Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Лещенко Н. М. Из истории Прихопёрья : Урюпинские краеведческие чтения (2004-2015) // Донской временник. Год 2017-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2016. Вып. 25. С. 210-215. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m4/3/art.aspx?art_id=1546

Н. М. ЛЕЩЕНКО

ИЗ ИСТОРИИ ПРИХОПЁРЬЯ

Урюпинские краеведческие чтения (2004–2015)

У краеведческих чтений «Из истории Прихопёрья», как у любого исторического явления, есть объективные и субъективные предпосылки. Краеведческое движение базировалось на мощном казачьем возрождении, начавшемся в начале 1990-х. История жизни и быта казаков, полузапрещённая в советское время, − в «наибольшей степени изучался фольклор, диалекты, выборочные страницы истории» [1,с. 64] − возвращалась на страницы периодических изданий, вызывая огромный интерес общественности. Не удивительно, что вскоре возникла потребность в более глубоком, научном осмыслении проблем, привлечении новых архивных источников и материалов. И начало этому процессу положила директор художественно-краеведческого музея (с 1992 года), в прошлом − научный сотрудник В. А. Приходченко, разносторонняя личность, к сожалению, рано ушедшая из жизни [2]. Как краевед Валентина Александровна регулярно печаталась на страницах местной прессы, пытаясь научно обосновать некоторые свои гипотезы по истории края [3]. Она же была одним из авторов книги исторических очерков «У руба на Хопре» [4], хотя имя своё на титульном листе эти авторы не обозначили, скромно назвав себя на последней странице издания составителями.

Во второй половине 2003 года Валентина Александровна стала сотрудничать с кафедрой истории и теории общественного развития Урюпинского филиала Волгоградского государственного университета, которой в то время руководила кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и теории общественного развития этого филиала Е. В. Кусаинова. Елена Викторовна плодотворно (как и по сей день) занималась исследованием отношений между казачеством и Ногайской Ордой, поэтому к предложению директора музея о совместной работе отнеслась положительно. Обсудив насущные краеведческие проблемы, они пришли к выводу, что в ближайшее время назрела необходимость в проведении краеведческих чтений для обмена научной информацией с обязательным выпуском текстов докладов.

Первые Чтения состоялись 30 апреля 2004 года на базе художественно-краеведческого музея и получили название Урюпинских. [5]. В них приняли участие одиннадцать человек − преподаватели и студенты Урюпинского филиала университета, работники музея, местные писатели и поэты.

Чтения стали проводиться ежегодно. 5 декабря 2015 года на XII Чтениях участники представили широкий спектр научных проблем – от реконструкции гончарного ремесла в Урюпинском районе (доклад археолога, директора Урюпинского районного историко-краеведческого музея А. В. Ломкина) до истории шахматного движения в Урюпинске (доклад краеведа и журналиста А. М. Голованова).

По итогам Чтений опубликовано шесть сборников (114 докладов) [5]. Первые содержали в себе поистине «революционные» для казачьего края материалы: военная история казачества, его быт и культура, история церквей в регионе, судьбы священнослужителей и т. д. Хотя в средствах массовой информации периодически появлялись публикации на эти же темы, но в них в основном отмечались отрицательные стороны прошлого для того, чтобы подчеркнуть превосходство советской системы. Впервые прозвучали серьёзные научные доклады, в основу которых были положены архивные и другие источники. И конечно, подобные исследования необходимо было собрать в краеведческий сборник.

Военная история казачества давно привлекает к себе внимание исследователей, что вполне объяснимо: казачество − основное население Области войска Донского, мужская часть которого вела довольно опасный образ жизни, связанный с военными действиями. Е. В. Кусаинова на основе документов РГАДА подробно осветила вопросы военной службы казачества в первой половине XVII века [6], рассказала о военном снаряжении казаков и отметила, что «военная мощь казачества была чрезвычайно нужна государству» [6, с. 16]. Изучение станичной службы казачества в XVI−XVII веках позволило ей сделать вывод: «привлечение казачества для охраны “государевых” украин, для разведки в степи, для “служб” в крепостях и городах “на Поле” способствовало, в частности, укреплению их обороноспособности, а в целом − вхождению территории Поля в состав Русского государства» [6, с. 20].

