Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Шевченко С. А. Калмыки на юго-востоке Донского края // Донской временник. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m2/2/art.aspx?art_id=1561

КАЛМЫКИ НА ЮГО-ВОСТОКЕ ДОНСКОГО КРАЯ

Областной закон о флаге Ростовской области принят 10 октября 1996 г. В качестве его основы был взят утверждённый в 1918 г. на Круге спасения Дона флаг Всевеликого Войска Донского – трёхцветное сине-жёлто-красное полотнище, символизирующее союз всех слоёв населения области. Исторически каждой из основных народностей, входивших в состав Войска Донского, принадлежал свой цвет: синий – донским казакам, жёлтый –  калмыкам, алый – русским.

Калмыки или ойраты кочевали между Волгой, Кумой, Каспийским морем и Доном. Их родина – Азия. Много столетий тому назад различные народы монгольского племени, гунны, татары один за другим стали подаваться в Европу. Калмыки, теснимые ими, расположились на склонах Алтайских гор. В XVI в. они заняли обширную область на севере от Китая. К началу XVII в. калмыцкие племена усилились и объединились в могущественное Джунгарское царство. В 1630 г., теснимые киргизами, они появляются на берегах Урала и в русском Заволжье.

По версии В. М. Бакунина общее название народа «калмыки» происходит от татарского слова «калмак» и закрепилось намного позднее. А сначала, во второй половине  XVII в., между Волгой и Доном это были кочевья торгутов, хошутов, зюнгаров и дербетов, вышедших из единого монгольского рода ойратов.

Калмыки оказывали услуги России в войне Петра I под Полтавою со шведами.  В 1710 г. часть калмыков была поселена в Донской области. В царствование императрицы Екатерины Великой поощряли переход калмыков к оседлости и христианству. Звания ханов и наместников были упразднены, калмыков подчинили астраханскому губернатору и главному попечителю. В 1825 г. издаётся Положение о калмыцком управлении, а в 1828 г. утверждаются права их верховного суда – «зарго».

Потомки оставшихся в России калмыков, хотя вполне подчинились русским, но  сохраняли свой кочевой быт и буддийскую веру. Основатель этой веры, царевич Будда жил и проповедовал в Индии около 2 400 лет тому назад. По учению Будды люди и на земле несут наказание за грехи и нечистые помыслы, состоящее в душевной тревоге и муке. Будда учил людей бороться со своими дурными помыслами, не причинять зла не только людям, но и всему живущему, смирять в себе гнев, зло побеждать добром, а ложь – истиной. По древнему индусскому верованию, душа и после смерти тела не покидает земли, но вечно возрождается в виде человека или какого-нибудь животного и снова страдает. Чтобы избавить её от томлений, необходимо кроме добрых дел, побороть и уничтожить в себе все земные желания и привязанности. Тогда уже для человека настаёт полное искупление, и душа приобретает полный покой.

Калмыцкие храмы, называемые хурулами, помещались или в особо выстроенных для этого постоянных зданиях, или же в кибитках. Молящиеся входили в хурул с правой стороны, с земным поклоном перед дверью, снимали шапку, поднимали руки к небу, касались ими земли и, наконец, дверной перекладины. Молятся калмыки стоя и по временам кладут земные поклоны. В течение года отмечались три больших праздника: Цаган-Сар, Урюс-Сар и Зула-Сар. Самый торжественный из калмыцких праздников – первый месяц года (Цаган-Сар), который празднуется в марте в течение 2 недель подряд.

В основе устройства калмыцкого быта лежит родовое начало. Каждая группа ближайших родственников составляет хотон, находящийся под управлением старейшего в семействе. Несколько родственных хотонов образуют аймак; собрание нескольких аймаков, происходящих от одного родоначальника, называется – анги, или род. Несколько родов группируются в улус.

