Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Ссылка по ГОСТу: Казарова Н. А. А. И. Яцимирский и донское краеведение // Донской временник. Год 2015-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2014. Вып. 23. С. 202-207. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m14/2/art.aspx?art_id=1408

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2015-й

Наука Дона. Персоналии

Н. А. КАЗАРОВА

А. И. ЯЦИМИРСКИЙ И ДОНСКОЕ КРАЕВЕДЕНИЕ

Яцимирский А. И.В плеяде выдающихся учёных, волей судеб оказавшихся в годы Первой мировой войны в Ростове-на-Дону вместе с эвакуированным из Варшавы университетом, особое место принадлежит профессору-слависту А. И. Яцимирскому. Его вклад в подготовку на Дону специалистов музейного, архивного, библиотечного дела, историков-краеведов и археологов трудно переоценить.

Александр Иванович Яцимирский родился 30 августа 1873 года в селе Байрамча Аккерманского уезда Бессарабской губернии в семье учителя Ивана Григорьевича Яцимирского, сына обедневшего помещика из Старой Ушицы Подольской губернии [1, с. 90].

Александр учился сначала в школе молдавского села Хынчешты, куда перевели на работу его отца, а затем в первой Кишинёвской гимназии. В гимназии был достаточно высокий уровень преподавания, из её стен вышло немало выдающихся личностей, среди которых С. Ю. Витте – министр финансов, затем премьер-министр Российской империи, А. И. Нелидов – чрезвычайный посол России во Франции, известный дипломат, М. О. Гершензон – философ и историк культуры.

После окончания гимназии Яцимирский поступил на историко-филологический факультет Московского университета, где слушал курсы знаменитых филологов А. И. Соболевского, Ф. Е. Корша, Ф. Ф. Фортунатова, Р. Ф. Брандта. Попав в благоприятную научную среду, молодой Яцимирский стал быстро формироваться как учёный и исследователь древнеславянских рукописей.

Он принимал деятельное участие в работе научных кружков университета, неоднократно выступал с докладами и сообщениями, в которых обнаружил подлинный талант исследователя. В «Этнографическом обозрении» опубликовал несколько статей, главным образом по румыноведению [2, c. 14]. Следом появились библиографические и текстологические работы по славянской апокрифической письменности, в которых Яцимирский описал несколько крупных, в том числе зарубежных, рукописных собраний. Ещё будучи студентом, он, помимо 30 статей и рецензий, опубликованных в журналах, создал свой первый фундаментальный труд «Опись старинных славянских и русских рукописей, собранных П. И. Щукиным» [3], получивший одобрение научной общественности. Тогда же стал коллекционировать грамоты и другие памятники славяноязычной литературы, продолжив семейную традицию, заложенную дедом. В 1901 году учёный подарил своё собрание из 168 рукописей библиотеке Академии наук.

В 1899 году Яцимирский с отличием окончил Московский университет. Зарабатывать на жизнь ему приходилось фотографией, литографией, преподаванием русского языка в средних учебных заведениях Москвы и Петербурга, но при этом он продолжал заниматься наукой, регулярно публиковал рецензии в научных журналах. Получив стипендию от Академии наук, Яцимирский был командирован в Болгарию, Молдавию, Сербию, где собрал богатейший материал для дальнейших исследований.

Темой магистерской диссертации Александр Иванович по совету историка Е. И. Калужняцкого избрал жизненный путь Григория Цамблака, талантливого церковного деятеля XIV века, проповедника и книжника, известного на Руси и в Константинополе, на Афоне, в Карпатах, в Молдавии и Сербии [4]. Источники об этой личности были крайне противоречивы, тем не менее трудную задачу молодому учёному удалось выполнить блестяще. Учёный совет Казанского университета, на суд которого Александр Иванович представил диссертацию, удостоил автора степени доктора славянской филологии, минуя степень магистра.

В 1905 году Яцимирский по совокупности опубликованных работ (более двухсот за 10 лет) получил Ломоносовскую премию Академии наук [1, с. 92].