Вопрос защиты донским казачеством юго-восточных рубежей России в петровскую эпоху рассматривала гимназистка Елизавета Кусаинова [7]. Она привлекла в качестве источников письма и бумаги Петра Великого. И хотя после Булавинского восстания (1707–1709) государь стал настороженно относиться к донцам, в то же время боевые качества казаков оценил по достоинству. В одном из писем он советовал Сенату: «Не ослабейте в приуготовлениях оборонительных… как будучи в Санкт-Петербурге положено о наряде казанского губернатора господина Апраксина с нерегулярными войсками… и чтоб больше с ним было донских казаков, ибо оные надежнее других нерегулярных. (курсив автора.− Н. Л.),  а на Дону, что меньше их в домах останетца, то лучше» [7, с. 25]. Е. Кусаинова обратила внимание и на тот факт, что именно в правление Петра Великого построили Царицынскую укреплённую линию, что «в её создании принимали участие донские казаки», и что с окончанием строительства завершилось создание системы защиты юга-востока России [7, с. 26].

Используя документы фонда № 46 («Атаманская канцелярия») Ростовского государственного архива, преподаватель кафедры истории и теории общественного развития Урюпинского филиала Волгоградского университета Н. Н. Апаршин на примере строительства Азовской гребной флотилии попытался показать, что не везде Россия эпохи Николая I представляла в экономическом и военном смысле отсталое государство. За полгода было введено в строй русского флота восемь канонерских лодок и шестнадцать баркасов [8]. Строительство вёл капитан II ранга Певцов в станице Аксайской с 10 ноября 1854-го до 17 мая 1855 года; как отмечалось в докладе наказного атамана, он смог «значительно сэкономить казённые средства» [8, с. 37]. Азовская гребная флотилия: она защищала вход в донские гирла со стороны моря.

На Чтениях рассматривалось и участие казаков в различных военных конфликтах XIX века − в Отечественной войне 1812 года и во Второй мировой на стороне Германии [9].

Потенциал темы «военная история донского казачества», на наш взгляд, далеко не исчерпан. В урюпинском краеведении не освещались такие проблемы, как хопёрское казачество в русско-турецкой и Первой мировой войнах, эмиграция казачества Хопёрского округа и положение его за границей, и многие другие.

Известно, что донские казаки были не только бесстрашными воинами, но и набожными людьми. Там, где они оседали, через определённое время строилась сначала часовня, а затем и церковь: деревянная, а позднее и каменная. Какие были церкви в Области войска Донского, какой штат священнослужителей и чем они были известны, какова церковная утварь − вот проблемы, которые всегда интересовали краеведов.

Первым на научном уровне попытался разобраться в истории церквей Хопёрского округа историк, выпускник Урюпинского филиала университета Д. В. Пополитов. В настоящее время он завершает работу над кандидатской диссертацией «Социально-экономическая и религиозно-просветительская деятельность Православной церкви Войска Донского во второй половине XIX – начале XX вв. (по материалам верхних округов)».

В своих докладах, прозвучавших на первых двух Урюпинских чтениях, Д. В. Пополитов проанализировал развитие церковной организации в Хопёрском округе с конца XVIII-го по начало XX-го [10, 11]. Опираясь на сведения «Донских епархиальных ведомостей», материалы фондов ГАРО и местных архивов, историк постарался как можно полнее осветить события в церковной истории Прихопёрья, представил описания убранства церквей станиц Михайловской Урюпинской, Тепикинской, Тишанской, хутора Петровского и других [10, с. 37]. В начале XX века, как справедливо заметил исследователь, жизнь Урюпинских приходов активизировалась, священнослужители пытались урегулировать торговлю в дни святых праздников, боролись с проблемой пьянства [11, с. 50].

Сохранившаяся церковная летопись Христорождественской церкви станицы Урюпинской, составленная священником П. Протопоповым, материал которой также использовал Дмитрий Владимирович, рисует нам картину бедствий, обрушившихся на Прихопёрье после ноября 1917 года [12]: голод, гибель церковных ценностей, книг, людей, – например, был зверски убит грабителями священник станицы Котовской Михаил Афанасьев, вставший на защиту церкви [11, с. 53]. С установлением большевистского режима началось «уничтожение духовного наследия Православия» [11, с. 58].

