Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Кислякова Г. Г. Донские казаки Волошиновы// Донской временник. Год 2012-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2011. Вып. 20. С. 67-73. URL: http://donvrem.dspl.ru//Files/article/m2/3/art.aspx?art_id=1097

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2012-й

Генеалогия. Семейная история

ДОНСКИЕ КАЗАКИ ВОЛОШИНОВЫ

К 95-летию Революции 1917 года в России

История, которую я хочу рассказать, началась в 2007 году. Мне в руки попала газета «Донские областные ведомости» от 22.04.2006 года, где была напечатана статья о том, что в августе 2006 года в Новочеркасск приезжали внуки Временного атамана Е. А. Волошинова. Они встречались с атаманом войскового казачьего общества «Всевеликое Войско Донское» В. П. Водолацким, посещали городское кладбище, где захоронены их дед и атаман Алексей Максимович Каледин. Прочитав об этом событии, я в правлении Союза общественных объединений «Всевеликое Войско Донское» раздобыла телефон одного из братьев Волошиновых, набралась храбрости и позвонила в Москву. Волошиновы сразу пошли на контакт и предложили музею материалы о своём предке, пригласили в гости. Но с поездкой не получалось. Два года мы общались в телефонном режиме, а летом 2009 года они, выкроив время, приехали в Новочеркасск. Сотрудники музея организовали для них посещение памятных уголков, связанных с именем Евгения Андреевича: Войсковых Присутственных мест, гауптвахты, кладбища. Внуки атамана Волошинова рассказали много интересного из семейной истории.

Информация, которую я получила от братьев Волошиновых, и легла в основу моей статьи.

Портрет Е. А. Волошинова. Неизвестный художник. Начало ХХ века. Из фондов НМИДК

«Волошинова, автора нежных романсов, музыканта минорных тонов, судьба заставила быть донским атаманом на заре революции, заставила умереть председателем донского парламента на закате революции, огненном и кровавым», писал Виктор Севский [1]. «Евгений Андреевич Волошинов один из тех, кого вздыбившаяся волна революции капризно вознесла на свой гребень, чтобы затем, превратившись в водоворот анархии, так же внезапно поглотить», писал другой современник А. Петровский [2].

Его личность заслуживает подробного рассказа.

Евгений Андреевич, казак станицы Старочеркасской, родился 17 декабря 1881 года в Новочеркасске в многодетной семье войскового старшины А. А. Волошинова.

Основателем рода Волошиновых был есаул Старочеркасской станицы Алексей Иванович Волошинов (р. ок. 1757), женатый на дочери обер-офицера Авдотье Гавриловне, которая родила ему восемь детей. Он с десяти лет служил в Войсковой Канцелярии писарем. Пять из шести его сыновей стали офицерами. Третий сын Андрей Алексеевич в 1844 году получил потомственное дворянство.

Есаула Андрея Алексеевича Волошинова (р. 1793), деда Евгения Андреевича, уже в 13 лет произвели в урядники. С 1811 по 1813 год он служил писарем в Войсковой канцелярии, затем в Атаманском полку и в полку Грекова 4-го. Участвовал в Заграничном походе 1813-1814 годов, в Польской кампании 1831 года. В 1824 году получил звание хорунжего, в 1828-м сотника. В 1831 году под Варшавой был ранен пикой в голову, позже контужен в правую ногу. Наградили Андрея Алексеевича орденом Св. Анны 4 степени. С 1832 года он – заседатель Миусского сыскного начальства, дьяк Войскового правления. Вышел в отставку по выслуге лет с правом ношения мундира. Его жена, дочь есаула Курнакова Ольга Васильевна, родила девять детей.

Отец Евгения Андреевича, войсковой старшина Андрей Андреевич (1839-1888), был седьмым ребёнком в семье. Вот его военная биография: с 1855 года – в учебном полку, на следующий год, в чине урядника – в казачьем полку № 51; позже – служба в казачьих полках № 24, 64, 11. В 1879-м – войсковой старшина. Участвовал в Польской кампании (1863-1864), русско-турецкой войне (1877-1878), награждён орденами св. Анны 2 степени с мечами, 3-й (с мечами и бантом) и 4 степеней, св. Станислава 2-й и 3-й степеней с мечами и бантом, св. Владимира 4 степени с малым бантом, бронзовой медалью в память Польской кампании. Имел ранения, две пули носил в груди, раны постоянно кровоточили, что и послужило причиной ранней смерти [3]. У постели умирающего сын Женя наступил на пятно крови на полу, что в семье посчитали плохой приметой.

