Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 

Искусство Дона / Архитектура Ростова-на-Дону

Л. Ф. ВОЛОШИНОВА

АРХИТЕКТОР ВИКТОР БАРИНОВ и ЕГО ВРЕМЯ

К 105-летию со дня рождения В. В. Баринова

Среди архитекторов Ростова-на-Дону довоенной и послевоенной поры ХХ века имя Виктора Васильевича Баринова всегда упоминали с уважением, высоко оценивали его художественный вкус и творческую манеру.

Виктор Баринов (в центре), Анна Попова (слева), его жена Раиса (Руся) справа. В верхней части снимка В. В. Попов. Фото конца 1930-х годов из семейного архива архитекторов Поповых

Без него не обходились творческие коллективы, занимавшиеся значимыми для города сооружениями, в числе которых – Театр имени М. Горького, Дом Советов и его площадь, здание городской думы и управы (послевоенное восстановление), Высшая партийная школа... Он был из тех специалистов, которых всегда приглашали в соавторы видные архитекторы Ростова 1930–1950-х годов – Г. А. Петров, Л. Ф. Эберг, Я. А. Ребайн.

Родился будущий зодчий 28 февраля 1908 года. Высшее образование получил на архитектурном факультете Новочеркасского института коммунального хозяйства, который окончил в 1931 году [1]. В эти годы началась его дружба с семьёй ростовских архитекторов Поповых, которая во многом определила его жизнь.

Профессиональную деятельность Баринов начал в тресте «Азчерпрогор»; первые его работы связаны с планировкой Новочеркасска, Таганрога, Миллерова. По-видимому, это не удовлетворяло творческие устремления молодого специалиста, который хорошо рисовал, увлекался скульптурой и объёмным проектированием. Круг его практики значительно расширяется. С 1933 года он становится членом Ростовского областного отделения Союза Советских архитекторов и членом архитектурного фонда.

Именно в это время в Ростове ведётся строительство грандиозного драматического театра, который сформировал площадь между бывшей Нахичеванью и Ростовом. В автобиографии Баринов упоминает, что был привлечён Л. Ф. Эбергом к проектированию интерьеров. Впоследствии в книге о строительстве театра называются архитекторы, занимавшиеся интерьерами и отделкой: отец и сын Эберги, И. И. Сербинов, В. В. Баринов [2]. Поскольку первоначальные интерьеры сохранились лишь на фотографиях, стоит напомнить о новаторском подходе зодчих к оформлению грандиозного зала, просторных вестибюлей и лестничных холлов, двухсветных просторных фойе, кулуаров, репетиционных комнат. Это был период, когда на смену лаконичных конструктивистских решений приходили сдержанные формы и приёмы советской неоклассики.

Западный сквер, примыкающий к театру и композиционно подчинённый ему, оформлялся в том же стиле. Северной стороной, где располагался водный каскад, сквер соединялся с Парком Октябрьской революции.

Автором планировки сквера и эскизного проекта фонтана в его центре был Виктор Баринов. В ходе сооружения фонтана его архитектурные формы и скульптурные компоненты изменились. Автором атлантов, несущих чашу с водными струями, принято считать Евгения Вучетича, хотя, по ряду свидетельств, в этом принимал участие и Баринов [3].

В том же 1935 году архитектор оказался в составе другого творческого коллектива (вместе с И. И. Сербиновым и В. В. Поповым), разрабатывающего проект наружного оформления Краевого Дома Советов, который на закрытом конкурсе, объявленном Крайкомхозом, получил 1-ю премию [4]. Этот вариант коренным образом отличался от первоначального и впоследствии не был реализован, но определил поворот в поисках архитектурного облика здания в стиле советской неоклассики.

В канун первомайского праздника 1939 года в Кировском сквере Ростова открыли памятник С. М. Кирову. Его создатели – скульптор В. М. Виленский и архитектор В. В. Баринов. Бронзовая фигура в полный рост, установленная на высоком пьедестале, учитывала масштаб улицы. Она органично разместилась на фоне молодого зелёного массива. Оптимистическая, свободная поза трагически погибшего деятеля советского государства сразу вызвала симпатии. Памятник стал для города знаковым скульптурным монументом предвоенных лет.

В 1942 и 1943 годах Виктор Васильевич находился в действующей армии в составе частей Закавказкого фронта. В оккупированном Ростове оставались жена Раиса, происходившая из еврейской семьи, и восьмилетний сын. Особенно Баринов волновался за жену, которая, провожая его в армию, была беременной. После освобождения города в феврале 1943-го ему удалось получить кратковременный отпуск.

