Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 

Шевченко С. А. Казачество на Дону // Донской временник. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m2/1/art.aspx?art_id=1570

КАЗАЧЕСТВО НА ДОНУ

Начало заселения Донских степей относится к глубокой древности. Южные части Донской области известны были ещё грекам; у них здесь находилось несколько колоний. Самой важной являлась Тана, впоследствии названная Азовом. Во внутренних частях области долго не было постоянного населения: здесь поочерёдно появлялись разные кочевники – хазары, половцы, печенеги. В начале XIII в. тут поселились татары, которые долгое время были главными хозяевами на широком раздолье донских степей. Засуха XV в. привела к тому, что населявшие Дон кочевники Золотой Орды ушли туда, где были вода и пастбища для скота: в Поволжье, Крым, в волжскую дельту и предгорья Кавказа. Там они образовали Казанское, Крымское, Астраханское ханства и Ногайскую орду.

А Дон превратился в Дикое поле. Тем самым татары освободили наш регион для заселения казаков, не связанных со скотоводством. Кто же такие казаки? Одна из наиболее распространённых версий такова: по мере укрепления Московского государства на Дону стали появляться выходцы из Руси, оставившие родину по разным причинам. Бежали в степи те, кто не хотел подчинить свою дикую волю государственному порядку. Бежали преступники, спасая свои головы, бежал простой народ от притеснений помещиков и чиновников. Слово «казак» толкуется различными авторами по разному: 1) от «косогов» – народа Кавказского; 2) от «казар» – народа Скифского; 3) от «Касахии» – Закавказской области, упоминаемой Константином Багрянородным; 4) от «каз» – турецко-татарского слова, означавшего «гусь»; 5) от именования этим именем у татар бессемейных и бездомных воинов-бродяг, составлявших авангард татарских полчищ в XIV в.; 6) от именования этим именем бухарцев – киргизского народа; 7) от значения этого слова на половецком языке – «страж», «передовой», но ни одно из этих толкований не может быть признано, безусловно, правильным. [1]

Во второй половине XIV в. на Дону было уже много беглых выходцев из Руси, которые присвоили себе басурманское (тюркское) название «казаки». Так у татар назывались простые воины – вольные люди. В то время в Великой степи казаками называли свободных от любой власти людей. Новые донские поселенцы не занимались кочевым скотоводством и землепашеством. В неспокойной степи, где власть оспаривали татары, турки, ногайцы, заводить долговременные постоянные поселения было бессмысленно. Казаки жили в лесных труднодоступных местах вдоль Дона и его притоков.

Дон являлся естественной крепостью для казаков. Стали появляться казачьи городки – военные лагеря и небольшие крепости, в которых можно было отсидеться в случае набега кочевников и пережить зиму. Основные занятия казаков – это  рыболовство, охота и война с целью получения добычи. Донские земли в то время изобиловали дикими зверями – медведями, лосями, косулями, кабанами и др. Реки были полны рыбы и раков. Население городков быстро увеличивалось. Часть этих казаков считалась на службе у правительства. Оседлых казаков называли «городовыми» или «сторожевыми». Другие выходцы уходили подальше в степи и не признавали над собой никакой власти. Их называли «вольные» или «степные». [2]

Первоначально казаки жили отдельными, немногочисленными товариществами, под началом выборных предводителей атаманов. Но в половине XVI в. они объединились и делили себя только по месту жительства на «низовых» и «верховых».

Первыми объединились низовые казаки. Они создали в конце XVI в. атрибуты постоянной государственной власти – Войсковой Круг и постоянную власть Войскового атамана.

Казаки позаимствовали у монголо-татар жёсткую военную дисциплину, приёмы стратегии и тактики, опыт ведения степной войны, многие термины. Казаки отличались одеждой от жителей Московской Руси. Они пользовались вещами, захваченными в ходе военных походов, поэтому национальный костюм казаков напоминал одежду турок или персов. Казаки носили кожаные сапоги, а не лапти. На Руси жили в бревенчатых избушках. На Дону казаки строили мазанки из подручных материалов, обмазывали их глиной. Такое жильё, если его разрушали враги, можно было легко восстановить. Жён казаки захватывали себе в походах, женились на пленницах из Турции, Персии, Кавказа, татарских или ногайских улусов. Южные гены изменили даже внешний облик казаков. Среди них стали преобладать сухопарые, кареглазые брюнеты. Изменилась речь казаков. В донском диалекте было  много тюркских и монгольских слов (атаман, есаул, юрт, курень и т.д.).

