Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 

Наука. Образование / Деятели науки, учёные Ростовской области

Сергей Алексеевич Плема

ОПАЛЬНЫЙ ЛЕКТОР

Григорий Спиридонович Петров

Мало кто помнит сегодня Григория Петрова. А в начале прошлого века он пользовался в России популярностью необычайной. Петербургский священник, лишённый сана за литературную и общественную деятельность, депутат 2-й Государственной Думы, Григорий Спиридонович Петров был знаменит как публицист либерального направления и как лектор, наделённый выдающимися ораторскими способностями.

Пресса тех лет, столичная и провинциальная, в том числе и донская, часто рассказывала о его проповедях и лекциях, новых книгах, преследованиях, которым он подвергался со стороны церковных и гражданских властей за оппозиционные взгляды; газеты перепечатывали статьи Петрова, иллюстрированные журналы помещали его фотографии. Как побочное порождение громкой славы появлялись даже самозванцы, с корыстной целью выдававшие себя за опальную знаменитость.

В глазах современников Григорий Петров был достаточно крупным писателем: он не только печатался постоянно в либеральном «Русском слове» и других изданиях, редактировал и выступал как автор в «народной» газете «Правда Божия», закрытой властями, но и опубликовал несколько десятков книг — сочинений духовно-нравственного содержания, сборников публицистических статей, путевых очерков и т. д. Литературную известность ему принесла книга «Евангелие как основа жизни», выдержанная в духе протестантизма. А в светской публицистике он размышлял о неустроенности российской жизни в сферах хозяйственной и культурной и, ища выхода из неурядиц, настаивал на необходимости для каждого человека творческой работы, живого дела. Сам Петров, натура деятельная и трудолюбивая, неизменно следовал этому призыву.

Образованный, сведущий в литературе, в истории и социологии, философии и психологии, завсегдатай европейских музеев и художественных выставок, после объявленного ему запрета жить в Москве и Петербурге Григорий Петров изъездил всю Россию и свои обширные знания применял, читая в разных городах публичные лекции.

На Дону, куда его то и дело приглашали приехать различные общественные организации, Григорий Петров бывал много раз: в 1912, 1914, 1916, 1917 и 1919 гг., выступал с лекциями в Ростове, Таганроге, Новочеркасске, Александровске-Грушевском, станице Каменской.

Выступления его посвящались преимущественно вопросам этическим, причем духовно-нравственные проблемы русского человека он любил рассматривать сквозь призму литературы и искусства. В 1912 г. им были прочитаны в Ростове лекции на темы «Литература и жизнь», «Ценность жизни» и «Идейная пустота». А в начале 1914 г. ростовчане вновь ожидали Григория Петрова в своем городе. Билеты на лекции продавались в книжном магазине товарищества И. Д. Сытина на Большой Садовой и были полностью раскуплены желающими послушать модного лектора и литератора. Очевидно, здесь же продавались и книги Петрова, которые можно было при встрече попросить его надписать. (А автографы он, должно быть, раздавал не скупясь. Во всяком случае, в разное время мне довелось приобрести у ростовских букинистов две книги Петрова, собственноручно надписанные сочинителем.)

14 и 15 марта Григорий Петров прочёл в театре Машонкина две лекции на общую тему «Красота спасет мир». Продемонстрировав замечательную эрудицию, лектор увлёк слушателей рассказом о великих художниках прошлого: Микеланджело, Рубенсе, Рембрандте, Леонардо да Винчи, поведал о своих путешествиях и о виденных им чудесах искусства. В отличие от творений старых мастеров, заявил оратор, современное искусство Европы страдает немощью, отсутствием больших идей; из него ушла красота. Задача художника — искать настоящую красоту, вносить положительное содержание в жизнь, работать над нею; задача всякого человека — стремиться к деятельной жизни… Публика была в восторге; газеты вышли с критическими откликами. А Григорий Петров, уступая настойчивым просьбам почитателей, согласился остаться в Ростове еще на день и повторить обе лекции с отчислением части сбора в пользу пострадавших от недавно случившегося на Дону разрушительного урагана.

Интерес к лекциям и личности Петрова был велик. И если в Ростове он собирал тысячные аудитории и находился в центре внимания прессы, а после выступления в Новочеркасске ликующей публикой «лектор был вынесен на руках из городского клуба» [1], то тем примечательней было его появление в обделённой благами культуры рабочей глубинке. Как писал в 1916 г. корреспондент из Александровска-Грушевского, «приезд Г. С. Петрова на шахты — это целое событие для населения. Ведь жизнь населения шахт — это сущая египетская казнь. Ни одного яркого блика, ни одного луча солнца, ни одного цветка духовной жизни не появляется на мрачном фоне огромного Александровск-Грушевского угольного района, и вдруг… Живая, красивая человеческая речь о смысле, ценности и красоте жизни, о художестве, этике, эстетике и мировой литературе! Это ли не диво?» [2].

