Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 

Искусство Дона / Архитектура Ростова-на-Дону

Л. Ф. ВОЛОШИНОВА

ОН ПОНИМАЛ И ЛЮБИЛ РОСТОВ

Хачатур Христофорович Чалхушьян

Сегодня в городе трудно найти архитектора, анализируя творчество которого, можно сказать: «Он понимает и любит Ростов». Эти слова с полным правом можно отнести к Хачатуру Христофоровичу Чалхушьяну — архитектору незаслуженно забытому сегодня. Он жил и творил в нашем городе. Хачатур Христофорович не мог представить свой южный город без скверов и бульваров, разряжающих напряженное пространство перекрестков и улиц; без проспектов — открытых перспективе задонья; без зеленых партеров-газонов, организующих простор площадей. Он не мыслил Ростов без его исторического наследия, дающего ориентиры будущих архитектурных творений.

Хачатур Христофорович принадлежит к тем зодчим, которые успели получить основы образования в дореволюционной России, сформировали в те годы представления о профессиональном долге и этике.

Он родился в 1899 г. в Нахичевани на Дону, окончил ростовское Петровское реальное училище. Стремление получить высшее образование в столице было традиционным для его семьи. Отец — Христофор Христофорович Чалхушьян происходил из обедневшей дворянской семьи. Неимоверными усилиями, благодаря помощи нахичеванских попечителей он получил юридическое образование как и его младший брат Григорий Христофорович (известный автор «Истории Ростова-на-Дону», 1883).

Однако нахичеванский нотариус, обремененный немалой семьей (кроме Хачатура еще сын и две дочери), не мог долго помогать старшему сыну. Понимая это, Хачатур все же едет в столицу и поступает по конкурсу в Санкт-Петербургский институт гражданских инженеров. Через три года ему приходится оставить учебу и зарабатывать на жизнь самому. Но и это обстоятельство оборачивается в его пользу. Он работает в проектных бюро таких мастеров, как академик М. М. Перетяткович, Л. Н. Бенуа и др. Именно в эти годы складывается его пристрастие к гармоничным формам классицизма, архитектуре эпохи Возрождения; формируется представление о здании как об элементе единого градостроительного организма.

Финансовые затруднения семьи заставляют его вернуться в Нахичевань перед началом гражданской войны, тогда кажется, что дальнейшая возможность учебы полностью потеряна.

До 1920 г. Х. Х. Чалхушьян работал в управлении Армянского Красного креста. После установления Советской власти поступает в управление Архстрой Юго-Восточного Комитета Государственных сооружений. В начале 1923 г. появляется возможность поехать в Ленинград закончить учебу в институте. Диплом о высшем образовании он получает спустя год. Проработав несколько лет в «Стройкоме» ленинградского Губоткомхоза, в августе 1928 г. он с женой и сыном возвращается в Ростов.

В эти годы в Ростове развернулось кооперативное жилищное строительство. Опыт дипломированного столичного архитектора оказывается востребованным в городе, где он родился.

Жесткий государственный диктат в области проектирования и строительства тогда еще не сложился. Жилые комплексы, дома-гиганты появились на рабочих окраинах. При чрезмерно лаконичных формах и объемах они имели интересные функционально-планировочные решения квартир и секций (использующие приемы планировки доходных домов начала века), комплексно размещались в сложившихся и формирующихся кварталах, решали ряд социальных и бытовых проблем.

Наиболее значительными из первых ростовских построек Х. Х. Чалхушьяна стали: дом-гигант № 2 на Профсоюзной улице, комплекс 18-ти жилых домов на улице Мечникова, гостиница «Ростов» в соавторстве с архитекторами И. Е. Чаркесианом и Л. Л. Эбергом. Позднее, оценивая эти постройки он напишет в газетной статье: «Этот период строительства характеризуется однообразием форм, безраздельно господствуют идеи конструктивизма, все сводится к объемам зданий и масштабам». Но сегодня не будем забывать, что аскетизм стиля конструктивизм в России середины 1920-х гг. происходит в значительной мере от бедности страны, пережившей разруху гражданской войны.