Д. В. Пополитов обратился также к теме жизненного и духовного пути священников [13] Он отметил, что «этот вопрос заслуживает более тщательного исследования, так как именно человеческий фактор в огромной мере влиял на церковную организацию приходов» [13, с. 26]. Используя сведения церковной ведомости и другие источники, автор дал характеристику таким видным личностям из числа служителей упомянутого прихода, как Стефан Иванович Широков, Павел Прокопьевич Фёдоров, Иван Андреевич Ледковский (представитель учительского духовенства, который первым начал вести записи в Вознесенской летописи [13, с. 31]. Священник Петр Васильевич Туторский также занимал должность законоучителя в Урюпинской военно-ремесленной школе и продолжал вести записи в летописи; они отличались «грамотностью, своеобразным философским подходом к толкованию жизненного людского бытия» [13, с. 32].

В заключении Д. В. Пополитов сделал вывод: деятельность прихода была чётко организована, порядок прохождения служб имел свою строгую систему. Это позволило Вознесенскому храму занять главенствующее положение среди церквей Хопёрского округа, а в 1913 году получить статус собора. Многие служители являлись выходцами из казачьего сословия, что «находило своё отражение в их взаимоотношениях с местным населением» [13, с. 38].

Доклады на церковную и религиозную тематику регулярно звучали на Урюпинских краеведческих чтениях. Из оригинальных можно отметить статьи студентки К. П. Ивановой [14].

С учреждением в марте 2012 года Урюпинской епархии [15] центр изучения церковной истории перешел в её ведение. Владыка Елисей, кандидат богословия, поддерживает стремление молодых священников вести поиск новых фактов из жизни приходов Прихопёрья и работу над научными трудами. 5 апреля 2016 года по инициативе епархии на базе Урюпинского художественно-краеведческого музея прошли первые Епархиальные краеведческие чтения, на которых прозвучали как доклады краеведов В. Н. Сивогривова (Урюпинск) и Г. И. Маноцкова (станица Преображенская), так и школьников из города и района.

Остальные материалы выпусков «Из истории Прихопёрья» можно разделить на пять направлений, по которым ведутся исследования в основном на местных краеведческих источниках: события Великой Отечественной войны и судьбы её участников – жителей города и района, образование и история образовательных учреждений региона в XIX–XX веках, история культуры родного края; литературное Прихопёрье; археология и этнография края.

В последнее время эти направления развиваются динамично, немного оттеснив казачью проблематику. Вероятно, тому причина – удалённость Урюпинска от центральных и региональных архивов, музеев и библиотек, поэтому и обращение историков и краеведов к истории казачества получается не регулярным: от случая к случаю. В основном исследователи стараются использовать местные краеведческие источники: архивные, музейные, личного происхождения, материалы дореволюционной печати. В городе имеется богатейший муниципальный архив, но он представляет уже историю индустриального Урюпинска советского времени, интерес к которой среди историков-краеведов ещё только зарождается.

Рассмотрим каждое краеведческое направление подробней.

Без сомнения, необходимо изучать влияние Великой Отечественной войны на все стороны жизни населения − экономическую, социальную, культурную. На наш взгляд, историки, краеведы и, особенно, что радует, студенты и школьники − с поставленными задачами справляются. Двадцать шесть докладов посвящены изучению военных событий на территории нашего края, и поиску пропавших без вести.

Не оставлено без внимания и положение немецких военнопленных. Некоторые эвакогоспитали города, открытые после разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом, стали принимать на излечение и немцев. Одним из таких госпиталей был госпиталь № 5771, находившийся в здании школы № 2, в настоящее время – «Лицей». Лицеистка Т. Молоканова, ученица 10 «А» класса (научный руководитель – учитель истории и обществознания Н. А. Серебряков) провела большую исследовательскую работу по изучению его деятельности: помимо архивных документов использовала данные полевых исследований − раскопок на территории школьного двора, в результате которых нашлось немало материальных свидетельств о пребывании здесь фашистов [16].

В заключении Т. Молоканова подчеркнула, что отношение советских людей к военнопленным было неоднозначным: «Большинство не испытывает к ним жалости. Это понятно, почти каждая наша семья потеряла в войне кого-то из близких. Но войны начинают политики, а гибнут на ней простые люди, такие, как рабочий из города Наумбург Эрнет Уль. Чьи-то отцы, дети, мужья. И в госпитале № 5771 сумели вернуть счастье в тысячи немецких семей» [16, с. 394].