Во второй половине XVII в. донское казачество по своему положению распалось на два разряда: «домовитых», к которым принадлежали первые переселенцы, и «голытьбу» – недавних выходцев, людей неимущих. После принятия Уложения 1649 г. и полного закрепощения крестьян приток беглых на Дон резко возрос. Беглец, пришедший на Дон, становился казаком. Он, в отличие от «старых», «домовитых» казаков, не имел имущества и оружия и назывался «голутвенным» казаком. Оружие было необходимо для выживания и обороны, для разбойничьих походов. «Старые», «домовитые» казаки тайно снабжали голытьбу всем необходимым для осуществления разбойничьих экспедиций за определённую долю добычи. [3]

Среди казачьих сообществ: донских, терских, уральских, оренбургских и черноморских казаков крупнейшим и важнейшим было Войско Донское.  На этой территории в 1800 г. проживало 320 тыс. казаков, в 1863-м – 630 тыс. и в 1914-м – 1,46 млн казаков с семьями, из которых около 170 тыс. являлись военнослужащими. Значение Войска донских казаков подчеркивалось тем, что его именем было названо и административное образование, единственное из 89 в империи, – Область войска Донского. На этой территории площадью 256 тыс. кв. км казаки, правда, составляли меньшинство, в 1914 г. 42 %, им противостояло около 2 млн не казаков, из которых большинство были крестьяне. [4]

                           

Принимали в свою вольницу казаки и обездоленных людей разных национальностей. От них и пошли на Дону фамилии Грековых, Туркиных, Татариновых, Мурзиных, Шляхтиных, Польшинсковых, Грузиновых, Калмыковых.

Заселение Задонья казаками происходит в течение XVII-начале XIX вв. «Вольные люди» основали поселения в нижнем и среднем течении притоков Дона Сала и Маныча. Казаки строят городки-крепости Кагальник и Маныч. Заселяются более плотно уже обжитые территории, а также степные пространства на востоке междуречья Сала и Маныча.

В конце XVIII в. казачьи старшины получают дворянские привилегии. Среди казачества усиливается расслоение. Войсковое начальство, атаманы, старшины, донские дворяне, пользуясь своими привилегиями и определённой самостоятельностью от центральных властей, начали закреплять за собой земли по Салу и Манычу, селить на этих землях беглых крестьян из Великороссии и украинских переселенцев, обещая им свободу и различные льготы. Такие поселения крестьяне называли «слободами» (от слова свобода). На самом деле крестьяне оказывались в зависимости у казачьих помещиков. [5]

Многие поселения на Дону до сих пор сохранили свои названия, на месте которых были имения дворян Мартыновых, Орловых, Скосырских, Грековых, Ефремовых, Рубашкиных, Маньковых, Иловайских, Ханжонковых. Слобода Мартыновская, она же Городищенская, при реке Сал существовала уже в 1772 г. и принадлежала генералу Дмитрию Мартынову.

Первоначально казаки разводили скот близ своих городков. Однако вскоре вся земля вокруг городков была освоена. Казаки начали строить зимовники как временные убежища для скота. Вскоре зимовники стали обрастать хозяйственными постройками и превращаться в хутора. На Дону не хватало рабочих рук. Богатые казаки укрывали в своих хуторах беглых, используя их как рабочую силу. С ними постоянно вели борьбу войсковые нарочные, разъезжали по городкам и степям, сжигали хутора, ловили беглых.