В каждом из первых творений Х. Х. Чалхушьяна проявляются отклонения от общей схематичности и жесткости схемы. Дом-гигант № 2 удачно размещен на склоне рельефа Ростов-горы, активен по конфигурации, благоприятен по ориентации внутридворовых пространств. К необычности его конфигурации и компоновке блоков может быть применен термин «ловушки для солнца», употребляемый архитекторами тех лет. Комплекс 18-ти домов помимо его удачного комплексного планировочного решения размещен в зеленой зоне и включает зеленые участки внутри обширных внутридворовых пространств. Гостиница «Ростов», при всей новизне форм, поддерживает масштаб застройки проспекта и являет нейтральный фон, стоящим на противоположной стороне зданиям: Мужской гимназии, Алексеевским складам, жилым домам начала века.

На рубеже 1920-30-х гг. в архитектуре определяется стремление к большей архитектурной выразительности фасадов и объемов зданий. Оно проявляется в возвращении «забытых» традиционных архитектурных деталей, членения стен, формированию эстетически организованного ритма функциональных элементов (балконов, ризалитов, эркеров, проемов и т. п.). Намечается сдержанный поворот к классическому наследию. Этот период в советской архитектуре сегодня называют постконструктивизмом, в то время он еще не получает четкой эстетической оценки. В Ростове он проявился в строительстве целого ряда многоэтажных домов северной части Буденновского проспекта (от современных ул. Варфоломеева до Комсомольской площади).

Х. Х. Чалхушьян участвует в проектировании застройки квартала, ограниченного проспектом Буденновским, ул. Мечникова, переулком Подбельского, ул. Козлова (современные названия). Квартал включал протяженный корпус «Смычка строителей» (вдоль Буденновского проспекта), три жилых корпуса специалистов в восточной части квартала (1928-1934 гг.).

Его авторству так же принадлежит многоэтажный дом специалистов на углу Буденновского проспекта и ул. Катаева (бывшая Кузнецкая) (1934-1935 гг.) и дом начальствующего состава СКВО на углу Буденновского проспекта и ул. Варфоломеева (бывшая 6-я улица) (1934-1940 гг.). Эти многоэтажные дома уже ориентированы фасадами на проспект, имеют иное архитектурное оформление, более адаптированы к городской застройке, к ее исторически сложившемуся масштабу и стилистике. Кроме того, они вместе с другими жилыми домами (архитекторов М. Н. Кондратьева, П. А. Бучнева, А. М. Дворина) являют собой попытку сформировать единый комплекс проспекта, в котором зодчие формируют соподчиненный ритм объемов, стилистику их деталировки, сдержанную пластику обработки фасадов.

Была в предвоенные и послевоенные годы в творчестве Хачатура Христофоровича заветная тема. Случай — в виде закрытого конкурса межгородских проектных организаций — предоставил ему возможность начать работу над проектом Государственной краевой научной библиотеки им. К. Маркса в Ростове. Впервые в 1935 г. он выполнил конкурсный проект здания библиотеки, располагавшейся на углу Буденновского проспекта и ул. Энгельса. Второй раз он составляет проект по конкурсу 1937 г. для библиотеки с книгохранилищем на 2 миллиона книг на площади им. Кирова. Его проект вновь был выбран для строительства и разработки. Впоследствии проект упоминался в справочнике архитектора, изданного Академией архитектуры СССР (том 7). В 1951 г. Х. Х. Чалхушьян вновь участвует в подобном конкурсе, где здание библиотеки размещается на площади Культуры и Искусств, образованной вокруг памятника С. М. Кирову. Но строительство в те годы так и не было начато. Во всех трех проектах здание библиотеки олицетворяло собой храм науки и было исполнено в сдержанных формах советской неоклассики.

Казалось бы, специалист такого уровня — госорганизации Ростоблпроект — должен был быть непременно эвакуирован в годы Великой Отечественной войны. Но такого не случилось. Как сам Хачатур Христофорович писал в анкете: «Был поздно уволен с работы, нездоров. Не успел уехать из Ростова. Чтобы обезопасить себя и семью от трудмобилизации вынужден был поступить сторожем на крупзавод». В городе вместе с ним оставались жена и семилетняя дочь, родившаяся в 1935 г. после умершего в детстве сына.

Послевоенная реконструкция Ростова вновь призвала опыт и знания зодчего, которому уже было за пятьдесят. Он активно участвует в реконструкции старых зданий и строительстве новых в центре города.

