Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Венков А. В. Фёдор Крюков в 1917–1919 годах // Донской временник / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2020. Вып. 29-й. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m18/1/art.aspx?art_id=1817

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Вып. 29-й

Жизнь и творчество писателей

А. В. ВЕНКОВ

ФЁДОР КРЮКОВ В 1917–1919 ГОДАХ

Характеристику Фёдора Дмитриевича Крюкова мы найдём в статье Романа Кумова: «Крюков – донской национальный писатель. Через него впервые наши казацкие мочежинки и полынные степи заговорили о том, чем они живы. И Крюков первый из донских художников слова начал писать о них, скромнейших, так, что в каждой строчке его стояло, как налитая полно капля: “я горжусь, что я сын этих мочежинок и пустынных степей”. Благородная гордость сына своей матерью-родиной. Нежнейшая привязанность сына к матери» [1].

Опустим данные биографии Ф. Д. Крюкова, отметим лишь, что он окончил Петербургский историко-филологический институт, был депутатом Государственной думы (фракция народных социалистов), отсидел три месяца, так как подписался под «Выборгским воззванием», во время Первой мировой войны работал санитаром на Турецком фронте и ездил корреспондентом в Галицию. Обратимся к его архиву и последним годам жизни.

М. Т. Мезенцев обнаружил, что у писателя было два архива – «петроградский», посвящённый его дореволюционной деятельности (крайние хронологические границы – 1865–1917) [2, 81, 83–84, 85], и «глазуновский», собранный в родной станице Глазуновской [2, с. 65–67, 84–85]. Большую часть последнего составили рукописи, письма, собранные в 1917–1919 годах. Из писем февраля 1917 года М. Т. Мезенцев выявил, что Крюков собирался писать роман о казаках на войне, и «самым плодотворным был период с весны 1917 по лето 1918 года» [2, с. 86].

Естественно, архив Крюков имел, и собирал его не только как писатель, но и по долгу службы (о чём чуть ниже). А вот насчёт плодотворности последних двух лет...

В 1917 году он много ездит по стране, участвует в работе кругов и съездов, становится свидетелем «большевистского мятежа» 3 июля [3]. Весь 1918 год на Дону шла гражданская война. Усть-Медведицкий округ стал фронтовой зоной. Впервые советская власть устанавливается в округе в январе 1918 года, и Фёдор Дмитриевич, пытавшийся пробраться в Новочеркасск, где ещё держалась казачья власть, попал в плен к большевикам. Хорошо, что попал он к красным казакам — Миронову и Ковалёву. Миронов, сам в прошлом народный социалист, командовал в это время наиболее революционной воинской частью в округе – 32-м Донским полком – и продолжал писать стихи, а Виктор Семёнович Ковалёв, будущий председатель ЦИК Донской советской республики, в прошлом политкаторжанин, ещё в 1906 году сидел вместе с Крюковым в «Крестах» [4]. В общем, Миронов и Ковалёв Крюкова отпустили.

В мае 1918 года в округе началось казачье восстание, и Ф. Д. Крюков (по легенде) то спасал и прятал от властей попавшего на территорию «белых» А. С. Серафимовича, то сам участвовал в повстанческом движении у себя в округе и даже был контужен.

Перед глазами Ф. Д. Крюкова проходят такие яркие личности, как Ф. К. Миронов (будущий командарм 2-й Конной у большевиков), уже упомянутый В. C. Ковалёв, М. Ф. Блинов (его донские журналисты при советской власти как-то назвали «донским Чапаевым»), Роман Лазарев (ему Краснов посвящал отдельные приказы), Голубинцев, Фицхелауров. Практически на глазах Ф. Д. Крюкова гибнут в бою с красными казаками Миронова белые партизаны-гимназисты.

В своих публикациях времён гражданской войны Ф. Д. Крюков несколько раз возвращается «к белому кресту над братской могилой, на седом кургане нашем – Пирамиде. Здесь зарыта наша скорбь и наша радость, – лучшие сыны нашего края родного, юные орлы, первые поднявшиеся на неравный бой за честь его и свободу, тут нашли вечное успокоение...» [5, с. 166]. Гимназистов он называет смелыми орлятами, «которые первыми ринулись в бой с угнетателями родного края и нашли вечное успокоение под белым крестом на Пирамиде» [5, с. 167].

Осенью того же года управляющим Отделом народного просвещения Всевеликого Войска Донского г. Светозаровым был разослан начальникам всех учебных заведений и председателям родительских комитетов циркуляр. В нём говорилось: «Гражданская война со всеми её ужасами и бедствиями нарушила правильную, нормальную государственную жизнь. Делу просвещения нанесён жестокий удар: разрушены школьные здания, погибли ценные библиотеки и научно-вспомогательные кабинеты, расхищен инвентарь, исчезли наглядные пособия, геройской смертью храбрых и честных сынов Дона легло на поле брани много педагогов и учащейся молодёжи. События революционного времени и отдельные моменты нынешней упорной борьбы советскими тиранами представляют чрезвычайно интересный материал не только для местной истории, но и для истории России и Западной Европы.