От своей жены, дочери священника Юлии Фёдоровны Быстровой, Андрей имел пятеро сыновей и дочь Софью. Гражданская война разбросала детей Андрея Андреевича. О судьбе старших сведений нет.

Евгений Андреевич, пятый ребёнок в семье, в детстве особенно был близок с младшим братом Анатолием (1885-1970) и сестрой Софьей (1879-1974). Софья Андреевна окончила Мариинский институт, совсем юной вышла замуж за юнкера Александра Николаевича Грекова, родила троих детей. Греков, из донских дворян, уроженец Новочеркасска, получил военное образование, стал есаулом, служил в казачьих батареях, с 1903 года – воспитателем в подготовительном пансионе. В гражданскую войну воевал на стороне белых. Эвакуировался в составе Русской армии на остров Лемнос, затем жил в Болгарии. Оставшись с малолетними детьми, боясь преследования, Софья Андреевна переехала в Казань, поступила работать в Казанский русский драматический театр, где играла ведущие роли. Была отмечена званием заслуженной артистки Татарской ССР.

Евгений Андреевич Волошинов (1881-1918) окончил кадетский корпус, Михайловское артиллерийское училище. Служа в 6-й Гвардейской батарее Войска Донского, получил первый чин — хорунжего. Затем – служба в 19-й донской батарее. С 1906 года он – офицер-воспитатель подготовительного пансиона Войска Донского. В мае 1914-го стал войсковым старшиной. Кавалер орденов Св. Станислава 3-й и Св. Анны 3 степеней [3].

Инна Степановна Манацкова

Евгений Андреевич женился на Инночке Манацковой, подруге своей сестры, которая проживала в Новочеркасске на улице Комитетской. Дом её родителей сохранился. Инна Степановна (1880-1966) с золотой медалью окончила Мариинскую женскую гимназию, знала в совершенстве греческий, латынь, французский, немецкий и английский. У Волошиновых были дети Мария и Борис. Нежный, заботливый отец и муж, Евгений Андреевич писал родным письма, полные трепетных чувств. В семье сохранилась открытка, присланная сыну из Москвы в 1916 году: «Дорогой Бобик! Посылаю тебе эту открытку с русскими флагами. Теперь у тебя полная коллекция... Твой папа!» [4]. Семья снимала квартиру в доме Зинаиды Фёдоровны Макаровой на Хомутовском проспекте (ныне улица Бакунина, дом не сохранился). Жила небогато, самым ценным в доме были библиотека и музыкальный инструмент.

О музыкальности Волошинова говорится в воспоминаниях Матвея Пресмана: «господин в военной форме, высокого роста с окладистой русой бородой, коротко подстриженными на голове волосами», войсковой старшина Волошинов пришёл к будущему основателю Донской консерватории в мае 1916 года с просьбой просмотреть свои сочинения. Ознакомившись с ними, Пресман сказал гостю: «У вас есть фантазия, есть богатый мелодический дар, есть и чувство гармонии, но… у вас нет знаний, а потому вы, блуждая в темноте, идёте там осторожно, боязливо. Учитесь, учитесь и учитесь!..» А прослушав игру Волошинова, отметил: «очень ровную, лёгкую беглость пальцев в пассажах, мягкий красивый, сочный звук, притом идеально чистую педализацию, какую не всегда услышишь и у специалистов».

Через полтора года Пресман написал Волошинову о своём проекте Донской консерватории в Ростове. Евгений Андреевич незамедлительно ознакомил с проектом Войсковое правительство, которое, вспоминает Пресман, «очень сочувственно отнеслось к моей мысли». И в дальнейшем Волошинов «принимал близко к сердцу интересы будущей Донской консерватории, интересовался не только педагогическим составом консерватории», но и мелкими хозяйственными вопросами [5]. В 1918 году Донской консерватории в Новочеркасске было присвоено имя Волошинова [6].

Много времени Евгений Андреевич уделял общественной работе. В частности, был казначеем Новочеркасского отделения Всероссийской Лиги для борьбы с туберкулёзом. Свою деятельность в Новочеркасске Лига начала в 1910 году с публичных лекций, затем открылась амбулатория для приёма туберкулёзных больных. Работали на добровольных началах. Развернув работу по просвещению, члены Лиги стали собирать пожертвования на строительство санатория, в чём Евгений Андреевич принимал активное участие. 20 мая 1912 года на участке земли за Краснокутской рощей, выделенном Войском, заложили здание. Проект бесплатно спланировал инженер С. И. Быкадоров. Через год, 21 октября, санаторий освятили. Оборудованы здания были по последнему слову техники. Директор и врачи трудились безвозмездно [7]. Одна из первых пациенток санатория, поэтесса О. Кравич, посвятила Волошинову стихи.