С осени 1906 года Александр Иванович в должности приват-доцента начал читать курсы румыноведения, югославской палеографии и дипломатики, новейшей польской литературы в Петербургском университете [1, с. 93]. Эрудиция молодого слависта, необычайная страсть, проявленные при чтении лекций, привлекали не только студентов, но и признанных филологов, среди которых был академик Ф. Е. Корш, бывший профессор Яцимирского в годы учёбы в Московском университете.

Петербургский период жизни Яцимирского пришёлся на время революционных потрясений, которые сильно повлияли на научное сообщество. Многие учёные вступили в различные партии – от крайне правых до леволиберальных. Политические взгляды разобщали людей, близких по научным интересам, учителей и учеников.

Яцимирский был человеком левых убеждений, а его коллега по Петербургскому университету профессор А. И. Соболевский, которого Александр Иванович считал своим учителем, придерживался правых взглядов. В письме другу и коллеге В. Н. Перетцу, бывшему также учеником Соболевского, Яцимирский сообщал, что переехал на новую квартиру и живёт близко от Соболевского, «…к которому боюсь подойти после того, как он обозвал всех приват-доцентов “сволочью”. Вообще с правой политикой стараюсь – быть подальше. “Новое время” меня обвинило в сочувствии экспроприации (?!) по поводу моей юбилейной заметки о Кольцове, и теперь попечитель назначит следствие. Могут уволить со службы, хотя я дал, по-моему, убедительное объяснение. Но ведь времена-то теперь!» [5, л. 51–51 об].

Яцимирский очень сожалел, что вовлечение в политику отрывает учёного от привычной среды общения. Когда А. И. Соболевского избрали товарищем А. И. Дубровина по «Союзу русского народа», Яцимирский писал Перетцу: «Мне до слёз жаль его (Соболевского. – Н. К.) Публика у него по субботам бывает отчаянная, и людей, причастных к науке, становится меньше» [5, л. 46 об]. Но несмотря на то, что политика властно вмешивалась в жизнь учёного, петербургский период был весьма плодотворным в научном плане. Об этом можно судить по количеству опубликованных им в эти годы рецензий: 1902 год – 2, 1903-й – 41, 1904-й – 66, 1905-й – 63, 1906-й – 104 (!), 1907-й – 95, 1908-й – 48… [6, с. 48–88].

В начале 1908 года Яцимирского уволили из университета из-за политической неблагонадёжности. Он стал преподавать в реальном училище. Своих убеждений от учеников не скрывал, поэтому в дирекцию приходили письма от родителей, обвинявших учителя в том, что он вдалбливает детям чуждые школьной программе революционные идеи, и требовавших устранения «этого опасного элемента» [1, c. 94].

Но даже в такой трудной моральной обстановке и под угрозой оказаться без средств к существованию Яцимирский не оставил научных изысканий. В 1908–1913 годах он собрал богатейший материал и опубликовал статьи по истории и культуре румын, статью «Пушкин в Бессарабии», исследование о Милеску Спафарии, выдающемся культурном деятеле XVII века [1, с. 94].

Несмотря на научные достижения, до 1913 года учёному так и не удалось получить штатную должность на кафедре славистики. В 1909 году в качестве приват-доцента он вернулся в университет, где стал читать курсы истории славянских литератур, румынской филологии, введение в славяноведение, культурную историю южных славян, а также вести практические занятия по славянским языкам. Но положение его было неустойчивым. Попытки предложить свою кандидатуру в университетах Казани, Киева и Одессы каждый раз терпели неудачу.

Наконец летом 1913 года Яцимирский прошёл по конкурсу на должность экстраординарного профессора кафедры славянской филологии на историко-филологическом факультете Варшавского университета, что сам называл «почётной ссылкой». С этого времени он неразрывно связан с Варшавским (Донским) университетом. В Ростове-на-Дону, куда университет был эвакуирован в 1915 году, прошли последние десять лет жизни учёного. Здесь он развернул широкую организаторскую, педагогическую деятельность, направленную на изучение донского края.

