Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Мининков А. Мой отец Александр Павлович Пронштейн // Донской временник. Год 2019-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2018. Вып. 27. С. 147–151. URL: http://www.donvrem.dspl.ru//Files/article/m4/4/art.aspx?art_id=1664

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. ГОД 2019-й

Краеведы

Н. А. МИНИНКОВ

МОЙ ОТЕЦ АЛЕКСАНДР ПАВЛОВИЧ ПРОНШТЕЙН

К 100-летию со дня рождения А. П. Пронштейна

Отец родился 21 января 1919 года в городе Мелитополе Таврической губернии.Когда ему было три года, семья переехала в Харьков, а через 6 лет – в Москву. Мой дед Павел Александрович Пронштейн был железнодорожником и участвовал в строительстве московского метрополитена. Жили они небогато в коммунальной квартире двухэтажного дома на Смоленской площади. К настоящему времени дом не сохранился.

О своих школьных годах, об учителях отец вспоминал с большой теплотой. Он рассказывал, как в школьном театре они ставили пьесу «Недоросль» Фонвизина и папа был выбран для роли Кутейкина. Школа дала хорошие знания, которые позволили успешно сдать вступительные экзамены и поступить на исторический факультет МГУ, поскольку ещё в школе у отца проявился большой интерес к гуманитарным наукам.

Началась напряжённая учёба. На первом курсе темой курсовой работы отца были вопросы римской истории в эпоху принципата Августа. Но постепенно в центре его внимания оказалась тема истории России эпохи феодализма. Научным руководителем отца стал преподаватель М. Н. Тихомиров, после войны – декан исторического факультета, позже академик, имевший большую научную школу.

Между тем обстановка в мире становилась всё более напряжённой. Отец вспоминал, как студенты воспринимали вести о войне, разворачивавшейся в Европе.

Окончание учёбы в университете пришлось на июнь 1941 года. Отец получил распределение на работу в столицу Коми АССР Сыктывкар, но очень скоро был призван в Красную армию. Он стал курсантом училища в Архангельске, которое ускоренно, в течение учебного года, готовило офицеров-сапёров.

Весной 1942 года состоялся выпуск курсантов. Отец был направлен на Волховский фронт и оказался под Новгородом, где шли тяжёлые бои, а советские войска несли большие потери. Отец рассказывал, что соседним соединением была 2-я ударная армия генерала Власова. Летом 1943 года он участвовал в сражениях под Курском и вспоминало ночных переходах, чтобы их передвижения не были заметны для немецкой авиации. За участие в Корсунь-Шевченковской операции в январе 1944 года отец был награждён орденом Красной Звезды. Как грамотного и добросовестного офицера, способного к штабной работе, его назначили к тому времени помощником начальника штаба стрелкового полка. Закончить войну отцу довелось под Прагой. В ноябре 1945-го он был демобилизован в звании капитана и вернулся к научной работе.

Отец поступил в аспирантуру и под руководством М. Н. Тихомирова изучал тему социально-экономической истории Новгорода в XVI веке. В 1949-м в совете при МГУ он защитил по этой теме кандидатскую диссертацию. И хотя защита прошла успешно, получить в работу в МГУ в условиях кампании по борьбе с космополитизмом он не смог.

В том же 1949 году отец женился на моей матери Светлане Николаевне Покровской, в то время жившей в Москве. Когда ему предложили на выбор работу в Ростове, Тюмени или Чите, вопрос решился сам собой. Ростов был родиной моей мамы,там жила моя бабушка Татьяна Андреевна Прасолова. Молодожёны незамедлительно переехали в Ростов и поселились в доме моей бабушки на Богатяновке.

Этот двухэтажный дом по Крепостному переулку № 11, откуда виден Дон, равнинный левый берег и город Батайск, стоит до сих пор, но уже несколько в перестроенном виде. В то время первый этаж занимал сарай, где хранились уголь, дрова, инструмент, старая мебель и всякий хлам. Второй этаж был жилым, в центре помещения стояла печь.