История культуры родного края – следующее направление, которое в последние годы динамично развивается. В центре внимания краеведов и студентов – театральное искусство, проблема сохранения церковной архитектуры, творчество художников И. И. Машкова, В. И. Скрипкина, Н. К. Демина [17]. В рамках направления «образование и история образовательных учреждений региона в XIX–XX веках» можно выделить проблемы, актуальные и в настоящее время: развитие народного образования до революции и в первые годы советской власти, деятельность отдельных образовательных учреждений – урюпинского реального училища (1877–1918) [18], культурно-просветительной школы (1948–1958) [19], Сталинградского сельскохозяйственного института (1944–1948) [20], а так же история школ города и района советского периода. И если первые две задачи решались усилиями историков-краеведов с первых Чтений, то изучение истории среднего школьного образования только начинается. Например, интересный обобщающий доклад, посвящённый 50-летию школы № 5, представила на X краеведческих чтениях ученица Юлия Земцова (научный руководитель Н. А. Алфёрова, ведущий библиотекарь) [21]. Она в хронологической последовательности изложила историю школы, проанализировала опыт учебной и воспитательной работы.

Разработкой направления «литературное Прихопёрье» с самого зарождения краеведческих чтений успешно занимался известный журналист, член Союза военных писателей А. М. Голованов. Очерки на краеведческие темы Анатолий Михайлович начал печатать в восьмидесятые годы прошлого века, когда работал журналистом в газете «Урюпинская правда» [22].

Одно из интереснейших выступлений А. М. Голованова – доклад о В. Г. Головачёве [23] на основе архивных документов музея и личного дневника писателя, который предоставил его сын Лев Владимирович [24]. За такие смелые записи-суждения, сделанные в период с 1921 по 1943 год, в то время грозили не только каторга, но и расстрел; вот, например, запись, сделанная в июне 1943-го: «Призрак коммунизма растаял над Европой. Коминтерн распущен, о чем сквозь зубы сказал Сталин. Сталинская политика обернулась невиданной в истории провокацией − голодом, нуждой, войнами. Народ доведён до отупения и отчаяния. Тупоголовый и недальновидный человек, обуянный манией величия. Положение обостряется. Хлеба меньше, очереди больше. В больших городах, как Саратов, люди пухнут с голода; в маленьких, как Урюпинск, ходят как тени. А тут, ко всему, нет дождей. Колхозы как экономическая форма себя не оправдали. Это всем ясно, но не Сталину» [24, с. 146].

Кроме А. М. Голованова, развитием этого направления занимались В. А. Коробко и Т. А. Захарова [25]. На наш взгляд, тематика далеко не исчерпана, своих исследователей ждут биографии замечательных поэтов и писателей Прихопёрья: Т. Д. Евдокимова (Попова), И. К. Кулиш, В. Ф. Рыбина, Ю. Н. Сухорукова.

И, наконец, последнее направление – археология и этнография края. Археологическими изысканиями уже более двадцати лет занимается историк-археолог Андрей Викторович Ломкин, выпускник Самарского государственного университета, с 1992 по 2005 год работавший научным сотрудником в Урюпинском художественно-краеведческом музее. В 2006 году его назначили директором районного историко-краеведческого музея, но археологическую деятельность Андрей Викторович не прекратил. О результатах своих раско пок он регулярно докладывает на Чтениях [26]. Мы согласны с археологом в том, что «археологическое исследование, даже частичное <…> может дать огромный материал для изучения и понимания исторических процессов, происходящих 300–400 лет назад, и в конечном итоге приведших к формированию современного хопёрского казачества» [27, с. 9].

Казаки не только вели походный образ жизни, но и в перерывах между войнами возвращались в свои станицы и хутора. Поэтому заслуживает внимания вопрос, какие типы жилищ преобладали в той или иной местности. Эту тему интересно и иллюстративно раскрыла В. А. Приходченко [1]. Изучив многочисленную краеведческую литературу, на основе данных этнографических экспедиций Валентина Александровна сделала вывод: жилища «верховых» донских казаков от землянок и полуземлянок в XVI–XVII веков эволюционировали под влиянием среднерусских традиций до так называемых «пятистенок». Автор отметила, что развитие традиционного казачьего жилища шло по пути увеличения его размеров, усложнялась планировка, «при этом у хопёрских казаков со временем сложились типы жилых построек, отличных от тех, что были распространены на Среднем и Нижнем Дону» [1, с. 76]. Особая ценность доклада В. А. Приходченко – описание внутренней структуры жилища, в котором самым «почётным» местом считался «красный угол».

К сожалению, работа Валентины Александровны – на сегодняшний день единственная в краеведении Прихопёрья, если не считать обзорные доклады по истории хопёрских городков археолога А. В. Ломкина.

