Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Волошинова Л. Ф. Творец по призванию // Донской временник. Год 2019-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2018. Вып. 27. С. 140–143. URL: http://www.donvrem.dspl.ru//Files/article/m19/2/art.aspx?art_id=1662

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. ГОД 2019-й

Архитектура Дона

Л. Ф. ВОЛОШИНОВА

ТВОРЕЦ ПО ПРИЗВАНИЮ

Памяти Р. И. Мурадьяна (1937–2018)

3 марта 2018 года, отметив 80-летний юбилей, ушёл из жизни замечательный архитектор Рубен Иоганесович Мурадьян. Его хорошо знали в Ростове архитекторы, скульпторы, художники, искусствоведы, строители; уважали ученики, ценили друзья.

Среди многочисленных почётных дипломов, грамот и благодарностей, полученных Рубеном Мурадьяном – Почётная грамота Союза архитекторов России «За многолетнее плодотворное служение профессии и достижения в архитектурной деятельности» (2012 г).

Родился Рубен в Ростове 16 декабря 1937 года. В начале Великой Отечественной семью эвакуировали в Осетию, потом в Азербайджан. Те годы ему запомнились бомбёжками, голодом, долгим возвращением в разрушенный Ростов. В 1944-м Рубена и его близких встретил уцелевший родной дом на Пушкинской улице. В следующем году он стал первоклассником, первые годы учился в старом учебном здании на углу улицы Горького и Газетного переулка (ныне школа № 49) [1, с. 17].

В детстве будущий архитектор вместе с сестрой Лизой обучался музыке и пению. Зародившееся тогда в нём желание исполнять классическую музыку, импровизировать на фортепиано остались на всю жизнь. В школьные годы он начал рисовать. Отец, поддерживая сына в желании узнать древнюю культуру, поехал с ним в Армению на археологические раскопки крепости Урарту, замка и древнего города Тайшебани вблизи Еревана.

Интерес к профессии зодчего у Рубена появился в юности. Родители одобрили желание сына учиться в Москве. 1955–1961 годы – время учёбы в Московском архитектурном институте, где работали педагоги, имеющие высокую художественную культуру. Среди них З. С. Чёрнышёва (ученица академика И. В. Жолтовского), профессора А. В. Бунин, Л. С. Залесская, Г. Б. Бархин, академик В. Н. Семёнов; архитекторы С. В. Смирнов, Н. Х. Поляков, В. И. Бабуров [1, с. 22]. Значительное влияние на Рубена оказала Любовь Сергеевна Залесская – специалист по сохранению ландшафтов в условиях крупных городов. Она стала руководителем его дипломного проекта [1, с. 24].

По окончании МАРХи, в начале 1960-х, Р. Мурадьян работает в институте «Дагпромгражданпроект» и участвует в составлении проектов застройки микрорайонов в Каспийске, Хасавьюрте, Дербенте, Кизляре, Буйнакске, благоустройстве территории областной больницы в Махачкале и других городах. [2].

Во второй половине 1960-х он возвращается в Ростов, и теперь его архитектурная практика связана с родным городом и областью. К тому времени, как писала о нём коллега Е. В. Пьявченко, архитектор «всегда был убеждённым противником строительства высотных зданий. Он – своеобразный дезурбанист наших дней, впитавший в себя вкус к прелести одно и двухэтажных коттеджей в зелени парка, тягу к экологически чистой городской среде, внимание к архитектурным деталям и малым формам садово-паркового искусства» [1, с. 25].

Он работает в Ростовском НИИ Академии коммунального хозяйства имени Панфилова, в мастерских Художественного фонда РСФСР, лаборатории промэстетики Ростовского инженерно-строительного института, проектирует генпланы парков в Пятигорске, Черкеске, Таганроге (Приморский парк), составляет эскизы оформления площадей в Азове, Аксае, Ростове. В 1971 году Рубен активно включается в работу над конкурсным проектом генерального плана реконструкции центра Ростова, который возглавляли архитекторы-градостроители Н. Н. Нерсесьянц и Л. В. Кузнецов.

С середины 1960-х Рубен Мурадьян стал преподавать на архитектурном факультете Ростовского инженерно-строительного института. Он ведёт архитектурное проектирование, занимается теорией градостроительства, изучает вопросы экологии и постоянно стремится донести до студентов основные принципы творчества, воспринятые им в МАРХи.

В 1970 году Мурадьян поступает в аспирантуру, пишет ряд актуальных статей, посвящённых сохранению городского ландшафта и экологии [3].

Однако в 1973-м он оставляет преподавательскую деятельность, уходит из аспирантуры и посвящает себя проектированию и возведению мемориальных комплексов [2].

