. Вначале посылал короткие заметки о школьных делах. Затем тематика стала шире. К 200-летию Синявки собран был большой краеведческий материал, который был опубликован в нескольких номерах газеты. Синявка – родина многих замечательных людей. Об их жизненном пути, труде, участии в сражениях с врагами в годы Великой Отечественной войны неоднократно писал в газету…» [23].

Нельзя не сказать о том, как любили его ученики. Он считал важным привить детям жажду познания, поиска. С удовольствием ездил с учениками на туристические слёты. И эти ночи у костра, и высокое чистое небо с мерцающими звёздами, и необыкновенные рассказы остались в их душах навсегда.

Свои воспоминания об учителе, воспитателе, исследователе оставили в книге отзывов его бывшие ученики. Эта тетрадь хранится сегодня в школьном музее.

Головатенко Михаил, выпускник 1955 года: «Это настоящий русский интеллигент, эрудит, знаток русской и зарубежной литературы, любитель истории, человек, обладающий широченным кругозором. До самозабвения он любил свой край и рассказывал на своих уроках о нём, о людях, живущих здесь. Мудрый, он умел увлечь литературой даже тех, кого невозможно было чем-либо заинтересовать».

Максименко Александра Фадеевна, выпускница 1954 года: «На уроках он никогда не повышал голоса. Мы, учащиеся, слушали его внимательно, так как уроки всегда были интересными и поучительными. Мне запомнились литературные постановки под его руководством “Сказание о земле Сибирской”, “Без вины виноватые”… Я горжусь, что в моей жизни был такой учитель».

Уважение среди товарищей-учителей, учеников, односельчан Георгий Прокофьевич Ефименко заслуживал благодаря многим своим качествам – эрудицией, блестящим владением русским языком, своим отношением к людям. Он всегда всех выслушивал, был в курсе всех дел и забот односельчан, больших и маленьких. Сопереживал и помогал. Как вспоминал его сын Юрий, «меня всегда поражало огромное количество открыток и писем, которое получал и отправлял мой папа. Причём ни в одной поздравительной открытке (я смотрел специально) он не повторялся! Папа не писал стандартных фраз, каждая открытка была поздравлением и пожеланиями конкретному человеку и написана была от души. Так же с душою он относился и к другой своей страсти – краеведению. Именно поэтому школьный музей, который он создал, никогда не был чем-то официальным и скучным. В каждом документе, за каждым экспонатом он видел живого человека. Подвиги героев, подвижничество тружеников села, достижения уроженцев Синявки – всё это было для папы личным, пропущенным через сердце. И этим отношением к музею он заразил и мою маму Марию Фёдоровну».

Татьяна Александровна Димитрова, нынешний смотритель музея, рассказывала мне о своём старшем коллеге: «Будучи в Синявке человеком новым, Георгий Прокофьевич сразу стал знакомиться с людьми, прошедшими войну. И прежде всего – с бывшими партизанами, которые организовали молодёжную группу «Комсомолец»: Л. Карпеченко, В. Белянским, Н. Белянским и другими. Собирал материал о партизанских отрядах, беседовал со старшим братом Володи Панасенко, самого молодого подпольщика, погибшего от рук врагов».

В 50–60-е годы интенсивно шли раскопки Танаиса. И Ефименко часто ходил в соседний хутор Недвиговка, разговаривал с археологами, историками, написал несколько статей о раскопках, обантичном городе.

Георгий Прокофьевич также узнал, что в 1869 году при строительстве железной дороги рабочие, добывая камень, наткнулись на подземный ход, выстланный камнем. Там же обнаружили кусок мрамора в пять пудов, в виде гробницы. А ещё были найдены золотые монеты (около 1,5 кг) и золотой венец. В районе моста через реку нашли человеческие скелеты, золотые вещи и предметы конской упряжи. Вероятно, здесь располагался передовой греческий пост, охранявший подступы к Танаису.

Обо всём, что узнавал нового, учитель рассказывал своим ученикам, прививая им любовь к родному краю, желание лучше узнать его историю. Материалы школьного музея об истории села, его основателе А. Н. Сенявине, о его людях – всё, что оставил нам в наследство Георгий Прокофьевич, и сейчас используется в работе музея, на школьных уроках…».

Война не проходит бесследно. Два инфаркта – её последствия. Умер Георгий Прокофьевич в 1992 году. Но он живёт в школьном музее, в газетных подшивках, в памяти людей…

1. Ефименко Г. П. Синявка // Приаз. степь. 1972. 11 марта. С. 4; 18 марта. С. 4; 23 марта. С. 4.

2. Его же. Синявка  // Там же. 1972. 11 марта. С. 4.

3. Его же. Творческий путь земляка // Там же. 1986. 4 нояб. С. 2.

4. Его же. Не свернул паруса // Там же. 1988.10 дек. С. 4.

5. Его же. Памятник древнерусскому эпосу // Там же. 1981. 22 сент. С. 4.

6. Его же. Шли в бой солдаты // Там же. 1981. 29 авг. С. 2.

7. Его же. Встречи на дорогах войны // Там же. 1981. 9 мая. С. 2.

8. Его же. Как это было // Там же. 1984. 21 июля. С. 2.

9. Его же. Повторил подвиг Матросова // Там же. 1982. 23 февр. С. 2.

10. Его же. Поиск продолжается // Там же. 1985. 20 июля. С. 2.

11. Его же. Николай Щербаков // Там же. 1986. 9 мая. С. 2.

12. Его же. Путь героя // Там же. 1986. 16 янв. С. 2.

13. Его же. Он воевал в отряде Куникова // Там же. 1988. 23 апр. С. 4.

14. Его же. Путь героя // Там же. 1987. 23 апр. С. 4.

15. Его же. Из племени крылатых //  Там же. 1984. 22 сент. С. 2.

16. Его же. Как это было // Там же. 1984. 3 авг. С. 2.

17. Его же. Отважные // Там же. 1985. 26 янв. С. 2.

18. Его же. Солдатская доблесть // Там же. 1983. 9 мая. С. 2.

19. Его же. Командир «Отважного-2» // Там же. 1985. 29 авг. С. 2.

20. Его же. Поиск продолжается // Там же. 1985.20 июля. С. 2.

22. Его же. Сто писем с фронта // Там же. 1986. 23 сент. С. 2.

22. Его же. Пока бьются сердца ветеранов // Там же. 1986. 25 окт. С. 2.

23. Его же. Считаю своим долгом // Там же. 1983. 5 апр. С. 2.

Источник: Тодыка Р. М. Память в газетной строке  // Донской временник / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2019. Вып. 28-й. С. 24–31.

 




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2020 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"