Голоса далёкие, голоса призывные,
Что кричите вы за гранью мировой?..
Чьи звучат напевы заунывные
Безграничною, безумною тоской?
Чья душа замкнулась в самобытности,
Как тяжёлый, уходящий сон,
Кто, устав от беспредельной бытности
На больные вежды призывает сон?..
Голоса далекие, голоса туманные,
Что дадите мне, тоскующей, желанное –
Мне, живущей только лишь мечтой?
Родилась мечта моя далёкая, неясная,
Из сиянья солнца и из грёз луны.
Только лишь проснулась и ушла
В ту страну, где веют золотые сны.

Санаторий. 1914 г. [8].

Волошинов был и членом ревизионной комиссии в Новочеркасском обществе взаимного кредита, пока атаман Войска Донского В. И. Покатило не запретил ему заниматься финансами, считая, что это несовместимо со службой в армии.

В конце мая 1915 года в России создаются Военно-промышленные комитеты для мобилизации промышленности на нужды войны, посредники между государством и частной промышленностью, преимущественно средними и мелкими предприятиями, по распределению заказов и выдаче авансов. Такой же Комитет был создан и в Новочеркасске. Волошинов стал председателем кустарно-промышленной секции, позже товарищем председателя Комитета. В 1916 году он вступил в общеказачью организацию по снабжению казаков на фронте обмундированием и по представлению Комитета стал во главе этой организации. Несмотря на множество дел (он к тому же состоял членом земского и городского союза, заведовал лазаретом № 3 городского союза), Евгений Андреевич председательствовал в городском Художественном обществе, писал статьи о музыке, выступал с публичными докладами [9]. В 1916 году ездил в Москву к Н. Н. Дубовскому с просьбой участвовать в создании художественного музея в Новочеркасске. В фондах музея истории донского казачества сохранился черновик письма Дубовского к племяннику, в котором он так отзывается о Волошинове: «был у меня председатель художественного общества города Новочеркасска Волошинов, очень симпатичный господин, который бегло ознакомил меня с возникновением в Новочеркасске этого нового очень симпатичного и может быть необходимого ядра культуры в крае. Я, конечно, со своей стороны высказал ему полное сочувствие в этом начинании, и так как средства этого возникающего общества, между прочим, намечает собрать и пожертвованиями, то я не прочь бы принять участие взносами в пределах установленного для других участников. Целью посещения господина Волошинова было предложить, чтобы я согласился передать моё участие в музейном деле (художественный музей) в их распоряжение – в распоряжение вновь возникающего художественного общества в Новочеркасске. Я в принципе для возражений ничего не нашёл, выразил только своё глубокое сомнение в возможности осуществления этого практически – технически…» [10]. Но так как художественное общество в Новочеркасске не имело связи с городскими властями, художник отказался тогда передать свои работы.

2 марта 1917 года император Николай II отрёкся от престола в пользу младшего брата, Великого князя Михаила: : «…Заповедуем Брату Нашему править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в Законодательных Учреждениях, на тех началах, кои будут ими установлены, призываем всех верных сынов Отечества к исполнению своего святого долга пред Ним, повиновением Царю в тяжёлую минуту всенародных испытаний и помочь Ему, вместе с Представителями народа, вывести Государство Российское на путь победы, благоденствия и славы. Да поможет Господь Бог России».

Но Великий князь уже на следующий день заявил: «…призывая благословление Божие, прошу всех граждан Державы Российской подчиниться Временному Правительству, по почину Государственной Думы возникшему и облечённому всей полнотой власти, впредь до того, как созванное в возможно кратчайший срок, на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования, Учредительное Собрание своим решением об образе правления выразит волю народную. Михаил» [11].

В Новочеркасске в ночь со 2-го на 3 марта по инициативе президиума Военно-промышленного комитета был учреждён Донской областной исполнительный комитет во главе с присяжным поверенным А. И. Петровским [12], развившем бурную деятельность по установлению новой власти на Дону и проведению выборов делегатов в Учредительное Собрание.

Евгений Андреевич Волошинов, оказавшись в центре бурных событий марта 1917 года, вошёл в состав президиума Исполнительного комитета в качестве товарища председателя.