Одним из первых стал его мемориал в городе Шахты, созданный в соавторстве со скульптором И. Резниченко. Комплекс был сооружён в 1975 году и посвящался памяти 3500 шахтёров, которые в годы немецкой оккупации отказались отправлять донской уголь в Германию и были заживо сброшены в ствол шахты им. Красина; а также сотням других расстрелянных во дворе соседней шахты «Пролетарская диктатура».

Архитектурно-пространственное решение этого комплекса сложилось после выполнения 12–ти проектных вариантов. Композиционной основой стал монумент, размещённый на месте бывшего террикона. Это два мощных пилона, междукоторымиустановлена фигура скорбящего шахтёра с чашей вечного огня в руках. Скульптура размещена в створе улицы, ведущей к мемориалу. Братская могила (бывший ствол шахты) обрамлена декоративной решёткой. Рядом на мемориальной стене начертаны тысячи фамилий погибших.

Одновременно Р. Мурадьян работает и над масштабным мемориалом в Ростове, который получил название «Памяти жертв фашизма в Змиёвской балке». Идея создания комплекса принадлежала участнику Великой Отечественной войны, скульптору Николаю Аведикову. Его поддержали коллеги архитекторы – Рубен Мурадьян, Норальд Нерсесьянц, скульпторы – Борис и Евгения Лапко. Комплекс посвящался гибели более 27 тысяч мирных граждан в августе 1942 года (большую часть из них составляли евреи). Инициативу по созданию мемориала в преддверии 30-летия победы в Великой Отечественной войне одобрили в обкоме партии и горисполкоме.

Авторский коллектив постарался сохранить подлинный исторический ландшафт, оставшийся со времени трагедии второй оккупации Ростова в 1942 году.

В проекте предлагалось создание мемориального парка в балке, ставшей грандиозной братской могилой, сохранившей склоны, поросшие разнотравьем и приземистыми деревцами. На северном склоне у трассы формировался вход на территорию мемориала по парадной лестнице вдоль стены Траурного зала, врезанного в склон и включившего экспозицию памяти жертв фашизма. От зала, вдоль склона балки, к нижней мемориальной площадке с чашей вечного огня вела Аллея скорби. Вдоль аллеи – пять пилонов чередовались с символическими надгробиями, создавая торжественный настрой обряда поминовения. В низине у братской могилы размещалась скульптурная группа «Непокорённые». От неё аллея поднималась вверх по склону к бровке террасы, где кулиса из елей и тополей  символизировала неразрывную связь поколений.

Строительство мемориала стало народной стройкой города. Здесь работали сотни людей, десятки самосвалов и бульдозеров, предприятия города и жители перечисляли деньги на его сооружение. Был организован штаб стройки, бурно проходили планёрки с участием архитектора Мурадьяна.

Комплекс торжественно открыли 9 мая 1975 года. Он стал крупнейшим из подобных ландшафтно-мемориальных комплексов на юге России.

В то же время архитектор выполняет несколько интересных конкурсных проектов. Наиболее известны  «Пионерская республика» на Зелёном острове в Ростове-на-Дону (1974 год, 2-я премия), монумент в честь освобождения Ростова в феврале 1943-го на Театральной площади (1974 год, поощрительная премия) [2].

В 1976 году Рубена Мурадьяна приняли в Союз архитекторов СССР.

Через несколько лет он был вовлечён в новую работу по созданию воинского мемориала «Кумженская роща», сооружённого в память о погибших воинах Советской армии, освобождавших юго-западную окраину Ростова в ноябре 1941-го и феврале 1943-го годов. Комплекс расположен в западной части Ростова на Кумженской косе, образованной ответвлением русла Мёртвого Донца от реки Дон. Мемориал формировался на основе перенесённых сюда братских могил и отдельных воинских захоронений 1941–1943 годов с площади Рыбака (бывшая Нижне-Гниловская станица), где разворачивалось строительство новой автодороги. Соавторами Мурадьяна по созданию мемориально-ландшафтного комплекса вновь стали скульпторы Евгения и Борис Лапко.

Композиционный акцент кумжинского мемориала – мысовая часть территории, где на постаменте над братской могилой установлена многофигурная композицию «Штурм» с вознесённой над ней на 18-ти метровую высоту бетонной стрелой. К площадке с братской могилой с берега Дона у переезда проложили дорогу. По обе стороны от неё разместили мемориальные стенки, ритуальные площадки и памятные знаки в честь воинских частей, освобождавших Ростов. Мемориальный комплекс был в основном завершён в мае 1983 года.

