Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Шапочка Е. А. Кистью и сердцем // Донской временник. Год 2018-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2017. Вып. 26. С. 135-137. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m19/1/art.aspx?art_id=1589

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2018-й

Изобразительное искусство

Е. А. ШАПОЧКА

КИСТЬЮ И СЕРДЦЕМ

К 90‑летию со дня рождения И. И. и О. И. Бувалко

Редкий таганрожец не знает на Александровской улице мозаичное панно с портретом Чехова и словами доктора Астрова из пьесы «Дядя Ваня»: «В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли». Создали это уникальное произведение монументальной живописи по своей инициативе и на собственные средства в 1970-е годы художники Игорь и Олег Бувалко. Братьям–художникам в феврале 2018 года исполнилось бы 90 лет. Возраст достойный уважения, однако, вот уже более четверти века художников среди нас нет.

Братья Бувалко всегда были неразделимы, ведь они братья-близнецы. Детство Игорь и Олег провели на той самой Александровской улице в двухэтажном доме из красного кирпича, что рядом с их панно. В далекие 1930-е годы мама Катерина усаживала их на широкий подоконник, и они, в отличие от нас с вами, могли видеть в окно Митрофаниевскую церковь и Мариинскую гимназию. Позже братья учились в железнодорожной школе N 15, разместившейся в здании бывшей гимназии. Возможно, творческие стремления братьев поддерживал пример их талантливых предшественниц, учившихся в Мариинской гимназии до революции – мастер батальной гравюры Елизавета Краснушкина и художница, педагог Серафима Блонская.

Сколько помнят себя братья – они рисовали. Примечательно, что свое первое панно молодые художники создали в эвакуации в Алматинском депо Турксиба в годы Великой Отечественной войны. Стену депо украсили портреты плеяды русских полководцев от Александра Невского до Михаила Кутузова.

После окончания Харьковского государственного художественного училища (1952 год) военная тема стала ведущей в творчестве братьев Бувалко. «Комиссар», «Надежда», «Бессмертники», «Миусские рубежи», «Бескозырки» – работы Олега Ивановича. «На пепелище», «Эх, дороги», «Салют героям», «Кино на войне» – Игоря Ивановича. Это лишь малая толика их полотен на тему героики и войны. Самой грандиозной и продолжительной их работой стала диорама «Прорыв Миус-фронта» для Матвеево-Курганского музея боевой и трудовой славы в 1968 году. Весьма значительна картина «Вечность» Олега Ивановича, что хранится в Таганрогском музее-заповеднике. Мы видим: стоит в Приазовской степи среди извечных трав каменная баба, неподалёку течёт степная речка. Всё, как и сотни лет тому назад, но будет ли так через двести-триста лет, задаёмся невольно мы вопросом сегодня.

Городской пейзаж Олега Бувалко романтичен. Ностальгичны «Старый дворик», «Наш двор», «Шхуны», «Лавка Чеховых», «Памятник Петру I». Художника поистине можно назвать чеховским человеком. Без преувеличения скажу, что по знанию чеховских текстов Олег Иванович мог сравниться с сотрудниками Литературного музея А. П. Чехова. Во время любого разговора художник не обходился без обращения «к нашему Антону». От этой любви родились портреты чеховских героинь: «Невеста», «Красавица», «Мисюсь», «Дама с собачкой», диптих «Женщина в шляпке» и «Машя».

Домик Чехова. Этот известный уголок города – любимая тема в работах Олега Ивановича Бувалко. «Его “домики” в разное время года – словно символический бег времени от века прошлого к веку нынешнему. Яркий солнечный день, морозно, свежо – и возникает ощущение особой душевной бодрости… А вот “осенний домик”, – мягко утопают его очертания в золотом кружеве листьев, – и особое состояние осеннего умиротворения. Домик летом – это рассвет и радость самой жизни, южный Таганрог, в котором Чехов хотел бы жить.<…> Все “домики” объединяет одно – это живой персонаж истории, живая реальность, напоминающая нам всегда о том, что это особенное место, священное в нашем Отечестве…» [1].

