Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Лубский А. В., Мининков Н. А. Региональная история и краеведение: точки соприкосновения // Донской временник / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2019. Вып. 28-й. С. 75–80. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m4/3/art.aspx?art_id=1728

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Вып. 28-й

Краеведческие организации

А. В. ЛУБСКИЙ, Н. А. МИНИНКОВ

РЕГИОНАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ И КРАЕВЕДЕНИЕ: ТОЧКИ СОПРИКОСНОВЕНИЯ

Накануне юбилея Н. А. Мининкова Анатолий Владимирович Лубский, доктор философских наук, профессор Южного федерального университета, побеседовал с Николаем Александровичем Мининковым, известным российским историком, специалистом по истории России средних веков и нового времени, а также региональной истории и историческому краеведению.

.

 

 

 

 

 

Н. А. Мининков

А. Л. В последние годы в исторической науке актуализировался интерес к региональной истории, связанный с усилением такого направления в развитии национальных государств, как регионализация, выступающая ответной реакцией на процессы глобализации. Регионализация вызвана массированным проникновением унифицированных форм организации социальной жизни. В этом плане региональная история призвана не только защитить границы региона, но и исторически обосновать своеобразие экономического, политического и культурного поведения тех или иных территориальных сообществ внутри страны. Выявляя своеобразие регионального исторического развития, региональная история рассматривает его в контексте целого, к которому относится тот или иной регион, что позволяет устанавливать не только тенденции исторического развития региона, но и понять его место в историческом процессе.

А. В. Лубский

Н. М. В связи с этим добавлю, что для региональной истории значимы не только процессы, разворачивавшиеся в самом регионе, но и отношения между регионом и центром, поскольку регион с одной стороны принимает импульсы исторического развития, которые посылает центр, а с другой – становится местом инициации территориального своеобразия исторической жизни. Региональная специфика выступает источником разнообразия путей исторического развития и возможных его исторических альтернатив.

А. Л. То есть вы хотите сказать, что региональная история, представляющая собой междисциплинарную отрасль исторического познания, предметом которого выступают геопространственные сегменты исторической реальности, расширяет его возможности, прежде всего, в плане выявления, с одной стороны, общего и особенного, а с другой – альтернативного в историческом развитии.

Н. М. Да. Но для этого регион как предмет региональной истории должен обладать не только географической, геополитической, геоэкономической, но и поведенческой, и историко-культурной однородностью и, следовательно, внутренней целостностью.

А. Л. Региональная история как междисциплинарная отрасль исторического знания тесно связана с таким направлением, как историческое краеведение, к которому в последнее время также наблюдается повышенный интерес со стороны историков и публицистов. Это проявляется в проведении периодических краеведческих форумов, в исследованиях и публикациях, в том числе книг по местной тематике, например, по истории Дона, а также в деятельности краеведческих отделений при библиотеках и в работе музеев, в которых краеведческая составляющая занимает первостепенное место.

Н. М. К примерам удачной краеведческой деятельности в Ростовской области, помимо работы музеев, расположенных в регионе, может быть отнесена, в частности, деятельность краеведческого отдела Донской государственной публичной библиотеки, а также ежегодные конференции, которые проводятся на базе педагогического колледжа в городе Константиновске под руководством краеведа В. И. Вегерина.

А. Л. В связи с этим я хочу задать вам вопрос: какова роль библиотек в развитии исторического краеведения на Дону?

Н. М. Вопрос непосредственно относится к формам и методам краеведческой работы. По-своему вклад в эту работу вносят музеи, школы, отдельные энтузиасты. Но своё значительное место в этой работе занимают библиотеки. Примером большой работы является деятельность краеведческого отдела Донской государственной публичной библиотеки, где трудятся энтузиасты своего дела Л. А Штавдакер, Н. Н. Зайцева, по существу все сотрудники отдела. Чего стоит хотя бы работа по изданию «Донского временника», который по праву относится к лучшим краеведческим изданиям страны. Краеведческие вопросы затрагиваются также в работе других библиотек области, в частности, в Новочеркасске и в Таганроге. Результатом такой работы являются интересные публикации в «Донском временнике», в выпусках Краеведческих чтений, издающихся в Константиновске [1].

А. Л. Формы и методы краеведческой работы самые разнообразные. В связи с этим возникает вопрос, что такое историческое краеведение? Особая отрасль научных исторических знаний или направление научно-популяризаторской деятельности историков?