Калмыки жили в разборных войлочных шатрах – кибитках, которые раньше назывались качмами. На территории современного Зимовниковского района был хутор Кучман – место зимней стоянки кочевого народа. Брали 5–6 деревянных решёток и ставили их на землю в виде одной круглой решётки с небольшим входом. Верх кибитки составлял обруч с отверстием для шестов. Деревянный остов покрывался кошмами – белым или серым войлоком. Отцовская кибитка занимала центральное место хотона. Промежутки между кибитками загораживались плетёным забором, который на зимнее время с подветренной стороны завешивался войлоком. Устроенный таким образом двор служил загоном для верблюдов, рогатого скота и баранов. Посредине кибитки горел огонь из кизяка (конского навоза).

Пища калмыков проста и незатейлива, как и весь их быт. Главную потребность составлял кирпичный чай. Его резали кусочками, варили в воде вместе с солью, маслом и молоком. Муку калмыки покупали нечасто и пекли из неё пресные лепёшки. Но всё же мучная пища у донских калмыков получила большее распространение, чем у остальных. Мясо из говядины, баранины, конины, верблюжатины считалось большим лакомством. Позволяли себе его есть только богачи. Бедные довольствовались мясом во время падежа скота или, когда зверь повредит скотину. Сушёное мясо называется «бурса», блюдо из внутренностей животных – «дотур», бараний бульон с мясом – «шолюн». Мясо коптили, варили, сушили. После гонки вина оставался отвердевший и высушенный на солнце кислый творог (бозо), делали также овечий сыр и разного рода кушанья из коровьего молока. Вместо овощей ели чилим (водяной орех), бодмонцук (свиной орех), алцинхо (головатую осину), буулук (что-то вроде нашего лука). Они употребляли их в сыром и сушёном виде, или же толкли и замешивали, как тесто. Вместо сырой воды калмыки употребляли айран – перебродившее коровье молоко или кумыс – кобылье молоко.

Зимой калмыки жили на одном месте, но как только наступала весна и в степи появлялась молодая травка, они оставляли свои зимовки, вьючили кибитки на верблюдов, волов или лошадей и отправлялись в путь. Кочевали калмыки по Куме, Манычу, Салу, Хопру и другим притокам Дона. Пройдя несколько километров, хотон останавливался; женщины устраивали кибитки, а мужчины распределяли по пастбищам скот. Через несколько дней, когда скот съедал траву, калмыки снимались и отправлялись в другую сторону. Так они кочевали всё лето и осень до конца сентября или начала октября.

Для зимнего кочевья калмыки выбирали самые лучшие места у рек и балок, родников с пресной водой. На зиму стены войлочных кибиток утеплялись циновками, камышом.

Кроме скотоводства, калмыки занимались различными ремёслами. Были у них столяры, плотники, сварщики, кузнецы, золотых и серебряных дел мастера. Хорошо делали калмыцкие умельцы сёдла и хомуты. Упряжь, бурдюки, ведра и мешки изготавливались калмыками из шкур животных. Шерсть шла на создание кошмы, войлока, арканов, тесьмы, постелей. У бедных калмыков одежда была из кожи или синего грубого полотна. Более зажиточные калмыки шили себе одежду из белого и красного сукна, хлопчатобумажных и шёлковых тканей.

Калмыки охотились за сайгаками, кабанами, дикими гусями, дрофами, зайцами. Развлечением калмыцкой знати была соколиная охота. В реках ловили рыбу и раков. Небольшая часть калмыков, живущих на склонах Ергеней, отстала от степных порядков, вела оседлую жизнь и занималась земледелием. Они сеяли рожь, пшеницу, табак, лён, коноплю и, главным образом, горчицу, которую продавали в Сарепту (н/в Красноармейский район г. Волгограда). [1]

До второй половины XVIII в. территория Войска Донского была разделена на сыскные «начальства», их было 11, а в начале XIX  века – 7. Однако начальства ещё не являлись административно-территориальными единицами, так как их границы не имели строгой  определённости.