Целесообразно и необходимо по живым свежим следам собирать 1) все сведения о героях гражданской войны с краткой их биографией и, если представится возможность, с фотографическими карточками; 2) документы письменные и вещественные, ярко характеризующие советскую власть; 3) рассказы очевидцев о событиях “эпохи большевизма”. 4) списки позорных имён предателей родины – местных наркомов и главковерхов; 5) фактографические снимки картин разгрома и варварства. Все указанные материалы, а также и другие, относящиеся к переживаемому историческому моменту, предлагаю представить в Отдел народного просвещения» [6].

Почин поддержали станичные и окружные власти. Усть-Медведицкая газета «Север Дона» сообщала: «В настоящее время собирается историко-литературный материал по народному освободительному движению Усть-Медведицкого округа. Собирание материала поручено Р. П. Кумову. В связи с этим в станице предположено открыть музей» [7].

Не успели освободить округ (в начале июля красные подходили к окружной станице Усть-Медведицкой и даже временно занимали родную станицу Крюкова Глазуновскую), как в августе открылся Большой Войсковой Круг, на котором Крюкова избрали секретарём. В ноябре 1918 года широко отмечали в печати 25 лет его литературной деятельности. А в январе 1919 года «директор Усть-Медведицкой гимназии Ф. Д. Крюков (известный донской писатель) награждается чином действительного статского советника за особые труды и заслуги перед Доном» [8]. В это время вновь в Усть-Медведицкий округ пришли красные, но Ф. Д. Крюков успел уехать в Новочеркасск.

Комиссары устроили разбирательство, кто же год назад отпустил члена Круга, но Ковалёв успел умереть от чахотки, а Миронова перевели на другой фронт...

«Комиссар по пролеткульту» Филька Кизлян тоже заинтересовался Ф. Д. Крюковым. «Он, между прочим, раскрал мою библиотеку,истребил рукописный материал, собрание писем, альбомы», – писал позже Фёдор Дмитриевич [5, с. 242].

Войсковой Круг открылся в феврале 1919 года и без перерыва работал до лета, и Крюкову как секретарю работы хватало. Кстати, именно он составлял приветствие Круга восставшим вёшенским, казанским и мигулинским казакам, которое отправили им с «Большой Земли» на самолёте. С апреля 1919 года Крюков становится редактором донского официоза «Донских ведомостей», а заодно возглавляет отдел осведомления (казачий агитпроп). Можно лишь догадываться, какое количество материала, имевшего историческое и агитационное значение, прошло через его руки.

В июне 1919 года казаки освободили Усть-Медведицкий округ, но ненадолго. В августе-сентябре красные снова вышли к Дону. «Приазовский край» сообщил: «Редактор “Донских ведомостей” и секретарь Войскового Круга Ф. Д. Крюков записался добровольцем в одну из казачьих дружин, действующих на Усть-Медведицком направлении» [9]. Виктор Севский сетовал, что Крюкову надо бы писать, а не в атаку в лаве ходить... В ноябре «Приазовский край» отмечал: «По слухам писатель Ф. Д. Крюков, занимающий должность секретаря Войскового Круга, покидает этот пост, оставаясь по-прежнему во главе отдела осведомления и редакции «Донских ведомостей» [10]. 4 (17) ноября 1919 года отставка состоялась.

6 (19) декабря 1919 года Крюков публикует в газете «Донская речь» свою последнюю статью «Войсковой Круг». В это время он уходит со всех остальных постов. 9 (22) декабря сменивший Крюкова на посту управляющего отделом осведомления Бадьма Уланов даёт интервью: «Главная задача отдела осведомления… должна заключаться в том, чтобы в вооружённой борьбе казачества с большевиками подвести твёрдый идейный фундамент, противопоставлять большевизму, как циклу известных социальных идей, идеалы казачества» [11]. На Рождество красные захватывают Ростов и Новочеркасск. Дальше для Крюкова – отступление и смерть от сыпного тифа на Кубани.

Как писатель-реалист, он пишет только то, чему сам был свидетелем.

Из публикаций периода Революции 1905 года об отношенииказаков к иногородним: «русь эта вонючая, – хуже жидов они в нашей земле!» («Зыбь») [12].

А вот времена Гражданской войны:

«... И сразу тихая, мирная жизнь нашего угла наполнилась гамом и бестолковой суетой» («В углу») [5, с. 128].

« – Ну, теперь и у нас у всех бинокли, у каждого, немецкие – ах, и бинокли!..

 – Откуда же?

 – Добыли,  – сказал он просто» («У немцев») [13].

