Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Штавдакер Л. А. Северо-Кавказская краевая ассоциация научно-исследовательских институтов в краеведческом движении 1925-1930 годов // Донской временник. Год 2017-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2016. Вып. 25. С. 219-225. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m4/3/art.aspx?art_id=1548

СЕВЕРО‑КАВКАЗСКАЯ КРАЕВАЯ АССОЦИАЦИЯ НАУЧНО‑ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ ИНСТИТУТОВ В КРАЕВЕДЧЕСКОМ ДВИЖЕНИИ 1925–1930 ГОДОВ

Сообщение на Десятых всероссийских краеведческих чтениях (Москва, 13 мая 2016 г.)

 

Идея объединения научных сил в молодой советской стране принадлежала Максиму Горькому. В марте 1928 года в приветственном адресе по случаю 60‑летия пролетарского писателя профессор Северо-Кавказского университета (СКГУ) В. П. Вельмин писал:

«Весной 1917 года в тогдашнем Петрограде, в здании бывшего Михайловского театра состоялось под вашим председательством заседание корифеев и друзей русской науки. Вами обсуждался и практически поставлен был вопрос об организации в стране научно-исследовательских институтов. Будучи одно время заглушена и погребена под обломками разрушенного строя, идея научно-исследовательской ассоциации дала в 1925 году молодой побег на Северном Кавказе и выросла ныне в Северо-Кавказскую краевую ассоциацию научно-исследовательских институтов [далее СКАНИИ и Ассоциация – Л.Ш.]. Вам, конечно, будет приятно узнать, что эта организация в настоящее время включает в себя восемь институтов в Ростове на Дону, в Новочеркасске, Краснодаре и Владикавказе; она состоит из 200 членов, самостоятельно ведущих научную работу, не считая второстепенных сотрудников; обладает ежегодным бюджетом свыше 1090 тыс. руб.; за два минувшие года провела ряд экспедиционных и камеральных научных работ и напечатала до 40 изданий, о которых Вы можете прочесть в только что опубликованном обзоре её деятельности [1].

Научные работники Северо-Кавказской ассоциации, сознавая свой гражданский долг всесторонне освятить природу и жизнь богатейшего, но ещё мало изученного края, среди других стимулов и усилению своих стараний в этом направлении всегда будут руководиться памятью о вашей инициативной роли в объединении научных сил СССР» [2].

29 мая 1925 года на заседании Научно-технической секции Государственного учёного совета было принято решение «считать желательным учреждение Северо-Кавказского научно-исследовательского института при Краевом исполкоме с тем, чтобы он имел краевое значение, а не только донское» [3, л. 33].

Краевой научно-исследовательский институт должен был иметь «своей главной целью объединение и направление научно-исследовательской работы всех вузов Северного Кавказа с точки зрения интересов края, организацию через посредство тех же вузов краеведческой работы» [3, л. 137].

В. П. ВельминКраевая власть выразила заинтересованность в планомерном, научно поставленном изучении естественных производительных сил края и в консультациях с научной точки зрения. В связи с этим Краевой научно-исследовательский институт в Ростове-на-Дону получил «право представления в КрайФУ [финансовое управление – Л. Ш.] и Крайисполком самостоятельных смет по местному бюджету и право самостоятельного распоряжения отпущенными по местному бюджету кредитами» [3, л. 4–5].

«В сущности Институт следует рассматривать, как ассоциацию ряда отделов, тесно связанных с отдельными вузами» [3, л. 137] – отмечалось в записке «К проекту организации в Ростове-на-Дону Северо-Кавказского краевого научно-исследовательского института».

3 октября 1925 года на заседании Пленума Научной части СКГУ совместно с профессорским и преподавательским составом большинством голосов председателем Временного Правления Ассоциации был избран Владимир Петрович Вельмин (1885–1974), профессор математики, крупный специалист в области теории чисел. В 1922–1924 годах – ректор университета.

11 октября 1925 года на общем собрании научных работников вузов Новочеркасска во Временное Правление Ассоциации избирается профессор Донского политехнического института, геолог Пётр Петрович Сущинский (1875–1937) [3, л. 78 об.], первый выборный ректор института (1917–1918, 1922–1924, 1926–1928), один из организаторов Новочеркасской ассоциации научных работников по краеведению Северокавказского края и Дона (1924), её вице-президент.

