Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Ссылка по ГОСТу: Раскосов Р. Н. Хадж прервался в Таганроге... // Донской временник. Год 2016-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2015. Вып. 24. С. 118-121. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m18/1/art.aspx?art_id=1448

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2016-й

Литературная жизнь. Персоналии

Р. Н. РАСКОСОВ

ХАДЖ ПРЕРВАЛСЯ В ТАГАНРОГЕ…

Неустанному путешествию учись у бегущей струи,

Беспокойству, великодушию и подчинению у ливня.

Шамсетдин Заки

В XIX – начале XX века портовый Таганрог служил важной вехой на многотрудном пути российских паломников. С разных концов Российской империи в город стекались христиане и мусульмане, направлявшиеся в Святую Землю и Мекку. В ожидании отплытия паломники порою проводили в Таганроге многие дни и даже месяцы. Далеко не всем удавалось дождаться заветных кораблей: находясь в тяжёлых условиях, подчас ночуя под открытым небом, они нередко заболевали и умирали. Осенью 1865 года, во время совершения хаджа в Мекку, в этом приморском городе умер знаменитый поэт-суфий Шамсетдин Заки.

Его поэтическое наследие не забыто ни в Башкортостане, ни в Татарстане, жители которых считают поэта своим земляком. Однако в Таганроге, где был похоронен Шамсетдин Заки, о слепом поэте ничего неизвестно даже историкам и краеведам. Моя работа – попытка поведать читателям о личности Шамсетдина Заки, а также о возможных причинах его смерти и вероятном месте захоронения.

Будущий поэт родился в деревне Зяк-Ишметово Оренбургской губернии в семье муллы Ярмухамета Губайдуллина и его жены Фатимы. Полное имя новорождённого – Шамсетдин Ярмухаметович Губайдуллин. Впоследствии Шамсетдин взял себе псевдоним Заки (Закский) в честь реки Зак, которая протекала рядом с его родной деревней.

Шамсетдин Заки

Сведения о годе рождения Шамсетдина Заки разнятся: называют 1821, 1822 и даже 1825 годы. Со слов потомков поэта, правильной является последняя дата [1].

Шамсетдин рано потерял отца, который умер по пути в Мекку. Мать старалась посвятить сыну каждую свободную минуту: читала маленькому Шамсетдину книги, которые он быстро запоминал и вскоре мог сам пересказать их содержание [2].

В младенчестве Шамсетдин имел слабое зрение, а к четырём-пяти годам и вовсе ослеп. Однако это не помешало ему окончить медресе в родной деревне и в семнадцать лет поступить в медресе деревни Ашкадар-Балыклы, а затем продолжить обучение в медресе хазрата [11] Мухаметкарима в Казани. В последнем учебном заведении за отличную учёбу Шамсетдин Заки получил звание пишкадама – первого среди шакирдов [12]. Но долго оставаться в стенах казанского медресе Шамсетдину не пришлось. Остроумие молодого шакирда, готовность отстаивать свои убеждения явно не устраивали хазрата медресе. За организацию различных диспутов между шакирдами и нарушение дисциплины Шамсетдин Заки был исключён из медресе.

После изгнания из Казани Шамсетдин Заки вернулся в родные места, где учительствовал в медресе деревни Зяк-Ишметово и села Стерлибаш. В последнем медресе в числе учеников Шамсетдина Заки был знаменитый впоследствии поэт-просветитель Мифтахетдин Акмулла. Именно Шамсетдин Заки привил юному шакирду любовь к поэзии.

Другим известным учеником Шамсетдина Заки был поэт Гали Сокрый, который со временем стал учительствовать в медресе Стерлибаша вместе со своим учителем. Он оставил о Шамсетдине Заки такие строки:

Хоть ничего глаза не видят,

Но зоркость на его лице,

Учёный он и мастер слова…

По прошествии четырёх лет, проведённых поэтом в стерлибашевском медресе, Шамсетдин Заки по просьбе односельчан вернулся в медресе деревни Зяк-Ишметово. Здесь он занимался обучением шакирдов ещё восемь лет.

Однако имя Шамсетдина Заки известно не благодаря педагогической деятельности, а его поэзии. Первые опыты стихосложения Шамсетдин предпринимал, ещё будучи учеником своего первого медресе. Но его поэтический талант раскрылся в полной мере в зрелые годы.

Стихи слепого поэта, сделавшие его имя бессмертным, посвящены осмыслению человеческой жизни, быстротечности времени, любви к Богу. Но наравне с такими философскими стихотворениями популярны и стихи Шамсетдина, призывающие людей радоваться жизни, напоминающие о необходимости труда, дружбы и взаимопомощи.

Исследователи творчества Шамсетдина Заки отмечают, что оно основано на глубоком знании восточной классической литературы. По сути, Шамсетдин Заки был продолжателем арабской поэтической школы.

