Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 

Наука. Образование / Ученые, деятели науки

Я. М. ЕРУСАЛИМСКИЙ

ПОКОЙ ЕМУ ТОЛЬКО СНИЛСЯ

Сергей Вениаминович Жак

Жак Сергей Вениаминович

22 марта 2012 года не стало Сергея Вениаминовича Жака – доктора технических наук, профессора, заслуженного работника высшей школы РФ, основателя и многолетнего руководителя кафедры исследования операций Южного федерального университета.

Сергей Жак родился 29 октября 1930 года в Ростове-на-Дону в семье детского поэта и переводчика Вениамина Константиновича и библиотекаря Марии Семёновны. Дом Жаков был одним из литературных салонов довоенного Ростова. Как громко сказано – салон: скорее квартирка. В нём всегда радовались гостям, но не так уж многим могли угостить: гонорары Вениамина Жака были скудными, а зарплата Марии Жак обладала единственным достоинством – регулярностью выплаты. Родители Сергея сделали для него самое главное: не определяли за сына его судьбу. В 1948 году, окончив школу с золотой медалью, он поступил на отделение механики физико-математического факультета Ростовского государственного университета.

На студенческих годах С. В. Жака следует остановиться более подробно. Я позволю себе отметить особые свойства факультета, которые известны и в дожаковские времена и жаковские. На факультете всегда существовала особая атмосфера единения студентов и преподавателей, наслаждения творчеством во всех его проявлениях, свободы мысли и действий (примером положительного влияния такой атмосферы на молодые души является Александр Солженицын – выпускник факультета 1941 года).

Физмат РГУ Сергея Жака (1948–1953) – феникс, восстававший из пепла (как и весь университет после прокатившейся войны). На одной скамье сидели школьники и фронтовики (М. М. Драгилев, И. М. Мельник, И. П. Оборотов, Э. Г. Хасабов). Главным событием тех лет стал приезд в Ростов молодых талантливых механиков И. И. Воровича и Н. Н. Моисеева (в последующем академиков). Прибыли они сюда не по доброй воле. Участники войны, выпускники адъюнктуры академии имени Н. Е. Жуковского, кандидаты наук, – они обладали несомненными «недостатками»: у одного – «неудачная» национальность, другой умудрился родиться в дворянской семье. В силу этих недостатков их и отправили из Москвы на периферию. Н. Н. Моисеев вспоминал:

«…Не было ни склок, ни пересудов. Ростов нас принял благожелательно и быстро зачислил «в свои» < . . .> Неожиданно оказалась очень приятной и деловой атмосфера на нашем физико-математическом факультете. <…> Теперь я уже имею право сказать, что все доценты факультета были профессионалами высокого класса. <…> и что было особенно приятным – преподаватели факультета были все какими-то очень беспартийными. Как это отличалось от того, с чем я сталкивался на моём родном механико-математическом факультете МГУ, где группа партийно-комсомольских деятелей присвоила себе право решать и судьбы отдельных людей и факультета в целом! <…>

Я стал снова заниматься спортом – играл за сборную факультета в волейбол и сделался председателем городской секции альпинизма <…>.

Cразу же, как только мы начали работать в Ростовском университете, нашей первой совместной инициативой была организация семинара, посвящённого математическим проблемам механики – теории упругости и гидромеханики. Довольно скоро семинар сделался весьма популярным среди студентов, и из него вышло со временем довольно много первоклассных математиков. Как теперь уже можно сказать, он сыграл значительную роль в становлении математического факультета. <…> Прежде всего, мы сами занимались «новой» – по тем временам, конечно, математикой – теорией операторов, нелинейным анализом и т. д. Но главное было в том, что во главу угла мы ставили конкретные задачи физики и механики. И полагали, что для их решения математика, пусть даже самая современная, всего лишь – средство анализа».

На факультете Сергею Жаку было интересно всё – и занятия, и комсомольская жизнь, и студенческое научное общество, и волейбольная секция, руководимая Н. Н. Моисеевым (будущим научным руководителем), и альпинистская секция (опять-таки Н. Н. Моисеева). Впоследствии ученик Моисеева повторил во многом судьбу своего учителя.

В 1953 году Жак окончил с отличием физико-математический факультет Ростовского государственного университета, но места в аспирантуре ему не нашлось. Его направили на работу в конструкторское бюро Челябинского тракторного завода. В 1955 году он возвратился в Ростов, но в месте на факультете опять было отказано. Сергей устроился в Зернограде на кафедре математики Азово-Черноморского института механизации сельского хозяйства (АЧИМСХ). Здесь же оказались М. А. Краплин, Б. И. Гордиенко, Ю. А. Казьмин (им тоже не нашлось места в Ростове!) – в последующем известные учёные.