То же самое можно сказать относительно изучения одежды. В 2004 году, на I Урюпинских чтениях, с докладом на тему «Традиционная одежда донских казачек» выступила сотрудница Урюпинского художественно-краеведческого музея Н. Ю. Лащилина, сопроводив его иллюстративным материалом [28]. Ценной информацией, на наш взгляд, являются сведения этнографического характера, например, о шлычке и женском костюме-паре Анастасии Максимовны Сафошкиной, проживающей в хуторе Петровском Урюпинского района. Согласно описанию автора, «костюм она надевала в день своей свадьбы, носила также в будничные дни. В него входит длинная (96 см.) юбка в густую сборку и кофта-матенé – свободного покроя, навыпуск, с длинным рукавом на манжете. На груди и на манжетах кофта отделана белым кружевом. От воротника-стойки по линии плеча и бокового шва до самого низа кофты проходит застёжка на кнопках. Шился костюм в 1916 году» [28, с. 110]. Этнография края (в том числе и костюм-пара) представлена в экспозициях Урюпинского художественно-краеведческого музея.

К этой проблематике не обращались до 2015 года. На прошлых, XII‑х Чтениях, свою реконструкцию костюма донской казачки XVI–XVII веков продемонстрировала лектор-экскурсовод музея Е. Н. Лапина. Работы вызвала большой интерес рассказ сопровождался показом моделей одежды.

Сборники «Из истории Прихопёрья» дают нам право сделать вывод: поле краеведческих проблем постоянно расширяется. Несомненно, тема «история казачества» будет и в дальнейшем востребована в научных изысканиях.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Приходченко В. А. Традиционные жилища «верховых» донских казаков // Из истории Прихопёрья. Вып. 1. Саратов, 2006.

2. Ольшанская Н. М. Краеведение Урюпинского Прихопёрья: этапы развития и современное состояние // Седьмые всерос. краевед. чтения (Москва − Омск, 13−17 мая 2013 г.) М., 2013. С. 52.

3. Приходченко В. А. История у нас под ногами // Урюпинская правда. 2000. 16 сент. С. 2; Приходченко В. А. Урюпинский поход Петра I // Среда. 2002. 2 июня.; Приходченко В. А. Есаул, который построил завод // Среда. 2002. 9 августа. С. 2. Приходченко В. А. Как учились в старину // Среда. 2002. 30 авг. С. 2.

4. У руба на Хопре : ист. очерки и хроника летописи г. Урюпинска / [сост.: В. А. Приходченко, А. В.  Ломкин, А. В. Дронов]. Волгоград, 1997.

5. Из истории Прихопёрья. Вып. 1 : материалы I и II Урюп. краевед. чтений. Саратов : Науч. кн., 2006.176 с.; Вып. 2 : материалы III Урюп. краевед. чтений. Урюпинск, 2007.162 с.; Вып. 3 : материалы IV и V Урюп. краевед. чтений. Урюпинск, 2009. 147 с.; Вып. 4 : материалыVI Урюп. краевед. чтений. Волгоград : Науч. изд‑во, 2010. 138 с.; Вып. 5 : материалы VII и VIII Урюп. краевед. чтений. Волгоград : Науч. изд‑во, 2012. 142 с.; Вып. 6 : материалы IX–XI Урюп. краевед. чтений. Саратов : Амирит, 2015. 412 с.

6. Кусаинова Е. В. Военная служба казачества в первой половине XVII в. // Из истории Прихопёрья. Вып. 2. С. 16−25.

7. Кусаинова Е. А. Участие донского казачества в защите юго-восточных рубежей России в правление Петра I // Из истории Прихопёрья. Вып. 4. С. 22−26.

8. Апаршин Н. Н. Экономические аспекты строительства Азовской гребной флотилии в период Крымской войны // Из истории Прихопёрья. Вып. 4. С. 34−38.

9. Лапина Е. Н. Участие казаков Михайловской станицы в Отечественной войне 1812 года // Из истории Прихопёрья. Вып. 6. C. 86−91; Теплякова С. Б. Казаки во Второй мировой войне на стороне Германии // Из истории Прихопёрья. Вып. 6. С. 122−129.

10. Пополитов Д. В. Церкви Хопёрского округа (конец XVIII−XIX вв.) // Из истории Прихопёрья. Вып. 1. С. 34−41.