Яцимирский вместе с профессорами И. И. Замотиным и А. М. Придиком был учредителем Общества истории и древностей, созданного в Ростове в 1917 году. Общество ставило целью не только изучение Приазовского края и сопредельных с ним областей, но и распространение в широких слоях населения сведений по истории, археологии, этнографии, демографии и экономике. В условиях Гражданской войны и при отсутствии материальных средств общество не могло реализовать все свои планы, но тем не менее оно просуществовало 4 года, выпустило ценную книгу А. И. Ригельмана «Ростов-на-Дону 150 лет назад», провело 32 заседания [7, с. 25].

Весной 1921 года, из-за отсутствия средств, общество слилось с Донским археологическим институтом, одним из учредителей которого также был Александр Иванович [8, л. 81]. Институт преследовал краеведческие цели: он готовил специалистов по изучению местного быта, искусства, языка, археологии края. А. И. Яцимирский работал в институте вначале учёным секретарём и преподавателем, а позднее ректором [9, л. 1]. Под его руководством разрабатывались учебные программы института. Они были составлены с таким расчётом, чтобы выявить картину развития истории и культуры различных областей юга России с древнейших времен [10]. Яцимирский читал такие дисциплины, как история славян, античная этнография и археология донского края, историческая этнография юга России, методология и критика текстов; организовывал экскурсии и раскопки.

Одновременно он читал в Донском университете циклы лекций по истории южных славян и южнославянских литератур, методологии, текстологии и палеографии, истории Византии, общественному строю славянских народов, а также курс румынского языка для студентов романо-германского отделения. Учёный также заведовал кабинетом истории славян [11, л. 173], преподавал на рабочем факультете, работал в правлении университета и в комиссии по организации педагогического факультета.

В октябре 1919 года Донской учительский институт в Новочеркасске был преобразован в педагогический институт. Собрание преподавателей учительского института единогласно рекомендовало Яцимирского на должность декана историко-литературного факультета. В протоколе собрания отмечены исключительные достоинства его научных трудов и деятельное участие в организации летних общеобразовательных курсов для народных учителей в 1918 году в Новочеркасске [12, л. 6 об.]. 7 октября 1919 года А. И. Яцимирский был назначен деканом факультета и профессором кафедры славянской филологии пединститута, в котором читал студентам историю славян [12, л. 5 об., 6].

В 1920 году, после установления на Дону советской власти, А. И. Яцимирский возглавил Донской археологический институт. С докладом о работе института ректор Яцимирский выступил на краевом съезде сотрудников музеев и архивов юго-востока России и Кавказа, который проходил в сентябре 1921 года в Ростове [13, л. 18]. Он рассказал о том, как построено преподавание в институте. На первом и втором курсах слушателям института преподавались теоретические предметы. На третьем курсе особое внимание уделялось практическим занятиям. Преподавание было построено так, чтобы музееведение, архивоведение стали завершением, синтезом всех знаний, полученных в институте. Каждое воскресенье проходили занятия в музее, где слушатели института знакомились с музейными предметами, методами их классификации, техникой хранения, или же организовывалось посещение выставок живописи, скульптуры. Занятия проводились также в публичной библиотеке и архиве, где слушатели знакомились с особенностями библиотечной работы, изучали архив бывшей Ростовской таможни [13, л. 26.] Слушатели института также участвовали в показательных раскопках Кизитиринского городища под руководством самого Яцимирского и С. А. Локтюшева [14, с. 75].

В январе 1922 года стало известно, что институт снят с государственного снабжения и с 1 марта подлежит закрытию. Объяснялось это чрезвычайными финансовыми затруднениями ввиду Гражданской войны. В этих условиях совет института принял героическое решение: дать возможность студентам завершить образование. Преподаватели постановили вести занятия до конца учебного года без оплаты своего труда и без получения академического пайка, тем самым обрекая себя на полуголодное существование.

9 июня 1922 года дирекция получила окончательное решение Главпрофобра о закрытии института с 1 июля и передаче его имущества Донскому университету. 4 июля прошло общее собрание студентов института, на котором присутствовало 40 человек. А. И. Яцимирский выступил с докладом о ликвидации института [15, л. 27]. Он выразил сожаление в связи с закрытием, отметил, что неоднократно подавал прошения в Москву с просьбами о получении средств для продолжения работы института, но «надежды на то, что Москва даст средства, не имеется, а дальнейшее существование института не представляется возможным…» [16, л. 51].