В это же время архитектором разрабатывались проекты других мемориалов, не менее значимых для его творчества. Они создавались в соавторстве с разными скульпторами: Е. Бражниковой (ансамбль в селе Богдановка), Д. Бегаловым (памятник «Не вернувшимся с войны» в поселке Ремонтном), С. Мухой и Л. Дементьевым (памятник в селе Пешково), В. Дубовиком (проект памятника Цезарю Куникову) и т. д. [1, с. 4].

В первой половине 1980-х Рубену Мурадьяну посчастливилось работать в творческом коллективе по реконструкции Пушкинской улицы в Ростове. Его возглавляла архитектор института «Ростовгражданпроект» И. Караповская. Группой художников и скульпторов руководил Ю. Мокин.

Мурадьяну принадлежит авторское решение парадного входа на улицу с Театрального проспекта. Он был оформлен в виде парадного полукруглого курдонера с изящной декоративной оградой, включившей светильники на столбах и декоративные решётки с рельефными изображения муз и поэта. Их выполнил скульптор Д. Бегалов.

Несмотря на непрерывную напряжённую проектную деятельность, Р. Мурадьяну довелось побывать во французском городе Лионе, где проживала его кузина с мужем, итальянским художником Анселимо. Некоторое время Рубен работал в его мастерской, выполнил множество рисунков. Здесь же архитектор создал конкурсный проект памятника «Жертвам геноцида армян» для города, получивший вторую премию. Впоследствии, когда родственники перебрались в Милан, Мурадьян посещает и этот город. Здесь он много фотографирует, рисует. Самое большое впечатление на архитектора производят церковь Санта Мария деллаГрацие со знаменитыми фресками работы Леонардо да Винчи, художественная галерея Брера, церковь Сант-Амброджо ХI века, а также многочисленныепалаццо и музеи [1, с. 72, 73]. Возможно, эти впечатления заставили архитектора задуматься о своих накопившихся работах графики и живописи.

Рубен Мурадьян успел подготовить и представить в залах Ростовского областного музея изобразительных искусств две выставки: в феврале 2015 года и в декабре 2017-го. Они поразили ростовчан высоким уровнем художественного исполнения, большим количеством представленных произведений и их тематическим разнообразием. Вот как отзывался о работах архитектора Мурадьяна искусствовед Валерий Рязанов:

«Среди героев художника мы встретим титанов и средневековых рыцарей, великих музыкантов, лицедеев, безымянного полководца с окаменевшим лицом, импозантную парижанку и пугающую сову возле мадонны с младенцем. Часто в выстроенных сценах автор ставит загадки и задаёт вопросы, но всё это в последовательном отношении предлагается зрителю на классическом ясном пластическом языке графики» [4, c. 6].«Когда смотришь множественное чередование графических впечатлений Р. Мурадьяна, то невольно удивляешься, как строгий возрожденческий дух образного многоголосья плавно переплетается у художника с классической линией ХIХ столетия, которой не противопоставляется, а смыкается с нею акварельное пятно или вольное стилевое движение современной монотипии. И всё это объединяет искреннее желание, переходящее в жажду познания, в стремление прикоснуться ко многим животворным источникам культуры разных эпох…» [4, с. 9].

Это стремление проявлялось в зодчестве, музыке, живописи, ландшафтной архитектуре, – всем, чем занимался Рубен Мурадьян. Думается, что именно поэтому его творческое наследие со временем всё больше будет притягивать исследователей и учеников.

Произведения Рубена Мурадьяна, как замечал искусствовед, «обращены к тем, кто его окружает, кто с надеждой приходит на его вернисажи, чтобы убедиться, что духовность в нашем обществе ещё представляет ценность» [4, с. 9].

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Пьявченко Е. В. Ландшафтный архитектор. Ростов н/Д., 2007.

2. Личное дело Мурадьяна Рубена Иоганесовича № 136 // Текущий архив Союза архитекторов России (Ростовское региональное отделение).

3. Мурадьян Р. И., Савченко И. П. Градостроительные комплексы и проблемы ландшафта степной зоны; Мурадьян Р. И. Зелёный пояс и некоторые вопросы структуры городов // Архитектура, планировка и благоустройство населённых мест. Ростов н/Д., 1974; Его же. Экологический аспект архитектурно-планировочной организации ландшафта городов // Исследования в области строительства и архитектуры. Ростов н/Д., 1973. (Тр. молодых учёных); Его же. Использование участков рекультивации для организации мест отдыха в условиях Ростовской области // Промышленные предприятия среднего машиностроения и благоустройство промышленных территорий. Ростов н/Д., 1974.

4. Рязанов В. В. Зодчий по профессии – творец по призванию // Мурадьян Р. Графика, живопись. Ростов н/Д, 2015.




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2019 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"