П. П. СущинскийСКАНИИ была учреждена постановлением крайисполкома 4 ноября 1925 года [3, л. 63 об.].

Ассоциацию возглавлял Президиум. Его состав определялся избранием в Совете с последующим утверждением в Президиуме Крайисполкома. Формально в Президиуме было достаточное количество представителей Края, но фактически – только научные работники.

Бюро Ассоциации вело работу в составе Председателя (за всё время существования – В. П. Вельмин), его двух заместителей (по 1 апреля 1927 года П. П. Сущинский и Н. А. Богораз, после 1 апреля 1927 года П. П. Сущинский и А. И. Воскресенский) и ответственного секретаря [4, л. 15].

Краевая власть неоднократно ходатайствовала о принятии Ассоциации на госбюджет, но СКАНИИ так и не получила централизованного финансирования.

В докладной записке в Совет Народных комиссаров РСФСР по вопросу об организации Ассоциации отмечалось, что программа «Института носит почти исключительно краеведческий характер и сосредотачивает своё внимание на особенностях края, делающих его такой важной территорией в составе Республики» [3, л. 56 об.].

8 апреля 1926 года Президиум Севкавплана признал необходимым организовать в составе Ассоциации институты и отдельные кафедры:

 – Институт математики и естествознания при СКГУ (Ростов-на-Дону);

 – Институт экспериментальной, клинической и социальной медицины (Ростов-на-Дону);

 – Институт местной экономики и культуры с отделениями: а) истории и культуры; б) местной экономики и финансов (Ростов-на-Дону);

 – Институт прикладных наук (включая изучение гидрологии и водного хозяйства) при Донском политехническом институте, Новочеркасский институт прикладной биологии и сельскохозяйственных наук (включая и ветеринарию) при Донском институте сельского хозяйства и мелиорации (Новочеркасск);

 – Институт специальных и интенсивных полевых культур при Кубанском сельскохозяйственном институте (Краснодар);

 – Медицинский исследовательский институт при Кубанском медицинском институте (Краснодар);

 – Биологический институт при горском сельскохозяйственном и педагогическом институте (Владикавказ);

Исследовательские кафедры:

а) биологии в Донском политехническом институте (Новочеркасск);

б) истории, культуры и экономики в Кубанском педагогическом институте (Краснодар);

в) почвоведения, агрономии и сельскохозяйственной экономики и местного права в Горском сельскохозяйственном институте (Владикавказ).

Секции научных работников Краевого научного совета было предложено совместно с СКАНИИ разработать в двухнедельный срок и представить в Севкавплан вопрос о взаимоотношениях Ассоциации с имеющимися в крае краеведческими организациями [3, л. 12].

В это время секцию научных работ Северо-Кавказской краевой плановой комиссии (Севкавплан) возглавлял геолог Алексей Иванович Воскресенский (1890–?), профессор СКГУ [5], член Краевого научного совета и Центрального бюро краеведения (ЦБК), председатель Северо-Кавказского бюро краеведения (СКБК). С самого начала Ассоциации он принимал активное участие в работах его Бюро.

В Краевом научном совете «учёт совершающихся на местах краеведческих работ, общее направление их и координация; методически организующее содействие краеведческому движению; редактирование краеведческого журнала; непосредственное ознакомление с состоянием и деятельностью краеведческих учреждений Края, составление планов и смет развития краеведческого дела» вёл член Совета по краеведческому делу [3, л. 127 об.].

Одной из главнейших обязанностей Краевого научного совета было централизованное в краевом масштабе печатание научных работ «в форме научно-исследовательских записок и краеведческого журнала» [3, л. 127 об.].

В 1926–1927 годах в Ростове издавался «Бюллетень Северо-Кавказского бюро краеведения». В его Редакционном совете работали А. И. Воскресенский; Александр Николаевич Дьячков‑Тарасов (1867 – после 1929) – один из основателей краеведческого «Общества изучения Кубанской области», научный сотрудник Северо-Кавказского горского научно-исследовательского института краеведения в Ростове-на-Дону, заместитель председателя СКБК (благодаря работам и разведкам Дьячкова-Тарасова созданы три курорта: Теберда, Горячий Ключ и Семигорье) [6, л. 86–89]; Михаил Леонтьевич Ямпольский (1874–?), учёный секретарь СКБК, член ЦБК, и Борис Владимирович Лунин (1906–2001), 2-й секретарь СКБК [7].