С начала 1750-х гг. Войско было вынуждено разрешить отдельным старшинам строить зимовники для скота. 23 декабря 1753 г. Войсковая канцелярия разрешила строительство хуторов и зимовников. С этого времени все построенные ранее хутора получили право легального существования. Когда Войско Донское захватило Сальские и Манычские степи, богатые казаки стали заводить там конные заводы. Так, у известного атамана Платова в конце XVIII в. было около 4 тыс. лошадей.

В конце XVIII-начале XIX вв. количество беглых из Великороссии, разорившихся казаков и приписных крестьян постоянно нарастает. Они стали уходить в верховья Сала и его притоков – Двойной, Большой и Малой Куберле, Мазанки, Большого и Малого Гашуна. Беглые пополняли население коннозаводских хуторов. Так возникают хутора Гуреев, Сергеев, Копылков и другие. Хутор Гуреев носил фамилии основателей – Гуреева и Чикова. Основан как хутор Чиков, затем – Гуреев-Чиков. Посёлок Сергеев основан при реке Сал Афанасием Сергеевым в 1796 г. Копылков был нанесён на карту в 1801 г.  Владелец хутора Копылков являлся казаком станицы Цимлянской. [6]

9 июля 1807 г. Войсковая канцелярия слушала дело сотника Степана Дубовского, который требовал возвращения хутора при реке Сал, основанного его отцом. В подтверждение им была представлена войсковая грамота от 21 марта 1786 г. об основании хутора и мельницы при реке Сал.

В списке населённых мест Земли войска Донского по сведениям 1859 г. указан хутор Дубовский Нижне-Курмояровской станицы при реке Сал, дворов 22, население: мужчин – 60 человек и женщин 64 человека.

В списке населённых мест Области войска Донского по переписи 1873 г. также указан хутор Дубовский при реке Сал Нижне-Курмояровской станицы 2-го Донского округа. В нём дворов 27, жителей: мужчин – 80 человек и женщин – 112 человек. В их хозяйствах плугов 20, лошадей 40, пар волов 110, рогатого скота 697, овец простых 2 485. По первой переписи населения Российской империи 1897 г. в хуторе Дубовском насчитывалось дворов 61, жителей: мужчин – 151, женщин – 161. Из них грамотных 58 человек. Грамотные получили образование: домашнее – 44 человека, низшее – 14 человек. Людей со средним и высшим образованием нет.

На 1915 г. в хуторе Дубовском дворов 294, жителей: мужчин – 571, женщин – 588 человек. В Дубовском хуторское правление, почтово-телеграфное отделение, земский приёмный покой, приходское училище, маслобойный и мыловаренный заводы, две вальцовочные мукомольные мельницы.

Хутор Садков станицы Курмояровской располагался по правому берегу реки Сал. В нём по списку 1837 г. значилось 6 дворов. В хуторе Моисееве по обеим сторонам реки Сал располагалось 17 дворов. [7]

Земля на территории нынешнего Дубовского района принадлежала донским казакам, а южнее реки Сал, в Сальской степи, проживали калмыки-казаки. Они были составной частью казачьего войска. В распоряжении казаков находились большие земельные массивы. Согласно положению, утверждённому царём в 1896 г., для казачьих станиц отводилось до 30 десятин земельных угодий на каждую «мужскую» душу. Но земли эти использовались далеко не полностью. 

Все селения тогда входили в состав Ильинской волости, центром которой была слобода Ильинка. К Ильинской волости относилась и старая Дубовка. В неё входили хутора и владельческие посёлки Тарасовский, Барабанщиков, Верхне-Жировский, Сергеев и Нижне-Жировский. В 1871 г. в волости проживало 2 602 человека. В 1890 г. в хуторах, приписанных к слободе, было учтено уже 5 571 человек.

Ильинка славилась ежегодными ярмарками, на которые со всей округи съезжались торговцы скотом, хлебом, различные перекупщики и тёмные дельцы. Были в слободе большая деревянная церковь и приходская церковь. Самыми богатыми считались Чумаковы и Данильченко.

Жители занимались сельским хозяйством, в основном скотоводством. Крестьяне, несмотря на отмену крепостного права, жили по-прежнему в зависимости от богачей. Обработка земли у всех слоёв населения проводилась сохой, а нередко и просто лопатой.