В целях дальнейшего понуждения калмыков к оседлости в 1803 г. атаман М. И. Платов принимает предложение специальной комиссии об отводе для калмыков левобережья Дона и регулировании перекочёвок. Им определили определённый район кочевья, выделили казачьи паи. Они были больше, чем в любой станице Области Войска Донского, в разное время от 50 до 100 десятин на каждую душу мужского пола, из них по 15 пахотной. После принятия Положения по управлению калмыцким народом норма душевого надела снизилась до 43 десятин. Для постройки домов и устройства оседлости выдавались государственные ссуды, денежная помощь 20 руб. серебром. Медленно, но неуклонно калмыки прикреплялись к своим казачьим паям, это было экономически выгодно. На Дону большинство калмыков-казаков получило гарантии независимого ведения личного хозяйства. С них перестали взимать казённые подати и отменили рекрутскую повинность. [2]  

Поэтому с 1803 г. в состав Войска Донского также стали входить калмыцкие родовые кочевья по рекам Сал, Куберле, Маныч, Кагальник. Кочевья были разделены на три улуса: Верхний, Средний и Нижний. Улусы делились на сотни, сотни – на хутуны (хотоны).  Хотоны состояли из 10–20 кибиток одного рода. Из калмыцких  кочевий в 1884 г. был образован Сальский 8-й округ с центром в станице Великокняжеской (в н/в – г. Пролетарск). [3]

Верхний улус разместился по левой стороне реки Сал. Его земли находились выше слободы Несмеяновой по речкам Малой Куберле, Большой и Малый Гашун. В состав Верхнего улуса входили четыре аймака (сотни): две дербетовские, две – зюнгарские. Земли от хутора Кудинова нынешнего Дубовского района до реки Маныч принадлежали Среднему улусу. Территория по левому берегу Маныча до станиц Егорлыкской и Мечётинской отходила к Нижнему улусу. Всего на данный период времени в улусах числилось 4 780 кибиток  и проживало более 20 тыс. человек.

Для Калмыцкого кочевья было учреждено Калмыцкое правление на правах окружного. Оно состояло из суда, двух заседателей и двух депутатов. В штате также были должности секретаря, переводчика и писарей. Калмыцкое правление снабдили собственной печатью и разместили в слободе Ильинке нынешнего Дубовского района. В 1806 г. за соблюдением границ участков каждым калмыцким улусом и сотнями войсковой администрацией было поручено наблюдать калмыцкому приставу Кутейникову.

Положением 1846 г. калмыцкие кочевья были сильно сокращены, им оставили северную часть Задонской степи, малопригодную для земледелия и сенокошения. А южная часть Задонья отдавалась частным коннозаводчикам, которые стали бурно развивать поголовье донских лошадей. [4]  

Царское правительство было недовольно тем, что калмыки ведут кочевую жизнь, не используют отведённую им землю. Их принудили селиться в станицах по реке Сал и её притокам. Так по речке Большой Куберле основываются станицы Батлаевская, Денисовская, Николаевская. По речке Малой Куберле возникают станицы Иловайская, Кутейниковская, строится хурул (калмыцкий храм) Бокрашихинский. По речке Большой Гашун населились станицы Бурульская и Граббевская. На востоке по реке Сал – Эркетинская (с 1930 г. Эркетиновская) и Беляевская.

В списке населённых мест Области Войска Донского по переписи 1873 г. в Калмыцком округе в Верхнем и Среднем улусах указаны сотни на речках Большой Гашун и Малый Гашун. В журнале Областного правления Войска Донского от 15 апреля 1882 г. упоминается положение военного Совета от 26 марта 1880 г., на основании которого из 13 калмыцких сотен образовано 7 калмыцких станиц: Иловайская, Денисовская, Платовская, Власовская, Кутейниковская, Граббевская, Потаповская. [5]  

Калмыцкие станицы получили наименования по фамилиям наказных атаманов, внёсших свой вклад в развитие Донского края.