Как правило, Шамсетдин писал свои стихи на татарском языке. Его произведения распространялись устно, лишь в редких случаях записывались. До наших дней дошло небольшое количество рукописей на тюркском, персидском и арабском языках. Всего сохранилось около ста стихотворений. О причинах такого прискорбного положения дел писал Гали Сокрый:

Не видя, он не мог писать,

Помощников не находил,

Просить он не решался…

Поэзия Шамсетдина Заки трудна для восприятия неподготовленного читателя: необходимо знание восточной классической литературы, из которой черпал вдохновение поэт. Толкованию некоторых его касыд [13] посвящены специальные научные работы [3].

Особенности поэтического языка Шамсетдина Заки служат предметом изучения филологов. Например, исследованию его творчества посвящены работы А. Ф. Юсупова и Л. Р. Шарафутдиновой [4; 5].

Однако поэта помнят не только учёные. Подобно другому слепому поэту – Гомеру – Шамсетдин Заки служит объектом спора между двумя тюркскими народами – татарами и башкирами. Последние считают, что стихи Шамсетдина составляют часть литературного наследия башкирского народа [6].

Потомки Шамсетдина Заки утверждают, что их прадед происходил из татарской семьи, переехавшей из села Каюки в Зяк-Ишметово в поисках спасения от насильного крещения [1]. Башкиром поэт являлся лишь по месту рождения и проживания.

Впрочем, наследие поэта принадлежит всем мусульманам – не только татарам и башкирам. Вместе с тем, зёрна мудрости из его стихов мо­жет вынести и любой вдумчивый читатель.

К сожалению, мне не удалось найти подробных сведений о супруге поэта и его детях. Правнуком был лётчик-истребитель Шамиль Мунасыпович Абдрашитов, ставший в 1944 году Героем Советского Союза (посмертно).

В 1865 году Шамсетдин Заки отправился в хадж. Можно предположить, что в своём последнем путешествии он был не один. Паломники из Поволжья проделали длинный путь пешком. К октябрю им удалось добраться до Азовского моря.

О смерти поэта в далёком Таганроге семье сообщили его спутники, возвратившиеся домой после хаджа. В разных публикациях, посвящённых Шамсетдину Заки, временем смерти называют сентябрь или октябрь. Более точных данных, к сожалению, нет.

Роковое совпадение: отец Шамсетдина Ярмухамет также умер по пути в Мекку. Как знать, быть может, Шамсетдин Заки чувствовал приближение смерти, когда писал:

Ты спишь? Проснись!

В душе – угрозы без числа.

Любовью сердце оживи,

Ведь смерть уже близка.

Беги из лап своих страстей,

Вина беспечности не пей,

Спаси тебя Господь от этого врага.

Башкирский просветитель Ризаитдин Фахретдинов, сравнивавший Шамсетдина Заки с другим слепым поэтом и философом – Абуль-ала аль-Маарри (973–1058), писал: «После смерти Маарри на его могилу пришло 180 поэтов и 80 из них сочинили в честь него марсию [14]. Но когда ушёл из жизни наш поэт, не было не только некролога или марсии, но даже среди считавших себя близкими друзьями поэта не нашлось человека, который бы знал что-либо о его творческом пути и биографии. Прослышав о его смерти, удовлетворились только тем, что один раз молитвенно провели ладонями по лицу... Если бы всё было иначе, имя нашего поэта, как и имя Маарри, давно бы получило широкую известность, упоминалось бы с превеликим уважением» [2].

Что могло послужить причиной смерти Шамсетдина Заки? Ни в одной из изученных публикаций этот вопрос не поднимался. По мнению автора, поэт вполне мог стать жертвой эпидемии холеры, которая появилась в Таганроге как раз осенью 1865 года.

П. П. Филевский писал, что холера была сюда занесена с территории Кубани рабочими, возвращавшимися с заработков в Центрально-Европейскую часть России. Только с 16 октября по 24 ноября 1865 года в городе было зарегистрировано 636 человек заболевших холерой, 131 из них умер [7].

После начала эпидемии в Таганроге был создан Комитет по борьбе с холерой, который за последние месяцы 1865 года израсходовал 1734 рубля на содержание двух временных лечебниц, предназначенных для оказания помощи больным [8]. К сожалению, многим эта помощь уже не потребовалась…

Но где мог быть похоронен Шамсетдин Заки?

В Таганроге 1860-х годов было три кладбища, на которых совершались захоронения: христианское, еврейское, магометанское. На наш взгляд, искать могилу Шамсетдина Заки следует либо на первом, либо на последнем кладбище.

Христианское, ныне более известное как Старое кладбище, официально открылось в 1809 году, хотя захоронения там совершались еще в 1790-х. Помимо христиан (православных, католиков, протестантов) здесь хоронили иудеев и магометан.

Вполне возможно, что Шамсетдина Заки захоронили на территории Старого кладбища. Был ли установлен памятник на могиле путника? К сожалению, многие надгробные памятники утрачены; даже если памятник поэта и сохранился, его весьма непросто разыскать, поскольку с 1790-х по 1970-е годы на кладбище было захоронено около трёхсот тысяч человек.