В городе он узнал о гибели близких. Друзья рассказывали, что перед второй оккупацией Раиса (друзья и близкие называли её Руся), как многие мирные жители, пыталась уйти из Ростова по понтонному мосту на левый берег. Но там их встретил военный патруль, который пропускал только военных. Офицер объявлял жителям, что город не будет оставлен Красной армией, призывал не поддаваться панике. Руся и восьмилетний сын вернулись. Через несколько дней в город вошли немцы.

А через две недели начались массовые расстрелы евреев в Змиёвской балке. Поскольку жена, как и сын, носила фамилию Баринова, она не зарегистрировалась как еврейка и не явилась на сборный пункт. Но спустя несколько дней Русю вызвали в комендатуру для проверки документов. Записи в паспорте не вызвали подозрений. Но секретарь отвел её в сторону и посоветовал покинуть свою квартиру, а лучше и город. Но Руся осталась. Вскоре соседи, желая завладеть квартирой Бариновых, донесли немецким властям, что она еврейка, уклонившаяся от регистрации. Когда к дому неожиданно подъехала «душегубка» (так называли машины, собиравшие по городу евреев и увозившие их в Змиёвскую балку), она сразу поняла: за ней. Полицейские потребовали только Русю, но сын не захотел оставить маму [5].

Виктор Васильевич был потрясен услышанным. в отчаяние он покидал город.

Через несколько месяцев его демобилизовали в Ростове он встретил сочувствие коллег и друзей, а вскоре появилась и новая семья, заботы о которой спасали от тяжести утраты. Уже в 1944 году Баринов участвовал в разработке проектов по восстановлению отдельных зданий города.

Летом 1945-го Ростовское областное отделение Союза архитекторов СССР проводило конкурс на проект памятника Победы в городе. Была среди них и Триумфальная арка, и мемориальная Ротонда с десятиметровым шпилем, увенчанным звездой. Проект Баринова представлял собой грандиозный пятнадцатиметровый обелиск со скульптурной группой в основании у пьедестала и бюстом в венчающей части [6].

Тем же летом утвердили проект восстановления и реконструкции города, разработанный в мастерской Академии архитектуры СССР В. Н. Семёнова. Тогда же несколько ростовских архитекторов, входивших в группу разработчиков генплана, – П. И. Ломаченко; В. Н. Разумовский, Г. К. Пьянков, В. В. Баринов, – предложили эскизные варианты реконструкции площади Советов, на которой все здания, кроме конторы Госбанка, лежали в руинах.

Новый вариант восстановления Дома Советов сохранял центричную композицию. Парадный фасад был оформлен гигантским порталом, портиками, многочисленными скульптурами и советской символикой. Здание венчала башня с куполом и высоким шпилем.

Эти эскизы отличались полётом фантазии, высоким профессионализмом и горячим желанием скорее приступить к восстановлению любимого города. В то время в Ростове ещё только разбирались руины, с трудом налаживалось движение городского транспорта.

В 1946 году Баринову поручают восстановление памятников В. И. Ленину и С. М. Кирову на Большой Садовой. По сути, это стало началом реконструкции Ростова.

Обе фигуры были сброшены с пьедесталов во время второй оккупации. С фигуры Ленина сбили даже голову, повредили пьедестал и подиум. Тогда под руководством архитектора провели реставрацию бронзовой фигуры, восстановили повреждения. Заменили утраченные участки облицовки пьедестала и подиума. После чего небольшая площадь перед памятником около двадцати лет служила местом проведения митингов и демонстраций.

Памятнику С. М. Кирову тоже вернули его изначальный облик; вокруг вновь разбили сквер и устроили зелёный партер.

Одновременно Виктора Баринова включили в творческий коллектив архитекторов (Ф. В. Лузанов, Л. Ф. Эберг и другие) по восстановлению здания Обкома ВКП(б) (бывшая Дума и управа) на углу проспекта Семашко и Большой Садовой. Здание было настолько разрушено, что не имело перекрытий и северной стены; при этом, хоть и в сильно повреждённом виде, сохранились фрагменты лепного и штукатурного убранства на фасадах.