Н. М. При всех своих внутренних различиях историческое краеведение представляет собой единую отрасль комплексного научного знания об определённом крае. Формируется она при опоре на научные исследовательские принципы и с применением широкого репертуара научных методов. Вместе с тем в краеведении чётко выделяется несколько структурных элементов, определяющих основные направления исследовательской деятельности. Это, прежде всего, природно-географическое и культурно-историческое – оба могут иметь свои подразделения. В этом отношении краеведение ближе всего к такому направлению современной исторической науки, как новая локальная история, а отчасти как новая биографическая история, поскольку краеведение имеет свою весьма значительную и развитую историко-биографическую составляющую. Но, несомненно, ввиду повышенного общественного спроса на краеведческие знания оно имеет популяризаторскую часть. Спрос на краеведческие знания и краеведческую литературу весьма широк, её читательская аудитория находится в диапазоне от средней школы до читателей самых старших возрастов. Но и в этом отношении краеведение также близко и к географии, и к истории. Отсюда представляется возможным говорить, что краеведение не только составляет часть научных знаний исторического и географического характера, но и является научно-популяризаторской деятельностью.

А. Л. В современном российском обществе повышенный интерес к историческому краеведению обусловлен также тем, что одной из культурных интенций человека как в прошлом, так и в настоящем, было стремление  к приобретению исторических знаний о родном крае. Но особое значение эти знания имеют для территорий, отличающихся своими культурно-историческими особенностями, население которых ощущает на эмоциональном и отчасти на рациональном уровне свою специфическую региональную идентичность.

Н. М. К таким территориям относится Дон. Дело не только в казачестве как особой по своей истории и культуре части населения, но и в своеобразной структуре населения, поскольку территория Дона ещё с древности имела репутацию «проходного двора» Евразии и в значительной мере сохраняла своё положение не только в средние века, но и в новое время. Здесь складывались своеобразные отношения между разными социокультурными и этнокультурными группами населения.

А. Л. Историческое краеведение на Дону имеет длительную историю, начало которому, как я это себе представляю, положила издательская деятельность Статистического комитета Войска Донского, созданного в 1839 году по решению правительства под названием Новочеркасского статистического комитета. Что вы, как специалист, можете сказать о развитии исторического краеведения на Дону?

Н. М. Начало краеведческой работы на Дону было действительно связано с деятельностью Новочеркасского статистического комитета, издательская продукция которого в форме трудов, сборников, памятных книжек, описаний по истории, археологии, этнографии края до сих пор сохраняет своё источниковедческое значение для исследователей.

Во второй половине XIX века краеведческие исследования на местах стали проводить энтузиасты-любители, прежде всего из числа учителей. К таким исследовательским работам высокого уровня может быть отнесён, например, труд И. В. Тимощенкова об обычаях и быте Казанской станицы [2], а также работа Ф. К. Траилина о донских калмыках [3].

С начала ХХ века краеведческую работу ведет Ростовское-на-Дону общество истории, древностей и природы, а также Донской музей, музеи в Ростове-на-Дону и Азове.

В советский период краеведческая работа на Дону была долгое время уделом прежде всего музейных работников и отдельных энтузиастов. Её активизации способствовало открытие в 1970 году музея-заповедника в Старочеркасской, а также всё более возраставший интерес к истории Дона, прежде всего к истории донского казачества.

После 1991 года происходила дальнейшая активизация краеведческой работы на Дону, о чём свидетельствуют многочисленные публикации, посвящённые отдельным городам, станицам и сёлам области. Сложился ряд центров краеведческой работы: краеведческий отдел Донской государственной публичной библиотеки, коллектив Новочеркасского музея истории донского казачества во главе с С. А. Сединко и Е. В. Ситливой, музеи в Ростове, Таганроге, Старочеркасской, Азове, Вёшенской.

А. Л. Кого из представителей донского краеведения вы бы могли выделить?

Н. М. Донское краеведение знает ряд выдающихся имён. Это, прежде всего, основатель Донского музея (ныне – НМИДК) Х. И. Попов, глубокие знатоки ростовского прошлого и настоящего А. М. Ильин и М. Б. Краснянский. В более позднее время таким же знатоком Ростова был доцент РГУ Б. В. Чеботарёв.

Выдающимся краеведом был В. Н. Королёв, которому в 2020 году исполнилось бы 80 лет. Его книга «Старые Вёшки» относится к лучшим образцам комплексного краеведения. В ней затронуты самые разные стороны истории станиц Вёшенской и Еланской, приведены сведения о событиях и известных людях.

Это авторы краеведческих трудов и отдельных очерков: А. Н. Бочаров в Ремонтном, В. П. Граф и В. А. Градобоев в Константиновске, М. П. Мерзляков в Раздорской, С. Ф. Токаренко в Семикаракорске, М. И. Максимов в Аксае. Глубоко и плодотворно работает В. А. Дронов в Дубовском, в том числе по теме истории донских казаков-калмыков. Очень интересные публикации краеведческого характера принадлежат ростовскому историку А. Б. Изюмскому.