В 1820-е гг.  первые поселения появились на берегах рек Сал, Кара-Сал. Позже возникли небольшие поселения по рекам Амте, Загисте, Акшибаю. Примерно в 1845 г. к берегам речки Амты подъехала большая группа крестьян. Казачий кордон разрешил им остановиться на восточном берегу. Место понравилось приезжим, да и долгая дорога утомила путников. Переправились, разожгли костры. И остались здесь навсегда. Говорят, это был семейный род Сокиркиных, основу которого составляли 12 братьев, а с жёнами и детьми весь род насчитывал 40 душ,  жили совместно.

Следом за ними прикочевали семьи Мельниковых, Павленко, Моргуновых, Лемешкиных, Бодневых, Кривко. Прибывшие переселенцы покупали и обменивали скот у кочевников-калмыков. У них же научились делать саман и строить землянки с камышовой или глиняной крышей. Топливом служил местный материал – кизяк.

Пресная вода речки Амты, густые травы, необъятные просторы, удалённость от царских властей – всё это создавало иллюзию заветных мест для крестьянина, и, вероятно, поэтому впоследствии поселение, носившее вначале имя реки, стало называться селом Заветным.

В конце XVIII в., в глухом захолустье царской России, в дикой Калмыцкой степи, вырастали сёла, ставшие своеобразными вехами на тракте Кавказ – Царицын. Есть предположение, что первыми поселенцами, основателями этих сёл, были выходцы из Запорожской Сечи. В 1775 г. императрица Екатерина II издала манифест о Войске Запорожском, где Запорожская  Сечь именовалась «вредным скопищем», которое имело намерение «составить из себя посреди отечества совершенно независимую, под собственным своим неистовым управлением колонию».

Достоверно известно, что более 5 тыс. рядовых казаков после манифеста подались из Сечи за Дунай. Многие другие сиромахи (так называли бедных казаков-запорожцев) ушли неведомо куда. Но именно в это время отмечается приток казаков в Войске Донском. Поэтому вполне вероятно, что, пробравшись на Дон, часть сиромах растеклась по вольной степи между Волгой и Доном. От них и пошли в бывшей Калмыцкой степи династии Моргунов, Ковалей и т.д., со временем перестроивших свои имена на русский лад – Моргуновы, Ковалёвы. Отсюда и язык старожилов здешних мест, напоминающий певучую украинскую мову (речь). [8]  

Чаще всего переселенцы заселялись по этническому признаку: русские, украинцы, татары. Поэтому на юго-востоке Донского края были казачьи станицы, окружённые хуторами иногородних и коренных крестьян.  Нарастало расслоение  жителей, и среди казачества в том числе. В казачьих станицах и хуторах форма правления была атаманской. В обязанности атамана входили сбор станичников, соблюдение на нём должного порядка, контроль готовности казаков к воинской службе, благоустройства и т.п. В крестьянских же хуторах руководили старосты и старшины.

Первая мировая война началась 1 августа 1914 г. Более 300 тыс. казаков несли службу на её фронтах. Казаки юго-востока Области войска Донского были приписаны к 22-му Донскому кавалерийскому полку.

Метания казаков в период Гражданской войны хорошо описаны в исторической и художественной литературе. Многие из них долго не могли определиться, какую власть поддерживать. Точкой невозврата стал декрет об уничтожении сословной системы и отъёме юртовых земель. Разлом произошёл и в казачьих семьях, когда родные братья, отцы и сыновья оказывались по разные стороны баррикад. Руководство страны считало казаков ожесточёнными врагами советской власти, подлежащими полному уничтожению. Поэтому уже в январе 1919 г. Оргбюро Коммунистической партии провозглашает политику «расказачивания». Маховик красного террора был запущен. Надо признать, что также существовал и белый террор. Поэтому вина за страдания миллионов простого народа лежит на предводителях белых и красных.