Студенты выразили глубокую признательность администрации института, профессуре, преподавателям и техническому персоналу за все труды за четыре года существования института. Особо благодарили тех преподавателей, которые в 1922 году вели лекции и практические занятия без оплаты, а также выразили благодарность ректору Яцимирскому за его неустанные труды по руководству институтом и заботу о сохранении его до окончания учебного года [16, л. 51].

В середине июля 1922 года бывшими профессорами Донского археологического института было организовано Донское общество археологии и истории искусств. 8 августа началась его деятельность. Общество собиралось один раз в месяц и заслушивало научные доклады [17, с. 137]. Главной его целью было изучение донского края и прилегающих к нему областей в археологическом, историческом и этнографическом отношениях.

По свидетельству профессора И. П. Козловского, «общество (50 человек) во главе с Яцимирским самоотверженно вело краеведческую работу – все лица, обременённые службой, добыванием заработка, забывали об отдыхе, о холоде в аудиториях, мирились с недостатком света, заменяя отсутствие электричества лампой или свечкой, и безостановочно работали, составляли доклады, собирались на заседания, а летом участвовали в раскопках» [7, с. 26].

По свидетельству Б. В. Лунина, который был принят в общество по рекомендации А. И. Яцимирского, «кипучая и граничащая с энтузиазмом энергия» Александра Ивановича компенсировала острый недостаток денежных средств, и научная деятельность общества не прекращалась ни на один день при самой тяжёлой обстановке. Яцимирский выступал не только как председатель, но и активный член общества. На заседаниях общества в 1922–1924 годах им были сделаны следующие доклады:

– 1922 год. «Восточный берег Понта Эвксинского по сообщениям “Перикла” – анонима»; «Иконографические сюжеты у донских старообрядцев»; «Болгарские древности, найденные в Донском крае (Мигулинский и др. клады)»; «Гидрографическая номенклатура русских былин»; «Рельефное изображение боспорского царя Тиверия Савромата на плите из Недвиговки»;

– 1923 год. «Восточное побережье Азовского моря в эпоху Боспорского царства»; «Марко Кралевич в азовской темнице по сербским песням»; «Индия “богатая” в былинах о Дюке Степановиче»; «Путешествие Игнатия от Воронежа до Азова в конце XIV в. как материал для исторической географии Подонья»; «Краеведение в высших учебных заведениях и научных обществах Ростова-на-Дону»;

– 1924 год. «Былины о Сауре Леванидовиче»; «Где находился город древних сираков – Успе?»; «Ближайшие задачи археологии и этнологии в Донской области»; «Вопросы и сомнения относительно местоположения древнего Танаиса»; «Древние названия Азовского моря» [17, с. 135–136].

О заслугах А. И. Яцимирского в области археологии свидетельствует избрание его почётным членом Московского археологического института в 1921 году [18, л. 1].

Помимо яркого таланта учёного и организатора, Александр Иванович обладал педагогическим даром. Он умел увлечь слушателей, читая даже довольно сухие дисциплины. Покорял аудиторию не только богатой эрудицией, но и формой подачи материала. Большое уважение и любовь со стороны студентов он заслужил также простотой и скромностью и тем, что приучал своих слушателей к независимому образу мыслей. Один из его учеников, А. А. Любищев, вспоминал: «В той школе, где я имел удовольствие учиться… лучшие преподаватели давали большой простор критике на своих уроках… Эти уроки нас приучали к подлинному свободомыслию. Такое же свободомыслие прививалось нам на уроках словесности Александром Ивановичем Яцимирским, впоследствии профессором Варшавского университета: к сожалению, он преподавал в нашем классе только год или два» [19].