Зерноград в те годы был особой точкой на карте страны: как-никак столица знаменитого на всю страну зерносовхоза «Гигант» (утопия сталинской, а затем хрущёвско-брежневской эпох). Здесь же находился научно-исследовательский институт механизации и электрификации сельского хозяйства, машинно-испытательная станция и учебный институт – АЧИМСХ. Если бы коммунистические прожекты реализовывались понастоящему, то сельскохозяйственный наукоград был бы одним из лучших в стране. К сожалению, и до сих пор многое в городе напоминает о его прежнем названии (разъезд «Верблюд»). Однако благодаря этому Зерноград стал той периферией, где находили «приют» те, кому не было места в центре.

Условия жизни в посёлке районного подчинения Зерновом (так тогда назывался Зерноград) были своеобразными: непролазная грязь на улицах, в которой иногда тонули туфли и застревали тракторы, определённая изоляция от культурных центров: поезд в Ростов ходил раз в сутки, а грунтовая дорога при частых дождях становилась непригодной для транспорта. «Зерноградская жизнь» имела и достоинства: всё близко, на дорогу до работы не приходилось тратить время. Его хватало на преподавание, научную работу, общение – и спорт: коллеги М. А. Краплин, С. В. Жак, Ю. А. Казьмин, Б. И. Гордиенко любили кто бокс, кто лёгкую атлетику, кто велосипедный спорт, кто туризм, общим же для всех был волейбол, в том числе традиционные матчи со студенческими командами и командами преподавателей Ростова, Киева, Харькова.

«Ростовская тройка» (Жак, Краплин, Казьмин) существенно изменили научный климат на кафедре: вырос и уровень преподавания, и уровень научной работы. В Зернограде Сергей Вениаминович завершил работу над кандидатской диссертацией, которую выполнил под руководством Н. Н. Моисеева (Никита Николаевич, в то время докторант в математическом институте имени В. А. Стеклова АН СССР, каждый месяц приезжал в Ростов – руководить учениками). Работа была посвящена устойчивости гироскопа, имеющего полости, заполненные жидкостью (ракета, имеющая топливные баки). Как оказалось, результаты исследований Жака были впоследствии включены в аналитические обзоры NASA (Национальное управление по воздухоплаванию и исследованию космического пространства США). Возникли контакты со специальными кафедрами, совместные работы математиков и технологов, математиков и специалистов по механизации животноводства. Они продолжались в течение многих лет, даже после отъезда Жака из Зернограда. Сельскохозяйственная тематика стала одной из важнейших для него, защитившего впоследствии докторскую диссертацию (опять же в Зернограде) по проблемам математического моделирования процессов механизации сельскохозяйственного производства.

Среди работ учёного значительное место занимают и «электрические»: статьи по режимам автоматизированного проектирования двигателей электровозов, цикл статей и хоздоговорных работ по управлению электромагнитной подвеской высокоскоростного наземного транспорта. В этих исследованиях сформировались общие принципы построения и анализа математических моделей сложных производственных и экономических процессов – истоками этой методологии можно считать кафедру высшей математики АЧИМСХ конца 50-х годов.

В родной университет Сергей Вениаминович вернулся через десять лет после окончания сформировавшимся преподавателем, учёным с богатым опытом работы. И уже не расставался с ним до конца жизни.

Физико-математическому факультету предстояло при активном участии Жака (в том числе и на посту секретаря партбюро) превратиться в мощный учебно-научный комплекс, имеющий в своём составе вычислительный центр, а с 1971 года и собственный научно-исследовательский институт механики и прикладной математики (НИИ М и ПМ). В рамках классической специальности «математика» зарождалась подготовка математиков-вычислителей (в нынешнем понимании – программистов). Сергей Вениаминович начал работу доцентом кафедры вычислительной математики, которая и занималась математикамивычислителями. Кафедру возглавлял доцент Лев Александрович Чикин. Его можно считать первым ростовским программистом. Лев Александрович, будучи специалистом по теории краевых задач, в 1958 году резко изменил свою судьбу, возглавив вычислительную лабораторию, задачей которой был запуск в эксплуатацию первой на Дону ЭВМ – Урал-1. Эта лаборатория под его руководством превратилась в вычислительный центр РГУ, а сам Чикин основал кафедру вычислительной математики, впоследствии ставшей кафедрой математического обеспечения ЭВМ и АСУ (ныне кафедра прикладной математики и программирования факультета математики, механики и компьютерных наук ЮФУ). Проблем с новым направлением подготовки хватало, но катастрофически не хватало людей, способных с ними справиться). Нужно было самим осваивать вычислительную технику, только-только появлявшиеся языки программирования, решать с помощью вычислительной техники совершенно непривычные задачи, связанные непосредственно с производством. Впервые в руках математиков появился инструмент невиданной ранее производительности. Поколения ЭВМ сменяли друг друга с такой скоростью – дух захватывало! Не успели освоить Урал–1 с производительность 100 операций в секунду, как в 1963 году появилась ЭВМ Минск–12, а в 1966 году – Урал–11, и счёт пошёл уже на десятки тысяч операций в секунду.