Для предварительной разработки положения о выборах в Учредительное собрание и работы местной власти на сборе нового Новочеркасского станичного общества 5 марта была создана «особая комиссия» (Е. А. Волошинов, А. С. Дубовской, А. П. Леонов, А. А. Зубов, А. П. Бондарев, А. И. Гладков, И. Н. Коротков) [13]. В тот же день по постановлению Исполнительного Комитета в прокуратуре и канцелярии Войска Донского были изъяты секретные документы по политическим делам. Свои заседания Комитет перенёс в парадный зал областного Правления на Атаманской улице. Донской исполнительный комитет поручил Е. А. Волошинову, М. М. Казьмичёву, А. И Петровскому редактировать «Донские областные ведомости» (с начала апреля газета стала печатным органом Комитета, получив название «Вольный Дон»). 6 марта был организован Военный отдел при Исполнительном комитете во главе с председателем Е. А. Волошиновым.

Наказной атаман Войска Донского генерал-лейтенант М. Н. Граббе пытался сохранить дисциплину и порядок во вверенных ему войсках. Но он уже не в силах был контролировать ситуацию. Военный министр А. И. Гучков прислал на Дон телеграмму с просьбой о содействии Исполнительному комитету. И новое правительство России повело политику устранения губернаторов и замены их уездными комиссарами.

7 марта в 22 часа 30 минут президиум Исполнительного комитета совместно с Военным отделом принял решение сместить войскового наказного атамана генерала М. Н. Граббе и передать должность председателю Военного отдела Комитета войсковому старшине Е. А. Волошинову. К атаману Граббе была направлена делегация в составе председателя Комитета А. И. Петровского, его заместителя Л. А. Сопоцько, полковника Романцова, войскового старшины Захарова, двух солдат, двух казаков и председателя Совета рабочих депутатов Новочеркасска Сухова. Они огласили атаману постановление Исполнительного комитета. Генерал Граббе, сохраняя самообладание, подчинился. В его последнем приказе по Войску говорилось: «В виду отсутствия, как мне сообщил областной ДИК, доверия ко мне со стороны общества, считаю нравственно обязанным немедленно сложить с себя должность войскового атамана, которую поручаю исполнять, согласно решения Исполнительного комитета и его военного отдела войсковому старшине Волошинову…» [14]. Через два дня в сопровождении особой депутации генерал-лейтенанта Граббе на поезде отправили к великому князю Николаю Николаевичу на фронт. В Петроград незамедлительно отправили телеграмму: «Срочно. Петроград. Временному правительству. Войсковой Атаман сложил с себя власть, передав её по указанию Исполнительного Комитета войсковому старшине Волошинову. В городе ликование, образцовый порядок. Председатель Донского исполнительного комитета А. Петровский».

Установление новой власти в городе отпраздновали 8 марта манифестацией. От Баклановского проспекта по Московской улице до Соборной площади шли колонны манифестантов с красными знамёнами, с красными значками на груди и папахах, с «Марсельезой», исполняемой полковыми музыкантами. Петровский на балконе «Большой Московской» гостиницы и Е. А. Волошинов на возвышении у атаманского сквера приветствовали колонны манифестантов. Красный флаг развивался даже в бронзовой руке атамана Платова [15].

Евгений Андреевич с головой погрузился в работу. Как он потом говорил в отчётном докладе на Войсковом Круге, домой приходил в 4 утра. А уже c девяти принимал посетителей и решал текущие вопросы: поддержание порядка в городе, усиление казачьих патрулей отрядами милиции, снижение цен на продукты на рынках, подготовка переписи населения, угроза подтопления станиц, строительство нового здания института. В марте 1917-го политическая и общественная жизнь в Новочеркасске била ключом. В городе установилось троевластие: атаман, Исполнительный комитет и Совет рабочих депутатов. Но обстановка была мирная. Три власти 10 марта провели совместный «Праздник свободы». Здания города украсились флагами. Архиепископ Митрофан и епископ Гермоген отслужили литургию в Войсковом Соборе; присутствовали войсковой атаман Волошинов, генерал А. Г. Жеребков, Г. А. Павлов, Дуванин, городской голова А. С. Дронов, члены Исполнительного комитета, свита атамана. Ректор духовной семинарии Д. Богоявленский выступил с кафедры с пламенной речью. Соборная площадь была заполнена народом. Над головами развивались знамёна воинских частей, транспаранты с лозунгами. После молебна перед построенными на Платовском проспекте войсками верхом на коне проехал атаман Волошинов в сопровождении двух автомобилей, в которых сидели председатель Исполнительного комитета Петровский, депутаты от офицеров, казаков, солдат и рабочих. После объезда войск Атаман обратился с приветственной речью к собравшимся, поздравив их с праздником свободы. Затем выступили председатель Совета рабочих депутатов товарищ Сухов и председатель Исполнительного комитета Петровский. Под звуки «Марсельезы» прошли колонны кадетов, юнкеров, казаков, учеников учебных заведений города, все были украшены красными бантами. Над головой демонстрантов были лозунги: «Да здравствует свобода!» «Да здравствует новое правительство!» «Да здравствует Учредительное собрание!». Шествие закончилось в два часа пополудни. После ухода войск, к Атаманскому дворцу пришла группа рабочих и граждан. Волошинов обратился к ним с речью, призывая к миру, взаимопониманию [16].