Первый выпуск открывался статьёй А. И. Воскресенского «Основы краеведческой и научно-исследовательской работы». Автор писал:

«Для краеведческого дела характерны работы, связанные с предварительным обследованием и описанием разных районов в отношениях экономическом, хозяйственном, культурном, развития производительных сил и т.д. Краеведческая стадия изучения – это стадия научной инвентаризации, стадия предварительного установления экономических факторов, первого выдвижения вопросов, тесно связанных с производственной деятельностью населения» [8].

Эта же тема звучала и в статье М. Л. Ямпольского «О производственном краеведении (Краеведение и естествознание)» [9, с. 62–72].

О необходимости тесной связи в работе плановых органов с краеведческими организациями на местах А. И. Воскресенский рассуждал в статье «Хозяйственно-экономическое районирование и задачи краеведения» [10].

В порядке обсуждения поднимались вопросы школьного краеведения [9, с. 56–72 ].

Здесь же читатели знакомились с историей возникновения и обзором деятельности СКАНИИ [9, с. 3–10]

Основным делом бюро Ассоциации стала практическая помощь краеведческим организациям.

В январе 1926 года в СКАНИИ поступил первый отчёт от Новочеркасской ассоциации научных работников по краеведению за период с 1924 по 1925 год.

Прилагая к нему Докладную записку о возникновении и задачах Новочеркасской Ассоциации, вице-президент П. П. Сущинский и учёный секретарь И. И. Ногин обратились «с ходатайством об отпуске в её распоряжение 300 руб. в виде безвозвратного пособия. Означенная сумма, крайне необходима Ассоциации на устройство командировок её членов по Донскому краю с целью организации коллективов на местах и вовлечения широких слоёв населения, прежде всего учительства, в планомерную краеведческую работу, а также на выписку руководящих сочинений по краеведению» [11].

В 1926–1927 годах были даны субсидии на печатание бюллетеней Краевому бюро краеведения, Горскому педагогическому институту, Северо-Кавказской горной биологической станции (Владикавказ) [1, c. 17], Новочеркасской краеведческой ассоциации, Обществам истории, археологии и этнографии, естествоиспытателей, истории, археологии и права при СКГУ [3, л. 202]; «на библиографические работы по кавказоведению, которые проводились Асоциацией совместно с краевой библиотекой имени К. Маркса и ассигнование на пополнение краеведческой библиотеки до 2000 рублей» [3, л. 203].

Вслед за ликвидацией Северо-Кавказского института краеведения во Владикавказе, потерявшем своё краевое значение, состоялось открытие краевого горского научно-исследовательского института краеведения в Ростове [12].

«Основание Института …было обусловлено концентрацией именно в Ростове и соседнем Новочеркасске настолько значительных научных сил, с которой не может сравниться ни один из городов края; во-вторых здесь представляются максимальные возможности предоставить в распоряжение Института богатые краеведческие библиотеки…» [12, c. 7].

Последнее руководством нового учреждения, вошедшего в СКАНИИ, было воспринято буквально: оно обратилось в Нацсовет при Крайисполкоме с настоятельным предложением о передаче ему книг горского характера из Книгохранилища имени К. Маркса.

Северо-Кавказская краеведческая библиотека (с 1927 года – в составе краевой библиотеки имени К. Маркса; ныне Донской государственной публичной) располагала уникальной и самой полной коллекцией книг по кавказоведению. На защиту библиотеки поднялась библиотечная общественность города [13].