Среди учеников Яцимирского был и известный библиограф Александр Григорьевич Фомин (1887–1939), которому довелось учиться у него во 2-й Петербургской мужской гимназии. Учитель-словесник оказал сильное влияние на юношу, определив его жизненный выбор. В 1904 году по предложению учителя Фомин составил вспомогательный указатель к монографии Яцимирского «Славянские и русские рукописи румынских библиотек». Тогда же он начал печататься как рецензент в журналах «Образование», «Русская школа», «Вестник иностранной литературы». Окончив гимназию (1906), Фомин поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета, где тогда уже преподавал Яцимирский.

По свидетельству профессора И. П. Козловского, более десяти лет проработавшего вместе с Яцимирским в Варшавском (Донском) университете, Александр Иванович имел прекрасные педагогические способности, умел объединять вокруг себя учащуюся молодежь. Все эти годы он вёл замечательный семинарий по истории славян [20, с. 4]. Как известно, общение ученика с учителем является важнейшим фактором создания научной школы. Яцимирский болезненно переживал отсутствие условий для создания научной школы в Ростове. «Завидую Вам, – писал он В. Н. Перетцу, – что у Вас есть ученики. А мне не везёт. Единственный, оставленный мной, отставлен факультетом за склонность к экономическому материализму и уважение к Марксу. Мерзавцы… но я не борец с чёрной сотней и думаю, что так почему-либо лучше для оставленного мною. Юноша хороший и дельный» [5, л. 4 об., 5]. В том же письме он признавался, что «охотно покинул бы Ростов, но только ради Петрограда, в худшем случае – Москвы, где можно работать по своей специальности, двинуть наконец апокрифы и легенды, которые разрослись в десятки томов» [5, л. 4 об.] Как писал И. П. Козловский, Яцимирским был собран богатейший материал по вопросу о генезисе русских былин. Путём обширных филологических изысканий ему удалось установить связь русских былин с творчеством южно-итальянских норманнов, но эта работа не была завершена. В рукописях остались «…богатые материалы как по вопросу о былинах и апокрифах, так и по истории славянских литератур, особенно польской, по которой ещё в бытность приват-доцентом Петербургского университета он выпустил двухтомный труд, приобретший себе большую известность» [20, с. 5].

Материальные лишения подорвали здоровье А. И. Яцимирского. Летом 1920 года он сообщал В. Н. Перетцу: «О дороговизне писать не хочется… Забочусь о домашнем хозяйстве и распределяю вещи для продажи: иначе нельзя существовать даже при тройном жалованье. Здоровьем сдал сильно, не столько от скудости питания и необходимости предоставлять все лучшее семье, сколько от потрясений во время перемен власти, а главное – от ужасных бомбардировок города. Снаряды ложились около нашего дома, у меня разбиты окна, мы живем недалеко от Дона, на горе. Я буквально не переношу выстрелов и если, не дай Бог, ещё случится подобное, умру от разрыва сердца. Но вообще чувствую себя бодро» [5, л. 5 об.].

Неистощимая энергия и трудолюбие помогали учёному больше года сопротивляться навалившейся на него тяжёлой болезни. Даже в 1924 году, когда состояние его здоровья резко ухудшилось, он участвовал во всех заседаниях Общества археологии и истории искусств, выступал с докладами и сообщениями, основанными на новом или малоизвестном материале [17, с. 135–136; 21, с. 384–386]. А. Д. Силин, работавший вместе с Александром Ивановичем в археологическом институте, в университете и в музее древностей и искусств, писал: «Для нас, имевших счастье лично знать А. И., он останется навсегда таким, каким мы его встречали, – одетым в старое и рваное платье, курящим махорку в своём кабинете, где полки доходят до самого потолка, а рядом ящик с чёрными сухарями и постель, разостланная прямо на полу. Припоминаются и другие стороны этой замечательной личности: его интерес к простым, незаметным людям, его умение говорить и обращаться с такими людьми, его способность не гнушаться никакой, самой черной работы. Помним, например, как он, заведующий музеем, сам красит в музее дверь или, при переезде Археологического института в другое помещение, на улице, без шапки, таскает на руках груды тяжёлых книг и складывает их на подводы» [22, с. 60].