Единение трёх властей в Новочеркасске закончилось в апреле. По инициативе Союза донских казачьих офицеров, который возглавлял начальник Новочеркасского юнкерского училища генерал-майор П. Х. Попов, с конца марта шла подготовка к созыву подготовительного казачьего съезда, который открылся 16 апреля в Новочеркасске в Зимнем театре (присутствовали шестьсот делегатов от донских станиц и полков). С приветственным словом к собравшимся обратился Войсковой атаман Волошинов. Он призвал делегатов съезда к напряжённой работе по подготовке Большого Войскового Круга [17]. Председателем Круга избрали М. П. Богаевского, он предложил выбрать Волошинова почётным председателем.

На подготовительном съезде были приняты важные решения: оказать поддержку Временному правительству, созвать Большой Войсковой Круг, принять резолюцию по земельному вопросу. Остро встал вопрос о власти в Донской области. Исполнительный комитет настаивал на обязательном согласовании всех решений, принимаемых атаманом. В адрес Волошинова со стороны членов комитета посыпались обвинения в отказе сотрудничать и недостатке демократизации в армии. На что последний ответил: «Меня строго судили за ошибки, которые не сделает только тот, кто ничего не делает. Святым долгом признаю исполнение предписанного мне вами исполнять со всей добросовестностью в согласии с Исполнительным Комитетом до того дня, когда будет созван Войсковой Круг. Служил я по чистой совести, так же и впредь служить буду» [18]. Члены Донского исполнительного комитета требовали отправить его в отставку. После нескольких совещаний казачий съезд вынес резолюцию, в которой выражалось доверие Волошинову. Его решено было именовать Временным атаманом, с правом иметь власть и над гражданским населением области [19].

Многовластию на Дону был положен конец. Точку в споре между Донским исполнительным комитетом и временным атаманом поставил Большой Круг, который открылся 26 мая в Новочеркасске в летнем саду театра Бабенко (присутствовали 444 делегата от донских станиц и 224 делегата от казачьих армейских частей).

Круг открыл М. П. Богаевский: после приветствия делегатов он предложил выбрать Волошинова почётным председателем. Евгений Андреевич выступил с отчётным докладом за трёхмесячный срок правления.

«Главные мои усилия были направлены на поддержание порядка и строгой законности. Задача была трудная, так как всякая попытка установить порядок рассматривалась как реакция… Я работал по 18 часов в сутки, как мог, как умел сделал всё, что было в моих силах. Конечно, я делал ошибки, но грубых ошибок всё же у меня не было», сказал Волошинов [20].

Круг его работу одобрил и выразил благодарность в особой грамоте. Вот, что говорил Митрофан Петрович Богаевский: «Положение Временного атамана было тяжёлое, т. к. многие, несмотря на личное уважение к Евгению Андреевичу Волошинову, хотели, чтобы атаман был лишь куклой в руках Донского Исполнительного Комитета. Евгений Андреевич первый начал борьбу на этом направлении, борьбу трудную и неблагодарную» [21]. Делегаты постановили: Войсковой Круг является единственным правомочным органом высшего управления Войском Донским, а выборный атаман – его высшим должностным лицом. 18 июня делегаты Круга большинством голосов избрали Войсковым атаманом генерала от кавалерии А. М. Каледина [22].

К сожалению, мало сведений о том, чем занимался Волошинов летом и осенью 1917 года. Вероятно, Евгению Андреевичу было непросто перестроиться и начать новую жизнь. 19 июня около часу ночи он вышел из дома и… пропал. В газетах промелькнули известия об исчезновении бывшего атамана. Об этом заявила в милиции его супруга. Сотрудники милиции с собаками обыскали Краснокутскую рощу и Ботанический сад, где Волошинов любил прогуливаться. Рано утром 22 июня Волошинов вернулся домой, ничего не объясняя, лёг в кровать и попросил позвать врача.