На восстановленной северной стене всё убранство выполнили заново, на остальных – значительную его часть пришлось заменять, выполняя по восстановленным фрагментам. И хотя купола, украшавшие парадные фасады, тогда не были восстановлены и ряд других архитектурных и лепных деталей не заняли прежнее место, всё же в условиях той чрезвычайной реконструкции удалось сделать всё возможное, чтобы приблизить здание к его историческому облику. В 1949 году обновлённые фасады знаменовали собой поступательный ход мирной жизни.

Наряду с участием в творческих коллективах Ростова, Виктор Баринов в те годы выполнял немало индивидуальных проектов жилых зданий в Ростовской области. Показательным стал проект дома для М. А. Шолохова в станице Вёшенской.

В марте 1946 года вышло постановление СНК союза СССР «О мероприятиях по постройке дач для действующих членов Академии наук Союза СССР». Проект дома для Шолохова поручили Виктору Васильевичу по рекомендации Я. А. Ребайна (тогда главного архитектора города), и не случайно: руководство города решило, что фронтовое прошлое и переживание военных утрат поможет взаимопониманию заказчика и проектировщика. Так и вышло: их сблизило воспоминание о фронте, короткое знакомство в послевоенном Ростове. Сложились дружеские отношения. Было несколько поездок в Вёшенскую для авторского надзора за строительством, случались дружеские застолья и охота в ближнем лесу.

Новый дом стал достопримечательностью станицы. Деревянный, двухэтажный, он соединил в своём облике черты городского строения в стиле советской неоклассики и элементы народного зодчества, и органично вписывался в сад, который насаживался и благоустраивался по ходу возведения. Помимо жилых комнат, были в нём и кабинет Шолохова, где он принимал российских и зарубежных почётных гостей, была обширная терраса, где проходили беседы с писателями, актёрами, кинематографистами. Под радушным кровом шолоховского дома побывали Юрий Гагарин, Чарльз Сноу, Никита Хрущёв, Сергей Бондарчук, Василий Шукшин и многие другие.

И ещё в одном творческом коллективе посчастливилось участвовать архитектору. В середине 1950-х сооружалась Высшая партийная школы на углу улицы Московской и Будёновского проспекта (ныне здание филиала таможенной академии). Возглавлял авторский коллектив лидер послевоенной реконструкции Ростова – Г. А. Петров. Он пригласил Баринова как скульптора выполнить тематические рельефы над окнами первого яруса фасада на популярную тогда тему «Просвещение». Вытесанные из природного камня, рельефы стали единственным образцом подобного декора в Ростове. Они же – единственная сохранившаяся сегодня скульптурная авторская работа мастера.

Казалось, к преподавательской деятельности Виктор Васильевич готовился всю свою жизнь. Он так много видел строек, участвовал в многочисленных проектах, восстанавливал и воссоздавал, что должен был кому-то рассказать об этом. Реализовать свои педагогические склонности он смог только в начале 1960-х годов, когда в Ростове в составе РИСИ появился архитектурный факультет. Вместе с Г. К. Пьянковым он стал преподавать студентам рисунок [7]. И одновременно участвовал в обсуждении учебных проектов.

Невысокого роста, скромный, участливый к ученикам, негромкий, доброжелательный к коллегам, – таким он запомнился студентам середины 1960-х.

Умер Виктор Баринов в 1967 году. К сожалению, две его дочери не унаследовали пристрастия ни к архитектуре, ни к скульптуре, ни к рисованию.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Учётная карточка; Личное дело № 4 архитектора Баринова Виктора Васильевича // Текущий архив Ростовской организации Союза архитекторов России.
  2. Ростовский драматический театр имени Максима Горького. Ростов н/Д, 1935. С. 70.
  3. По сведениям Марианны Дмитриевны ОленичГнененко (1931 г. р.); родилась и проживает в Ростове-на-Дону.
  4. Молот. 1935. 8 авг.
  5. По свидетельству К. В. Кияшко (урожд. Поповой), дочери В. В. Попова, друга В. В. Баринова; Что нам стоит дом построить: семейные истории и воспоминания / сост. Кияшко Василий Владимирович : [рукопись]. М., 2011.
  6. Есаулов Г. В., Черницына В. А. Архитектурная летопись Ростова-на-Дону. Ростов н/Д, 1999. С. 194, 199.
  7. Пьявченко Е. В. Академия архитектуры и искусства : страницы истории. Ростов н/Д, 2004. С. 25.

Оставить комментарий в ЖЖ




 
ВК
 
Facebook
 
© 2010 - 2018 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"