Разворачивавшиеся между тем исторические события — неудачи России в мировой войне, Февральская революция и Октябрьский переворот — не могли не отразиться на речах Григория Петрова. Когда он снова выступал в Ростове в ноябре 1917 г., незадолго до вооруженного восстания местных большевиков, содержание его лекций («Больное время», «Утопии», «Социализм», «Анархизм», «Германия») было весьма политизированным. Выразив уверенность в будущем возрождении России и в невозможности учредить «земной рай» посредством декретов, лектор, как и прежде, имел шумный успех. После Ростова он посетил Новочеркасск, где, между прочим, был в гостях у заместителя донского атамана М. П. Богаевского [3].

В следующем, 1918 г. Дон обособился как самостоятельное Всевеликое Войско. Слухи, доходившие из Советской России, вызывали острый интерес. Донские газеты сообщали разное: Григорий Петров арестован в Москве [4]; выступая с докладом в советской столице, он восторгался идеями социализма и заявил о верности большевикам (известный донской литератор Виктор Севский написал по этому поводу особую статью, в которой назвал его коммунистом [5]).

Неудивительно, что в 1919-м Дон встречал Григория Петрова неприветливо. Газета «Вечернее время», сообщив, что он намерен выступать в Ростове, назвала его «большевицким лектором» и заявила, что «…на территории, освобождённой от большевиков, г. Петрову не место, и в поучениях его здесь никто не нуждается» [6].

А после того как 15 ноября Григорий Петров прибыл в Новочеркасск, газеты сообщили, что его лекции запрещены здесь администрацией [7] и что сам он был арестован прямо на станции «по указа[ния]м и настоянию пассажиров, ехавших с ночным харьковским поездом…» [8].

Однако мнимый задержанный письмом в газету «Приазовский край» опроверг сообщение о своем аресте, отметив, что в Новочеркасске он спокойно прочёл две лекции («Наши враги и союзники» и «Распятая Россия») и отправляется дальше. Неверно и то, заявил Петров, будто бы он служил у большевиков. Действительно, писал он, «…я находился в пределах Советской России и читал там лекции, но эти лекции были не от советских властей и не в защиту большевизма. Как… Ан. Фед. Кони, Амфитеатров, Мережковский… и другие, и я читал лекции по собственному почину и на общекультурные темы: «Достоевщина», «Толстовщина», «Душа русского народа», «Политика и религия». Читал ещё две лекции: о социализме и анархизме, но это именно те лекции, которые я читал осенью 1917 года в Ростове. Отсюда ясно, что никакой речи о большевизме моих лекций быть не может. Если же прибавить, что мой единственный сын с моего благословения служил в Добровольческой армии и 18 мая [по старому стилю? — С. П.] был убит под Керчью, то очевидно, что кем-то пущенный… слух о моём большевизме безусловно неверен» [9].

Из Новочеркасска Григорий Петров отправился с лекциями в Таганрог, а затем приехал в Ростов. В первые дни 1920 г., накануне оставления города белыми, он говорил в Городском доме о судьбе «распятой» большевиками России, и часть сбора с лекций предназначалась Комитету скорой помощи чинам Добровольческой армии.

А вскоре в том же году, положив конец толкам о том, к какому он принадлежит лагерю, Григорий Петров покинул истерзанную кровавыми распрями родину. Жил в Сербии; в качестве разъездного лектора при отделе Министерства народного просвещения читал лекции о русской литературе, деятелях славянства и пр. За свой труд был награждён орденом св. Саввы. Даже вдали от России остался неутомимым работником-просветителем.

ПРИМЕЧАНИЯ
  1. Новочеркасск // Приазовский край. — 1916. — 29 нояб.
  2. Сосновский П. Четыре лекции // Ростов. речь. — 1916. — 2 дек.
  3. Курганов В. Керенский в Новочеркасске (маленький эпизод) // Дон. волна. — 1918. — № 1. — С. 4.
  4. Русская жизнь: Арест Гр. Петрова // Приазов. край. — 1918. — 18 сент. (1 окт.)
  5. Севский В. Григорий Петров // Приазов. край. — 1918. — 13 (26) окт.
  6. Большевистский лектор // Веч. время. — 1919. — 28 окт.
  7. Неразрешение лекций // Приазов. край. — 1919. — 19 нояб. (2 дек.)
  8. Арест Гр. Петров // Веч. время. — 1919. — 18 нояб.
  9. Петров Г. [Письмо в редакцию] // Приазов. край. — 1919. — 23 нояб. (6 дек.)



 
ВК
 
Facebook
 
© 2010 - 2018 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"