Александр Павлович Пронштейн. 1950-е годы. Фото из семейного архива автора

Сложности в отношениях между отцом и бабушкой возникли сразу. Несмотря на глубокое взаимоуважение, два сильных характером человека с трудом находили точки соприкосновения. Бабушка, на плечах которой много лет держался дом, привыкла быть его полновластной хозяйкой.Но и отец имел большой жизненный опыт, своё твёрдое мнение по бытовым вопросам. К чести обоих при таком напряжённом противостоянии они умели избегать открытых конфликтов.

Между тем случившееся в 1957 году несчастье способствовало сближению отца и бабушки. После фестиваля молодёжи и студентов в Москве был арестован сын бабушки, мой дядя Николай Николаевич Покровский. Молодой учёный защитил кандидатскую диссертацию, также как и отец, был учеником М. Н. Тихомирова и работал в МГУ. Арестовали дядю по делу Ренделя-Краснопевцева. Он получил шесть лет лагерей в Мордовской АССР, того самого Дубровлага, который сохранился со сталинских времён. Мне в то время было семь лет, но я заметил, что вдруг куда-то исчез офицерский китель отца. По словам бабушки, папа переслал его дяде в лагерь. И хотязаключённому китель носить не разрешили, этот случай сблизил бабушку и отца. Трения между ними не исчезли, но возникло понимание:они друг на друга надеяться могут.

Близкие рассказали мне о таком случае. Начало пятидесятых годов. К отцу на консультацию пришли студенты. Через несколько дней его вызывают в партком РГУ: «А почему у вас стоят иконы?» В доме действительно были две иконы. Отец пояснил, что иконы, конечно же, не его, а тёщи. Тогда партком поручил папе провести с бабушкой антирелигиозную работу. В парткоме не знали, что она работала врачом и не была верующей, а иконы – это память о родителях. На мой взгляд, этот случай – точная иллюстрация обыденности доносов в обществе того времени, а также бесцеремонного вмешательства в личную жизнь людей.

Перед моим поступлением в первый класс, в 1957 году, отец получил комнату в университетском доме на углу улицы Максима Горького и переулка Магнитогорского (ныне Журавлёва). Комната была в коммунальной квартире на четыре семьи. После просторного бабушкиного дома такое жильё нам с младшей сестрой Еленой казалось тесным. Со временем наша семья получила в этом доме отдельную квартиру.

За моей учёбой в школе отец следил внимательно. До седьмого класса помогал решать задания по математике, если задача была слишком сложна. А ещё следил за успехами по немецкому языку, который хорошо знал. Он также советовал прочесть ту или иную книгу (преимущественно исторического содержания). Моё увлечение географией поощрял, но постепенно склонял мой интерес к истории. Своим выбором исторического факультета я обязан исключительно отцу.

Папу знали как хорошего волейболиста. Это увлечение появилось у него ещё в годы довоенной молодости, когда спортивная игра была очень популярна. Я сам видел отца в роли разыгрывающего волейбольной команды. Он был ценным игроком, способным отлично разыграть мяч. И хотя я не разделял интерес отца к волейболу, моё увлечение модным в то время футболом он поддерживал. Ещё одним нашим общим спортивным предприятием были походы в начале мая из Ростова в Батайск. До нашего времени частично сохранились и тостарое узкое шоссе, и мост.

Но главным делом жизни отца оставалась наука. Помню, ему приходилось уезжать в Москву или Ленингради месяцами не бывать дома. Он работал в архивах и центральных библиотеках страны, собирая материал для докторской диссертации, опубликованной как монография «Земля Донская в XVIII веке». [1]

Лишь со временем, уже в старших классах школы, я стал осознавать значимость отца как учёного. Этому способствовало знакомство с его сотрудниками по кафедре, доцентами Борисом Владимировичем Чеботарёвым и Ангелиной Григорьевной Задёрой. Чеботарёв был близким другом папы, он с семьёй бывал у нас, а мы ходили в гости в их дом на улице Красноармейской. Борис Владимирович был известен как знающий краевед, проводил экскурсии по Старочеркасску и Азову, много рассказывал о крепости святого Димитрия Ростовского. Ангелина Григорьев начитала у нас на историческом факультете РГУ курс истории СССР до конца XVIII века, а затем спецкурс об иностранном капитале на Юге России в начале XX века.