Но постепенно жизнь вернулась в своё русло. Осенью 1917 года Евгений Андреевич уже принимал активное участие в создании Донской консерватории.

В стране нарастал политический кризис. Поочерёдно левые и правые силы пытались переломить ситуацию в свою пользу. В ночь на 26 октября в Петрограде к власти пришла партия большевиков во главе с В. И. Лениным. Глава Временного правительства А. Ф. Керенский приехал к командиру 3-го конного корпуса генералу П. Н. Краснову. Тот хотел организовать поход на Петроград для восстановления власти Временного правительства, но казаки отказались участвовать в братоубийственной войне.

Правительство Войска Донского официально заняло позицию непризнания власти большевиков. Каледин отправил телеграммы членам Временного правительства, в штаб Верховного Главнокомандующего, атаманам всех казачьих войск страны, командирам армейских подразделений Донской области и всех находившихся на фронте и тылу казачьих частей, в которой говорилось о том, что Войсковое правительство считает захват власти большевиками незаконным, и предложил поддержку Временному правительству. На следующий день с Дона была направлена телеграмма на имя Керенского с приглашением членов Временного правительства в Новочеркасск. В ноябре на Дон прибыли политические и военные деятели России. Генералы Л. Г. Корнилов и А. В. Алексеев начали формировать добровольческие отряды для борьбы с советской властью, которые позже получат название Добровольческой Армии. Казаки, особенно фронтовики, поддерживая в целом политику атамана, настороженно следили за происходящим и не спешили брать в руки оружие.

Тем временем в Ростове в ноябре 1917 года началось восстание сторонников советской власти и революционно настроенных моряков Черноморского флота. По приказу Каледина очаг восстания был ликвидирован казаками совместно с Добровольческой Армией. 2 декабря Ростов был взят. На заседании третьего Большого Войскового круга (Новочеркасск, 3 декабря) Каледин сказал: «Мы всеми силами стремились к предотвращению кровопролития, но когда генерал Потоцкий получил сведения, что большевики готовят решительный удар – арест всех офицеров он, в свою очередь, поспешил ответить на это контрударом – сделать попытку арестовать Военно-революционный комитет. Обе стороны выступили почти одновременно. Первым выстрелом был убит офицер Фесенко, после этого было убито семь красноармейцев. Затем началась осада наших частей, оставшихся в Ростове… мне пришлось пережить горькое разочарование по причине настроения фронтовых казачьих частей, для которых имя Каледина сделалось таким, каким оно выставлялось в крайне левой печати» [23]. Круг поддержал атамана и, пытаясь предотвратить раскол между казачьим и крестьянским населением, принял решение создать паритетное правительство во главе с М. П. Богаевским. Но противостояние нарастало.

В январе 1918-го представители донских полков собрались в станице Каменской. На съезде фронтового казачества, где был выбран Донской казачий комитет во главе с Ф. Г. Подтёлковым, прозвучало требование передать власть в Донской области Комитету. По приказу Каледина было создано шестнадцать партизанских отрядов. 20 января у станции Глубокой произошёл бой между отрядом революционно настроенных казаков-фронтовиков во главе с Н. М. Голубовым и партизанским отрядом В. М. Чернецова. Бой закончился поражением партизан, командир был зверски убит. После этого отряд Голубова начал наступление на Новочеркасск. Войсковой атаман Каледин сложил с себя полномочия и, не видя смысла в дальнейшей борьбе, застрелился. Во главе Войска Донского стал походный атаман А. М. Назаров (1876-1918) [24].

В начале февраля в Новочеркасске спешно был созван IV Малый войсковой круг Войска Донского. Его председателем был избран Е. А. Волошинов. Круг и атаман Назаров обратился к казакам с призывом «встать на защиту Дона», была объявлена мобилизация. Но казаки атамана не поддержали. 12 февраля отряд Голубова без боя вступил в Новочеркасск [25].

Заняв казачью столицу, командир Северокавказского революционного отряда войсковой старшина Голубов ворвался с казаками в здание судебной палаты, где проходило заседание Войскового Круга. Лохматый, в полушубке без погон, обращаясь к представителям высшей власти на Дону, Голубов закричал: «В России творится великая социалистическая революция, а вы разговоры разговариваете!».