Решающим в споре стало слово председателя СКАНИИ В.П. Вельмина: «Краевая Ассоциация научно-исследовательских институтов полагает, что одним из существенных условий научно-исследовательской работы в краевом масштабе является прежде всего, организация в краевом центре единой библиотеки, в которой с возможной полнотой должна быть состредоточена вся литература как общего, так и краевого характера. … Является совершенно недопустимым раздробление уже имеющихся крупных библиотек на мелкие части… поскольку сами автономии и во многих отношениях имеют не только краевое или союзное, но несомненно, и мировое значение, постольку и литература по изучению означенных территорий должна быть тесно объединена с краевой и общей научной литературой. Вне этого объединения комплект книг, переданных Горскому институту легко может стать мёртвым капиталом к прямому ущербу прежде всего для самих национальных автономий.

Ввиду изложенного, Краевая Ассоциация научно-исследовательских институтов считала бы целесообразным отклонить ходатайство Нацсовета об изъятии книг горского характера из Книгохранилища имени К. Маркса» [14, л. 38–38 об.].

Недостаток материальных средств для СКАНИИ не было препятствием в организации добрых дел. Одним из таких примеров является обращение за помощью в СКАНИИ краеведов из Пятигорска. В ответ на него В.П. Вельмин писал в Главнауку (12 октября 1927 г. Москва, Чистопрудный бульвар, 6. Копия – Кавказское горное общество. Пятигорск).

«Функционирующее на Кавказских минеральных водах Кавказское горное общество… является… единственным в СССР учреждением, специально посвящающим свои силы изучению высокогорных районов и ознакомлению с ними широких масс населения… С увеличением своих средств и расширением задач и района своей деятельности, со временем несомненно, [оно] может завоевать себе всесоюзное признание… всякую поддержку КГО… следует рассматривать …как весьма продуманное и целесообразно намеченное содействие культурному начинанию. В виду изложенного и принимая во внимание: 1) что Краевая Ассоциация, как научно-исследовательское учреждение, лишена возможности субсидировать учреждения краеведческого характера; и

2) что деятельность КГО на Кавминводах играет по преимуществу всесоюзное значение; 3) что в Главнауке сосредоточено, между прочим, заведование экскурсионным делом СССР,  – краевая Ассоциация ходатайствует перед Главнаукой об оказании материальной поддержки Кавказскому горному обществу в пределах испрашиваемой суммы» [14, л. 122–122 об.].

Осенью 1927 года СКАНИИ планировала провести первый краеведческий съезд. К этому событию редакция журнала «Вопросы просвещения на Северном Кавказе» поручила учёному секретарю СКБК М.Л. Ямпольскому подготовить информационную статью «о краеведческих учреждениях и организациях Северо-Кавказского края для того, чтобы учительство края могло связаться в своей школьно краеведческой работе с краеведческими организациями ближайших к школе районов» [14, л. 95]. Статья была напечатана в марте 1927 года по техническим соображениям в сокращённом виде, поэтому СКБК, сделав отдельный оттиск статьи [15], разослало его всем краеведческим организациям «с просьбой дать исчерпывающие сведения о себе по прилагаемой при этом анкете не позднее… 15 июня, чтобы к первому краевому съезду… можно было иметь картину состояния краеведческой сети». Однако руководителям СКБК не удалось представить целостную картину краеведческого движения: из 100 разосланных анкет «за целый год по 1 февраля с. г. получено только 60 анкет, т.е. 60%, разосланных по краю. Делать выводы и обобщения на основании такого материала нет возможности» [16, с. 10].

В статье «Краеведение на Северном Кавказе и перспективы его развития» А. И. Воскресенский и М. Л. Ямпольский отметили довольно прочные взаимоотношения между Ассоциацией и Бюро краеведения и при этом – чёткое разделение обязанностей: «Ассоциация занимается регулированием в плановом порядке работы научно-исследовательских институтов по изучению края, Бюро краеведения направляет массовое краеведческое движение» [16, с. 14].

Справочник так и не увидел свет; съезд в 1927 году не состоялся. В декабре в Москве открылась III Всероссийская конференция по краеведению. Руководители СКБК приняли в её работе активное участие. В Президиум от Северного Кавказа были избраны А. И. Воскресенский, Д. М. Павлов (г. Пятигорск) и А. А. Тахо-Годи (г. Махачкала).