А. Л. Николай Александрович, я хотел бы немного поговорить с вами о специфике краеведческих исследований. Известно, что исторические труды имеют разную аудиторию. Неоднократно отмечалось, что исторический труд даже самого высокого уровня может не выйти за рамки узкопрофессиональной среды. Причиной может стать тяжёлый «научный» язык, перенасыщение эмпирическим материалом – проблема, которая актуальна для науки, но не выходит на уровень массовой культуры. В этом плане краеведческое исследование имеет свою специфику, состоящую в том, что оно по своему положению в рамках исторической науки и культуры значительно ближе к массовому читателю.

Н. М. Я с вами согласен, но хочу уточнить. Близость исторического краеведения к массовому читателю объясняется тем, что его предметом выступает его малая родина и её люди, о которых он слышал и знает, или даже которые живут до сих пор. Поэтому специфика краеведческих исторических исследований состоит в том, что на базе краеведения проще решается вопрос о связи между историческим исследованием и читателями, не относящимися к профессиональному цеху историков, но читателями заинтересованными и в определённой степени образованными.

Между тем, вопрос о связи между историей как наукой и массовым историческим сознанием в настоящее время крайне важен для самой научной истории. В самом деле, мы видим, как в культуре новейшего времени развеялось упрощённое представление о возможности средствами науки преодолеть мифологические основы массового исторического сознания, внести в него научные положения и выводы, способные противостоять исторической мифологии.

Но, как оказалось, в свою очередь историческая мифология в определённых условиях способна оказывать воздействие и на профессиональное сознание историка. В частности, на рубеже XX–XXI веков в России наблюдалось вторжение в область истории околонаучного маргинала, глубоко уверенного в себе, крайне поверхностно знакомого с историей исторической науки и культуры, с источниковой базой, с методологией исследования, но готового ниспровергать положения и выводы исторической науки. Нередко такой маргинал способен оказать влияние на массовое историческое сознание, вообще-то падкое на разного рода сенсации. В этой связи краеведение как часть исторической науки, близко стоящая к массовому историческому сознанию, затрагивающая историческую память людей, создаёт условия для противостояния в сознании общества научных положений тем мифам, которые внедряют в него такие маргиналы. И в этом представляется важнейшая особенность краеведения и самая существенная его польза для науки.

А. Л. В связи с этим основой краеведческого исследования должны быть репрезентативные источники исторической информации, и соответственно особое значение следует придавать достоверности и полноте этой информации. Естественно возникает вопрос о том, каковы особенности источниковой базы краеведческих исследований.

Н. М. Особенность источниковой базы краеведческих исследований состоит в том, что в нём большую роль играют эго-документы. Это не случайно, поскольку человек для краеведа представляет первостепенный интерес. Немалое значение имеют, кроме того, артефакты, связанные с местной историей и с местными людьми. Но к этому обязательны документы делопроизводства, без которых эго-документы и артефакты не будут понятны.

А. Л. В историко-краеведческом исследовании, наверное, очень важны архивные материалы.

Н. М. Да, в краеведческих исследованиях роль архивов велика. Среди архивных материалов особый интерес вызывают, во-первых, метрические книги, которые находятся в Государственном архиве Ростовской области. Многое может дать разработка дел ГАРО из фондов 341 («Канцелярия войска Донского»), 46 («Атаманская канцелярия»), 301 («Областное правление войска Донского»). Нуждаются в оцифровке дела 338 фонда («Станичные правления»). Большую работу по оцифровке фонда проводит сегодня коллектив ГАРО во главе с директором Н. А. Трапшем.

Ценнейшие материалы имеются в центральных архивах – РГИА, РГВИА, РГАДА, а также в некоторых отдалённых местах, например, в музее Пятой гвардейской танковой дивизии. Это бывший Пятый гвардейский донской казачий корпус, прославившийся в период Великой Отечественной войны, в частности, в бою под Кущёвской. Но этот музей далеко, в городе Кяхта (Бурятия), куда дивизия в 1967 году была перемещена.

Много запросов идёт на архив органов УФСБ России по Ростовской области, поскольку краеведение выясняет судьбы репрессированных за годы сталинского режима.

Немало интересного материала и в других архивных фондах. В частности, следует более внимательно присмотреться к муниципальным архивам, сосредоточенным в городах и районах области.