Свою учебную работу на факультете Сергей Вениаминович начал с курса вычислительной математики. Наиболее сложной частью этой работы стало руководство курсовыми и дипломными работами математиков-вычислителей. Необходимо было искать и находить задачи, в которых привычная классическая математика менялась на компьютерную. Требовалась революция в «мозгах». Жак оказался одним из таких «революционеров». Поддерживая контакты с мощным инженерным корпусом АЧИМСХа, он смело включился в хоздоговорные научно-исследовательские работы по заказам НИИ и промышленных предприятий. Заказчиками стали НИИТМ – цикл работ по оптимальным режимам работы металлообрабатывающих станков, Новочеркасский электровозо-строительный завод и научно-исследовательский институт при НЭВЗе (ныне ВЭлНИИ) – цикл работ по тяговым электродвигателям, Ростовский НИИ швейной промышленности – работы по автоматизации (т. е. С помощью ЭВМ) процесса раскроя ткани. Для всех этих работ Сергея Вениаминовича характерно присутствие в названиях слова «оптимальный»: ключевого для всей его научной и педагогической деятельности. Одновременно с развитием мехмата произошло ещё одно важное для университета событие – открытие специальности экономическая кибернетика (математические методы в экономике). Сергей Вениаминович стал одним из «постановщиков» учебной работы по новой специальности.

Хоздоговорные работы – труд коллективный. Жак сформировал из своих учеников научно-производственный коллектив, который с созданием НИИ М и ПМ превратился в лабораторию Систем автоматизации проектных работ (САПР). Научные исследования постоянно и неизменно проходили на базе интенсивной преподавательской работы, которая с открытием на факультете в 1973 году специальности «Прикладная математика» только усилилась. Внутри кафедры «МО ЭВМ и АСУ» под руководством Сергея Вениаминовича возникла новая специализация «Исследование операций и методы оптимизаций», превратившаяся в 1976 году в кафедру «Исследования операций». Основу кафедры составили его ученики и единомышленники: Л. Н. Землянухина, Г. Г. Мермельштейн, А. Б. Зинченко, Л. И. Сантылова, С. М. Макмак, С. В. Гусаков.

Исследование операций – широкое научное направление, понимаемое С. В. Жаком и его учениками как методы дискретной оптимизации. Оно включает в себя и такую трудную область как многокритериальная оптимизация. Методы исследования операций применимы к чрезвычайно широкому кругу задач, начиная от технических и заканчивая экономическими. В сочетании с ключевым для Сергея Вениаминовича словом «оптимальный» даже чисто технические задачи приобретали в его работах экономическое содержание. В общем виде многокритериальные задачи неразрешимы (выигрывая по одному параметру, мы проигрываем по другим), но нужно обладать научной смелостью и ответственностью (а этого у Жака всегда хватало), чтобы браться за такие задачи. У Сергея Вениаминовича на этот счёт всегда было наготове известное утверждение: «Чистый математик – этот тот, кто делает то, что можно, а прикладной математик – этот тот, кто делает то, что нужно».

Сергей Вениаминович опубликовал около 500 работ, в том числе 18 монографий, учебников и учебных пособий. Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации, за подготовку математиков-прикладников для ГДР он получил памятный знак министерства образования Германии (ГДР). Его ученики работают не только у нас в стране – в научных организациях Германии, Сирии, Израиля, Великобритании. Тысячи выпускников факультета называют его Учителем.

Среди публикаций С. В. Жака я особо выделяю учебные пособия «Экономика для инженеров» (М., 2004) и «Математика и филология» (Ростов н/Д, 2008). В первом излагаются основные понятия и проблемы экономического анализа применительно к инженерной специфике, второе (совместно с Л. И. Сантыловой) – итог лекций по математике, прочитанных учёным в последние годы студентам филфака. Этими лекциями Сергей Вениаминович вернул свой долг филологии и литературе, к которым был склонен всю жизнь.

В 2008 году Сергей Вениаминович передал руководство кафедрой профессору Г. И. Белявскому, полагая, что это будет способствовать развитию нового научного направления – «Финансовая математика». Детище профессора Жака – кафедра «Исследования операций» – крепко стоит на ногах!

Воспоминания о Сергее Вениаминовиче Жаке я хочу завершить его же стихами, которые он посвятил памяти своего друга. Эти строки замечательно подходят и нему самому:


Все уйдём, в конце концов.
Всем встречаться нам с бедою!
Светит нам твоё лицо
Молодое-молодое!
И лучистые глаза
Смотрят ласково с портрета
Будто хочет рассказать
Нам сейчас про то и это.


Оставить комментарий в ЖЖ




 
ВК
 
Facebook
 
© 2010 - 2018 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"