1-й Северо-Кавказский съезд по краеведению решено было провести в 1928 года одновременно со 2‑м съездом по изучению производительных сил Северо‑Кавказского края с тем, чтобы делегаты краеведческого съезда смогли участвовать в пленумах и секциях обоих съездов. «Бюллетень Оргкомитета 2-го краевого съезда по изучению производительных сил Северо-Кавказского края», выпускаемый Севкавпланом под редакцией П. Г. Журид (Ростов н/Д, 1927. № 2. 24 с.; № 5. 84 с.) [17] и за счёт Ассоциации свидетельствует о том, что шла серьёзная подготовка к этому съезду. Но сведений о том, что съезд состоялся в литературе нет.

7–9 июня 1928 года в Ростове проходила конференция научных учреждений, высших школ и ведомств Края. На ней было уделено внимание вопросу объединения всех научных учреждений Края вокруг СКАНИИ. «Через Ассоциацию и Краевое бюро краеведения проводимые научные работы будут согласовываться с широко разветвлёнными по Северному Кавказу краеведческими организациями, – писал профессор Вельмин – причём будет обеспечено необходимое использование опыта и личного состава этих организаций и оказано содействие подъёму квалификации массовых краеведных работников» [18, с. 146]. Конференция признала необходимым также рекомендовать следующие меры:

 – участие в работах Президиума Ассоциации одного представителя от Северо-Кавказского бюро краеведения и обратно;

 – предварительное извещение через Краевое бюро краеведения местных краеведческих организаций о всех намечаемых экспедициях с использованием их опыта при проработке программ экспедиции;

 – использование местных краеведческих сил при формировании личного состава экспедиции;

 – активное личное участие работников научно-исследовательских учреждений в деятельности краеведческих обществ;

 – популяризация научных достижений среди масс через краеведческие учреждения[18, с. 147].

В последний день работы конференции СКАНИИ открылось совещание краеведов Северо-Кавказского края (9–10 июня 1928 г.) [19]. В нём приняли участие представители ейских, кубанских, майкопских, таганрогских, новочеркасских, терских, черноморских, шахтинских краеведческих организаций, обществ, музеев и институтов краеведения в национальных областях (Осетия, Ингушетия, Кабардино-Балкария и Адыгея).

Это был смотр краеведческих сил накануне ожидаемого краеведческого съезда, который так и не состоялся.

В известном списке «Краеведческих учреждений на Северном Кавказе» М. Л. Ямпольского СКАНИИ занимала ведущее место, придавая научный характер краеведческому движению. Именно благодаря Асоциации, выстроившей систему взаимоотношений с краеведческим сообществом, в течение пяти лет «на территории Края выполнено более сотни крупных экспедиционных работ…» [1, с. 18], среди которых целый ряд по изучению культуры Края: археологическое обследование в районе станиц Цимлянской, Константиновской и Семикаракорской (руководитель проф. А. А. Миллер (Ленинград); диалектологические работы по Дону от устья до станицы Семикаракорской (руководитель А. В. Миртов); обследование говора некрасовцев (исполнитель А. В. Миртов); изучение народных песен в районе Ростова (исполнитель О. Ф. Панасюк) [3, л. 200]; археографическая экспедиция по реке Дону для обследования рукописных и книжных материалов донских архивов и библиотек (руководитель И. П. Козловский, исполнитель Е. Е. Семёнкин) [6, л. 92].

Работу Ассоциации одобрил Пленум Северо-Кавказского краевого бюро Секции научных работников 4 декабря 1927 года. Однако утверждённые ассигнования на 1928 год оказались значительно меньше необходимого минимума, в т. ч. из бюджета СКАНИИ были исключены суммы, предназначенные для СКБК и студенческих краеведческих организаций.

Прямой и бескомпромиссный председатель СКАНИИ В. П. Вельмин не нравился власти. 27 ноября 1928 года на заседании Секретариата Северо-Кавказского Краевого комитета ВКП (б) был поставлен вопрос о его замене. Орграспредотдел совместно с АППО Крайкома обязали «в 4-х дневный срок подыскать соответствующую кандидатуру председателя ассоциации научно-исследовательского института и внести на утверждение Секретариата» [20].