В октябре 1919 года в «Народной газете» Ф. Д. Крюков опубликовал очерк «Усть-Медведицкий боевой участок», где описал переговоры красных и казаков через реку: «Но когда в тихие тёплые ночи с «того» берега затканного лунным светом доносился крик: “товарищи, внимание, давайте кончать войну!” – наша сторона твёрдо и решительно откликнулась: “Замажь рот, пархатая тварь. Мы кончим... узнаешь скоро... хороших гостей задвижкой угостим…”» [14].

Крюков интеллигентен и потому – легковерен. В «Народной газете», в августе 1919 года выходит его очерк «После красных гостей»: «... в Усть-Медведице, по подсчёту самого трибунала 23 дивизии, застрелено свыше трёх тысяч контрреволюционеров <...> в Урюпине: около девяти тысяч расстрелянных <...> 18 января красные обстреляли и станицу, выпустили по ней свыше сотни снарядов, убили одного старика, двух коров и разбили цейхгауз станичного правления, в котором хранилось, в качестве вещественных доказательств, семь жестяных кубов, отобранных начальником стражи у самогонщиков» [15].

Сведения явно восприняты на слух. Судя по документам той же 23 дивизии красных и документов Казачьего отдела ВЦИК, в Усть-Медведицкой и Урюпинской казаков в это время расстреляно на порядок меньше. А если бы «свыше сотни снарядов» ударили по населённому пункту, наполненному мирными жителями, то убили бы не одного старика и двух коров.

Публикации Ф. Д. Крюкова в донских газетах времён Революции и Гражданской войны по своей идеологии довольно сильно отличаются от идеи, что казаки – народ. По Крюкову казаки – «хороший, здоровый, драгоценный тип русской народности» [5, с. 203]. Антибольшевистский лагерь на Юге, как известно, делился на несколько группировок. Крайними из них были непримиримо настроенные по отношению друг к другу «единонеделимцы» и «федералисты».

По Крюкову идёт «борьба за наше “святая святых” – за Россию, за её целость, единство, достойное бытие, – борьба за собственное наше право жить, за казачество, за его исторически сложившийся уклад...» [5, с. 282]. Это государственническая «единонеделимская» позиция. И в споре между «единонеделимцем» Деникиным и «федералистами» кубанцами, вспыхнувшем в конце 1919 года, Крюков безоговорочно на стороне Деникина [5, 279–281].

Писал ли Крюков роман о Гражданской войне на Дону?

В своём очерке «После красных гостей», опубликованном в августе 1919 года, Фёдор Дмитриевич относил время написания эпопеи к будущему: «Может быть, придёт когда-нибудь время – беспристрастный, эпически спокойный повествователь с достаточной полнотой и последовательностью изобразит ту картину, которую сейчас в силах передать лишь сухой протокол <...>. Может быть, отойдя на расстояние, в исцеляющую даль времени, будет создано целостное отображение великой туги народной, беды казачьей.

Сейчас это сделать нет сил» [5, с. 233].

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Кумов Р. О Крюкове // Дон.  волна. 1918. № 23. (18 нояб.). С. 1.

2. Мезенцев М. Т. Судьба романов. Самара : P.S.ПРЕСС, 1994.

3. Малюкова Л. «И покатился с грохотом обвал…» : Судьба и творчество Ф. Д. Крюкова. Ростов н/Д., 2007. С. 189.

4. Филимонов С. Воспоминания о Ф. Д. Крюкове // Казачий путь. (Прага). 1925. № 53. С. 4.

5. Цит. по: Крюков  Ф. Д. Обвал. Смута 1917 года глазами русского писателя. М., 2009.

6. Исторический материал // Приаз. край. 1918. 10 (23) окт. (№ 165). С. 4.

7. Культурные начинания в станице [Усть-Медведицкой] // Приаз. край. 1919. 13 (26) янв. (№ 11). С. 4.

8. Ст. Усть-Медведицкая. Производство // Приаз. край. 1919. 13 (26) янв. (№ 11). С. 4.

9. Из Новочеркасска (от собственного корреспондента). Ф. Д. Крюков // Приаз. край. 1919. 12(25) сент. (№ 207). С. 3.

10. Отставка секретаря Войскового Круга // Приаз. край. 1919. 3 (16) нояб. (№ 249). С. 3.

11. Беседа с Б. Улановым // Приаз. край. 1919. 11 (24) дек. (№ 279). С. 1.

12. Цит. по: Крюков Ф. Эпоха Столыпина. Революция 1905 года в России и на Дону. М., 2020. С. 254.

13. Цит. по: Крюков Ф. На Германской войне. На фронте и в тылу. М., 2020. С. 55.

14. Крюков Ф.Усть-Медведицкий участок// Народ.газ. 1919. 5 окт. (№ 151). С. 2.

15. Крюков Ф. После красных гостей // Народ.газ. 1919. 4 авг. (№ 104). С. 2.

Источник: Венков А. В. Фёдор Крюков в 1917–1919 годах // Донской временник / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2020. Вып. 29-й. С. 112–115




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2021 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"