Выступает А. П.Пронштейн. Слева сидит доцент Ангелина Григорьевна Задёра. Фото конца 1970-х- начала 1980-х гг. из семейного архива автора

После поступления на первый курс исторического факультета РГУ отец предложил мне тему по донской истории XVI–XVII веков. Научным руководителем стал Борис Владимирович Чеботарёв, но и отец курировал мою работу. Впоследствии тема была успешно защищена как дипломная работа, а исследование истории Дона того времени я продолжал уже под руководством отца.

На первом же курсе мы изучали источники по истории СССР до XIX века по практикуму, написанному отцом вместе с А. Г. Задёрой [2]. При работе с этим пособием мы не только могли узнать содержание источника, но и получить сведения о методах его критического анализа. Уже в период завершения моей учёбы вышла в свет отцовская монография «Методика исторического исследования» [3], переизданная через пять лет под названием «Методика исторического источниковедения» [4].

В 1972 году отцом была создана кафедра источниковедения истории СССР и вспомогательных исторических дисциплин. Так РГУ стал третьим вузом после МГУ и Киевского университета, где работали такие кафедры. В качестве важнейшего направления научной работы отца с этого времени обозначена история источниковедения в России. По этой тематике в 1989–1991 годахвышли в свет под редакцией академикаИ. Д. Ковальченко две отцовские монографии – «Источниковедение в России. Эпоха феодализма» [5] и «Источниковедение в России. Эпоха капитализма» [6]. Книги получили высокую оценку специалистов и сталиважным научным событием.

Значителен вклад отца и в развитие научных связей с историками республик Северного Кавказа. Его добросовестным помощником был историк В. В. Черноус – глубокий знаток проблем Кавказа. Отец вёл большую работу в качестве редактора журнала «Известия Северо-Кавказского научного центра высшей школы» (известного позже как «Известия вузов.Северо-Кавказский регион»), выступая в этом отношении соратником ректора РГУ Ю. А. Жданова. При участии отца создавались коллективные монографии «Дон и Степное Предкавказье. XVIII – первая половина XIX века» [7], где он был ответственным редактором, и «История народов Северного Кавказа» [8], в которой отец выступал заместителем ответственного редактора. Он читал лекции в университетах этих республик, а в Нальчике в течение нескольких лет был председателем государственной экзаменационной комиссии по истории.

Вместе с тем работу отца высоко ценили коллеги из научных центров Москвы, Ленинграда, Киева. В Ленинградском государственном университете в 1961 году прошла защита его докторской диссертации.

Отец не раз принимал участие в работе всесоюзных и международных конференций. К наиболее значимым в то время относились симпозиумы по аграрной истории. Эти конференции проводилась один раз в два года в разных городах страны и на них обсуждались проблемы экономической и социальной истории – наиболее дискуссионные вопросы советской историографии, до сих пор не утратившие актуальности. Например, вопрос о форме собственности на земли в России, на которых проживали черносошные крестьяне (собственность феодального государства, собственность общин или разделённая собственность).

Один из таких симпозиумов проходил в 1976 году в Ростове. После заседаний отец собирал у себя в доме гостей-участников симпозиума, среди которых были видные советские историки: И. Д. Ковальченко, В. Л. Янин, С. О. Шмидт, А. Г. Маньков, В. И. Буганов.

Приведу случай, характеризующий отца, поддержавшего коллегу в принципиальных вопросах. В начале семидесятых годов молодой историк из Ленинграда И. Я. Фроянов предложил новую концепцию истории Киевской Руси, отрицающую феодальный строй в древнерусском обществе и рассматривающую это общество как дофеодальное. Поскольку эта концепция разрушала устоявшееся в советской науке представление о феодализме на Руси с IX века или со времени призвания варягов, молодой историк встретил самую решительную критику. Положение учёного накануне защиты докторской диссертации оказалось очень сложным. Свой критический отзыв дал и отец. Однако вся его критика была в рамках основных положений и выводов. Фроянов понял, что отцовская рецензия –это фактическая поддержка его концепции древнерусской истории. В дальнейшем позиция историка-новатора получила признание: в настоящее время о феодализме в Киевской Руси историки не упоминают. А Фроянов был благодарен отцу за поддержку.