Магометанское кладбище, также известное как Татарское, появилось в 1840-х годах. Землю выделили городские власти в 1842-м. Располагалось оно в пятистах метрах к северо-западу от христианского. Сегодня это восточная часть жилого квартала, ограниченного улицами Свободы и Водопроводной, 10-м переулком и безымянным проездом.

В XIX веке территория магометанского кладбища находилась за городской чертой, поэтому оно не показано ни на одном из планов «Портового города Таганрога». Дальше начиналась городская выгонная земля, а вдали устремлялись к горизонту бескрайние хлебные поля. К началу 1870-х площадь кладбища составляла 713 квадратных саженей [9]. Ныне оно уничтожено.

Скорее всего, Шамсетдин Заки мог быть похоронен именно на магометанском кладбище – по причине его национальной и религиозной принадлежности.

Захоронения на территории Татарского кладбища совершались как в дореволюционное время, так и в первые десятилетия советской власти. Неясно, когда Татарское кладбище было окончательно заброшено, – вероятно, после Великой Отечественной войны.

В апреле 1917 года петербургский архитектор Александр Дмитриев составил «Проект распространения рабочих кварталов» города Таганрога [10], проект предполагал благоустройство территории в районе магометанского кладбища, причём само кладбище гармонично включалось в планировку новых кварталов. Однако реализации помешали 1917 год и последовавшая Гражданская война.

Не исключено, что к ликвидации магометанского кладбища причастны немецкие войска, оккупировавшие Таганрог (с 17 октября 1941-го по 30 августа 1943 года). Известно, что оккупанты разорили еврейское кладбище. Вероятно, разрушениям подверглись и мусульманские захоронения Татарского кладбища.

Так или иначе, к концу 1960-х уцелевшие надгробия и оградки могил бывшего татарского кладбища едва виднелись в зарослях, а в течение 1970–1990-х годов и они постепенно исчезли под городской застройкой. На месте могил выросли многоэтажки и гаражи. По воспоминаниям очевидцев, видевших строительство домов, в вырытых котлованах повсюду валялись человеческие кости. К сожалению, заступиться за разоряемое кладбище было уже некому.

Очевидцы, заставшие магометанское кладбище, упоминают о полуразрушенной мечети на его восточной окраине и об огромной шелковице, которая росла посреди кладбища.

В настоящее время о мусульманском кладбище, существовавшем когда-то в районе современной улицы Водопроводной, напоминает лишь название улицы Татарской, проходящей неподалеку от уничтоженного некрополя.

Пусть не осталось и следов могилы Шамсетдина Заки, но его стихи будут звучать ещё долгое время, ещё не раз задумаются люди над смыслом прочитанного.

В родном селе Шамсетдина Заки его именем названа улица, а на стене сельской средней школы установлена мемориальная доска. В Таганроге же и речи нет об увековечении его памяти. Пусть своеобразной эпитафией слепому поэту станут строки, которые возникли в голове у автора этой работы, когда он смотрел на старую цветущую шелковицу, стоящую на месте разорённого магометанского кладбища:

Зацветает весной белым цветом

Дерево над могилой слепого поэта,

Что почил в этом дальнем краю.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Коршикова Н. Шамсутдин Заки: «Я божий странник». URL: http://kuyrgaza.tukaeva.ru/ node/632 (дата обращения: 22.01.2015).

2. Цит. по: Кунафин Г. Умные слова – пища для души // Бельские просторы. 2012. № 4. URL: http://litbook.ru/article/1025/

3. Шарафутдинова Л. Р. К толкованию одной касыды Шамсутдина Заки // Вестн. Башкир. ун‑та. 2007. Т. 12, № 2.

4. Юсупов А. Ф. Морфологические особенности языка произведений суфийского поэта I половины XIX века Шамсетдина Заки : дис. … канд. филол. наук. Казань, 2004.

5. Шарафутдинова Л. Р. Традиции суфизма в башкирской литературе : дис. … канд. филол. наук. Уфа, 2007.

6. Харисов А. И. Литературное наследие башкирского народа. XVIII–XIX вв. Уфа, 1973.

7. Филевский П. П. История города Таганрога 1698–1898. Таганрог : Сфинкс, 1996. С. 197– 198.

8. Козубенко И. Д. Медицина в Таганроге. Таганрог : Изд-во ТРТУ, 1999. С. 49.

9. Гаврюшкин О. П. Отблески золотых куполов : (История таганрог. церквей и захоронений христиан. кладбища). Таганрог, 1999. С. 180.

10. Григорян М. Е., Решетников В. К. Таганрог. История архитектуры и градостроительства конца XVII – начала XX века. Ростов н/Д : «Омега-принт», 2013. С. 147–148.

11. Хазрат (хазрет) – религиозный деятель.

12. Шакирд – студент медресе.

13. Касида (касыда) – стихотворная форма восточной поэзии со сквозной рифмовкой строк.

14. Марсия - траурная элегия.




 
ВК
 
Facebook
 
© 2010 - 2018 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"