Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Папаримова М. К. Годы 1930–1940-е // Донской временник / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2020. Вып. 29-й. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m2/3/art.aspx?art_id=1829

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Вып. 29-й

Семейная история

М. К. ПАПАРИМОВА

ГОДЫ 1930–1940-е

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Родилась я в голодном 1922 году 27 декабря в станице Нижне-Кундрюченской Раздорского района Ростовской области в бедной крестьянской семье. Отец мой, Ажогин Капитон Кондратьевич (1900 г. р.), как и мама, Беляева Любовь Никитична (1898 г. р.), были выходцами из бедных крестьян. На их долю выпали сложные трагические годы: голод 1922 года, коллективизация 1929 года, «искусственный» голод по всей стране в 1933 году, грозный страшный 1937 год. За любое слово против власти, не говоря уже о мелких проступках, могли уничтожить. Это был год страшных репрессий.

В 1937 году я окончила Нижне-Кундрюченскую семилетку и поступила в Константиновское педагогическое училище. Хотя жизнь и учёба были тяжёлыми, но эти годы в моей жизни были радостными и счастливыми. Члены коллектива педучилища были для нас не только педагогами, но и воспитателями, всегда старались поддержать нас в трудную минуту и морально, и материально. В 1940 году я окончила педучилище и по распределению попала в Мартыновский район Ростовской области (Комаровский сельсовет, хутор Миронов). Работала там учителем начальных классов до оккупации немцами нашей области. Когда началась война, были каникулы, я была у родителей в станице Нижне-Кундрюченской. До сих пор в памяти стоят дни, когда наши земляки уходили на фронт. Каким тяжёлым было расставание с близкими! Море слёз! Ведь многие осознавали, что не придётся вернуться к родным. А дома оставались большие семьи: дети, старики.

Как сейчас помню проводы на фронт тех, кто был «списан» с военной службы, в том числе и моего отца. Как провожали его всей многодетной семьёй (у нас было в это время шестеро детей: я – старшая, Елена, Пётр, Зоя и ещё две девочки – Лиза и Женя). Кроме детей у мамы остались на иждивении старенькая 80-летняя мама Елена Петровна и отец Никита Иванович, да ещё и мамина сестра Акулина – инвалид с детства. Вот такой большой «коллектив» ей достался. Тяжело было выживать в военное лихолетье после того, как отца проводили на фронт. Стали мамиными главными помощниками я, брат Петя и сестра Елена, которая долго была на работах по строительству оборонительных рубежей под Ростовом. Рыли окопы, противотанковые рвы, за что получила благодарственное письмо. Такая тяжёлая настала жизнь после ухода наших мужчин на фронт, что, кажется, до последнего дыхания никогда не сгладятся эти события из памяти. Приходилось питаться травой, которая была пригодна для пищи. Многие станичники ездили на Украину зарабатывать хлеб (в основном кукурузу и ячмень). Кто покупал за деньги, кто менял на домашнюю утварь, а кто нанимался на работу к хозяину. В последнюю категорию попала и я. Денег не было, что лишнее было раньше продали, променяли на еду. Вот я и поехала в третий раз на Украину с одной землячкой Закотновой Марией тоже зарабатывать хлеб. Это был май 1944 года.

Заработали мы с ней по 10 мешков суржи (смесь ячменя и кукурузы) и поехали домой. Добирались в товарных вагонах, гружённых углём, горючим. Долго ехали, часто вагоны загоняли в тупик. Да и в дороге было опасно, обворовывали. И вот эта самая последняя поездка запомнилась особенно, как будто сейчас всё произошло. На станции Чаплино я встретила на другом военном составе своего отца-фронтовика, раненого в левую руку, без пальцев! Какая это была встреча! Её просто невозможно забыть! Она длилась всего несколько минут. Папа не мог поверить, что это я, его дочь, а я тоже не верила своим глазам. Его ужасал мой вид – я, молоденькая девушка, ехала на товарной платформе и везла столько хлеба. Слёз и у него, и у меня было много, мы даже не смогли толком поговорить. Солдаты из его вагона несли мне кто паёк хлеба, кто сахара, а кто кусочки хозяйственного мыла. Попросила папу дать фотографию, если есть, чтобы дома мне поверили – я встретилась с папой! Он дал мне маленькую фотокарточку для военного билета, на ней он был с усами. И вот со всем этим богатством я отправилась дальше, домой. А папину часть, после взятия Крыма, перебросили на Западный фронт. Несмотря на ранение, отца не комиссовали, а оставили как грамотного служить на вещевом складе, где он выдавал раненым солдатам нижнее бельё. Я до сих пор не могу забыть эту встречу, да к тому же такую редкую в жизни! Так я спасла свою семью от голода.

В 1944 году папу демобилизовали. Вернулся он инвалидом. Стал получать пенсию 22 рубля. Так и жили они с мамой, помогая всем, кто в них нуждался.

Осенью 1944 года от ОБЛОНО учителей направляли по районам на работу в школы. Я попала в Николаевский район, где и осталась жить и работать.

Публикация Е. П. Реуцковой

Источник: Папаримова М. К. // Донской временник / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2020. Вып. 29-й. С. 156157




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2021 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"