А. Л. Николай Александрович, вы широко известны как специалист в научной и общественной среде. Почти сорок пять лет активно занимаетесь изучением истории Донского края. В связи с приближающимся юбилеем мне хотелось бы задать вам ещё несколько вопросов. Во-первых, о том, как сформировался ваш научный интерес к региональной истории и историческому краеведению?

Н. М. Мой интерес к региональной истории и историческому краеведению в самом общем виде сформировался в старших кассах школы. Этому способствовали поездки по достопримечательным местам области, ознакомление с романом «Тихий Дон», и вообще повышенный интерес к городу и краю среди одноклассников. Отчасти этому способствовало детство на Богатяновке, своеобразной ростовской окраине, вблизи Дона с целым рядом традиций, уходивших в прошлое города и нижнедонских поселений вообще. И, конечно же, влияние отца, Александра Павловича Пронштейна, который в 1949 году прибыл в Ростов и живо воспринял проблематику донской истории, глубоко изучил литературу и источники.

 Что касается научного интереса, то это произошло уже на историческом факультете РГУ, в ходе изучения темы о взаимоотношениях между войском Донским и московским правительством до Петра I. Эта работа помогла уяснить особенности истории и культуры донского казачества, отношений его с Россией и сущность политики царского правительства, направленной на подчинение Дона. Но работа над общей проблематикой истории Дона привела к исследованиям вполне краеведческого характера. Это нашло отражение в некоторых публикациях, которые удалось сделать.

А. Л. В связи с этим не могли бы вы рассказать о проблематике ваших краеведческих исторических исследований?

Н. М. Это – донские историки, вклад которых в развитие на Дону исторических знаний и культуры вообще был немалым и своеобразным. Среди них Павел Петрович Сахаров, уроженец Дона, сформировавший концепцию промыслово-трудового происхождения донского казачества, противостоявшую взгляду на его разбойное происхождение. Это Николай Леонардович Янчевский, прибывший на Дон в 1921 году и ставший главным редактором крупной региональной газеты «Советский Юг». Он обосновал концепцию возникновения войска Донского как наёмного на службе торгового капитала Московского государства; репрессирован в 1937 году. Это есаул Евлампий Никифорович Кательников – автор исторического сочинения, посвящённого его родной станице Верхне-Курмоярской (ныне станицы нет, она затоплена Цимлянским водохранилищем). Это также исследование об упоминавшихся выше членах Донского статкомитета Иване Васильевиче Тимощенкове и Фёдоре Калиниче Траилине. Об этих донских историках и деятелях Статкомитета Области войска Донского у меня издавались в разные годы монографии [4].

А. Л. Какие существуют научные лакуны в краеведческих исторических исследованиях, посвящённых донской проблематике.

Н. М. Лакун, или «белых пятен», немало. Это история не только городов и районов области, но и отдельных поселений, а также судьбы отдельных людей.

А. Л. Благодарю, Николай Александрович, за интересную беседу. Знаменитый российский историк В. О. Ключевский писал, что в жизни учёного и писателя главные биографические факты – книги, важнейшие события – мысли». Желаю вам оригинальных мыслей и новых книг, научного благополучия и творческого долголетия.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Десятые Константиновские краеведческие чтения имени А. Кошманова : сб. ст. Ростов н/Д. : Алиса, 2017; Одиннадцатые Константиновские краеведческие чтения имени А. Кошманова : сб. ст. Ростов н/Д. : Альтаир, 2019.

2. Тимощенков И. В. Общественный быт и народные обычаи Казанской станицы // Труды Обл. войска Дон. стат. ком. Вып. 2. Новочеркасск, 1874. С. 139–181;  Мининков Н. А. Учёный-статистик // Дон. временник. Год 2014-й. Вып. 22. Ростов н/Д., 2013. С. 185–189.

3. Траилин Ф. К. Санскрин – Курэ-де. Священное калмыцкое изображение. Сведения о донских калмыках. Новочеркасск, 1872; Мининков Н. А. Исследователь Дона Фёдор Траилин// Дон. временник. Год 2016-й. Вып. 24. Ростов н/Д., 2015. С. 144–149.

4. Мининков Н. А. Павел Петрович Сахаров – историк донского казачества // Казачий сб. № 3. Ростов н/Д., 2002. С. 216–320;  Его же. Николай Леонардович Янчевский: историк, писатель, революционер. Ростов н/Д., 2007; Его же. Донской историк есаул Евлампий Никифорович Кательников. Ростов н/Д, 2011; Его же. Исследователи Дона Иван Васильевич Тимощенков и Фёдор Калинич Траилин : моногр. /Юж. федер. ун-т. Ростов н/Д. : Изд-во Юж. федер. ун-та, 2016.

 




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2020 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"