Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Караханова Е. Б. Лоскутки воспоминаний // Донской временник. Вып. 28-й. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m2/3/art.aspx?art_id=1757

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Вып. 28-й

Генеалогия. Семейная история

Е. Б. КАРАХАНОВА

ЛОСКУТКИ ВОСПОМИНАНИЙ

События, двигаясь по спирали, захватывают всё больше и больше в свой водоворот людей и дат. А в какой-то момент словно дают сбой и снова возвращаются на исходную позицию. Именно так можно объяснить встречу, пока виртуальную, с потомками Антона Андреевича Ведьмина. Того самого Ведьмина, здание бывшего магазина которого стоит в центре Ремонтного вот уж больше века.

И случайностью ли можно считать, что праправнучка Ведьмина москвичка Мария Дайн, перебиравшая старинные фотографии пращуров в семейном архиве и на некоторых видевшая надпись «село Ремонтное», всерьёз задалась целью узнать, а где это? Забив название в поисковую систему своего компьютера, она вышла на Ремонтненскую центральную библиотеку.

Случайность? Учреждение, которое находится в здании магазина Ведьмина. Учреждение, которое за последний год собрало массу исторических предметов для краеведческой комнаты.

Мария Дайн, а так же её отец Борис Григорьевич Дайн, правнук знаменитого Ведьмина, живущий в Сергиевом Посаде, в своём семейном архиве сохранили немало уникальных документов о своей семье, которые имеют и отношение к нашему селу Ремонтному…

Итак, по порядку.

В конце XIX века, когда шло активное заселение земель на бескрайних степных просторах Дикого поля, в село Валуевка вместе со своими земляками из Воронежской губернии переселился крестьянин Антон Ведьмин. Одним из первых основанных им на новом месте производств стала мельница в этом селе. Здесь же Антон присмотрел себе жену Анну Тихоновну. И вот как описывает это внучка Антона Андреевича Евгения, помнившая не только своего деда, но и Ремонтное того времени, собрав воедино «лоскутки воспоминаний»:

«Если хорошенько поворошить в памяти мифы родословной – рывком возникает могучая, почти двухметровая фигура дедушки, пешком добравшегося из Воронежской губернии до привольной области Войска Донского и женившегося там вскоре на умопомрачительной красавице, донской казачке, которая родила ему десятерых детей - семерых сыновей и трёх дочерей. Рассказывают, что ревновал он её жестоко и даже подговорил своего преданного дружка шпионить за ней. Когда много лет спустя она лежала на смертном одре, дедушка исступленно вымаливал прощения, а она неизменно замирающим голосом шептала: “Бог простит”.

А что касается чертячьей фамилии, то родилась она, по рассказам, так:

Была в семье бабка (мать отца Антона Андреевича), наделенная некоей дьявольской силой; окружающие невольно подчинялись ей и шепнуть что-либо против её желаний, велений, распоряжений не смели. За это прозвали ее ведьмой, и о ее детях говорили: “Это ведьмин сын”... Так и стали они ведьмиными. И начал этот ведьмин род завоевывать, наживать неустанным трудом силу, богатство и не последнее место под донским солнцем...

Дедушка, когда-то пришедший на Дон, был уже Ведьминым Антоном Андреевичем. Ни один из сыновей не умер и, подрастая, все включались в общее дело. А дело росло, ширилось, поражало размахом. Строилась вальцовая мельница, раскинулся на берегу реки кожевенный завод. Этот-то завод и лег на плечи одного из сыновей – Виктора Антоновича Ведьмина…»

Еще и сегодня кое-где проглядываются старинные фундаменты некогда раскинувшегося на берегу Джурака, в нескольких километрах восточней окраины Ремонтного, кожевенного завода Ведьмина. Ремонтненцы старшего поколения застали еще постройки Кожзавода, айвовый сад на берегу реки. И стоит сегодня побывать на этом месте, как воображение рисует картины прошлого. Вот несколько легких колясок с резвыми лошадками спустились с бугра в низину и, покачиваясь, въехали на ровную аллею, идущую вдоль речки и отделённую от воды высаженными в ряд деревьями. А слева виднеется молодой сад. Самыми неприхотливыми оказались в этих местах груши и айва. Рядом с садом расположился хозяйский дом. В нем всё говорит об образованности хозяев: и блестящее черное пианино в большой зале, и огромная библиотека в кабинете хозяина. Сюда, в живописнейшее место, соседствующее с унылыми пейзажами бескрайней степи, часто приезжали родственники Виктора Антоновича и многочисленные друзья семьи: праздники были весёлыми, с песнями, играми и угощениями для рабочих Кожзавода, которые жили чуть поодаль со своими семьями в землянках. Для детей рабочих была открыта начальная школа. И намного позже, эти выросшие дети рассказывали уже своим внукам о жизни на Кожзаводе и впечатлениях: в саду они видели гуляющих среди деревьев павлинов - чудо, которое привезли для своих детей хозяева.