Благодаря усилиям А. И. Яцимирского музей древностей и искусств стал одним из самых богатых краеведческих музеев юга России. Музей располагал не только библиотекой редких изданий, но и секцией древних рукописей и документов, найденных у местных жителей. К сожалению, многие фонды музея были утрачены во время Великой Отечественной войны.

Александр Иванович Яцимирский скончался 12 февраля 1925 года в клинике Донского университета после продолжительной тяжёлой болезни. Учёному шёл 52-й год. Его многогранная деятельность способствовала развитию науки. Его научное наследие, несомненно, должно быть исследовано и по возможности опубликовано. Яцимирский наиболее ярко проявил себя как славист. Он написал более тысячи статей, рецензий, монографий. Российские и иностранные учёные признавали его авторитет в самых разных вопросах романистики, древней молдавской и славянских литератур, а также современной ему литературы и культуры. Напряжённая и всесторонняя деятельность учёного, как видим, продолжалась и в последний, ростовский период его жизни, несмотря на крайне неудовлетворительные для этого условия. О его педагогической, научно-организаторской и общественной деятельности красноречиво говорят отчёты Донского археологического института за 1918–1922 годы [23]. Во многом благодаря огромной энергии и организаторским способностям Александра Ивановича был сделан значительный шаг в развитии донского краеведения, сохранении и изучении исторического наследия региона.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Матковски А. А. Документальные данные о жизни и деятельности А. И. Яцимирского (1873–1925) // Сов. славяноведение. 1979. № 1.

2. Кидель А. С. Александр Иванович Яцимирский : библиогр. Кишинёв, 1967.

3. Опись старинных славянских и русских рукописей, собранных П. И. Щукиным / сост. А. И. Яцимирский. Вып. 1. М., 1896; Вып. 2. М., 1897.

4. РГАЛИ. Ф. 584. Оп. 1. Д. 100.

5. Там же. Ф. 1277. Оп. 1. Д. 97.

6. Матковски А. А. Яцимирский Александр Иванович : (биобиблиогр. справ.) / АН Молд. ССР. Ин-т яз. и лит.; ред. К. Ф. Попович. Кишинев, 1979.

7. Общество археологии, истории и этнографии в Ростове н-Д // Бюл. Сев.-Кавк. бюро краеведения. 1926. № 1–2.

8. ГАРО. Ф. Р-49. Оп. 1. Д. 39.

9. Там же. Д. 29.

10. К изучению быта, нравов и общего культурного уровня населения Донского края / сост. под рук. А. И. Яцимирского // Сб. программ и инструкций для изучения Донской области. Ростов н/Д, 1919.

11. ГАРО. Ф. 527. Оп. 1. Д. 173.

12. Там же. Ф. 493. Оп. 1. Д. 252.

13. Там же. Ф. Р-62. Оп. 1. Д. 6.

14. Римская З. Н. Донской археологический институт // Дон. археология. 1999. № 2.

15. ГАРО. Ф. Р-49. Оп. 1. Д. 42.

16. Там же. Д. 40.

17. Лунин Б. В. Северо-Кавказское краевое общество археологии, истории и этнографии // Дон. временник. Год 2011-й. Вып. 19.

18. РГБ. Отд. рукоп. Ф. 434. Д. 51.

19. Любищев А. А. О положении в средней школе // Мономах (Ульяновск). 2010. № 3. Режим доступа: http://monomax.sisadminov.net/main/view/article/1012# (дата обращения: 29.03.2014).

20. Козловский И. Профессор А. И. Яцимирский // Изв. Дон. гос. ун-та. Т. 6. Ростов н/Д, 1925.

21. Донское общество археологии и искусств // Борьба классов. Л, 1924. № 1–2.

22. Силин А. Д. Профессор Александр Иванович Яцимирский / Зап. Сев.-Кавк. краев. о-ва археологии, истории и этнографии. Т. 3. Кн. 1, вып. 3–4. Ростов н/Д, 1928.

23. ГАРО. Ф. Р-49. Оп. 1. Д. 21.




 
ВК
 
Facebook
 
© 2010 - 2018 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"