Калмыки, кочевавшие вблизи Дона, Сала и Маныча и принесшие клятву на верность Войску Донскому, считались юртовыми или базовыми калмыками-казаками. Земельная площадь, определённая под их станицы, была окружена с севера и запада казачьими и крестьянскими землями 1-го и 2-го Донских округов; с юга – землей, отведённой для частного коннозаводства; с востока – землями калмыков Астраханской губернии. Им были дарованы все права и привилегии казачьего войскового сословия. Данные акты сами калмыки определили как обретение нового почётного статуса казачества – «бузаав» (вручили ружьё, определили на государственную военную службу). Базовым калмыкам-казакам было положено жалованье за службу Войску Донскому, участие в военных походах вместе с казачьими отрядами.

Донские калмыки оценили обширные степные пространства к востоку и югу от реки Сал как очень удобные для коневодства. Поэтому в калмыцких улусах наблюдался бурный рост конского поголовья. Это подтверждает перепись 1876 г. на Дону, показавшая опережение калмыками казаков по выращиванию лошадей в расчёте на семью. Правда, породность лошадей была низкой, уход за табунами минимальный. Но со временем калмыки учли казачий опыт коневодства: начали строить зимники, заготавливать сено на зиму, улучшать породность лошадей.

Многие калмыки постепенно переходили к оседлому образу жизни. Калмыцкие тайши и бакши начинают перенимать казачьи обычаи. Зажиточные калмыки стали строить себе постоянные дома – курени, обзаводиться бытовыми принадлежностями, предметами роскоши.

Вдоль реки Сал возникают слобода Мартыновская, ст. Бутлаевская и др. Станица Ново-Алексеевская, хутора Атаманский, Амтинский (Саринов) были основаны на берегах речки Малой Куберле. По балке Худужурте или Большой Мазанке, возникают хутора Садковский, Калмыцкий. Здесь же сооружается хурул Бембедякинский (Бембедяхинский). Также появляется калмыцкая станица Чунусовская и др. Возрастала численность калмыцкого народа, в 1882 г. их числилось более 28 тыс. человек, а в 1915 г. уже 52 тыс. [6]

Старейшим калмыцким поселением юго-востока Войска Донского была Бурульская. В 1822 г. в ней числилось 45 русских дворов и 512 человек населения. К ним начинают подселять калмыков. В 1847 г. здесь уже было 185 оседлых кибиток, в которых жило 800 человек калмыцкого населения. А в 1864 г. хутор Бурульский становится станицей. В нём строится калмыцкая церковь – хурул, размещаются административные органы Бурульского юрта. [7]  

Станица Власовская была основана в 1877 г. из Чоносовской и Кевюдовской сотен. Она названа по имени царского генерал-майора и донского атамана М. Г. Власова. Согласно данным первой Всероссийской переписи населения в 1897 г. в станице проживало 790 душ мужского и 740 женского пола, также 10 душ мужского пола проживало при хуруле (храме) станицы.

Во время Великой русской революции и Гражданской войны население калмыцких станиц не было единым по отношению к новой советской власти. Большинство поддерживало защитников павшего строя Николая II. Калмыцкие станицы являлись точками опоры Белой гвардии.

Наступление преобладающих сил Белой гвардии началось 13 марта 1918 г. Красноармейцы отчаянно сопротивлялись в течение двух суток. В этом бою погиб герой Гражданской войны И. В. Тулак. Вытеснение красноармейцев из Сальских степей начала Донская армия П. Н. Краснова со станицы Великокняжеской и станции Двойной. Эти действия поддержали добровольцы-калмыки. Под командованием есаула Сельдинова в начале июня 1918 г. они захватили станицу Власовскую и станцию Гашун. В станице Власовской был организован 3-й Донской Калмыцкий полк. Его сформировали полковник А. А. Алексеев и есаул Сельдинов из семи калмыцких станиц. Второй полк назывался Зюнгарским. Всего на стороне Вооружённых Сил Юга России воевало шесть калмыцких полков. 