Сегодня, уже имея на руках документы, можно с большой долей уверенности предположить, что владелец Кожзавода, один из младших сыновей Ведьмина Виктор Антонович с женой Людмилой Ивановной большую часть года проживали в городе Ростове-на-Дону, где ещё владели и сахарным заводиком. Все дела по кожевенному производству в Ремонтном вёл управляющий. Но когда приходила весна, семейство отправлялось в дорогу: сначала ехали на поезде до станции Зимовники, а там их уже ждали экипажи. 120 километров от железной дороги – это определение дальности встретится нам ещё в одном документе, имеющем непосредственное отношение к многочисленному имуществу Антона Андреевича.

И снова обратимся к «лоскуткам воспоминаний».

«Виктор резко выделялся среди других сыновей. Неодолимо потянулся к книге, запоем читал ночами, днём, на заводе, каждую свободную минуту. Начал планировать и разбивать с добровольными помощниками сад, цветники вокруг завода (когда мы подросли, это был уже молодой парк с аллеями сирени, роз, гвоздик, левкоев, петуний... Построил посреди будущего парка летнюю резиденцию, окруженную стеклянными галереями, сплошь увитыми непролазными зарослями дикого винограда...

Женился он на обаятельной, образованной, окончившей гимназию и Высшие женские курсы девушке, по романтической всепоглощающей любви, принёсшей ему много счастья, страданий и троих детей...

История умалчивает, где познакомились Виктор и Людмила, но вот один любопытнейший документ говорит о том, что ещё до замужества, в 1907 году, Людмила Ивановна Ильинская (в замужестве Ведьмина) работала акушеркой в Ремонтненской больнице. А более ранний документ, выданный 15 сентября 1906 года, – протокол испытаний на звание повивальной

бабки первого разряда Ильинской Л.И., предметами которого были анатомия и физиология, акушерство и гинекология, правила ухода за новорождёнными и лечение болезней новорождённых, а также законоположения, касающиеся прав и обязанностей повивальных бабок.

Трое детей Виктора Антоновича и Людмилы Ивановны – Евгения (1913 года рождения), Борис (1915-го) и Маргарита (1918-го) – были рождены в большой любви и взаимном уважении родителей и, радуясь всем прелестям беззаботной детской жизни, не могли предполагать, что она, жизнь, им уготовит...»

Вряд ли было бы правильным думать, что обустроенную жизнь большой семьи Ведьминых нарушила свершившаяся в Петрограде в октябре 1917 года революция. Нет, она скорее усугубила то становящееся с каждой потерей тяжелее и тяжелее общее положение дел в империи «Ведьмин и сыновья». Ещё не все дети были определены, как в 1908-м ушла из жизни на 54-ом году супруга Антона Андреевича Анна Тихоновна. Имевшая избыточный вес, страдавшая сахарным диабетом, она подолгу сидела в кресле-качалке под деревьями рядом с домом (здание, где сегодня располагается офис «Ростелекома»). На помин души, как вспоминают очевидцы, горюющий за женой Антон Андреевич приказал накрыть столы для односельчан, которые были установлены вдоль всей улицы, и те подходили и, перекрестившись за упокой рабы Божией Анны, выпивали рюмочку да закусывали сытными яствами.

Жизнь продолжалась. Стареющий Антон Андреевич старался не только оставить хорошее наследство детям, но и с сызмальства приучал их к труду, учил уважать труд работников и их уменья. Не жадности ради заставлял он сыновей и их жен работать в большом магазине! Опять же, по воспоминаниям очевидцев, приказчиками в магазине Ведьмина работали старшие сыновья. Зал был разбит на несколько секций, как мы бы сегодня сказали, по группам товаров: бакалея, галантерея, мануфактура (ткани), хозяйственные товары (где вместе с корытами и сепараторами стояли швейные машинки «Zinger»). В каждом отделе были кассы, за которыми сидели невестки Ведьмина, жёны сыновей. Работала вся семья. Есть легенда, что между жилым домом Ведьмина и магазином был построен подземный ход, и хозяин в любой момент мог появиться в магазине, оценить обстановку строгим взглядом.