Подходящей замены не последовало. Но 22 марта 1929 года на бюро Северо-Кавказского Крайкома ВКП (б) вновь был поставлен вопрос о работе краевой ассоциации научно-исследовательских институтов с точки зрения «усиления руководства … желательно с приглашением руководителей научных сил и участием членов Бюро крайкома» [21].

Постановлением Оргбюро Научного комитета при Крайисполкоме 24 января 1930 года создали комиссию из представителей краевой Рабоче-крестьянской инспекции, ячейки ВКП (б), краевых союзов горнорабочих, металлистов, Сельмашстроя. В течение трёх дней (25–28 января 1930 г.) комиссия изучила материалы о научно-исследовательских работах СКАНИИ за 1925 и 1929 годы и составила Ликвидационный акт.

В этом документе было отмечено, что «СКАНИИ являлась органом, главным образом, регистрирующим научно-исследовательскую работу в крае, и …почти не была органом регулирующим, планирующим и руководящим этими работами;… при наличии халатности со стороны определённой части исполнителей работ образовалась большая научная задолженность (51 чел.), несмотря на то, что на отдельные темы были отпущены значительные суммы… (Воскресенский 1120 руб.)» [4, л. 17].

Отмечая, что «по отдельным разделам (геология, гидрология, почвоведение, изучение нацобластей) Ассоциация проделала значительную работу, в результате чего получен ряд высокоценных научных трудов» Комиссия сделала выводы, что «с организацией, планированием и руководством сети научно-исследовательских учреждений в Крае Асоциация… в основном не справилась,… организацию научно-исследовательского дела… не сумела увязать с потребностями хозяйственного и культурного строительства Края и не сосредоточила вокруг этих вопросов внимания широкой пролетарской общественности» [4, л. 18–18 об.].

Первая Северо-Кавказская краевая конференция по краеведению (Ростов н/Д, 11–14 июня 1930 г.) «подвергла тщательному анализу старые формы и методы краеведения. Как известно эти методы и формы были приспособлены для иной эпохи, чем эпоха бурно развивающейся индустриализации и коллективизации сельского хозяйства. Ознакомившись с соответствующими материалами, конференция пришла к убеждению, что краеведная работа в пределах С.-Кавказского края ни по своему содержанию, ни по методам, а также формам работы не соответствовала запросам социалистического строительства и поэтому не может быть признана удовлетворительной» [22].

Бывший председатель СКБК А.И. Воскресенский, редактор журнала «Краеведение на Северном Кавказе» далее нигде не упоминается, как и сам журнал. Вместо него к конференции выпустили новый – «Северо-Кавказский краевед». Президиум СКБК из 17 человек, избранный на 1-й краевой конференции по краеведению, возглавили председатель Севкавплана Р. П. Ефремов и его заместитель и учёный секретарь Э. Р. Петерсон (Комвуз); из прежнего состава в него вошёл П. П. Сущинский [23]. В списке членов СКБК, избранных на конференции, был и Б. В. Лунин. М. Л. Ямпольский упомянут как секретарь конференции и редакции журнала «Северо-Кавказский краевед» (далее его имя на страницах краеведческой печати не встречается) [24].

В середине ноября 1930 г. на основании предложения Культпропа ЦК ВКП (б) началась компания по проверке краевых журналов «в целях уменьшения расходования бумаги … для возможного их сокращения и реорганизации» [25, л. 17]. А спустя месяц постановлением Секретариата Северо-Кавказского крайкома ВКП (б) фракции Северо-Кавказского бюро краеведения поставили на вид выпуск нового ежемесячного журнала «Северо-Кавказский краевед» без разрешения Крайкома; в связи с бумажным кризисом в дальнейшем выпуск этого журнала посчитали нецелесообразным, «предложив фракции Краевого бюро краеведения использовать краеведческий материал в других выходящих краевых журналах (“Северо-Кавказский край”, “Советский С-К-А-З”, “Революция и горец”)» [25, л. 12].

Наступил «переломный … период начала жестокой и решительной борьбы с остатками буржуазного краеведения…» [26].

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Вельмин В.П. Северо-Кавказская краевая ассоциация научно-исследовательских институтов: обзор деятельности в 1927 г. // Обзор деятельности Северо-Кавказской ассоциации научно-исследовательских институтов за 1926 и 1927 гг. Ростов н/Д, 1928. С. 3–21.