В 1920 г. станица Великокняжеская (в/н г. Пролетарск) переходила на рельсы мирной жизни. Сальский округ, куда входили нынешние Сальский, Пролетарский, Орловский, Зимовниковский, Дубовский, Ремонтненский и Заветинский районы, бурлил от классовых страстей. Кулаки не хотели делиться своим богатством с бедными. Бедняки не имели ни скота, ни семян для посевов, ни сельскохозяйственного инвентаря. Они были вынуждены наниматься на работу к зажиточным крестьянам, чтобы прокормить  семью и выжить самим.

Сальский окружной исполком принимает решения, направленные на восстановление сельского хозяйства в округе. Изыскивались хлебные резервы для поддержки населения. Выпускались газеты и листовки, создавались школы, клубы и библиотеки. Но мирную жизнь округа нарушали вооружённые группы  Белой гвардии.

28 марта 1920 г.  Президиум ВЦИК объявил об амнистии казакам, воевавшим с большевиками. Большевики распространяют на Дону продразверстку. Вновь начинается недовольство зажиточного населения.

Основой для землепользования  в Донской области  явился декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 18 ноября 1920 г. «О землепользовании и землеустройстве в бывших казачьих областях». По этому документу гарантировалась неприкосновенность станичных юртовых земель. За счёт земельных запасов малоземельные крестьяне и казаки наделялись землёй.

С весны 1921 г. крестьяне и казаки получили право свободной торговли продуктами сельскохозяйственного производства. Но год выдался неурожайным и начался голод,   в Сальском округе в том числе. В 1-ом Донском округе урожайность составила лишь 3,5 пуда с десятины, в Сальском – 5,3 пуда. Голод вызвал новую волну народного недовольства, которое власть жестоко подавила. К лету 1922 г. повстанческое движение было, в основном,  разгромлено.[9]

По оценкам учёных потери мужского казачьего населения в период с 1914 по 1920 гг. составили до 15 %. Численность казаков также сократила эмиграция за границу. По разным исследованиям историков от 60 до 80 тыс. казаков своевременно смогли покинуть Советскую Россию.

В 1927 г. в стране провозглашается курс на всеобщую коллективизацию сельских хозяйств. Инициаторами объединения в коллективные хозяйства везде выступали солдаты-фронтовики и хуторская беднота. Но основная часть казаков и крестьян, особенно так называемых «крепких хозяев», отнюдь не были намерены добровольно объединяться в коллективные хозяйства. Принадлежность к кулачеству, особенно участие в Гражданской войне на стороне белых могли служить основанием для зачисления в разряд кулаков и подкулачников, подлежащих репрессиям. [10]

Политика «расказачивания» продолжилась политикой раскулачивания. Были перемещения казачьих семей внутри районов, внутри области и за её пределы. Как следствие этого: голод, болезни, мор. Многие репрессированные казаки затаили обиду на советскую власть. Это учитывали стратеги гитлеровской Германии в своих планах.

Летом 1942 г. немецкие войска заняли значительную часть Ростовской области, в которой жили потомки донского казачества. Некоторая часть населения стала сотрудничать с захватчиками, чтобы отомстить советскому режиму за массовый террор и уничтожение казачества или же ради выгоды.

В тоже время в войне Советского Союза против национал-социалистической Германии участвовали казачьи соединения. Казаки-кавалеристы вновь отличились, и им удалось дойти до Берлина.

В 1947 г. казачьи подразделения Советской армии были распущены. Поэтому после Великой Отечественной войны мало кто осмеливался называть себя казаком. Тема казачества оказалась под негласным запретом. Звучала она только на бытовом уровне: общение станичников, казачий говор, свадебные и иные обряды, традиции, выступления танцевальных и хоровых коллективов и т.п.

После распада Советского Союза в обществе активно стала обсуждаться тема возрождения казачества. В июне 1991 г. в Москве основывается Союз казаков России, выбирается атаман, восстанавливается структура управления, существовавшая в досоветский период. Войско Донское возрождается в октябре 1991 г. После стабилизации обстановки внутри России в 1992 г. принимается закон о реабилитации казаков, восставших против советской власти. По этому закону казаки легализировались как общественная группа.