Не покладая рук и воплощая задумки в дело, в 1910 году достроил Антон Андреевич трёхэтажную вальцовую мельницу, оборудование для которой было закуплено по последнему слову техники. В отличие от ветряков, коих было в степи немалое количество, на новой мельнице механизмы приводились в движение с помощью генератора, и производительность была в разы больше. Здесь же, под одной крышей с мельницей работала маслобойня. Крепкий хозяин, Ведьмин не просто запустил прибыльное производство, но и застраховал его на приличную сумму.

Несколько лет назад, случайно, в Центральном историческом архиве Москвы среди документов страховых сообществ была обнаружена папка «Опись машин, аппаратов и устройств на мельнице Торговаго Дома “Антон Андреевич Ведьмин с С-ми”, находящегося в Астраханской губернии, селе Ремонтном, в 120 верстах от станции Зимовники». Документ, составленный декабря 1 дня 1910 год, гарантировал владельцу мельницы страховую выплату в случае пожара. Главным агентом Московского страхового от огня общества в Ростове-на-Дону было застраховано мельничное производство на сумму 35000 рублей сроком на год. Страховая премия составила 1213 рублей 42 копейки. В документе есть интересные сведения: земля, на которой стояла мельница, являлась собственностью Антона Андреевича Ведьмина, и на производстве были задействованы три человека. Перечень оборудования, машин был внушительным. Причём всё оно было выпуска 1910 года.

Мельница состояла из трёх этажей. На первом, в машинном отделении находились «Двигатель нефтяной 120 сил “Дизеля”, Динамо машина 87 ампер, Доска распределительная». Здесь же, на первом этаже была и вся трансмиссия: ремни, вальцевые станки «Зекъ» (3) и «Каплера» (2), а так же элеваторы и течки (10). Второй этаж занимали круповейка «Реформа» «Зекъ», щеточная машина, фильтры Эксгаустер, фильтр-мучной пылесобиратель «Зекъ». И если с оборудованием и машинами на первых двух этажах все более-менее понятно, то на третьем этаже находилось оборудование, название которого не мог прояснить даже всемогущий интернет: тарарь «Зекъ» (2), бураты (3) и магнитный аппарат, фильтр зерновой «Каплера», разсевы «Зекъ», замочный аппарат «Нептун». На мельнице так же было электрическое освещение. Все указанное имущество было застраховано на сумму 28000 рублей, а на 7000 рублей застрахованы строения: машинное отделение, мельница, маслобойня, склад и мастерские. В документе – масштабный план строений и их описание с указанием размеров.

Как уже говорилось выше, первым объектом дохода у А. А. Ведьмина была построенная им в первые годы переселения на нашу землю мельница в селе Валуевка. Наши соседи-заветинцы утверждают, что и у них в селе тоже была мельница Ведьмина. Так или иначе, но с большой долей уверенности можно предположить, что крепкий хозяин думал наперед и создавал, укреплял свое наследие. То бишь давал в руки своим сыновьям доходные производства на прокорм семьи и дальнейшего развития семейного бизнеса. Так оно и стало бы. Но первая мировая война забрала трех старших сыновей Ведьмина, где они и сгинули. И невольно приходит в голову мысль: имея несметные богатства, купец, заводчик не посмел откупить, обратиться к влиятельным знакомым (а я уверена, таковые у Антона Андреевича, безусловно, были), чтобы оставить своих сынов дома, чтобы отвести от них погибель. Это вам о чем-то говорит? О величайшей человеческой порядочности и беспримерном для нынешних времен гражданском патриотизме, который мы нынче пытаемся привить молодежи. Но без примеров это сделать трудно, чего уж там говорить.

В Первой мировой войне, или как ее привычно называли ремонтненцы, Германской, воевали наши земляки, почитай, с каждого двора, да не по одному. Многие не вернулись. В 1916 году уже стал очевидным ее исход, и те покалеченные инвалиды и унтеры, кто возвращался в село живым, это подтверждали.

1917 год в Ремонтном заканчивался без глобальных потрясений. Производства Ведьминых работали исправно, да и мужики из бедноты ещё не осознали произошедшей где-то там далеко революции. Приезжавшие из Астрахани в село гимназисты рассказывали землякам, как тем казалось, небылицы про то, что отныне землю раздадут народу и что главными будут в селе бедняки. А потом… потом запылало и Ремонтное.