2. ГАРО Ф. Р‑2605. Оп. 1. Д. 81. Л. 49–49 об.

3. ГАРО Ф. Р‑2605. Оп. 1. Д. 1.

4. ГАРО Ф. Р‑2605. Оп. 1. Д. 106.

5. Научные работники и научные учреждения Северо-Кавказского края : сб. / сост.: А.И. Воскресенский, Н.Н. Сретенский. Ростов н/Д, 1927. С. 51. – А.И. Воскресенский, доцент СКГУ –Л.Ш.

6. ГАРО. Ф. Р‑2605. Оп. 1. Д. 94.

7. Штавдакер Л. А. Археологический писатель Борис Лунин : (Из истории краевед. движения 1920–1930-х гг.) // Шестые всероссийские краеведческие чтения (Москва–Можайск, 1–2 июня 2012 г.). М., 2012. С. 150–158.

8. Бюллетень Северо-Кавказское бюро краеведения. 1926. № 1–2. С. 3.

9. Бюллетень Северо-Кавказское бюро краеведения. 1927. № 1–6.

10. Бюллетень Северо-Кавказское бюро краеведения. 1926. № 3–4. С. 1–5.

11. ГАРО. Ф. Р-2605. Оп. 1. Д. 70. Л. 1.

12. К задачам Северо-Кавказского краевого горского научно‑исследовательского института краеведения; А. С. Северо-Кавказский краевой горский научно-исследовательский институт краеведения : (к истории образования и первых шагов работы учреждения) // Бюллетень / Сев.-Кавк. краевой гор. науч.-исслед. ин-т. Ростов н/Д, 1927. № 1. С. 5–7, 56–58.

13. Штавдакер Л.А. Страсти по краеведению, или Донская публичная в 1920-1930-е годы // Донской временник. Год 2009-й. Ростов н/Д, 2008. С. 166–167.

14. ГАРО. Ф. Р-2605. Оп. 1. Д 20.

15. Ямпольский М.Л. Краеведческие учреждения на Северном Кавказе // Вопросы просвещения. 1927. № 3. С. 62–73. (отд. оттиск из журн.).

16. Воскресенский А.И., Ямпольский М.Л. Краеведение на Северном Кавказе и перспективы его развития // Краеведение на Северном Кавказе. 1928. № 1–2. С. 6–19.

17. Природные ресурсы и экономика Азово-Черноморского края :  библиогр. указ. книг и журн. ст. за 1917–1935 гг. / сост.: А.И. Бодров; Азово-Черномор. краев. гос. б-ка им. К. Маркса. Ростов н/Д, 1935. С. 136.

18. Вельмин В.П. Конференция научных учреждений Северо-Кавказского края // Краеведение на Северном Кавказе. 1928. № 1–2. С. 145–147.

19. См.: Прил. к. № 1–2 журн. «Краеведение на Северном Кавказе». 1928. № 1–2. С. 199–212.

20. ЦДНИРО Ф. 7. Оп. 1. Д. 748. Л. 5.

21. ЦДНИРО Ф. 7. Оп. 1. Д. 860. Л. 25.

22. Петерсон Э. Первая Северо-Кавказская краевая конференция по краеведению // Северо-Кавказский краевед. 1930. № 1. С. 5.

23. П.П. Сущинский (1875–1937), доктор геолого-минералогических наук возглавлял Северо-Кавказское краевое отделение геологического комитета СССР (1927–1930). Репрессирован. Погиб при этапировании из Новочеркасска в Ростов (Донской временник. Год 2015-й. Вып. 23. С. 31).

24. Ямпольский Михаил Леонтьевич (1874–1942) // Возвращённые имена : Блокада, 1941–1944, Ленинград : Кн. памяти : [сайт]. URL: http://www.weand.ru/search/lists/blkd/255_136.html

25. ЦДНИРО. Ф. 7. Оп. 1. Д. 1062.

26. Советское краеведение на Северном Кавказе : сб. краевед. материалов / Сев.-Кавк. бюро краеведения. Ростов н/Д : Сев. Кавказ, 1932. С. 3.




 
 
 
© 2010 - 2017 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"