Круг встал, остались сидеть атаман Назаров и председатель Круга Волошинов. Голубов, мечтавший об атаманском перначе, давно ненавидел Волошинова, считая, что он, Голубов, должен был быть на месте Временного атамана весной 1917 года. Теперь власть была в его руках. Сторонники Голубова, молодые безусые казаки, сорвали с Назарова генеральские погоны, арестовали его вместе с Волошиновым и под звуки оркестра повели на гауптвахту.

Голубов сам нашёл для Волошинова тёмную сырую камеру. Евгений Андреевич написал матери письмо, которое было найдено после его смерти на грязной скамье под томиком Мусоргского: «Дорогая мама! Пишу из своей невольной темницы, в которую попал, потому что был честным сыном родины и Дона и желал ему блага. Совесть моя чиста, а потому смерти я не боюсь. Говорили, что я Голубовым приговорён к смерти. Если это так, и если мне действительно суждено умереть, то простите за всё содеянное. Пусть все меня простят. Уйду в могилу с вашим материнским благословлением. Не оставляйте одинокой Иннусю и моих славных деток. Трудно, тяжело писать. Целую всех. Ваш сын Е. Волошинов. 13. II. 18 года. Народ поймёт свою ошибку, казаки опомнятся, да будет уже поздно» [26].

После нескольких дней допросов в полночь двадцать два красноармейца и три казака вывели из гауптвахты семерых арестованных: атамана Назарова, войскового старшину Волошинова, генералов Усачёва, Груднева, Исаева, полковников Ротта и войскового старшину Тарарина, повели на Ростовский тракт. На окраине города, на тропинке к тюрьме, арестантов расстреляли и раздели. Но через полтора часа Волошинов пришёл в себя. У него было прострелено бедро и исколота штыком левая рука. Он дополз до ближайшего дома Парапоновых, попросил помощи, но не получил её. Парапонова вызвала палачей. Казаки А. Никулин, В. Абрамов, Пшеничнов подъехали к Волошинову. Никулин в упор выстрелил раненому в грудь. Через некоторое время Волошинов вновь пошевелился. Пришли рабочие завода Фаслера. Рабочий Карсавин выстрелил Волошинову в глаз.

Тело передали вдове, хлопотавшей о разрешении на похороны. Похоронен Евгений Андреевич был на городском кладбище. Могила не сохранилась.

***

В январе 1920 года, накануне прихода Красной Армии в Новочеркасск, друзья семьи по фамилии Можара на телеге вывезли Инну Степановну с детьми в Геленджик, где у Волошиновых имелся домик. Очень трудно было содержать сына и дочь, поэтому детей определили в детский дом. Им исправили место и дату рождения (в дальнейшем это спасло от преследования властей).

Борис заботился и о сестре, и о матери, из детдома он приносил домой еду. Волошиновы прожили в Геленджике до 1925 года, пока их не разыскала двоюродная сестра матери Мария Модестовна Персидская, проживавшая в Москве. Семья переехала к ней на постоянное жительство. В Москве они окончательно затерялись. Инна Степановна работала в отделе народного образования, затем библиотекарем. Умерла в 1966 году, на 48 лет пережив мужа.

Дети Волошинова скрывали своё происхождение. Мария (1906-1997) окончила музыкальный техникум имени А. Н. Скрябина.

Мария Волошинова

Выступала в различных театрах. В 1941 году поступила в Большой, где исполняла ведущие партии сопрано. Рано вышла замуж, сменила фамилию, тем самым, облегчив себе жизнь. Вступила в члены ВКП (б), была секретарём партийного бюро Большого Театра, депутатом Моссовета. От первого брака у неё был сын Евгений Васильевич Малинин (1930-2001), пианист, народный артист СССР, профессор Московской консерватории, декан фортепьянного факультета. Малинин с концертами объездил весь мир. Его единственная дочь Татьяна окончила факультет международной журналистики МГИМО, вышла замуж за дипломата. От второго брака у Марии Евгеньевны – дочь Ирина Игоревна Кулишова (1941); она с отличием закончила Московскую консерваторию (дирижёрское отделение), работала хормейстером Большого детского хора Всесоюзного радио и Центрального телевидения под руководством В. С. Попова. Сын Евгения Андреевича Борис (1907-1984) мечтал стать инженером, но из-за «невыясненного» происхождения долго не мог поступить в институт, работал чернорабочим, электриком. Только в 1935 году его приняли в Московский институт инженеров транспорта. Приходилось подрабатывать тапёром в немецком кинотеатре, настройщиком музыкальных инструментов. В 1941 году его призвали в армию, он окончил трёхмесячные офицерские курсы, стал лейтенантом. Воевал за Сталинград, был контужен во время попадания немецкого снаряда в землянку. У него была повреждена барабанная перепонка, и до конца жизни шел гнойный процесс. После войны Борис Евгеньевич служил в составе 24 армии в Управлении по репарациям специалистом по вывозу оборудования. Имел награды «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За оборону Сталинграда».