Не стоит здесь описывать те события, о которых можно прочитать в учебнике истории и произведениях литературы. Речь о Ведьмине. Скорее всего, всё его имущество было экспроприировано. В большом магазине Антона Андреевича впоследствии устраивали и клуб, и спортзал, и магазин уценённых товаров. Потом сделали пристройку и показывали кино. А вальцовая мельница служила по прямому назначению вплоть до 70-х годов в местном колхозе. На этом месте сейчас спортплощадка «Газпром – детям». Колхозным стал и Кожзавод, работники которого в годы Великой Отечественной войны денно и нощно трудились, поставляя шкуры и кожу фабрикам для пошива обуви и полушубков для бойцов. А дальнейшая судьба самого знаменитого ремонтненского купца (Корольков, Дедов были по своему размаху не конкурентами ему) и доселе остается белым пятном. Шли разговоры, что, дескать, ремонтненцы видели его в 20-х годах в Зимовниках, потому как там еще была у него мельница. А кто-то говорил: Антон Андреевич тайком приезжал посмотреть на своё имущество, но понял, что вернуть уже ничего невозможно, и уехал куда-то далеко.

Но в наших силах мы можем проследить одну ветвь Ведьминых – линию сына Виктора, владельца Кожзавода.

Потеряв имущество в Ремонтном, он с семьёй находился в Ростове.

«У наших родственников сохранились воспоминания, – пишет в письме Мария Дайн, – что Людмила Ивановна (жена Виктора Антоновича. – Прим.автора) говорила так относительно гибели своего мужа: Виктор купил билеты на пароход в Англию, были собраны вещи, и все были готовы к отъезду. Виктор поехал на сахарный завод со своим приказчиком.

Там была стачка. Его там убили. Рубашку со следами крови Людмила Ивановна хранила всегда. Приказчик с драгоценностями скрылся, уехал по их билетам в Англию. Кто и где именно убил мужа, она не говорила, видимо, не знала точно. Это был 1919 год. Могилы его нет. Умерла Людмила Ивановна в 1956 году, похоронена в Павшино Московской области».

«И вот тут началось самоотверженное подвижничество, подвиг двух русских женщин – матери и бабушки (по материнской линии), у которых уже не было ничего, кроме троих детей и двух пар рук, обреченных отныне на нескончаемую будничную работу, чтоб прокормить и растить троих детей-сирот».

Это снова «лоскутки воспоминаний», которые сохранила для нас внучка А. А. Ведьмина Евгения. Семья волею судьбы в бушевавшие огнем и раздираемые гражданскими противоречиями 20-е годы попала в Ставрополь. Там они подняли детей, каждый из которых выбрал свою дорогу в жизни.

«Борис Викторович (внук А. А. Ведьмина) никогда ничего не рассказывал о своих корнях, так как это были времена, когда всего боялись, – снова обращаемся к переписке с Марией Дайн. – Он попал в окружение под Харьковом в 1942 году, был пленён, попал в Австрию, вернулся на Родину и сразу же был отправлен в лагеря на Тайшет за то, что был в плену.

Вернулся после смерти Сталина, Мама, Людмила Ивановна, дождалась его. Все это не сломило его. Борис Викторович был талантливым строителем, до войны работал на строительстве «Медьзавода» на Балхаше, впоследствии руководил трестом и построил половину города Сергиева Посада, стал его Почётным гражданином. Хоронили его толпы людей, буквально тысячи».

Евгения жила и умерла в Алма-Аты. Она ещё до войны поехала вслед за братом на «Балхашстрой». Получив образование, стала литературным редактором, играла на рояле и писала стихи.

Младшая дочь Виктора Антоновича и Людмилы Ивановны Маргарита работала в Баку диктором на радио, а в дальнейшем посвятила себя воспитанию троих сыновей, которым дала родовые имена: Борис, Виктор и Александр.

В Москве так же живут потомки ещё одного из сыновей Антона Андреевича – Василия. Об остальных ничего неизвестно. Как сказала Мария Борисовна, возможно, они уехали из России, родины с грустной историей.

Произошедшие в мире события с пандемией новой коронавирусной инфекции стали препятствием для встречи московских гостей на ремонтненской земле. Но то, что связь между нами восстановилась, дорогого стоит. А встреча, она обязательно состоится и станет одним из важных событий в исторической составляющей села Ремонтного и района. Ведь история не терпит пустоты.

 

 




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2020 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"