С середины января 1920 г. Донская и Добровольческая армии противника стали активно вытесняться красноармейцами. В феврале все железнодорожные станции до Маныча были освобождены от Белой гвардии. Весной 1920 г. казачьи части оставили Дон навсегда. С ними ушли многие наши земляки. Так завершилась кровопролитная Гражданская война. Хотя потом долгое время в Сальских степях действовали отряды повстанцев. В 1931 г. в Сальском округе было зарегистрировано 38 террористических актов. Отряд Киселёва был уничтожен только в 1933 г. [8]

Много калмыков оказалось в эмиграции, где они образовали свои национальные диаспоры. Они не потеряли связь с бывшей Родиной, сохранили свой язык и культуру. Калмыки – активные участники Рабоче-крестьянской Красной армии и сочувствующие новой советской власти, включились в восстановление разрушенного народного хозяйства юго-востока Донской области. Например, станица Власовская была разрушена более чем наполовину, а станица Ново-Алексеевская перестала существовать совсем.

Когда в 1920 г. была создана Калмыцкая автономная область, а позднее республика, начался отток калмыцкого населения из Донской области.

Для нормализации обстановки в крае Донской исполнительный комитет начинает создавать повсюду комитеты крестьянской общественной взаимопомощи (ККОВ), товарищества по совместной обработке земли (ТОЗы), коммуны. Этому препятствовали оставшиеся в Сальских степях повстанческие отряды Белой гвардии. Они грабили и убивали коммунаров, держали всех в страхе от постоянных налётов.

Тем не менее, калмыки хутора Зюнгар станицы Кутейниковской создают колхоз «Кануков», а калмыки хутора Граббевского объединились в колхоз им. Сталина. Появляются калмыцкие колхозы им. Фрунзе, им. Кирсанова и др. [9]

С целью удержания калмыцкого населения на территории Сальского округа Северо-Кавказского края в 1929 г. создаётся Калмыцкий национальный район с центром в станице Зимовниковской. Это было решение ВЦИК СССР, принятое в 1928 г. В 1932 г. центр Калмыцкого района переносится в станицу Кутейниковскую. 

Калмыцкий национальный район имел 11 сельских Советов, 23 сельхозартели. На его территории в 1930-е годы были созданы колхозы им. 17 лет Октября, «Путь к социализму» и др. В 1932 г. калмыцкое население района составляло более 5 тыс. человек. А к 1940 г. в составе Калмыцкого района действовало уже 28 колхозов, три совхоза, три промышленных предприятия, числилось 36 населённых пунктов.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 декабря 1943 г. всё калмыцкое население подверглось депортации в восточные районы Сибири. В марте 1944 г. Калмыцкий национальный район был расформирован, его территория разделена между Мартыновским и Зимовниковским районами.

МВД Республики Калмыкии подтвердило выселение 812 семей или более 3 тыс. человек калмыцкого населения в декабре 1943 г. из 11 населённых пунктов Калмыцкого национального района. Выселялись семьи из станиц Граббевской, Иловайской, Кутейниковской, Ковалёвской, Ново-Николаевской, хутора Стояновского и др.

Калмыцкий народ, как и многие народы Советского Союза, пострадал из-за сотрудничества его отдельных представителей с немецко-фашистскими захватчиками. После реабилитации в 1956 г. большинство калмыков стало возвращаться из Сибири в Калмыцкую АССР. Меньшая их часть вернулась в места своего исторического проживания.

С этого времени продолжился отток калмыцкого населения из Ростовской области в Республику Калмыкию.

После бурных перестроечных лет, слома социалистической системы, распада Советского Союза начался процесс возрождения духовных ценностей и традиций. Калмыки стали периодически появляться на своей малой родине. Они проводят буддийские обряды, поминают убиенных и умерших в годы Гражданской и Великой Отечественной войн, раскулачивания и депортации. На местах бывших хурулов устанавливают памятные знаки. У них сложились многолетние дружеские отношения с населением Дубовского, Зимовниковского и других районов Ростовской области, налажен культурный обмен. Калмыцкие национальные коллективы устраивают концерты для населения вышеназванных районов. Приглашают к себе гостей на национальные праздники, в частности на празднование дня Тюльпана.