Борис Евгеньевич Волошинов

После 1950 года работал на фабрике Гознака, преподавал в Педагогическом институте имени Ленина, затем в Педагогическом институте имени Крупской.

Борис Евгеньевич всю жизнь хранил семейную тайну – историю своего отца, событий 1917 года, и рассказал её уже взрослым сыновьям [27]. В семидесятые годы он привозил сыновей в Новочеркасск. На кладбище показал места захоронений Е. А. Волошинова и А. М. Каледина (подростком присутствовал на похоронах атамана). Он был уверен в том, что атамана Каледина перезахоронят с почестями и будет в Новочеркасске место, куда казакам можно будет привести своих детей и вспомнить собратьев, сгоревших в огненном смерче гражданской войны.

Но, видимо, время ещё не пришло…

 

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Севский В. Семь расстрелянных // Дон. волна. 1918. № 1 (10 июня). С. 10.
  2. Корягин С. В. Волошиновы и другие. М. : Русаки, 2003. С. 13. (Генеалогия и семейная история дон. казачества. Вып. 39)
  3. Корягин С. В. С. 5-15.
  4. Из семейного архива Волошиновых.
  5. Пресман М. Е. А. Волошинов – композитор // Дон. волна. 1918. № 1. С. 11-12.
  6. Новочеркасск : энцикл. Новочеркасск, 2005. С. 328.
  7. Отчёт о деятельности Всероссийской Лиги для борьбы с туберкулёзом за 1913 год. Новочеркасск, 1914. С. 1-12.
  8. Кравич О. Голубые хризантемы. Новочеркасск, 1916. С. 7.
  9. Дон. обл. ведомости. 1917. 19 мая. (Прил. № 12. С. 1).
  10. НМИДК. Ф. Документы. ОО-Док-96.
  11. Белая Россия. Альбом № 1. Нью-Йорк, 1937. С. 8, 11.
  12. Новочеркасск. С. 556.
  13. Дон. обл. ведомости. 1917. 5 марта. С. 1-2.
  14. Дон. обл. ведомости. 1917. 9 марта. С. 1-2.
  15. Там же.
  16. Дон. обл. ведомости. 1917. 12 марта. С. 1.
  17. Трут В. Дорогой славы и утрат. М., 2007.С. 218.
  18. Вольный Дон. 1917. 25 апр. С. 1.
  19. Там же. 1917. 27 мая. С. 2.
  20. Там же. 1917. 22 июня. С. 2.
  21. Там же.
  22. Алексей Максимович Каледин (1861-1918), в 1903-м начальник Новочеркасского юнкерского училища, с 1910 г. командир 11-й кавалерийской дивизии; в Первую мировую войну командовал 12-й кавалерийской дивизией, затем 8-й армией. После Февральской революции 1917 года выступал против введения в армии советов и комитетов солдатских депутатов. Из-за разногласий с генералом Брусиловым сложил с себя полномочия командира армии и отправился на лечение в Кисловодск. По дороге на Кавказ заехал в Новочеркасск и принял участие в работе Большого Войскового Круга
  23. ГАРО. Ф. 861.Оп. 1. Д. 20. Л. 110.
  24. Назаров Анатолий Михайлович (1876-1918), казак станицы Филимоновской. Окончил Михайловское артиллерийское училище, академию Генштаба, участник русско-японской войны. Во время Первой мировой войны командовал 20-м Донским казачьим полком. В октябре 1917 г. получил назначение на должность командира корпуса на Кавказе, но по приказу атамана Каледина остался на Дону. С 15 декабря 1917 г. походный атаман.
  25. Севский В. С. 10.
  26. Последнее письмо Е. А. Волошинова. // Дон. волна. 1918. № 1 (10 июня). С. 11
  27. О сыновьях. Виталий Борисович (1947) окончил физический факультет Московского государственного университета, стал кандидатом физико-математических наук, доцентом, заслуженным преподавателем МГУ, ведущим учёным-физиком. Евгений Борисович (1951) окончил физический факультет Педагогического института, аспирантуру, стал кандидатом физико-математических наук, доцентом кафедры физики Московского государственного технического университета, почётным работником высшего образования Российской Федерации.



 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2019 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"