11. Пополитов Д. В. Развитие церквей в станице Урюпинской в начале XX века (1914−1920 гг.) // Из истории Прихопёрья. Вып. 1. С. 48−59.

12. Летопись хранится Государственном архиве Волгоградской области, так же как и летопись Вознесенской церкви Урюпинской станицы.

13. Пополитов Д. В. Церковное духовенство Урюпинской станицы в конце XIX в. (по материалам церков. вед. Вознесенской церкви Урюп. ст‑цы за 1890−1897 гг.) // Из истории Прихопёрья. Вып. 2. С. 26−40.

14. Иванова К. П. Историко-архитектурный облик второго подворья Усть-Медведицкого женского монастыря в г. Урюпинске // Из истории Прихопёрья. Вып. 4. С. 50−54; Иванова К. П. Культурно-просветительная деятельность церкви в I-й четверти XX века // Из истории Прихопёрья. Вып. 5. С. 12−24.

15. Урюпинская епархия : [сайт] // URL: http://урюпинская-епархия.рф/o-eparxii/. Дата обращения 20.06.2016.

16. Молоканова Т. В. Из истории средней школы № 2 города Урюпинска: немец. военноплен. в госпитале № 5771 // Из истории Прихопёрья. Вып. 6. С. 384−395.

17. Мордвинцева С. А. К вопросу о закрытии передвижного драматического театра в г. Урюпинске // Из истории Прихопёрья. Вып. 4. С. 94−98; Кочиев А. О., Токмакова Д. О. Культурное наследие родного края // Из истории Прихопёрья. Вып. 5. С. 131−135; Приходченко В. А. И. И. Машков в Урюпинске: к вопр. создания экскурсион. маршрута // Из истории Прихопёрья. Вып. 2. С. 134−143; Лапина Е. Н. «Людей неинтересных в мире нет, их судьбы, как история планет» (по воспоминаниям Скрипкина В. И.) // Из истории Прихопёрья. Вып. 5. С. 65−73; Свиридов И. В. Творчество художника Николая Дмитриевича Дёмина // Из истории Прихопёрья. Вып. 6. С. 396−401.

18. Лащилина Н. Ю. Реальное училище в станице Урюпинской // Из истории Прихопёрья. Вып. 4. С. 54−63.

19. Её же. Культурно-просветительная школа в г. Урюпинске. (1948−1958) // Из истории Прихопёрья. Вып. 2. С. 114−128.

20. Её же. Сталинградский сельскохозяйственный институт в г. Урюпинске (1944−1948) // Из истории Прихопёрья. Вып. 5. С. 96−108.

21. Земцова Ю. 50 лет моей школе // Из истории Прихопёрья. Вып. 6. С. 141−151.

22. Голованов А. М. Школа − судьба Шмарёвых (учит. династия ст‑цы Михайловской) // Урюпинская правда, 1985. 5 октября; Голованов А. М. Его имя увековечено // Урюпинская правда. 1988. 24 февраля. Голованов А. М. Ушёл добровольцем // Урюпинская правда. 1987. 16 дек.

23. Владимир Григорьевич Головачёв (1904−1971), советский писатель, автор знаменитого сборника легенд и преданий «Девка-синеглазка» (М., 1961) и исторической повести «Платон Ермаков» (М., 1970).

24. Голованов А. М. Скрытые суждения писателя Владимира Головачёва // Из истории Прихопёрья. Вып. 3. С. 141−146.

25. Коробко В. А. Была бы Родина (обзор книг местных авторов) // Из истории Прихопёрья. Вып. 1. С. 161−174; Захарова Т. А. Поэт и переводчик Александр Норов // Из истории Прихопёрья. Вып. 1. С. 60−63.

26. Ломкин А. В. Разрушенное позднекочевническое погребение на р. Каменке Урюпинского района // Из истории Прихопёрья. Вып. 1. С. 6−11; Ломкин А. В. Курепин-Урюпин и другие казачьи городки // Из истории Прихопёрья. Вып. 3. С. 7; Ломкин А. В. Ранние казачьи городки на территории Урюпинского района // Из истории Прихопёрья. Вып. 4. С. 4−10.

27. Ломкин А. В. Курепин-Урюпин и другие казачьи городки // Из истории Прихопёрья. Вып. 3. С. 7.

28. Лащилина Н. Ю. Традиционная одежда донских казачек // Из истории Прихопёрья. Вып. 1. С. 101−114.




 
 
 
© 2010 - 2017 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"