Указ Президента РФ от 15 июня 1992 г. поддержал движение за возрождение казачества, восстановление экономических, культурных, патриотических традиций и форм самоуправления казачества. Вместе с тем он не допускал возврата к каким-либо сословным привилегиям и принудительному навязыванию гражданам России казачьего уклада жизни.

В 2005 г. принимается закон о государственной службе российского казачества. При Президенте РФ создается в 2009 г. Совет по делам казачества. Казаки стали принимать участие в охране границ, государственных объектов, оказывать содействие полиции при проведении массовых мероприятий, сотрудничать с Русской православной церковью и т.п. Основной упор делается на военно-патриотическое воспитание.

На Дону открываются казачьи школы, гимназии и кадетские корпуса. Деятельность этих учебных заведений направлена на возрождение казачества, сохранение и развитие исторических, культурных, духовных и патриотических традиций казачества, проведения мероприятий по военно-патриотическому воспитанию молодежи, культурно-массовой и спортивной деятельности, допризывной подготовке молодёжи, воспитания молодёжи в духе православия и казачьего традиционализма.

В практике учебных заведений по патриотическому воспитанию используются традиционные формы. Это Линейки Памяти защитников Отечества, Уроки Мужества, экскурсии в музеи, читательские конференции, литературно-музыкальные композиции, тематические и поэтические вечера и т.п. Большое распространение получили разнообразные конкурсы, Вахты Памяти, патриотические акции, факельные шествия.

Ежегодно  казачата принимают участие в межрайонных военно-полевых сборах и играх «Шермициях», в районных фестивалях «Круг народов донских» и др. Особой популярностью пользуются конкурсы «Донцы молодцы», «Удалой казачок», «Юная казачка».          

Для обучающихся проводятся недели краеведения, встречи  с местными ветеранами войны и труда, поэтами, писателями, воинами-интернационалистами, людьми с необычной судьбой.

Патриотическое воспитание неразрывно связано с оздоровительным и экологическим воспитанием. Такие мероприятия формируют чувство ответственности за состояние природы родного края, а значит, и состояние здоровья окружающих людей. Совместная конкретная деятельность детей и взрослых способствует лучшему взаимопониманию, сплачиванию коллектива обучающихся, она оказывается эффективнее всяких правильных слов и призывов.

Таким образом, в истории обновлённого Всевеликого Войска Донского началась новая страница.

Литература

1. Астапенко М. П. История Донского края / М. П. Астапенко, Е. М. Астапенко. – Ростов н/Д: Мини-Тайп, 2005.

2. Малыхин К. Г. История Донского края, Москва – Ростов н/Д: Март, 2006.

3. Руднев Я. И. Русская земля. Природа страны, население и его промыслы. Том IX. – СПб.: Паровая Скоропечатня П. О. Яблонского, 1899.

4. Каппелер А. Казачество. История и легенды: монография / А. Каппелер; пер. с нем. Н. Мининкова. – Ростов н/Д: Издательство Южного федерального университета, 2014.

5. Суичмезов А.  Наш край Донской // Степная новь. – 1997 - № 104-105. – С. 2.

6. Дронов В. А. Очерки истории Дубовского района. Новый сайт жителей Дубовского района, dubovskoe.net.ru., 2011.

7. Дубовская районная администрация и В. А. Воронов. Земля дубовская. К 75-летию района. – Ростов н/Д:  МП Книга, 1999.

8. Колесников Г. На степных просторах. – Ростов н/Д: Ростовское книжное издательство, 1983.

9. Фоняков В. В. Историко-краеведческие очерки о Зимовниковской земле и её людях. Край, где мы живём / В. В. Фоняков, М. А. Гончаров, В. Ф. Гонецкий. -  Волгодонск, 1998.

10. Кислицын С. А. История Донского края. (XX век) / С. А. Кислицын, И. Г. Кислицына. – Ростов н/Д: Донской издательский дом, 2004.

11. Фото предоставлено Изюмской Н. П., 2016.




 
 
 
© 2010 - 2017 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"