Постепенно главной темой картин Олега Ивановича становится город с его памятными местами, а также пейзажи и натюрморты. Искусствовед Ольга Раченко находит в поздних работах О. И. Бувалко строгий отбор форм, лаконичность композиции, выверенность всех элементов картины, тональную разработку одного–двух цветов. «В них нет стремления запечатлеть сиюминутное состояние природы, нет ничего случайного и мимолетного» [2, с. 3].

Натюрморт художником также любим, как и городской пейзаж. Сирень, ромашки, пионы, нарциссы, фиалки, календула, розы. Самые любимые – розы. И они такие разные, и такие похожие, как сама жизнь, как люди. Будучи в Сочи Олег Иванович пишет: «Очарован в день приезда. Розовые буйные цветы на кустах и каждый день любуюсь ими и не перестаю восторгаться. Расцвели магнолии! Красоту может вытеснить более мощная красота». Или «Золотые розы – моя выдумка. Сегодня поражён золотыми розами живыми» [2, с. 4]. Художник восторгался разными цветами, а писал только то, что хорошо известно каждому из нас, ибо считал, что нельзя показывать больше, чем знают люди. «Поучать нельзя. Зрителя в соавторы приглашать надо», – так время от времени говорил Олег Иванович.

Большой любовью к жизни наполнены осенние пейзажи Олега Ивановича незадолго до кончины. В них нет тревоги, смятенья, буреломов. Напротив: тишина, свет, уют и торжественная грусть. Кредо художника – только праздник, только радость должна нести живопись. Невостребованные обществом картины с военной тематикой Олег Иванович просто уничтожил. Однако и по прошествии многих лет, эти работы хорошо помнятся искренностью чувства, верой в созидание, чистотой и честностью в изображении.

Многие полотна Олега Ивановича Бувалко приобретены и хранятся в таганрогском художественном музее, в фондах музея-заповедника. Его работы нашли свое достойное место в музее МХАТ, Санкт-Петербургского Большого драматического театра имени Г. А. Товстоногова, театра имени Евгения Вахтангова в Москве. Всех не перечислить.

Стоит заметить, что около ста полотен художником просто подарены. К примеру, портрет писателя-земляка Чехова и изображение музея «Домик Чехова» преподнесены Олегом Ивановичем американским друзьям в школу города Белствил (штат Мериленд). «Чеховский человек!», – скажут многие. Его радушие, уважение и любовь к человеку, способность творить добро – поистине чеховские!

Жанровая палитра Игоря Ивановича Бувалко несколько иная. Он тяготел к военной теме и пейзажам, воспеванию родного степного края.

Вставить фото: Мир искусства 6 Миусские дали, щиплющий на закатном солнце траву жеребёнок, бегущая в богатырскую даль машина, одинокая птица, приросшая точкой к небу на фоне бескрайней степной дали – сюжеты полотен Игоря Ивановича.

В облике братьев Бувалко много от Чехова. Высокие, стройные, кареглазые, улыбчивые. Красивые! Удивлял похожий овал лица, манера причесывать волосы. Всегда жизнерадостные, мягкие в общении, способные в каждом найти хорошее и сказать об этом вслух. Редкое свойство! Несмотря на прошедшие годы, вспоминаются слова Олега Ивановича, похожие на завещание: «Никогда не забывайте, что только радость и хорошее настроение ты должен нести людям и писать только то, что любишь»...

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Бабаева, Т. Б. А. П. Чехов в произведениях таганрогских художников // Вехи Таганрога. 2000. № 3. С. 20.

2. Бувалко Олег Иванович член Союза художников : каталог выставки : живопись / [сост. Л. В. Зуева; авт. ст. О. В Раченко.; Таганрог. картинная галерея]. Таганрог, 1992.




 
 
 
© 2010 - 2018 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"