Краевед    из    х. Ульяновского   Г. А.   Гудко    на    праздновании    Дня    Тюльпана,  ханская кибитка, 2016

Краевед    из    х. Ульяновского   Г. А.   Гудко    на    праздновании    Дня    Тюльпана, ханская кибитка, 2016

15 июня 2013 г. в ст. Эркетиновской Дубовского района состоялось открытие памятного знака. На эту церемонию были приглашены буддийское духовенство, гости из Республики Калмыкия, представители администрации и общественности Дубовского и Зимовниковского районов, казачество ближних округов, пресса. Дагестанское землячество взяло на себя установку плиты и ограды.

Надпись на калмыцком и русском языках гласит: «На этом месте в знак благодарности буддийскому ламе ст. Эркетинской Войска Донского Дамбо Ульянову по указанию российского царя Николая II был воздвигнут буддийский храм».

Монахи освятили знак, прочитали молитву о благополучии всех присутствующих и жителей Дубовского района. Инициатором этого события стал председатель Совета землячества Донских казаков-калмыков А. А. Назаров. Он согласовал на всех уровнях (глава района,  глава сельского поселения, отдел культуры) установку на территории Дубовского района, на месте бывшего хурула (храма) станицы Эркетиновской памятного камня с доской и оградой.

Памятный знак на месте бывшего Эркетеневского хурула

Буддийские ламы совершают поминальный обряд [10]

О роли в российской истории нашего знаменитого земляка рассказал уроженец ст. Власовской, ныне житель г. Элисты, Н. Д. Илюмжинов. В хуруле станицы Власовской Дамбо (Донбо-Даши) Ульянов служил 14 лет. Он совершил паломничество в Монголию, изучил тибетский язык и медицину, был разведчиком в Тибете.

Краевед Дубовского района В. А. Дронов написал книгу об истории калмыцкого народа «Бузавы», организовал фотовыставку копий исторических документов. Он, как и все выступающие, подчеркнул наличие дружелюбия и взаимопомощи в отношениях между калмыцким и русским народами. Атаман Калмыцкого окружного казачьего общества  «Всевеликое войско Донское» Э. Н. Манжиков  вручил почётным гостям церемонии хадаки – шелковые шарфы, символизирующие миролюбие и доверие. Все присутствующие угощались знаменитым калмыцким чаем и национальной выпечкой.

Выступление атамана Калмыцкого окружного казачьего общества  «Всевеликое войско Донское» Э.Н. Манжикова,  2013 

Данное событие показало возможность культурного взаимодействия калмыцкого, русского и дагестанского народов. При желании всегда можно найти точки соприкосновения и взаимопонимания в нашей многонациональной стране.

Таким образом, дружба между казаками, калмыками и русскими выдержала многолетние испытания. Она осталась неразрывной, как три символических цвета на флаге Ростовской области – синий, жёлтый и красный.

 

Источники и литература

1. Руднев Я. И. Русская земля. Природа страны, население и его промыслы. Том 9. Степной край. Санкт-Петербург : Паровая Скоропечатня П. О. Яблонского, 1899.

2. Дронов В. А. Очерки истории Дубовского района // Сообщество казаков живого журнала. URL: http://kazaki-ru.livejournal.com/442743.html.

3. Шнурченко Г. Н. Сведения Зимовниковского районного архива, 2007-2009.

4. Фоняков В. В. Историко-краеведческие очерки о Зимовниковской земле и её людях. Край, где мы живём / В. В. Фоняков, М. А. Гончаров, В. Ф. Гонецкий В. Ф. Волгодонск, 1998. 

5. Сведения ГУ «Государственный архив Ростовской области», 2007.

6. Сведения МУК «Муниципальная центральная  библиотека» п. Зимовники. История населённых пунктов Зимовниковского района, 2011.

7. Ульянова М. Е. Мои Зимовники // Степная новь. № 9-12, 1998. С. 2.

8. Города и районы Ростовской области / Миронов Е. В. [и др.]. Ростов н/Д/ : Кн. изд-во, 1987.

9. Матеева В. В. Сведения Кутейниковской сельской библиотеки. История земли Кутейниковской, 2010.

10. Фото предоставлено Гудко И. И. и Дроновым В. А., 2016.

 




 
 
 
© 2010 - 2017 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"