Отец воспитал целую плеяду учеников. Среди них специалисты по донской геральдике А. И. Агафонов, по русскому средневековью И. Н. Данилевский, по приволжским калмыкам А. И. Карагодин, историк войска Донского С. И. Рябов.

Совместно со своими учениками и сотрудниками отец издавал работы, получавшие признание в профессиональной среде. С И. Н. Данилевским он опубликовал исследование о хронологии русского летописания и о методах датировки летописных сообщений [9]. С известным археологом В. Я. Кияшко, открывшим константиновскую культуру эпохи энеолита (отец работал на его кафедре и позднее её возглавил), было издано учебное пособие по вспомогательным историческим дисциплинам [10], которое, к слову, востребовано до сих пор. С историком, философом и социологом А. В. Лубским отец написал статью, посвящённую проблеме массовых источников [11]. Мне он предложил подготовить совместную монографию об истории участия донского казачества в крестьянских войнах в России. Отец сформировал общий план работы и распределил наши обязанности по написанию разделов и глав. В 1983 году в издательстве РГУ вышел в свет наш общий труд [12].

Отец создал свою научную школу, в которой исследования по истории казачества соединялись с изучением проблематики источниковедения и теории исторической науки.

Между тем с середины восьмидесятых годов в стране наступали процессы, приведшие к завершению существования коммунистического режима, к ликвидации советской власти и к распаду СССР. Отец был членом партии, он вступил в ВКП (б) в 1944 году, на фронте. Но при этом фанатиком коммунистической идеи, а тем более поклонником Сталина он не был никогда. Отец понимал неизбежность распада советского общества. Развивавшаяся со второй половины восьмидесятых годов демократизация, а особенно критика советского прошлого в литературе и в исторической науке,встретили его поддержку. Отца привлекали новые горизонты общественной и исторической мысли, которые открывались благодаря гласности и демократизации. Он с полным пониманием отнесся к событиям августа 1991 года, когда КПСС потеряла власть в стране.

В последние годы жизни здоровье отца ухудшилось, особенно стало подводить зрение. Для историка, постоянно работающего с текстами, это стало тяжёлым испытанием. Отец сделал попытку предотвратить дальнейшее ухудшение и решился на операцию в Москве, в клинике известного советского офтальмолога С. Фёдорова. Операция, однако, прошла неудачно, и отец вовсе утратил возможность читать. Это страшный удар для учёного, ведь чтение составляло неотъемлемую часть образа его жизни. Неизбежно встал вопрос о выходе отца сначала на полставки, а затем на пенсию.

Тем не менее в апреле 1995 года отец присутствовал на защите моей докторской диссертации в РГУ в качестве члена диссертационного совета. Хорошо помню, что после защиты он мне делал замечания за слишком пространные ответы на вопросы, в чём был абсолютно прав.

Сила отца как педагога и научного руководителя была столь велика, что даже в самые последние годы научной деятельности он готовил сильных учеников. Среди них директор ГАРО Н. А. Трапш, который подготовил через несколько лет кандидатскую диссертацию, посвящённую научным идеям и исследованиям по истории России раннего нового времени А. С. Лаппо-Данилевского.

Отец до последнего боролся за жизнь. Помню, как он очень любил наши совместные прогулки недалеко от дома. Папа вспоминал о прошлом, о своих фронтовых товарищах, учителе М. Н. Тихомирове (портрет академика М. Н. Тихомирова висел в отцовском кабинете над рабочим столом), об учениках, друзьях и коллегах.

Последняя наша прогулка состоялась в феврале 1998 года. В ночь на 14 апреля отец скончался. Для исторического факультета РГУ, для исторической науки на Дону в целом это была очень большая потеря.