Одним из ярких примеров профессионального содружества ростовских зодчих конца 1940-х — начала 1950-х гг. стала реконструкция застройки перекрестка Буденновского проспекта и Б. Садовой улицы. Разрушенные строения на всех четырех углах перекрестка заставили искать его новое государственное решение. На восточной стороне проспекта два многоэтажных здания с башенными объемами (здание с магазином «Золотой колос», архитектор Г. А. Петров; реконструкция доходного дома Пустовойтовых — ныне универмаг) сформировали своеобразные пропилеи города размещенные на въезде в центр города от железнодорожного вокзала. На западной стороне проспекта организовали небольшие скверы. За ними поднялись два новых здания: Управление сельского хозяйства (архитектор Х. Х. Чалхушьян, 1953 г.) и Дом книги (архитектор Л. Л. Эберг, 1956).

Здание Управления сельского хозяйства спустя два года было передано музыкально-педагогическому училищу, преобразованному вскоре в музыкально-педагогический институт. В облике этого административного здания Х. Х. Чалхушьян остается верен пристрастию к классическому наследию, сформировавшемуся в молодости. Классические и ренессансные мотивы, органично соединяясь на фасаде, образуют живописную композицию, которая органично существует с пространством сквера, с доходным домом начала века, к которому примыкает с ордерными композициями на фасадах пропилеи города.

А несколькими годами раньше Х. Х. Чалхушьян участвует в реконструкции административного здания и жилого дома «Ювэнергометаллургпром» на углу Б. Садовой и пер. Островского. Здесь он тоже демонстрирует понимание единого комплекса застройки улицы, уважение к сохранившемуся масштабу застройки и декору здания.

Однако проектировать и строить ему приходилось не только на Большой Садовой. В 1947-1950 гг. он автор реконструкции учебного корпуса механического факультета РИИЖТа, в 1948-1950 гг. — здания общежития Горностроительного техникума на Пушкинской улице № 2, в 1953-1956 гг. — жилого дома «Севзаготстроя», в 1951-1954 гг. — жилых домов электроремонтного завода и ряда других.

В послевоенные годы ему пришлось немало проектировать и строить в ближайших и дальних городах Юга: в Таганроге, Новочеркасске, Сальске, Хосте и др. Но при этом он остается очень ростовским зодчим, хорошо понимающим внутренние законы развития города в каждой его, казалось бы, рядовой постройке. Это подтверждает его последняя работа, связанная с планировочным решением Комсомольской площади (1962-1966 гг.). Согласно его решению, на площади был организован круговой газон и в последствии сооружена 15-метровая стела (скульптор В. П. Дубовик, архитектор Я. С. Занис), которая стала ориентиром проспекта и сходящихся улиц. Мемориальный зеленый круг в центре площади был поддержан рядом газонов по ее периметру.

Однако разговор о творческом пути Хачатура Христофоровича был бы неполным, если не сказать о его педагогической деятельности. Началась она еще в Ленинграде в 1927 г., скорее всего по причине материальной поддержки семьи. Преподавал он рисование для рабочих на курсах треста «Ленинградодежда». Навыки рисовальщика, полученные в институте и в проектных бюро М. М. Перетятковича и Л. Н. Бенуа, позволяли это. Однако с годами, в связи с накопившимся опытом и знаниями, появилась потребность рассказать современникам об архитектуре несоветской эпохи. В конце 1940 — начале 1950-х гг. он читает курс «История архитектуры» в Новочеркасском политехническом институте на строительном факультете. В 1956 г. преподает на строительном факультете РИИЖТа, в конце 1960-х — на архитектурном факультете РИСИ. Может поэтому стремится уже в преклонном возрасте поделиться профессиональным опытом, что видит впереди опасность для архитектуры со стороны индустриального типового домостроения, которое слоновой поступью входит в исторический центр Ростова.

Его творческая жизнь прервалась неожиданно. Преждевременно ушла из жизни жена — Зинаида Алексеевна. В начале 1970-х дочь увезла отца в Москву, где он и скончался в возрасте 91 года 30 августа 1980 г. В родной город его прах был перевезен в 1981 г. и подзахоронен в могилу жены на Северном кладбище Ростова.

ПРИМЕЧАНИЯ
  1. Публ. см.: Григорий Чалхушьян История города Ростова-на-Дону.



 
ВК
 
Facebook
 
© 2010 - 2018 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"