В память о выдающемся советском и российском историке Александре Павловиче Пронштейне в 1999 и в 2004 годах публиковались сборники научных статей [13; 14]. В 2014 году в связи с 95-летием со дня рождения отца Институт истории и международных отношений ЮФУ при поддержке Донской государственной публичной библиотеки и Северо-Кавказского научного центра высшей школы провёл большую всероссийскую с международным участием научную конференцию [15] .В Южном федеральном университете на кафедре, основанной отцом, висит его портрет. В Государственном архиве Ростовской области создан личный фонд А. П. Пронштейна, где хранятся рукописные материалы и фотографии отца.

                        ПРИМЕЧАНИЯ

1. Пронштейн А. П. Земля Донская в XVII  веке. Ростов н/Д. : Изд-во Рост. гос. ун-та, 1961. 375 с.

2. Пронштейн А. П., Задера А. Г. Практикум по истории СССР (Пособие для студентов-заочников ист. отд-ний ун-тов) / под ред. А. А. Зимина. Ростов н/Д : Изд-во Рост. гос. ун-та, 1960. 254 с.

3. Пронштейн А. П. Методика исторического исследования / отв. ред. И. Д. Ковальченко. Ростов н/Д. : Изд-во Рост. гос. ун-та, 1971. 468 с.

4. Пронштейн А. П. Методика исторического источниковедения : учеб.пособие для ист. фак ун-тов и педин-тов. Изд. 2-е, испр. и доп. Ростов н/Д. : Изд-во Рост.гос. ун-та, 1976. 480 с.

5. Пронштейн А. П. Источниковедение в России. Эпоха феодализма. Ростов н/Д. : Изд-во Рост. гос. ун-та, 1989. 416 с.

6. Пронштейн А. П. Источниковедение в России. Эпоха капитализма. Ростов н/Д. : Изд-во Рост. гос. ун-та, 1991. 672 с.

7. Дон и СтепноеПредкавказье. XVIII – первая половина XIX века. (Заселение и хозяйство) / Отв. ред. А. П. Пронштейн. Ростов н/Д. : Изд-во Рост.гос. ун-та, 1977; Дон и Степное Предкавказье. XVIII – первая половина XIX века. (Социальные отношения, управление, классовая борьба)  /Отв. ред. А. П. Пронштейн.Ростов н/Д. : Изд-во Рост.гос. ун-та,1977.

8. История народов Северного Кавказа (конец XVIII в. – 1917 г.). М. : Наука, 1988. 544 с.

9. Пронштейн А. П., Данилевский И. Н. Вопросы теории и методики исторического исследования : учеб.пособие для вузов по специальности «История» / отв. ред. В. Л. Янин. М. : Высшая школа, 1986..208 с.

10. Пронштейн А.П., Кияшко В. Я. Вспомогательные исторические дисциплины. М. : Просвещение, 1973. 112 с.

11. Лубский А. В., Пронштейн А. П. Некоторые теоретические и методические проблемы источниковедения массовых источников // Источниковедение отечественной истории. 1981. М., 1982. С. 3–36.

12. Пронштейн А. П., Мининков Н. А. Крестьянские войны в России XVII–XVIII вв. и донское казачество. Ростов н/Д. : Изд-во Рост. гос. ун-та, 1983. 424 с.

13. Проблемы источниковедения и отечественной истории (памяти А. П. Пронштейна) /отв. ред. И. М. Узнародов. Ростов н/Д. : Изд-во Рост. гос. ун-та, 1999. 271 с.

14. De Die in diem. Памяти А. П. Пронштейна (1919–1998) / отв. ред. А. В. Лубский, В. И. Черноус. Ростов н/Д. :Изд-во СКНЦ ВШ, 2004. 380 с.

15.Научное наследие профессора А. П. Пронштейна и актуальные проблемы развития исторической науки : (К 95-летию со дня рождения выдающегося рос. учён.) :материалы всерос. (с междунар. участием) науч.-практ.конф. (г. Ростов-на-Дону, 4–5 апр. 2014 г.).

***

Материал публикуется к 100-летию со дня рождения А. П. Пронштейна




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2019 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"